Источники церковного права в древлеправославии. Часть 1

Главная Публикации Традиции Источники церковного права в древлеправославии. Часть 1

Темы публикаций

Источники церковного права в древлеправославии. Часть 1

Господь наш Исус Христос создал Свою Церковь, Краеугольным камнем и Главою которой Он является, и призвал все народы «на брачный пир» в эту Церковь.

Церковь, в переводе с греческого, это «собрание». Божия Церковь, по определению святителя Арсения Уральского, есть «добровольное разумно-свободной твари [то есть Божиих ангелов и людей] восприятие и содержание Божией благодати, чем разумно-свободная тварь, поелику возможно для нея, и соединяется с Богом, а по соединении с Ним и между собою вся она собирается воедино… Ангелы и человеки, добровольно восприемлющие Божию благодать в почитании Господа Бога своего, составляют Божию Церковь»[2].

Церковь состоит из земной части, «странствующей», и Небесной[3]. Земную Церковь часто называют «воинствующей», ибо она противостоит козням диавола на земле, Небесную же — «торжествующей», ибо она состоит из победивших диавола Ангелов и душ святых людей во главе с Самим Христом.

Важным свойством Церкви является её единство, и это единство не только между людьми на земле, но и единство веры земной части с Небесной. Если какая-то часть земной церкви изменяет веру, тем самым она разрывает единство веры с Небесной Церковью и отпадает от неё и от Главы Церкви, как говорит святой апостол Иуда: «Сии суть отделяюще себе от единости веры, и суть телесни, Духа [Святаго] не имуще» (Иуд. зач. 78). Итак, отделяющиеся от единства веры тем самым лишаются спасительной благодати Святого Духа.

Единство Христовой Церкви как её существенное свойство само по себе неразрушимо, но от неё отпадают те, кто не хочет хранить единство веры.

Необходимость единства веры для пребывающих в Церкви проистекает из главной заповеди Божией — любви к Богу. И вторая «заповедь, подобная ей» — любовь к ближнему, то есть человеку, диктует необходимость не только содержания истинной Христовой веры, но и христианских взаимоотношений между членами земной части Церкви.

Человек наделён от Бога свободой воли, то есть выбора между добром и злом (добро — это всё, что согласно с Божией волей, а зло — всё то, что ей противоречит). Также в душу человека вкоренён закон совести, повелевающий творить доброе и уклоняться от злого.

Падшая во Адаме человеческая природа стремится использовать свободу воли на зло, которое отдаляет человека от Бога. Христос же призывает нас в истинную свободу — свободу от греха, свободу истинной любви к Богу и ближнему. Святое крещение (как смерть ветхого человека и возрождение нового во Христе) и миропомазание (как печать дара Святаго Духа), по учению Церкви, не только очищают христианина от прежних грехов, но и дают силу на борьбу с новыми греховными искушениями.

Однако по своей расслабленности и невнимательности даже и крещёный человек так или иначе впадает в грехи по собственной воле или искушению диавола, так что одного только внутреннего закона совести нередко оказывается недостаточно для предохранения от греха. Есть нужда и во внешних законоположениях, которые бы как некоторая узда удерживали нас от самых тяжких злодеяний, которые являются самоубийственными для души человека. Функцию подобной узды с древних пор исполняли государственные и религиозные законы. В Церкви Христовой также есть такие установления, называемые каноническими правилами.

Кроме того, земная Церковь есть общность, состоящая из людей, различающихся по темпераменту, характеру, политическим, научным и другим воззрениям, зачастую с различными интересами и устремлениями. Чтобы эта общность на превратилась в хаос, необходимы общие для всех правила и церковное управление. Канонические правила созданы для регулирования и этих аспектов жизни земной части Церкви.

Также церковными канонами закреплены некоторые из вероучительных догматов Церкви, канонический состав Священного Писания, списочный состав основополагающих канонических правил, взаимоотношения земной Церкви и государственной власти и многие другие аспекты жизни «воинствующей» и «странствующей» Церкви на земле.

Что такое церковное право и важно ли знать и церковные правила?

Церковное право — от слова «правый, правильный» — совокупность обязательных для исполнения всеми христианами норм, касающихся православного исповедания веры, до́лжного поведения, правильного совершения таинств и т.д. Эти нормы по большей части изложены в церковных правилах (канонах).

Канон (по-славянски «правило») в переводе с греческого языка означает некий инструмент, с помощью которого исправлялись (выравнивались) неровные поверхности каких-либо изделий или предметов. Так были названы святыми отцами церковные законодательные установления, призванные направлять и исправлять разные аспекты жизни и деятельности как каждого христианина, так и земной Церкви в целом. Иными словами, каноническое право — это внутреннее законодательство земной части Христовой Церкви, в отличие от гражданского законодательства.

Кроме «канонических предметов» древние канонисты относят к церковному праву также и «предметы Евангельские», то есть «те, которые предписываются нам Евангелием, как, например, крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа, и никому не изгонять своей жены, разве словесе прелюбодейна, и другие таковые» (Зонара и Вальсамон, в толковании на 6-е правило VII Вселенского Собора).

Кроме того, относительно тех предметов, о которых нет писаного закона (правил), силу закона имеет давно устоявшийся благочестивый обычай (87-е правило святителя Василия Великого и толкования Иоанна Зонары, Феодора Вальсамона; «Алфавитная Синтагма» Матфея Властаря, состав Е, гл. 2).

Церковное право, хотя оно охватывает не только каноны, но также и божественные заповеди, и благочестивые обычаи, содержимые в Церкви, нередко также называют «каноническим правом» (вероятно, потому, что именно церковные каноны составляют его наибольшую долю).

Во времена формирования норм церковного права в Римской империи имелось развитое гражданское законодательство, некоторые принципы которого оказали влияние и на церковные канонические нормы, в особенности после того как христианство было объявлено государственной религией. Таким образом на некоторый отрезок исторического времени церковное право стало составной частью римского законодательства; как гражданские законы оказывали на него влияние, так и само каноническое право Церкви влияло на нормы гражданского законодательства.

В настоящее время земная Церковь отделена от государства, каждая её географическая часть подчиняется гражданским законам того государства, на территории которого она действует, но сохраняет церковное право как свое внутреннее установление. Гражданское законодательство всё более удаляется от принципов римского права, поэтому можно сказать, что церковное право — последний действующий осколок классического римского права. По мнению святителя Иоанна Златоуста, когда «падет римская власть», наступит среди людей хаос и придёт править миром последний Антихрист. Можно под «римской властью» понимать римское право. Если это так, то, сохраняя и исполняя канонические правила, христиане сопротивляются этому грядущему хаосу и пришествию «человека беззакония, сына погибели» (2 Сол., гл. 2, зач. 275). И наоборот, те христиане, которые с пренебрежением относятся к церковным правилам, считают их ненужными и устаревшими, учат и призывают их не исполнять, — не совершают ли тем самым тяжкий грех (Мф., гл. 5, зач. 11) и своим слепым безрассудством не призывают ли на весь мир апокалиптические бедствия и приход «зверя»?..

Церковные правила уберегают каждого христианина — от простого мирянина и до старшего из архиереев — от погибели души, сохраняют земную Церковь от раздоров и соблазнов, от хаоса и связанных с ним бедствий.

Церковные правила, как пишут видные древние канонисты, вдохновлены божественным Духом (см. 1-е правило VII Вселенского Собора). Они являются одним из проявлений божественной Любви Творца к Его созданию.

Как правила дорожного движения созданы не для штрафов и наказаний, а для предотвращения телесной гибели людей, так и церковные каноны даны нам для нашего наставления и направления на правильный путь, во избежание вечной духовной погибели.

И как за рулевое колесо пассажирского автобуса допускают только тех, кто изучил правила дорожного движения, чтобы не погибли из-за несоблюдения этих правил ни сам водитель, ни пассажиры, — так же и церковными пастырями должны быть люди, обладающие достаточными познаниями в канонических правилах, дабы не погибнуть самим и не погубить пасомых.

Поэтому и богогласные трубы Святого Духа — святые отцы Седьмого Вселенского Собора — провозгласили в самом начале своих постановлений: «Приявшим священническое достоинство свидетельствами и руководством служат начертанные правила и постановления, которые охотно приемля, воспеваем с Богоглаголивым Давыдом, ко Господу Богу глаголюще: на пути свидений Твоих насладихся, яко о всяком богатстве. Такожде: заповедал еси правду свидения Твоя в век, вразуми мя, и жив буду. И если пророческий глас повелевает нам вовек хранить свидения Божия и жить в них: что явно есть, яко пребывают оные несокрушимы и непоколебимы. Ибо и боговидец Моисей тако глаголет: к сим не подобает приложить и от сих не подобает отъять. И божественный апостол Петр, хвалясь ими, вопиет: в это желают Ангелы проникнуть. Такожде и Павел вещает: Если мы, или Ангел с небес благовестит вам более, еже благовестили вам, анафема да будет. Понеже сие верно и засвидетельствовано нам: то, радуясь о сем, подобно как обрел бы кто корысть многу, божественные правила со услаждением приемлем, и всецелое и непоколебимое содержим постановление сих правил, изложенных от всехвальных апостолов, святых труб Духа, и от святых Вселенских Соборов, и поместно собирающихся для издания таковых заповедей, и от святых отцов наших. Ибо все они, от единаго и тогожде Духа быв просвещены, полезное узаконили. И кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем, а кого извержению, тех и мы извергаем, и кого отлучению, тех и мы отлучаем; кого же подвергают епитимии, тех и мы такожде подвергаем. Ибо восшедший до третьяго неба и слышавший неизреченные глаголы божественный апостол Павел ясно вопиет: не сребролюбцы нравом, довольные сущим».

Каковы источники церковного права?

Церковное право, как следует из вышесказанного, имеет в наиболее общем понимании единый основной источник, а именно божественную волю, выраженную по благодати Святого Духа через Священное Писание и Священное Предание Церкви.

Человеческое сотворчество, выражающееся в благочестивых обычаях, имеет вторичное, подчинённое значение и опять-таки принимается как должное лишь в том случае, если соответствует (не противоречит) божественной воле, выраженной через постановления богодухновенных Святых Соборов или водимых Духом Божиим святых отцов. Нередко долговременные благочестивые обычаи прямо становились писаными нормами церковного права, то есть входят в состав либо святособорных постановений, либо правил святых отцов.

Если же некий даже долговременный обычай противоречит их постановлениям, то он есть не что иное, как просто «застарелое заблуждение» (Киприан, святой священномученик, епископ Карфагенский. Творения. Т. 1. Киев, 1891. С. 357).

То же можно сказать и о постановлениях гражданских властей. Они могут быть рецептированы Церковью и даже внесены в сборники канонического права лишь в том случае, если не противоречат Священному Писанию и Преданию, в том числе канонам Церкви. [4]

Человек наделён от Бога даром творчества. Этот дар может служить на пользу Церкви Божией даже в том случае, если его носитель не является святым или даже не принадлежит к Церкви (является, например, еретиком). Так, некоторые церковные обычаи были либо переняты у еретиков и обращены на пользу христианам (крестные ходы были изобретены арианами, а святитель Иоанн Златоуст узаконил их в Православной Церкви), либо установлены еретичествующими патриархами, но не отменены Церковью (например, обычай освящения кутии в Феодоровскую субботу введён арианствующим патриархом Евдоксием, но не отвергнут православными), либо введены не святыми по жизни архиереями, но признаны правильными и полезными (так, Александрийский архиепископ Феофил был неустойчив в вере, обидчив и злопамятен; по его приказанию были совершены массовые убийства пустынников; он же боролся за лишение сана святителя Иоанна Златоуста; хотя окружение архиепископа Феофила называло его (Феофила) святым, но Церковь его таковым не признаёт; однако, несмотря на всё это, составленные им правила были приняты Церковью на VI Вселенском Соборе, ибо по содержанию своему они оказались справедливыми и полезными).

Источники церковного права можно подразделить на писаные (Священное Писание, церковные правила, а также некоторые из гражданских законоположений, одобренные Церковью) и неписаные (благочестивые обычаи).

Также их подразделяют на собственно церковные по происхождению и принятые из государственных актов.

Далее мы рассмотрим, с Божией помощью, основные (доступные ныне) письменные источники церковного права, существующие в древлеправославии.

Письменные источники церковного права

К основным письменным источникам древлеправославного церковного права относят Священное Писание (Новый Завет, в первую очередь, а также и те положения Ветхого Завета, которые не утратили актуальности в христианстве) и многочисленные канонические установления, принятые святыми апостолами, святыми отцами, Вселенскими и Поместными Соборами, Соборами Русской Церкви до Раскола XVII века, древлеправославные соборные постановления после этого Раскола. Важно отметить, что древние правила нередко содержат малопонятные для современного нам человека выражения, малознакомые понятия, упоминают малоизвестные события древней истории. Для безошибочного понимания правил необходимо пользоваться их толкованиями (комментариями), составленными общепризнанными древними православными канонистами: иноком Иоанном Зонарой, диаконом Алексием Аристином, Феодором Вальсамоном (патриархом Антиохийским), священноиноком Матфеем Властарём (Правильником), преподобным Никоном, игуменом монастыря Черной горы, фессалоникийским канонистом и судьёй Константином Севастом Арменопулем (Арменопулом) и др. О важности знания книг этих толкователей говорит, в частности, Номоканон (собание правил), помещенный в Большом потребнике:

«Яже совершеннее восхощут уразумети и уведати каноны, да стяжут книги правил всех, сиречь книгу преподобнаго Иоанна Зонара, иже соборныя и поместныя и святых отец истолкова каноны; и книгу блаженнейшаго Феодора Валсамона, патриарха Антиохийскаго, иже совершеннее истолкова вся каноны; при сем и Номоканон православнаго и блаженнаго Фотия, патриарха Константинопольскаго; такожде книгу преподобнаго во иеромонасех Матфея, иже по составех правила разумно собрав и состави. Сия зело книга потребна есть <…>; еще же книгу правил на грани архидиаконом Алексеем составленных; и книгу Севаста Константина Арменополя, номофилакта и судии Фесалоницкаго; к сему же и блаженнаго Никона послания. Прочее да весть всяк, яко несть леть не точию иереом, но и епископом противу каноном что дерзати и творити: о сем чти святаго Игнатия и святаго Феодора Студита разсуждение; и да не поставляется епископ, или иерей, паче же духовныи отец, аще сих книг не стяжет, и от них вразумлен не обретается [зри, иерею!]» (см. Предисловие Номоканона при Большом потребнике).

Иными словами, Номоканон повелевает во священные степени не рукополагать тех, кто не имеет и не изучает книг этих толкователей и систематизаторов церковных правил.

В нашем дальнейшем повествовании мы не будем касаться отдельно апостольских и прочих правил, истории их возникновения, научных споров об авторстве и т.п. — это теоретически интересное и важное занятие оставим для самостоятельного рассмотрения любознательного читателя. Гораздо более значимым для душевной пользы нам представляется иной труд: описать наиболее важные и доступные в настоящее время книги, содержащие эти правила и их толкования.

Оставив в стороне рассмотрение Священного Писания (которое следует изучать также только с толкованиями святых отцов, иначе будет «сколько голов, столько и пониманий», по меткому выражению преподобного Викентия Лиринского[5]), мы будем касаться лишь тех письменных источников, которые содержат собственно церковные каноны и их толкования.

Итак, приступим к рассмотрению наиболее авторитетных и доступных книг, являющихся источниками канонического права в древлеправославии.

Источники церковного права в древлеправославии. Часть 2 (читать)

Источники церковного права в древлеправославии. Часть 3 (читать)

Источники церковного права в древлеправославии. Часть 4 (читать) → Источники церковного права в древлеправославии. Часть 5 (читать)


[1]

[2] Свт. Арсений Уральский. Оправдание Старообрядствующей Святой Христовой Церкви. Гл. «О Церкви».

[3] Там же.

[4] В современный период истории гражданское законодательство России и многих других государств декларирует невмешательство в дела религиозных сообществ, хотя и накладывает некоторые ограничения на формы их деятельности. Церковь уважает государственные законы и подчиняется им, но оставляет за собою право свободы религиозных действий в том случае, если то или иное государство будет принуждать христиан к нарушению Божиих заповедей (как это было, например, в период безбожных гонений на верующих в бывшем СССР).

[5] См. его «Памятные записки».