Православная миссия в Пакистане: истоки и современность

Главная Публикации Старообрядцы за рубежом Православная миссия в Пакистане: истоки и современность

Темы публикаций

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность

Этот очерк посвящён истории и современному состоянию православной миссии в Исламской Республике Пакистан. Автор имеет некоторый опыт содействия православной миссии в Пакистане и не раз сталкивался с живым интересом к этой теме разных людей. Это связано с тем, что в представлении многих Пакистан ассоциируется с исламом, исламистами, экстремистами и террористическими актами. В то же время немало пакистанцев исповедуют христианство (по отношению к мусульманскому большинству их, конечно, очень мало), и есть даже те, кто исповедует православие.

Здесь следует заметить, что в данном очерке мы рассматриваем всех, кто называет себя православным, не вдаваясь в то, насколько кто соответствует этому самоназванию. Безусловно, мы считаем, что во всей полноте православное учение и богослужебная практика сохраняются в среде тех пакистанских жителей, кто находится в общении с Русской Православной Старообрядческой Церковью. Однако в этом очерке не будет богословского или канонического разбора тех или иных сообществ, равно как не будет обличений кого-то в ереси или расколе. Наша задача — рассмотреть историю и современное положение православной миссии даже там, где от православия не так много осталось. Таким образом, для нас в данном исследовании представляет интерес любая религиозная группа, носящая имя православия, так как все эти группы, независимо от того, насколько они соответствуют этому имени, так или иначе оказывают влияние на тех христиан, которые действительно являются православными. Можно сказать, что слово «православный» мы употребляем как исторический, а не богословский термин.

К сожалению, до настоящего времени не было составлено сколько-нибудь обширного и достоверного рассказа о православной миссии в Пакистане. Существуют тенденциозные зарисовки, в которых умалчивается о существовании оппонентов, которых авторы не желают упоминать. Есть изложение отдельных периодов христианской проповеди на территории, занимаемой современным Пакистаном. Можно найти даже некоторые видеоматериалы, лучшим из которых считают снятый Павлом Чуковым документальный фильм “…Ни эллина, ни иудея”, в съёмках которого участвовал и автор этого очерка. Однако все эти материалы дают только часть картины под определённым углом зрения. Необходимость в составлении полной картины (даже без сильного углубления) побудила нас взяться за эту работу.

В этом очерке мы сделаем краткий экскурс в историю проникновения христианства на землю нынешнего Пакистана и вспомним о проповеди св. апостола Фомы, рассмотрим деятельность римо-католической и протестантской миссий в средние века и во времена британского владычества, расскажем о современном положении христиан в Пакистане, о новейшей истории и современном положении православной миссии в этой стране.

Начало христианской проповеди в Индостане

Проповедь святого апостола Фомы

Проповедь христианства на территории Индостана началась ещё в I веке. Появление первых христиан в Индии традиционно связывают с проповедью св. апостола Фомы (жители Индостана называют его Тома Расул, или Мар Тома), который прибыл из Египта (вероятнее всего, из Александрии[1]) в южную часть Индийского субконтинента примерно в 52 году I века. Согласно ряду источников, это случилось в 40 году, и первым местом его пребывания было царство Гондофара на северо-западе Индостана. Правда, жители разных регионов до сих пор спорят, в каком же именно месте начал свою проповедь в Индии св. апостол Фома. Исследователи склоняются, что окончил свои земные дни апостол на западном побережье Индии (где, к слову, до сих пор существуют общины монофизитов, которые считают себя преемниками проповедовавшего в их местах Мар Томы — великого Фомы), а вот начал проповедь он именно на территории современного Пакистана.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Уверение св. апостола Фомы (фрагмент иконы начала XIV в.). fotoload.ru

Об этом известно, прежде всего, из апокрифической книги «Деяний апостола Иуды Фомы», которая, очевидно, была составлена (или редактировалась) гностиками[2]. Кроме того, о проповеди апостола Фомы в Индии сообщается в апокрифе «Учение апостолов» (Διδασκαλία τῶν ἀποστόλων), а также в трудах прп. Ефрема Сирина и блаж. Иеронима. На Руси эта история стала известна в проложной редакции[3], которая в целом пересказывает два из деяний, изложенных в книге «Деяний апостола Иуды Фомы», и, естественно, рассчитана на православного читателя и не содержит в себе следов влияния гностицизма[4].

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Страница из Пролога с житием св. апостола Фомы.

Октябрьский Пролог рассказывает о том, как апостол Фома с неким купцом по имени Аван «во Индѝю прейде». Царь индийского города с греческим названием Надраполь[5], в который прибыли купец и его спутники, устроил свадебный пир для своей дочери и велел пригласить на этот пир всех странников и иноземцев. Апостол Фома сел, как заповедал Учитель, на последнее, меньшее, место и стал сосредоточенно «к себе внимать», или размышлять о духовных и божественных вещах. Один из слуг, проходя мимо апостола, подумал, что на таком непочётном месте сидит какой-то бедняк или простолюдин и ударил его со словами: «Тебя позвали на свадьбу, так что не сиди с печальным видом, а радуйся и пей со всеми». Апостол ответил ему на это: «Да воздаст тебе Господь уже в этом веке, и я увижу, как собака на глазах у всех будет таскать в зубах руку, ударившую меня». И сразу после этого тот слуга побежал на колодец, чтобы принести воды для разбавления вина. У колодца на слугу напал какой-то хищный зверь и растерзал его на части. Руку, которой слуга ударил апостола Фому, схватила собака и побежала прочь от колодца. Эта собака забежала в то место, где пировали, и люди, увидев собаку с человеческой рукой в пасти, пришли в ужас. Некоторые стали восклицать: «Откуда эта собака взяла руку? Чья это рука?» И тут жена погибшего слуги закричала громким голосом и рассказала, что случилось. Она видела, как её муж ударил присутствующего на пире иноземца, и слышала, как он по-еврейски обещал, что увидит, как собака на глазах у всех будет таскать в зубах руку, ударившую его. Тут же она сделала заключение, что сотворивший это чудо — либо сам Бог, либо апостол Божий.

Слухи об этом чуде дошли до царя, устроившего пир, и, когда пир подходил к концу, царь призвал к себе апостола и попросил его войти в брачный чертог его дочери, которая была невестой, и благословить её. Такой был обычай в тех местах, чтобы, расходясь после пира, гости прощались с молодожёнами, благословляли их и говорили им добрые пожелания. Апостол вошёл в чертог и наставил жениха с невестой сохранять целомудрие и уклоняться от супружеского сожительства, помолился за них, благословил их и ушёл. Вскоре после этого жених увидел, как с невестой как будто бы находится Фома, и высказал удивление тому, как смог Фома, который раньше всех простился и покинул пир, снова здесь оказаться. Но это был не Фома, а сам Господь Исус Христос, Который ответил жениху: «Я не Фома, но его Брат по благодати. И те, кто за Мной последует, отрекшись от мира, в будущей жизни не только братьями мне будут, но и со Мной будут наследниками Царства Моего».

Поутру царь зашёл в чертог молодожёнов, увидел, что они сидят порознь, и сильно удивился. На его расспросы молодые ответили ему: «Мы молимся, чтобы нам сохранить такие отношения до конца, чтобы, когда будут раздаваться венцы, мы остались навсегда вместе в неразрушимом небесном чертоге». Эти слова вызвали ярость царя, и он начал допытываться, кто же научил такому его дочь и зятя. Царь даже обещал награду тому, кто укажет на «прелестника». Однако апостол Фома не стал скрываться, но решил утвердить своё наставление молодожёнам и сам пришёл к царю, и между ними состоялась беседа, подробности которой Пролог нам не сообщает, но лишь даёт заключение, что апостол Фома гневавшегося недавно царя «напоследок християнина увещав быти», после чего царь принял от апостола крещение.

Из Надраполя апостол отправился дальше в Индию и был представлен могущественному владыке царю Гундафору, который, услышав, что Фома владеет различными ремёслами и искусствами, пожелал нанять его для строительства большого царского дворца. Апостол Фома не отказался от такого поручения и попросил выдать ему золото на постройку и указать место для постройки, чтобы сделать разметку и заложить основание будущих царских палат. При этом посоветовал царю начинать строительство в октябре, что в условиях жаркого климата представляется весьма разумным. А составитель проложного повествования поясняет, что перенёс апостол строительство с мыслью о будущем веке и грядущем воздаянии. На глазах у царя Фома взял инструменты и сделал на земле разметку будущих царских палат. Видя, с какой сноровкой Фома всё сделал, царь вложил апостолу золото и серебро «в десное лоно», т.е. в правую руку.

Здесь необходимо сделать некоторое пояснение по поводу личности царя Гундафора. До недавнего времени в научных кругах личность царя Гундафора, или Гондофара, считалась легендарной, и повествование о встрече с ним апостола Фомы считались вымышленными, однако позднее археологические данные подтвердили его историчность[6]. Гундафор был правителем обширной империи, со столицей в гандхарском городе Таксиле, расположенном в штате Пенджаб в полусотне километров от нынешнего Исламабада. Именно в этом городе, по мнению ряда учёных, апостол Фома был представлен Гондофару[7]. Город Таксила был раскопан археологами и внесён под номером 139 в перечень объектов мирового культурного наследия Юнеско[8]. А остатки стен древнего христианского храма, по преданию построенного самим апостолом Фомой, ежегодно 3 июля, в предполагаемый день казни св. ап. Фомы, привлекают множество паломников.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Монета с именем Гондофара на греческом языке. wiki2.org/

Далее Пролог повествует о том, как апостол Фома, следуя заповеди Спасителя, стал раздавать милостыню нищим и проповедовать им Евангелие и призывать их веровать в Господа Исуса Христа. Таким образом, он раздал нуждающимся все деньги, которые получил от царя на постройку дворца. Тем временем царь, занятый управлением своим царством, стал интересоваться, как продвигается строительство дворца, и ему передали слух о том, что дворец почти построен, осталось только соорудить кровлю. Царь обрадовался и послал апостолу ещё много золота с наказом, чтобы тот как можно быстрее закончил сооружать кровлю.

Получив от царя деньги, апостол Фома возблагодарил человеколюбца Господа за то, что Он ведает, каким образом устроить каждому спасение, и с ещё большим усердием стал раздавать помощь нищим. Вскоре на приём к царю попал человек, пришедший из того места, где Фома должен был построить палаты, и царь стал расспрашивать его о том, насколько красивым получилось здание. Можно представить себе реакцию царя, когда он услышал, что Фома ничего не построил, а вместо этого раздал все деньги нищим и убогим, да ещё проповедует всем какого-то неизвестного Бога и всем приходящим творит великие благодеяния. А сам и хлеба толком не ест. Пролог описывает возмущение царя кратко: «Царь убо недержимым гневом уязвися».

Призвав к себе Фому, царь спросил его, построил ли тот царские палаты, на что апостол ответил: «Как научился я строить у истинного Начальника зданий, такую прекрасную палату я и построил тебе, царь». Царь решил уличить Фому в обмане и предложил ему тут же пойти на место строительства и посмотреть на тот дворец. Ответ апостола был странным для царя: «Я думаю, такого дворца здесь нет. Ведь он здесь послужил бы тебе только для временной нужды. Потом, там этот дворец у тебя будет. И когда ты там окажешься, тогда получишь это здание». Царь, подумав, что апостол насмехается над ним, разъярился как зверь и повелел, чтобы апостола, как обманщика, вместе с приведшим его купцом держали «во мрачнейшем рве».

После этого, в ту самую ночь, брата царя постиг тяжкий недуг, так что он был при смерти. Этот брат призвал к себе царя и сказал ему, что он сильно расстроился из-за случившегося с царём обмана и поэтому заболел. И добавил: «И как видишь, теперь лишаюсь жизни». Услышав это, царь и все придворные горько заплакали. Ангел взял душу брата и вознёс её «в жилища Господня». Обходя вместе с душой эти жилища, ангел спросил, в каком душа хочет остаться. Душа, увидев самый большой и прекрасный дворец, стала просить дать ей место хотя бы в уголке того дворца. Но ангел ответил: «В этой обители тебе нельзя остаться, потому что она принадлежит твоему брату. Это та самая палата, которую построил странник Фома». Тогда душа стала умолять: «Отпусти меня назад. Я выкуплю эту палату у него и снова вернусь, потому что он не знает её красоты». Тогда ангел возвратил душу к мёртвому телу, и умерший будто от тьмы пробудился. Он тут же попросил позвать брата, и, когда тот пришёл, охваченный страхом и радостью, его брат сказал ему: «Царь, я не сомневаюсь, что ты не пожалеешь отдать и полцарства за мою жизнь». Гундафор ответил: «Истинно так, и никак иначе». Брат говорит ему: «Если ты так любишь меня, не откажи мне в одном единственном подарке, о котором попрошу тебя». Царь ответил: «Всё, что под рукою моей, что во власти моей, дарую любимому брату!» — и подтвердил своё слово клятвой. Тогда брат сказал ему прямо: «Дай мне ту палату, которая у тебя на небесах, и возьми за неё взамен сколько хочешь моего богатства». Царь даже потерял дар речи от удивления, но немного погодя спросил: «Откуда у меня на небесах палата?» Брат сказал: «Есть у тебя такая палата, которой ты не знаешь. Её построил тебе тот слуга, которого ты держишь в темнице. Я видел её красоту и великолепие, когда был восхищен на небо и причинил тебе скорбь». Тогда царь догадался, о чём речь и порадовал брата такими словами: «О том, что в моём царстве, я тебе обещал дать всё, что попросишь, и твёрдо поклялся в этом. А о том, что находится на небесах, сам рассуди, что говорится. Но раз здесь есть такой строитель, ты возьми его, пусть он построит тебе такой же дворец, какой ты видел».

Сказав это, царь велел привести из темницы апостола вместе с купцом Аваном. Царь поклонился апостолу в ноги, прося прощения за своё прегрешение. И апостол возблагодарил за всё это Бога. Фома просветил обоих братьев словом истины, «подав им обручение Небеснаго Царствия», и после этого устремился проповедовать в других местах. Исследователи предполагают, что после этих событий св. ап. Фома покинул Таксилу и отправился по суше в Иеросалим, и после этого в 52 г. по морю приплыл в южную Индию, где, благодаря проповеди апостола, на территории нынешних индийских штатов Керала и Тамил-Наду, в христианство обратилось большое количество людей и где апостол Фома принял мученическую смерть. С именем апостола Фомы связывают так называемые «семь церквей апостола Фомы». Эта часть подвига св. апостола Фомы, безусловно, представляет немалый интерес, но в рамках нашего исследования мы ограничимся только тем, что касается территории современного Пакистана.

Очевидно, что о том, что св. ап. Фома посещал Индостан, а именно территорию современного Пакистана, существует много свидетельств. Таким образом, историю православия в этой стране можно прослеживать с первых веков, со времён святых апостолов.

Древние христианские общины Северо-Запада Индостана

Археологические свидетельства

О существовавших после проповеди св. апостола Фомы в Индостане христианских общинах сохранились весьма обрывочные сведения. В основном они касаются юга субконтинента, где с того времени, когда проповедовал св. ап. Фома, существовали христианские общины. Нас прежде всего интересует северо-запад Индостана, территория современного Пакистана. Один из немногих источников сведений о христианах первых веков на территории Пакистана — это немногочисленные археологические находки. Первое свидетельство о существовании христиан на территории современного Пакистана — это упомянутые выше руины храма в Сиркапе на территории Таксилы, в которых сохранились остатки баптистерия. Одного этого для исследователей было бы, очевидно, недостаточно, чтобы утверждать историчность факта посещения апостолом Фомой северной части Индостана. Кроме этого, на руинах, раскопанных археологами в Таксиле, найдены изображения четырёхконечных крестов. Ещё один артефакт, который датируется I–III вв. и свидетельствует о том, что в древней Таксиле находились христиане, это крест, найденный в окрестностях Таксилы в 1935 году местным крестьянином. Этот крест у него приобрела Касберт Кинг, жена одного из местных колониальных чиновников. Позднее миссис Кинг передала его в дар англиканскому кафедральному собору г. Лахора, где он и хранится по настоящее время[9].

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Руины на месте предполагаемого храма времён св. ап. Фомы. https://aleteia.org/

Знаменитые христианские проповедники, посещавшие северо-запад Индостана

Кроме крайне скудных археологических данных, о христианском присутствии на севере Индостана можно узнать из текстов древних авторов, упоминавших проповедников, трудившихся в Индии. Пожалуй, первым из известных нам проповедников христианской веры, посетивших Индостан после св. ап. Фомы, был Пантен Александрийский, философ-стоик, который после принятия христианства учил в огласительной школе Александрии. Как пишут Евсевий Кесарийский[10] и блаженный Иероним[11], Пантена направил Александрийский архиепископ Димитрий, причём, по словам Евсевия, Пантен встретил в Индии христиан, у которых имелось Евангелие от Матфея на еврейском языке. По мнению ряда исследователей, Пантен посетил южную часть Индии, однако есть основания предполагать, что, на самом деле, местом его проповеди была северная часть субконтинента, территория современного Пакистана[12]. Пантен скончался в начале III в., таким образом, очевидно, что Индию он посетил в конце II в.

Другой проповедник, посетивший Индию, был Феофил Индиец, которого упоминал в своей истории арианский автор Филострогий. Книга Филострогия не сохранилась, но её содержание известно по пересказу Константинопольского патриарха Фотия[13]. Филострогий сообщал, что поддерживавший арианство Римский император Констанций в 356 г. направил посланников к христианам, проживавшим в Аравии и в Индии, так как ему стало известно, что они в чём-то разделяют арианские воззрения. Возглавил эту группу посланников Феофил Индиец. Посещая разные города, где находились христиане, Феофил исправлял некоторые богослужебные нарушения, которые там обнаруживал. Например, индийцы слушали чтение Евангелия сидя[14], что, как известно, является в индийской культуре позой смирения и покорности. Стоять перед старшим собеседником считается дерзостью. Кроме того, Феофил постарался, как он считал, «исправить» их верования и учил их, будто у Бога Сына не такая же сущность, как у Бога Отца. Есть основания полагать[15], что Феофил посещал г. Бхаруч, в котором ранее проповедовал св. ап. Фома.

Позднее на севере Индостана проповедовал выдающийся доминиканский монах и исследователь Азии Журден Северак, которого в 1329 г. папа Иоанн XXII поставил епископом во вновь созданную Куилонскую епархию, территория которой включала современные Индию, Пакистан, Бангладеш, Мьянму и Шри-Ланку. Сохранились описания стран и земель, по которым путешествовал Журден[16], известные под названием Mirabilia Descripta (в русском переводе «Чудеса, описанные братом Журденом из ордена проповедников, уроженцем Северака и епископом города Колумба, что в Индии Наибольшей»)[17]. Однако для нас самый большой интерес представляет сообщение о том, что к началу XIV в. на северо-западе Индостана сохранялись малочисленные разрозненные христианские общины, часть которых придерживалась несторианских воззрений. Христиане в этой местности подвергались притеснениям. Журден путешествовал в сопровождении четверых спутников, и все они были убиты фанатичными мусульманами в городе Тхане недалеко от сегодняшнего Мумбая, в то время как Журден проповедовал в Бхаруче и, благодаря этому, избежал гибели. Журден основал несколько римо-католических приходов в северо-западной Индии. На момент посещения Журденом Индии, там почти не оставалось людей, исповедовавших христианскую веру, принесённую туда св. ап. Фомой.

Древние христианские общины на северо-западе Индостана и упоминания о них в древних текстах

Различные источники свидетельствуют о немногочисленных древних христианских общинах, существовавших на северо-западе Индостана. Так, в книге Журдена Северака есть чёткие сведения о христианах, проживавших в Бхаруче и Тхане. Некоторые из них были, вероятно, переселенцами из Сирии, потому что среди нескольких семей, встреченных Журденом, нашлись люди, с которыми он мог общаться, видимо, по-сирийски и которые вызвались быть его переводчиками. По крайней мере, часть из них были несторианами.

Заслуживает внимания община факиров в г. Татта (провинция Синд) и его окрестностях. Эта община была обнаружена в XIX в. одной из протестантских миссионерских групп, которая сообщала, что, как на юге, так и на севере Синдх, есть факиры, которые считают себя последователями учителя по имени Тхум Бхагат (в переводе — Фома святой). Центр их общины находится в Татте. Они практикуют некоторые христианские обряды, и у них имеется книга, которую они называют Евангелием от Матфея[18]. Некоторые исследователи усматривают связь этой общины с теми христианами, которых в конце II в. обнаружил Пантен и которые пользовались Евангелием от Матфея[19].

В окрестностях Таксилы есть деревня, которая, видимо, связана с апостолом Фомой. Эта деревня располагается рядом с Сиркапом и называется Гартома. Почитатели апостола Фомы (как христиане, так и мусульмане) рассказывают, что название этой деревне было дано в древности, когда во время страшного стихийного бедствия, обрушившегося на весь север Пенджаба, не пострадала только та деревня, где останавливался апостол Фома. В память о таком избавлении ей дали название Карм Тома (благоволение Фомы), впоследствии видоизменившееся в Гартома. Эта история звучит правдоподобно, так как в этой местности в прошлом фиксировались сильные землетрясения, а с урду словосочетание ghar Thoma переводится как «дом Фомы».

Кроме перечисленных древних общин, вероятнее всего, на северо-западе Индостана существовали и другие христианские общины, которые, видимо, имеет в виду Козьма Индикоплов, когда пишет в своём трактате «Христианская топография»[20], составленном между 535 и 547 гг., о христианах юга Индии и мимоходом упоминает «и остальных индийцев». Предполагается, что под «остальными индийцами» (в оригинале καὶ λοιποῖς Ἰνδοῖς) автор подразумевает именно жителей северо-западной части Индии[21].

Один из первых текстов, в которых встречается упоминание о христианских общинах северо-запада Индии, это написанная примерно в 169 г. «Книга законов стран» Бардесана[22], где автор упоминает христиан, проживающих в Кушанском царстве, древнем государстве, включавшем в себя территорию современной Средней Азии, Афганистана, Пакистана и северной Индии. В состав этого государства входило и царство Гондофара.

«Дидаскалия апостолов» (или «Наставление апостолов»), апокрифическая книга, которую принято датировать второй половиной III века, упоминает христиан в Индии, которые обратились от проповеди св. ап. Фомы. Есть основания полагать, что в «Дидаскалии» речь идёт именно о христианах северной части Индостана[23].

«Хроника Сирта»[24], написанная неизвестным несторианским автором, вероятно, в IX в., также дважды упоминает христиан Индии и сообщает о существовавших в V–VI вв. контактах между христианами Индии и Персии. В тексте не уточняется, о христианах какой части Индии идёт речь, однако есть основания предполагать, что это были христиане из северо-западных областей[25].

«Повесть о Варлааме и Иоасафе», автором которой традиционно считают прп. Иоанна Дамаскина[26], была написана в первой половине VII в. Мы обойдём вниманием вопросы, касающиеся самой истории, рассказанной в «Повести о Варлааме и Иоасафе», обратим внимание лишь на то, что действие этой «Повести» происходит в Индии, и, по мнению некоторых исследователей, она была составлена на севере Индии, возможно, даже в Афганистане[27], что указывает на активную творческую деятельность христиан в этом регионе.

«Деяния Мар Мари»[28] были составлены, по мнению большинства исследователей, в VI в. или, возможно, в VII в., однако они, очевидно, содержат историю, передававшуюся до этого устно, и повествуют о проповеднике Мари, ученике Аддая (апостола Фаддея), который в первой половине II века прошёл с проповедью христианской веры по южным странам и достиг северных пределов Индии, где «на него пахнуло благоуханием святого Фомы».

Одна из класcических священных книг индуизма «Бхавишья-пурана», написанная на санскрите, повествует о том, как индийский царь Шаливахана по дороге в Гималайские страны встретил Исуса Христа (Иса Маси). Сама история представляется, конечно, фантастической, но существование в древности царя Шаливаханы мало у кого вызывает сомнения, и появление в индуистской книге такой истории косвенно свидетельствует о том, что в первые века в северных регионах Индии уже существовали христиане.

Таким образом, о древних христианских общинах на территории современного Пакистана свидетельствуют разнообразные источники. Несомненно, с началом исламизации региона христианские общины в этой местности были значительно ослаблены и в некоторых районах совершенно исчезли. Это, в свою очередь, позволило исламскому влиянию полностью взять верх и подготовило почву для активной и довольно успешной деятельности римо-католических и протестантских миссионеров.

Угасание древних христианских общин на северо-западе Индии

Историки задают себе вопрос о том, почему древние христианские общины на севере Индостана не сохранились до наших дней. Ведь существует так много свидетельств о том, что они в этом регионе существовали. Как исчезли эти общины? Первый и самый очевидный ответ на этот вопрос в том, что этот регион располагается на границе больших цивилизаций Востока и часто подвергался вторжениям и набегам, что не может способствовать мирному и благополучному существованию религиозных общин. Вторжения разных племён и народов происходили в этой местности и в древности, но в средние века больше всего обитатели северного Индостана пострадали от вторжений мусульман, которые, проходя через северные земли, заполняли всю Индию.

Магометанские нашествия изначально, видимо, не были направлены на захват территории, но имели целью разграбление и разорение жителей. Первым крупным нашествием можно считать серию рейдов тюркского падишаха Махмуда Газневи, который правил могущественным государством газневидов, включавшим в себя Афганистан, часть территории Ирана и Средней Азии. Богатые земли северной Индии привлекали его так сильно, что он организовал 17 военных походов в эти земли в период с 1001 по 1027 гг.[29] После себя войска Газневи оставляли разорённые храмы.

В последующие века правитель Гуридского султаната Мухаммад Гури отвоевал владения Ганевидов в Пенджабе и Синде и продвинулся дальше на юг, и захват Дели считается началом Делийского султаната[30]. Все последующие гуридские правители продолжили его политику по утверждению исламского владычества в Индии и исламизации населения захваченных земель.

Вторая причина угасания христианских общин в северной Индии — миграция. Сиркап, одна из трёх крупных частей города Таксилы, был разрушен в результате кушанского вторжения, которое началось в 50 г. Христиане, составлявшие общину, основанную св. ап. Фомой в Таксиле, вынуждены были бежать на юг[31]. Существует предположение, что часть обращённых в христианство св. апостолом Фомой переселилась в Персию (возможно, ещё при жизни апостола)[32].

Кроме того, на основании сохранившихся сведений о древних христианских общинах северо-запада Индии можно заключить, что в этих общинах не было развитой иерархической структуры. Есть сомнения относительно того, были ли в этих общинах епископы.

Ни одна из древних христианских общин северо-запада Индостана не сохранилась до наших дней, чего не скажешь о древних общинах южной части субконтинента. Все христианские сообщества Пакистана и севера современной Индии прослеживают свою историю от римо-католических или протестантских миссий, действовавших в регионе в средние века и в новейшей истории. Однако память об общинах, созданных св. ап. Фомой, сохраняется и сегодня. Руины древнего храма в Таксиле привлекают множество паломников не только римо-католического исповедания, но и протестантов. Очевидно, что западные христианские сообщества не могут вполне ответить запросам пакистанцев на исконное, древнее, аутентичное христианство. Автору этого исследования приходилось слышать от пакистанцев, что Пакистан — это восточная страна, и ему нужна восточная православная Церковь. Память о проповеди св. апостола Фомы и о древних христианских общинах может стать твёрдой опорой в проповеди православной веры.

Православная миссия в современном Пакистане

Западные миссии во времена колониального владычества и после учреждения Пакистана

Для получения полной картины религиозной ситуации, в которой находятся православные христиане Пакистана, необходимо кратко рассмотреть деятельность римо-католической и протестантской миссий в регионе.

Официально началом римо-католической миссии в северо-западной части Индии считается открытие в 1745 г. орденом капуцинов христианской миссии в Беттиахе. Эта миссия организовывала римо-католические приходы в разных штатах, включая Пенджаб, территорию современного Пакистана[33]. Активная деятельность миссионеров сопровождалась значительными материальными вложениями и поддержкой местных властей. Так, для приходов римо-католических миссий (как, впрочем, и протестантских) бесплатно выделялись обширные земельные участки, на которых миссии строили школы, больницы, колледжи. Часть этих земельных участков выделялась под жилую застройку семьям, присоединявшимся к приходу. Так создавались христианские районы в городах, где компактно проживают римо-католики и протестанты. В настоящее время в разных городах Пакистана действуют десятки средних школ и больниц, основанных западными миссиями.

В 1945 г., в разгар движения деколонизации Индии, христианские организации активно поддержали это движение. После разделения британской индийской колонии на Индию и Пакистан в 1947 г. структура управления римо-католических приходов также изменилась. В настоящее время на территории Пакистана действуют две архиепископии: в Лахоре (включает епархии Лахора, Фейсалабада, Исламабада-Равалпинди и Мультана), а также в Карачи (в составе которой, кроме епархии Карачи, находится епархия Хайдерабада, а также префектура Кветты)[34].

По несколько устаревшим данным на 2004 г., больше всего римо-католиков находится в подчинении епархии Лахора (570 000 человек), далее следуют Исламабад-Равалпинди (ок. 168 000), Карачи (145 000), Фейсалабад (134 200), Мултан (ок. 100 000), Хайдерабад (ок. 49 000), Квета (ок. 28 000). При этом, согласно тем же данным, процент римо-католиков в Пакистане составляет 0,72% от всего населения страны[35]. Сообщалось, что в 2020 г. в Пакистане служили 173 епархиальных римо-католических священника и 134 священника, принадлежащие к различным монашеским орденам[36].

Протестантские миссии во времена британского владычества также активно работали на территории северо-запада колониальной Индии. Начало миссионерской активности протестантских сообществ связывают с деятельностью баптистского миссионера Уильяма Керри[37], который организовал ряд миссионерских школ на юге Индии, несмотря на сопротивление Британской Ост-Индской компании[38], а также перевёл Библию на несколько языков народов Индии. Деятельность этих миссий изначально ограничивалась югом и центральной частью Индостана, и активная работа на северо-западе субконтинента началась в конце XIX в. — начале ХХ в. Протестантские организации активно участвовали в национально-освободительном движении. В настоящее время традиционные протестантские конфессии в Пакистане (англикане[39] и пресвитериане[40]) всё больше уступают позиции быстро растущему современному движению пятидесятников (включая харизматическое направление)[41]. По некоторым оценкам, количество протестантов в Пакистане примерно сопоставимо с количеством римо-католиков. Разнообразие течений, разобщённость религиозных групп, частый переход из одной группы в другую в протестантской среде соседствуют с большой активностью в области образования и социальной работы. Стоит отметить, что пополнение тех или иных христианских общин происходит за счёт перехода людей из других христианских конфессий, а также обращения последователей индуизма. Это связано с законодательным запретом на обращение мусульман в какую-либо другую религию. За соблюдением этого законодательства в Пакистане строго следят не только исламские структуры, но и правоохранительные органы и специальные службы.

Как видно, римо-католическая и протестантские миссии в Пакистане уже многие годы активно работают с местным населением и получают значительную поддержку со стороны иностранных фондов и международных организаций. С самого начала инициатива в этих процессах исходила извне и так или иначе эти процессы поддерживались внешними силами. Как мы увидим ниже, православное движение в Пакистане началось и до сих пор существует практически без какой-либо серьёзной поддержки внешних сил. Выскажем предположение, что это связано с тем, что западные христианские миссии (неважно, какого толка), несущие рациональную версию христианства, по сути своей чужие для жителей Пакистана, для людей, воспитанных на восточной культурной и ментальной почве, для общества, укоренившегося в иных представлениях о мире, о Божестве, о человеке. В то же время сообщества, называющие себя православными, несущие восточно-православное учение (даже искажённое, испорченное в той или иной степени в различных новостильных, новообрядческих, модернистских, обновленческих и т.п. течениях), сохраняют какую-то долю того, что святые отцы Восточной Церкви приняли от святых апостолов и развили своим духовным опытом обожèния. Это предположение, очевидно, в дальнейшем получит либо подтверждение, либо опровержение.

Восточно-христианские миссии в Пакистане

В начале этого очерка мы обозначили своё намерение рассказать о различных попы[42]тках православной миссии в Пакистане, включая усилия тех сообществ, которые не совсем уже являются православными, так как отступили от чистоты православного учения и преемственности православной традиции. На основании Постановлений Вселенских и поместных Соборов, а также Правил святых отец, мы придерживаемся того, что в полной мере православное учение и преемственность православной традиции сохранила Русская Православная Старообрядческая Церковь, а также те церковные сообщества, которые находятся с ней в молитвенном и евхаристическом общении. Как известно из деяний Седьмого Вселенского Собора, «ересь отделяет от Церкви всякого человека»[43], и мы, строго говоря, не можем называть по-настоящему православными тех, кто принял какие-либо ереси, кто отступил от святых канонов или учинил в Церкви раскол (расколы и раздоры также считаются ересями). Однако данный очерк рассматривает положение православной миссии в Пакистане под омофором митрополита Московского и всея Руси Русской Православной Старообрядческой Церкви в существующем историческом и религиозном контексте. Этот контекст включает не только далёкие от православия конфессии протестантов и римо-католиков, но и те сообщества, которые не настолько удалились от полноты и чистоты православия. Более того, тем, кто не так сильно удалился от полноты и чистоты православия, легче вернуться к нему, и часто случается, что путь человека к полноте и чистоте пролегает через такие не вполне православные сообщества.

Рассказ о каждом из этих сообществ в Пакистане и обо всех них вместе взятых нельзя вполне отделить от рассказа о миссии Русской Православной Старообрядческой Церкви. И мы начнём с того сообщества, которое хронологически первенствует в истории православной миссии в Пакистане, хотя, по историческим меркам, разница в появлении различных православных миссий в Пакистане представляется ничтожной — всего несколько лет.

Константинопольский патриархат

Миссия Константинопольского патриархата начала свою работу в 1990-е годы, когда римо-католический священник Джон Танвир (fr. John Tanveer) стал интересоваться церковной историей и, в частности, историей православной Церкви. Любопытно, что источником информации для него послужил интернет — это связано с тем, что даже в римо-католических семинариях в Пакистане крайне сложно найти книги и другие печатные материалы по теме православия. Согласно официальной истории[44] константинопольской миссии, этот интерес возник параллельно с женитьбой отца Джона в 1997 г., которая, естественно, повлекла отстранение от служения в качестве священника (ситуация, довольно часто встречающаяся в среде римо-католического духовенства, которое, как известно, должно сохранять целибат, т.е. безбрачие). Отец Джон Танвир несколько раз бывал в России, и существует много вариантов его истории на русском языке. В одном из них он указывает на то, что его тяга к православию возникла аж в 1990 г.[45], поэтому мы не будем напрямую связывать его женитьбу со сменой веры. В июле 1998 г. уже после своей женитьбы о. Джон направил письмо одному греку, с которым встречался за несколько лет до этого, с вопросом о том, как ему можно стать православным. Это письмо было передано Никите, митрополиту Гонконга и Юго-Восточной Азии, который порекомендовал ему начать изучать греческий или русский для поступления в семинарию. После некоторого перерыва в общении о. Джон встретился лично с митр. Никитой в 2003 г. во время его краткого визита в Пакистан (детали этой встречи ни в одном источнике не сообщаются) и рассказал, как уже многих людей привлёк к православию своей проповедью. В интервью на другом ресурсе[46] сообщается, что в 2003 г. была не личная встреча с митр. Никитой, а звонок от его секретаря с обещанием архиерея лично посетить Пакистан. После этого снова долгий перерыв в переписке. В 2005 г. митр. Никита снова посетил Пакистан и принял 300 человек через крещение и миропомазание (по одной из версий, было принято 350 человек через миропомазание)[47]. Сам о. Джон и его семья были миропомазаны, так как новообрядческий новостильный Константинопольский патриархат признаёт римо-католическое поливание законным крещением и приходящих от римо-католиков не крестит заново.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
О. Джон Танвир. https://orthodoxpakistan.org

После миропомазания о. Джону Танвиру было предложено поступить в семинарию Святого Креста[48], он дважды подавал документы в посольство США в 2005 и в 2006 годах, но оба раза получил отказ. После этого ему прислали материалы для самостоятельной подготовки, и в 2007 г. он был направлен в Никольский монастырь в Триполи (Греция) для прохождения трёхмесячной подготовки к рукоположению. По причине перевода митр. Никиты на другое место, рукоположение было отложено до ноября 2008 г., когда он был рукоположен в Афинах митр. Нектарием, преемником митр. Никиты. Для читателей с каноническим сознанием всё это выглядит очень странно: с одной стороны, приём от римо-католиков через миропомазание, а значит признание таинства крещения (поливания), с другой стороны, рукоположение в священники. Если признаётся крещение, то признаются и другие таинства — так рассуждает человек, начитанный в священных канонах. Но оставим эти странности разбирать тем, кто в общении с Константинопольским патриархатом: там много таких несуразностей и странностей.

Осенью 2011 г. о. Джон Танвир посетил Россию, где провёл несколько встреч и дал несколько интервью, в которых рассказывал о положении христиан в Пакистане, просил оказать помощь в строительстве церковного здания и подчёркивал, что он единственный православный священник в стране. Автору этого исследования приходилось во время поездки в январе–феврале 2019 г. общаться с о. Джоном Танвиром по телефону. Во время этой беседы о. Джон дважды повторил, что он единственный официальный священник в Пакистане, хотя на тот момент в стране служили двое священников РПЦЗ, один священник РПСЦ и один священник РПЦ МП. Видимо, этот важный для о. Джона пунктик стал ещё важнее после разрыва общения между Московским и Константинопольским патриархатами…

6 февраля 2014 года митрополит Сингапура и Южной Азии Константин освятил храм в Вазирабаде[49]. Любопытное обстоятельство: на многих фото и в видеоролике освящения храма рядом с о. Джоном на переднем плане виден один и тот же человек, Павел (Рехмат) Назир. Долгое время (около десяти лет) Павел Назир был главным помощником о. Джона в организации школы, в работе с молодёжью, в строительстве храма. Сам о. Джон Танвир живёт в Лахоре и время от времени приезжает в этот храм служить. Большую часть времени всеми приходскими делами занимался Павел Назир. Однако в январе 2019 года Павел Назир присоединился с несколькими семьями к Русской Православной Старообрядческой Церкви. Но об этом чуть ниже.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
По правую руку от о. Джона Танвира стоит Павел Назир. https://orthodoxpakistan.org

В последние годы о. Джон Танвир мало активен. Христиане Вазирабада сообщают, что он уже очень редко посещает Вазирабад и почти не служит в храме, построенном в 2014 году. После разрыва общения между Московским и Константинопольским патриархатами дорога в Россию для него закрыта. Константинопольский патриархат, очевидно, потерял интерес к миссии в Пакистане.

Миссия во имя св. архангела Михаила

Параллельно процессу развития миссии под омофором Константинопольского патриархата в Пакистане шёл другой процесс[50]. В 2002 г. в городе Саргодха (штат Пенджаб) группа молодёжи из среды римо-католиков стала интересоваться историей Церкви и православной верой. У истоков этого, так сказать, «кружка боголюбцев» стоял молодой студент Амер Шахзад, который заканчивал учёбу в университете по специальности «информатика» и планировал поступать в семинарию, чтобы стать священником. Интерес к православию заставил его отказаться от своих планов и начать миссию в своём городе, которая позднее получила большое развитие. Амер Шахзад в одной из комнат родительского дома организовал центр православной миссии под названием Holy Cross Study Centre (Учебный центр Святого Креста), в котором собирал людей, интересующихся православием, для совместного изучения церковной истории и догматики. Для этого центра Амер Шахзад выписал через интернет несколько книг, а также собирал всю доступную информацию по догматике, истории и другим церковным наукам, а также жития святых.

Кроме изучения текстов по церковной истории, доступных в сети Интернет, молодые люди захотели установить прямую связь с какой-нибудь из церковных структур, исповедующих православие. Амер Шахзад писал письма во все патриархаты, в которые мог написать: и в Константинопольский, и в Антиохийский, и в Иеро, и в Московский, и в Русскую Православную Церковь за границей (РПЦЗ). Ответ пришёл только в 2012 г. от первоиерарха РПЦЗ митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона. По поручению митр. Илариона (который был правящим архиереем Сиднейским, Австралии и Новой Зеландии), австралийский священник индийского происхождения о. Адриан Августус (fr. Adrian Vishal Augustus) должен был посетить Пакистан, чтобы присоединить всех желающих к РПЦЗ. В это же время к группе, которой руководил Амер Шахзад, присоединился проживавший в Саргодхе бывший римо-католический священник о. Джозеф Фарук (fr. Joseph Farooq), который за несколько лет до этого был изгнан из прихода за то, что тайно вступил в брак, будучи священником-целибатом, а также проживавший в г. Хайдерабаде (штат Синд) также бывший римо-католический священник о. Антоний Масих (fr. Anthony Shamahoon Masih), также вступивший в брак.

По поручению митр. Илариона о. Адриан Августус приехал в Саргодху в первый раз в 2012 г. и присоединил через крещение или миропомазание 174 человека. Здесь требуется некоторое замечание: так как все присоединяемые были выходцами из римо-католиков, следовательно все были крещены римо-католическими священниками одинаково (т.е. поливательно). Однако, как мы уже видели в случае с о. Джоном Танвиром, часть были присоединены через миропомазание. Принцип такого избирательного подхода не совсем ясен. По словам очевидцев, о. Адриан предложил присоединяемым самим решать, как присоединяться: через крещение или через миропомазание. Важная деталь состоит в том, что Амер Шахзад со своей семьёй настояли на крещении (погружательном), в то время как бывшие римо-католические священники о. Джозеф Фарук и о. Антоний Масих были присоединены через миропомазание. Амер Шахзад при крещении получил имя Кирил. Тогда же была создана под омофором епархии Австралийской и Ново-Зеландской РПЦЗ миссия во имя св. архангела Михаила, духовным руководителем которой был назначен о. Адриан Августус, а директором из мирян — Кирил Шахзад. Вторая поездка о. Адриана Августуса длилась 10 дней, в продолжение которых, по его словам[51], он присоединил ещё 50 человек, включая римо-католического священника с семьей.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
О. Адриан Августус в Саргодхе. За его спиной видна фигура Амера Шахзада. https://www.pravmir.ru

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
О. Адриан Августус в Саргодхе. За его спиной видна фигура Амера Шахзада. https://www.pravmir.ru/

В то же время были избраны кандидаты в священство для пакистанской миссии РПЦЗ. Ими стали Кирил Шахзад, Джозеф Фарук и Антоний (Шамахун) Масих. Австралийское правительство отказывало гражданам Пакистана в визах, по этой причине рукоположение было решено провести на Шри-Ланке. В январе 2013 г. три вышеупомянутых кандидата в священные степени из Пакистана, а также Фома (Суннил) Бенедикт из Индии прибыли на остров Шри-Ланка, где на походном антимисе были совершены несколько литургий подряд, во время которых они были последовательно возведены в священные степени. Для пакистанской миссии в сан священника были возведены о. Кирил Шахзад 14 января, о. Антоний Масих 16 января и о. Джозеф Фарук 17 января. В очередной раз перед нами та же коллизия, которую мы видели с о. Джоном Танвиром: люди, присоединённые от римо-католичества через миропомазание (о. Антоний Масих и о. Джозеф Фарук), заново рукополагаются в священный сан. Не признавая священную хиротонию, РПЦЗ (так же, как и Константинополь) признаёт их крещение. Как может признаваться законным крещение, совершённое незаконным священником? Тайна сия велика есть.

После рукоположения в священный сан о. Кирил Шахзад стал активно проповедовать православное христианское учение. По свидетельству как других священников, служащих в Пакистане, так и мирян, проживающих в Саргодхе, о. Джозеф Фарук оказывал о. Кирилу Шахзаду некоторую помощь, однако мало преуспел в освоении богослужебного устава, но больше сосредоточился на сборе пожертвований.

В августе–сентябре 2013 года состоялась третья поездка[52] о. Адриана Августуса в Пакистан, во время которой он посетил с о. Кирилом Шахзадом и о. Джозефом Фаруком приход г. Хайдерабада, в котором служит о. Антоний Масих. Кроме богослужений, совершённых в приходе Хайдерабада, 26 сентября 2013 г. состоялась официальная презентация молитвослова (включающего чин Литургии свт. Иоанна Златоуста) на урду, переведённого о. Антонием Масихом. Заметим, что это издание подверглось разгромной критике со стороны священника РПЦ МП о. Павла Сушила (fr. Paul Anjum Sushil). В переводе не только содержатся грубейшие ошибки, но и пропущены целые молитвы и фрагменты текста.

О последней поездке о. Адриана Августуса в Пакистан, которая состоялась в 2014 г., сотрудники миссии во имя св. архангела Михаила узнали, когда правоохранительные органы начали у них интересоваться деталями этой поездки. Она была совершена втайне от них и связана с некоторыми сомнительными и неблаговидными делами. После этой поездки о. Адриана Августуса священники о. Кирил Шахзад и о. Антоний Масих написали письмо митрополиту Илариону с вопросами о деятельности о. Адриана Августуса, после чего оба священника в 2014 г. были запрещены в служении под предлогом каких-то нарушений. В частности, о. Кирил Шахзад был обвинён в том, что у него было судебное разбирательство по наследству. После смерти его матери её имущество должно было быть разделено среди её детей, и, согласно пакистанскому законодательству, такие дела должны решаться в судебном порядке, даже если между наследниками нет никакого конфликта по поводу наследства. Запрет от митр. Илариона был обоснован тем, что о. Кирил якобы обратился в суд, что не соответствовало действительности. Более того, Правила запрещают обращаться в светские суды по церковным спорам, а не по имущественным вопросам. Автору этого очерка приходилось лично общаться с братьями и сестрами о. Кирила, у которых с ним прекрасные отношения. Ни о каком конфликте или сутяжничестве не может быть и речи. Более того, спустя два месяца после начала судебного разбирательства, на котором было основано запрещение о. Кирила в служении, наследство было разделено и дело было закрыто. Но запрещение о. Кирилу Шахзаду продлилось три года. На все письма с просьбами снять запрещение митрополия РПЦЗ отвечала молчанием (позднее стало известно, что эти письма попадали в руки о. Адриана Августуса). Когда о. Кирил в 2016 г. принял решение присоединиться к РПСЦ, на него был подан новый иск, о котором будет рассказано ниже. Заметим лишь, что, спустя два года после крайне некрасивой истории с похождениями о. Адриана Августуса и запретом о. Кирила Шахзада и о. Антония Масиха за дерзкие вопросы по поводу этих похождений, о. Кирил и о. Антоний обратились в РПСЦ с просьбой о приёме в сущем сане.

Миссия РПЦЗ после этих событий практически прекратила своё существование. За прошедшие после поездок пресловутого о. Адриана Августуса годы ни один иностранный священник не посетил Пакистан. Единственный на данный момент священник РПЦЗ о. Джозеф Фарук ограничивается служением в одной из деревень рядом с Саргодхой и занимается сбором пожертвований среди иностранцев. Для сбора средств на очередное переиздание молитвенника на урду или гуманитарную помощь для своих прихожан о. Джозеф приезжал в Россию, где давал интервью[53]. После своего присоединения к РПСЦ, о. Кирил Шахзад передал о. Джозефу Фаруку документы на миссию во имя св. архангела Михаила. Теперь на всех ресурсах этой миссии[54] в публикациях тщательно избегают упоминания о. Кирила и отсутствует история миссии. На страницах миссии сообщается о работе школы шитья имени Матроны Московской, публикуются сообщения о богослужениях и обращения с просьбой о финансовой поддержке. В 2020 г. было опубликовано довольно длинное видеоинтервью[55] с помощником о. Джозефа Фарука Аруном Самюелом, который некоторое время учился в Московской духовной семинарии РПЦ. Это интервью интересно тем, что А. Семюэл пересказывает историю возникновения миссии во имя св. архангела Михаила (он тогда дружил с Амером Шахзадом) так, как она изложена на сайте Православной Церкви Пакистана[56], однако приписывает все заслуги по созданию этой миссии о. Джозефу Фаруку, который на самом деле присоединился только в 2012 г., и ни разу не упоминает о. Кирила.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Отец Кирил приветствует новообращённого. За его спиной — о. Джозеф Фарук. https://journeytoorthodoxy.com

Автор этого исследования общался с о. Джозефом Фаруком трижды по телефону во время 30-дневного пребывания в Пакистане в январе–феврале 2019 г. и предлагал ему встретиться лично и пообщаться, однако о. Джозеф сначала ответил, что ему необходимо на эту встречу «получить благословение от правящего архиерея и одобрение церковного совета». В итоге о. Джозеф отказался встречаться, сославшись на то, что не может общаться со мной в присутствии о. Кирила Шахзада. Вероятно, о. Джозеф не согласился встречаться в присутствии о. Кирила потому, что ранее, во время перехода о. Кирила в старообрядчество, о. Джозеф Фарук активно распространял недостоверную информацию об о. Кириле Шахзаде.

Кратко заметим, что о. Антоний Масих вместе с о. Кирилом Шахзадом обращался в РПСЦ с прошением о приёме в сущем сане, и после того, как его римо-католическое поливательное крещение было признано недействительным и ему было предложено заново покреститься, о. Кирил Шахзад совершил над ним таинство крещения в три полных погружения. Для решения вопроса о его хиротонии встал вопрос о расторжении его брака в недопустимой степени родства, что в итоге для него оказалось неприемлемым, и он перешёл в монофизитское церковное сообщество, называемое Сирийской Православной Церковью (Syriac Orthodox Church).

Очевидно, что переход о. Кирила в старообрядчество оказался сильнейшим ударом для миссии РПЦЗ в Пакистане. В настоящее время миссия ограничена сбором финансовых средств на благотворительные мероприятия в г. Саргодхе и не предпринимает никаких активных действий в других регионах страны.

Миссия Московского патриархата

Миссия Московского патриархата связана с деятельностью о. Павла Сушила (fr. Paul Anjum Sushil), выходца из римо-католической семьи, который в 2009 г. был принят от римо-католиков через миропомазание священником Константинопольского патриархата о. Джоном Танвиром[57]. В 2012 г. о. Джон Танвир направил Павла Сушила на обучение в Томскую семинарию РПЦ, где тот учился (с 2012 г. по 2017 г.) параллельно с изучением русского языка в Институте международного образования и языковой коммуникации Томского политехнического университета (в 2012–2013 уч. г.). С 2012 г. по 2016 г. Павел Сушил был иподиаконом митрополита Томского и Асиновского Ростислава и исполнял обязанности штатного епархиального фотографа. Митрополит Ростислав даже совершил чин венчания Павла Сушила с Елизаветой, о чём вышла отдельная публикация[58]. В мае 2016 г. митр. Ростислав рукоположил иподиакона Павла Сушила последовательно в сан диакона и священника.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
О. Павел Сушил со своим младшим братом. https://news.myseldon.com

Отец Павел проживает в одном из крупнейших мегаполисов Пакистана г. Лахоре (в котором самое большое христианское население в стране). Автору этого очерка довелось бывать у о. Павла в гостях. К слову, это единственный из новообрядческих священников, который не побоялся с нами встретиться[59], что, конечно же, характеризует его с положительной стороны. В одной из комнат своего дома о. Павел Сушил отгородил алтарь и организовал домовую церковь, которую посещают, по его словам, 20–40 человек. Отец Павел хорошо владеет русским языком и регулярно бывает в России, посещает томскую епархию РПЦ, участвует в некоторых епархиальных мероприятиях[60]. Последняя его поездка состоялась в ноябре 2021 г., когда он участвовал во встрече, организованной Школой православного миссионера[61]. Во время довольно продолжительной беседы о. Павел подробно рассказал о своей жизни в Пакистане, обучении в томской семинарии, о своём приходе в Лахоре, о положении христиан в Пакистане и об отношении пакистанцев к православию. Однако он ни словом не обмолвился о Православной Церкви Пакистана, находящейся в каноническом подчинении Русской Православной Старообрядческой Церкви, о чём в комментариях задал вопрос активный церковный деятель РПСЦ Олег Хохлов. После этого руководство канала Школы православного миссионера удалило комментарии О. Хохлова и ограничило доступ к ролику. Теперь этот ролик недоступен широкому кругу зрителей. Всё в полном соответствии с традициями новообрядческого миссионерства.

Важно отметить, что о. Павел Сушил занимается переводом богослужебных текстов на урду. Он считает перевод литургии, сделанный о. Антонием Масихом, совершенно негодным, указывает на множество грубейших ошибок и пропусков в переводе. Большой опыт служения литургии по новому обряду помог о. Павлу сделать собственный перевод литургии, в котором исправлены все ошибки, сделанные о. Антонием Масихом.

Православная Церковь Пакистана

Для рассказа о Православной Церкви Пакистана необходимо вернуться к истории миссии РПЦЗ, которая сегодня переживает кризис после скандальной истории с о. Адрианом Августусом, вызвавшей недоумение ряда священников и мирян в Пакистане. После того как о. Кирил Шахзад и о. Антоний Масих высказали в письме к митр. Илариону недоумение по поводу поведения о. Адриана Августуса и попали за это под запрещение от митр. Илариона, они сначала пытались добиться справедливого разбирательства, но наталкивались на стену молчания, т.к. все их письма митрополиту Илариону попадали в руки о. Адриана. По прошествии более двух лет с начала этого конфликта, когда и священники и миряне начали задаваться вопросами о каноничности действий священноначалия РПЦЗ, они узнали о существовании Русской Православной Старообрядческой Церкви, которая ратует за соблюдение православных канонов и сохраняет неповреждёнными православное учение и преемство православного Священного Предания. Весной 2016 г. о. Кирил Шахзад связался с Митрополией РПСЦ и обратился с просьбой о принятии его и его приходов под омофор митрополита Московского и всея Руси Корнилия. Мы уже писали, что вместе с ним обратился и о. Антоний Масих, но в итоге он присоединился к монофизитам. Отцу Кирилу было предложено приехать в Москву на праздник жен- мироносиц (когда традиционно проходит заседание Совета Митрополии) для изучения его обращения, исследования законности его священного сана и принятия решения по его обращению. Отец Кирил подал заявку на получение российской визы, однако, когда он прибыл в российское посольство в Исламабаде, ему сообщили, что поступило письмо, в котором российское посольство просят не выдавать ему визу по причине якобы открытого против него уголовного дела. Сотрудники посольства сообщили о. Кирилу, что они проверили все его документы, в т.ч. его справку об отсутствии судимостей и открытых уголовных дел против него, и не имеют к нему претензий. Ему выдали российскую визу, которой он не успел воспользоваться, так как не смог выехать в срок, прописанный в этой визе. Это не остановило о. Кирила. Он решил подготовить все документы и поехать на праздник жен-мироносиц в следующем, 2017-м, году. В течение года он внимательно изучал все доступные на английском языке материалы по истории Русской Церкви, по истории Раскола, по каноническому праву и ещё больше утвердился в решении присоединиться к Русской Православной Старообрядческой Церкви.

Когда в 2017 г. о. Кирил приехал в Москву на праздник жен-мироносиц, он увидел стройность и красоту древлеправославного богослужения. С первым посещением службы на Рогожском у него сопряжены некоторые мистические переживания. Попав впервые в Покровский собор, он вспомнил, как во сне уже видел это убранство: ему приснилось незадолго до этого, как он в облачении кадит в этом соборе. Во время праздничных торжеств с о. Кирилом познакомился и автор этих строк. После празднования Недели жен-мироносиц было заседание Совета Митрополии, на котором епископы и священники строго расспрашивали о. Кирила о том, кем, когда и как он был крещён, о его мотивах присоединения к Церкви, о причинах его разрыва с РПЦЗ, о его прихожанах и о его проповеди. Выяснилось, что даже римо-католики в Пакистане намного более богобоязненные и благочестивые, чем в западных странах: они много молятся и постятся (в то время как в западных странах римо-католики уже совсем не соблюдают посты). Отцу Кирилу было прямо сказано, что Русская Православная Старообрядческая Церковь не имеет возможности как-то финансово поддерживать его приход и миссию, но о. Кирил сказал, что денег не надо. Важно отметить, что до этого в РПЦЗ о. Кирил получал солидное ежемесячное содержание. На Совете Митрополии были зачитаны различные письма, которые поступили в Митрополию с обвинениями против о. Кирила, поэтому решение вопроса о его приёме было отложено до выяснения всех обстоятельств.

Разбор всех обвинений состоялся вскоре в здании Митрополии с участием о. Николы Бобкова и автора этих строк. Митрополит пригласил нас для изучения всех обвинений, а для перевода документов с урду был приглашён переводчик. В списке приписываемых о. Кирилу нарушений было серьёзное обвинение в работорговле, которое оказалось несостоятельным, когда были изучены оправдательные судебные решения по этому обвинению. Дело в том, что подстрекаемые некоторыми клириками люди подали иск против о. Кирила с обвинениями, которые позднее в суде просто рассыпались. Нам приходилось лично общаться в Саргодхе с Асламом Масихом, истцом по этому делу, который очень сожалел, что был втянут в эту травлю. Подробнее об этой встрече мы рассказали в сообщении на Фейсбуке[62]. Там же приводится нотариально заверенное письмо Аслама Масиха, в котором он просит прощения в том, что распространял клевету против о. Кирила. Характерно то, что кроме Аслама Масиха ни один обвинитель о. Кирила не пожелал встретиться с автором этого очерка за время двух длительных поездок по Пакистану.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Автор с Асламом Масихом и фото его покаянного письма. https://www.facebook.com/mrodine

Некоторые обвинения в присланных письмах были комичны. Например, о. Кирилу вменялось в вину то, что его отец был якобы колдуном, потому что каждый день много молился с чётками. Когда все обвинения были изучены и не выдержали малейшей критики, митрополит Корнилий поручил о. Николе Бобкову совершить чин принятия о. Кирила через миропомазание, т.к. он был правильно крещён в три полных погружения и присоединялся от сообщества еретиков второго чина. Отец Кирил вспоминает эти события с восхищением: после того как он годами не мог добиться спокойного и справедливого рассмотрения его вопросов в РПЦЗ, священноначалие с таким вниманием и беспристрастностью изучало все обстоятельства его дела и выслушивало его по всем вопросам. Накануне праздника Троицы был совершен чин присоединения о. Кирила к Церкви, и на сам праздник он уже служил в Покровском соборе[63]. После этого о. Кирил посетил автора этого очерка в г. Балаково Саратовской области[64].

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
О. Кирил Шахзад благословляет кадило двуперстием

В течение последующего года о. Кирил совершил чин присоединения к Церкви всех желающих[65]. Тех, кто был крещён полным троекратным погружением, присоединял через миропомазание, а тех, у кого было только поливательное римо-католическое крещение и миропомазание от священников РПЦЗ, о. Кирил крестил заново. Кроме пастырской и проповеднической деятельности, о. Кирил, по благословению митр. Корнилия, занялся регистрацией в органах юстиции Пакистана централизованной религиозной организации под названием Православная Церковь Пакистана (Orthodox Church of Pakistan). Знаменательно, что в Пакистане церковную структуру под омофором РПСЦ удалось зарегистрировать с таким названием, что в России невозможно, потому что наименование «Православная Церковь» уже занято РПЦ и его использование другими религиозными организациями запрещено. Это в полной мере отражает суть миссии РПСЦ, которая занимается распространением неповреждённого исконного православного учения и православных традиций.

В следующем, 2018-м, году по благословению митрополита Московского и всея Руси Корнилия автор этих строк совершил десятидневную поездку в Пакистан. Перед этой поездкой было записано краткое обращение к пакистанским православным христианам на языке урду[66]. Поездка состоялась сразу после Св. Пасхи. Удалось посетить приходы в Саргодхе, Исламабаде и Сиалкоте. Несколько семей приняли святое крещение. В приходе во имя прп. Сергия Радонежского на Фомину неделю состоялся крестный ход[67]. Удалось посетить Посольство России в Исламабаде и пообщаться с помощником посла В.Л. Березюком[68].

В обратный путь мы летели вместе с о. Кирилом, м. Альмой и Иоанном Моррисом, которые с радостью погрузились в духовную жизнь Рогожского, участвовали в ежегодных торжествах в Неделю жен-мироносиц, рассказывали о жизни пакистанских православных христиан на встрече, названной «Православная Церковь в Пакистане»[69], участвовали в паломнической поездке молодёжи к мощам прп. Сергия Радонежского[70], а также совершили еще несколько паломнических поездок ([71], [72], [73]). В том же году состоялся Всемирный старообрядческий форум[74], в котором принял участие о. Кирил Шахзад (он выступил с приветственным словом[75] на пленарном заседании и сделал доклад о православной старообрядческой миссии в Пакистане[76]). Кроме того, на форуме прозвучал наш доклад на тему «О древлеправославном мировоззрении сквозь призму иностранной миссии Русской Православной Старообрядческой Церкви»[77].

В 2019 г. состоялась вторая миссионерская поездка автора в Пакистан[78], на этот раз она длилась 30 дней. В ходе этой поездки удалось посетить приходы городов Саргодха, Исламабад и Вазирабад[79]. Было совершено таинство св. крещения, а также совершено Великое освящение воды по древлеправославному чину в сочельник Богоявления. Важно отметить, что принял крещение полным троекратным погружением активный ранее помощник о. Джона Танвира Павел Назир (Paul Rehmat Nasir), руководитель школы и координатор строительства храма Константинопольского патриархата в Вазирабаде. После этого в Вазирабаде были крещены ещё несколько бывших прихожан Константинопольского патриархата. Стремление пакистанцев к строгому, каноничному, благочестивому христианскому служению приводит их в ограду Русской Православной Старообрядческой Церкви. В ходе этой поездки на месте снесённого дома о. Кирила в Саргодхе был заложен храм во имя прп. Сергия Радонежского, а 6 февраля 2019 г. был совершён чин освящения основания храма[80]. В ходе этой поездки был переведён на язык урду и напечатан первый древлеправославный молитвослов, полностью соответствующий древлепечатным книгам, которыми пользуются в России.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Автор очерка с первым в истории древлеправославным молитвословом на языке урду

Был также составлен и издан первый православный настенный календарь на языке урду[81], который был представлен на выставке детских рисунков «Красота Святой Руси. Дети России — детям Пакистана». Выставка, привезённая из России, состоялась в одной из христианских школ Саргодхи[82]. К слову, эта выставка позднее была представлена в стенах Посольства России в Исламабаде. Была также организована серия вводных уроков по русскому языку для прихожан Саргодхи[83].

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Один из молодых прихожан г. Саргодха изучает русский язык

Мы посетили благотворительную школу для кочевников[84], организованную о. Кирилом и его сотрудниками[85]. Кочевники — это самый бесправный и обездоленный слой населения в Пакистане. Их дети не имеют возможности получить даже минимального образования в обычных школах.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
С детьми в лагере кочевников под Саргодхой. https://www.facebook.com/352232478134732/

В том же 2019 г. удалось организовать поездку о. Кирила Шахзада и Павла Назира в Россию. Павел Назир прожил три летних месяца в Черемшанском монастыре. О. Кирил после трёх недель, проведённых в монастыре, совершил несколько паломнических поездок по России[86]. Отец Кирил Шахзад и Павел Назир приняли участие в Мальцевских чтениях[87], состоявшихся 20–21 июня 2019 в Балакове. Следует отметить, что пребывание пакистанцев в Черемшанском монастыре было сопряжено с проблемами, возникшими из-за произвола местных властей, открывших уголовное дело против принявшего пакистанских гостей жителя пос. Черемшаны[88]. Позднее уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления. В Черемшанском монастыре были организованы занятия о. Кирила и Павла с репетитором по русскому языку.

После некоторого перерыва отец Кирил Шахзад и Павел Назир снова приехали в Россию. В России они провели около двух месяцев (январь и февраль 2020 г.), в течение которых интенсивно занимались русским языком с репетитором, проходили богослужебную практику в Покровском соборе и Воскресенском храме-колокольне Рогожского духовного Центра. В конце января прошло очередное заседание Совета Митрополии[89], на котором было принято решение рекомендовать митрополиту Корнилию рукоположить Павла Назира в сан священника, что и было вскоре исполнено: 3 февраля Павел был рукоположен в сан диакона[90], а 11 февраля — в сан священника[91]. Это историческое событие: ведь до этого для христиан Индостана ещё ни разу не был рукоположен священник в Москве московским православным архиереем. В настоящее время о. Павел Назир совершает служение в городе Вазирабаде, где активно работает с людьми, стремящимися принять истинное исконное православие, особенно с молодёжью. Сейчас идёт перестройка молитвенного здания, расположенного во дворе дома о. Павла.

Незадолго до хиротонии о. Павла Назира была записана передача Old Is Gold[92] на английском языке с участием о. Кирила Шахзада и о. Павла Назира. В этой передаче они рассказывают о своём пути к православию, о жизни православных христиан в Пакистане и о своих впечатлениях о России.

В 2020 году вышел в свет документальный фильм режиссёра Павла Чукова «…Ни эллина, ни иудея»[93], посвящённый миссии Православной Церкви Пакистана. Этот фильм стал лауреатом одиннадцати кинофестивалей и получил награды следующих фестивалей: «Князь Владимир», Москва (лучший документальный фильм), «Русский кинофестиваль», Москва (лучший фильм в номинации «Вместе»), Colorado International Activism Film Festival, Денвер, США (полуфиналист), Hollywood Divine, Меканиксбург, США (финалист).

В 2021 г. на втором Международном старообрядческом форуме, прошедшем в доме Пашкова в Москве, прозвучал доклад автора этих строк под названием «О старообрядческих общинах Пакистана»[94].

Из-за мер противодействия коронавирусной инфекции, с февраля 2020 года не удалось организовать поездки ни пакистанских православных старообрядцев в Россию, ни русских священников в Пакистан. Однако духовная жизнь в общинах Православной Церкви Пакистана не останавливается. Уже завершено строительство первого русского православного храма в Пакистане во имя прп. Сергия Радонежского в Саргодхе. Храм увенчан двумя куполами в восточном стиле, требуется только освятить и установить на эти купола кресты.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Фасад храма во имя прп. Сергия в Саргодхе. https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4141749202516355&id=352232478134732.

Православная миссия в Пакистане: истоки и современность
Общий вид храма во имя прп. Сергия. https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4141749202516355&id=352232478134732.

Очевидно, что ограничительные меры, связанные с разгулом коронавируса, нисколько не повредили миссии Православной Церкви Пакистана, но стали стимулом для активизации социального служения и просветительской работы. Связь с Митрополией Московской и всея Руси РПСЦ хотя и затруднена, но поддерживается. Ожидается возобновление взаимных поездок. На повестке дня остро стоит перевод богослужебных и агиографических текстов на язык урду, а также организация обучения и подготовки будущих священнослужителей.

В то же время новообрядческие миссии ослаблены и разобщены в результате личных амбиций религиозных деятелей, интриг и нестроений между новообрядческими конфессиями. После разрыва общения между Константинопольским и Московским патриархатами эта разобщенность ещё более усилилась.

Заключение

Мы рассмотрели начало православной христианской миссии на северо-востоке Индостана, дошедшие до нас отголоски проповеди св. ап. Фомы и следы первых христиан в этой местности. Перед нашими глазами история затухания первых христианских общин и их полного истребления. Теперь мы стали свидетелями и участниками возрождения православной миссии в Пакистане. История проповеди православной веры на северо-западе Индостана переживала разные периоды. Было время, когда бесстрашный апостол Фома ходил по этим землям и обращал в христианство царей и бедняков. Было время, когда православных христиан в этом регионе совсем не оставалось. Сегодня происходит зарождение и рост нового явления для общества Пакистана. Это явление этому обществу ещё не известно, но уже вызывает интерес и уважение. Примечательно, что православная вера проникает в это общество не на острие оружия и не вместе с мешками, набитыми звонкой монетой. Интерес к православию исходит от самих пакистанцев — они видят в Православии что-то близкое, родное, что-то давно забытое. Нельзя не отметить, что, в отличие от позиции новообрядческих миссий, которые либо твердят о своей исключительности («единственный официальный священник»), либо максимально формализуют свою деятельность («нужно согласовать с архиереем»), Православная Церковь Пакистана действует по-простому, по-народному. Ей чужды интриги и политические игры. Ей противны сухой формализм, казёнщина и военная дисциплина. Ей сродни староверческая строгость и простота — каноническая строгость до аскетизма и народная, человеческая, семейная, живая простота. Да, и главное: готовность умереть за Христа — разве не это роднит русских и пакистанских православных староверов?!

Мы не знаем, что готовит нам день грядущий, но уже сегодня в Пакистане есть живые православные общины, для которых вера Христова — жизнь и смерть, а не какое-то хобби или элемент национальной культуры. Им ещё многое предстоит узнать и освоить. Их ждут трудности и потрясения, но они живы, они растут, они развиваются.

[1] J.N. Farquahar. The Apostle Thomas in North India. Manchester University Press, 1926. P. 89. https://www.escholar.manchester.ac.uk/api/datastream?publicationPid=uk-ac-man-scw:1m1186&datastreamId=POST-PEER-REVIEW-PUBLISHERS-DOCUMENT.PDF

[2] Апокрифические «Деяния апостола Иуды Фомы» известны в нескольких рукописях на сирийском и греческом языках. Одно из наиболее полных изданий текста на греческом с комментариями и примечаниями на латыни было опубликовано в Лейпциге в 1851 г. в сборнике Acta apostolorum apocrypha (стр. 190–242) Константином фон Тишендорфом https://archive.org/details/actaapostolorum00tiscgoog/page/n12/mode/2up. Перевод «Деяний апостола Иуды Фомы» на русский язык и подробный анализ текста осуществлён в издании: Мещерская Е.Н. Деяния Иуды Фомы (культурно-историческая обусловленность раннесирийской легенды). — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. 243 с. https://azbyka.ru/otechnik/books/file/25743-Деяния-Иуды-Фомы.pdf . См. также Елена Мещерская Апокрифические деяния апостолов. Новозаветные апокрифы в сирийской литературе. — М.: Присцельс, 1997. 455 с. https://www.gumer.info/bogoslov_Buks/apokrif/Dejan_IudFom.php .

[3] См. Пролог Октябрь 1641 г. (Москва, Печатный двор) из Библиотеки редких книг и рукописей Русской Православной Старообрядческой Церкви («Рогожского книгохранилища», Пролог Осенний №2903), л. 147– 151 об. https://nashavera.com/media/books/Пролог_Октябрь__1641_г._Москва.pdf .

[4] О различиях между апокрифическими «Деяниями апостола Иуды Фомы» и повествованием из Пролога см. Свиридова Л.О. Деяния апостола Фомы Иуды в земле индийской (Космографический статус Индии в памятниках древнерусской письменности) // Вестник Русской христианской гуманитарной академии.

Том 7. 2006. Вып. 1. СПб.: Издательство РХГА, 2006. С. 44–56.

[5] В греческих манускриптах «Деяний апостола Иуды Фомы» этот город назван Андраполисом (Aνδραπoλισ). В сирийских списках этот город называется Снадрук (Snadruck). По мнению ряда исследователей, так назван г. Карачи, с которым некоторые связывают древнеиндийский город Индрапрастха (по иной версии, расположенный в районе г. Дели). Другие ассоциируют это название с островом Сокотра, расположенным в Аравийском море Индийского океана. Однако, вероятнее всего, здесь имеется в виду крупный морской порт Бхаруч (древнее название Баригаза), расположенный в индийском штате Гуджарат. Подробнее см. James Kurikilamkatt. First Voyage of the Apostle Thomas to India: Ancient Christianity in Bharuch and Taxila. ATF Theology, Adelaide, 2019. https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/12?element_plgo_uid=ch12__19&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[6] До начала ХХ в. историкам был известен некий царь Гондофар I, правитель Индо-Парфянского царства, которому традиционно приписывали более поздний срок правления. Однако позднее в буддийском монастырском комплексе Тахти-Бахи (или Тахтбхай), располагавшемся в пакистанском городе Мардане, провинция Хайбер-Пахтунхва, была обнаружена надпись, сделанная на скале в 46 г. от Р. Х., в которой упоминалось имя царя Гондофара, правившего с 20 г. н.э. (см. об этом A.D.H. Bivar, The History of Eastern Iran, in Ehsan Yarshater chapter 5 from Cambridge History of Iran, Volume 3(1) (Cambridge, 1983), pp. 181–231. https://archive.org/details/bivar-1983-eastern-iran/mode/2up). Предположительно, именно этот правитель поручал апостолу Фоме построить царские палаты. К настоящему времени обнаружены сведения о нескольких правителях, носивших имя Гондофар и чеканивших монеты с этим именем, и считается, что имя Гондофар со временем стало частью царского титула.

[7] См. об этом A.E. Medlycott. India and the Apostle Thomas, An Inquiry. With a Critical Analysis of the Acta Thomae. London, David Nutt, 1905, Chapter 1, The Apostle Thomas and Gondophares the Indian King. Pp. 1–17.

[8] Подробнее см. https://whc.unesco.org/en/list/139.

[9] https://web.archive.org/web/20120318114524/http://www.pcbcsite.org/?page_id=58.

[10] https://en.wikisource.org/wiki/Nicene_and_Post-Nicene_Fathers:_Series_II/Volume_I/Church_History_of_Eusebius/Book_V/Chapter_10.

[11] https://www.newadvent.org/fathers/2708.htm.

[12] Подробнее см. https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__108&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[13] https://tertullian.org/fathers/philostorgius.htm.

[14] https://tertullian.org/fathers/philostorgius.htm#:~:text=CHAP.%205.—Theophilus,from%20the%20Father.

[15] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__172&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[16] https://vostlit.info/Texts/rus7/Jurden/frametext.htm.

[17] Текст опубликован в сборнике: После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в страны трех Индий. М.: Наука, 1968. https://coollib.net/b/546234-kollektiv-avtorov-posle-marko-polo-puteshestviya-zapadnyih-chuzhezemtsev-v-stranyi-treh-indiy/readp.

[18] H. D’Souza. In the Footsteps of St Thomas. Madras, 1972. P. 15.

[19] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__271&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[20] The Christian Topography of Cosmas Indicopleustes, Cambridge: University Press, 1909. https://archive.org/details/christiantopogra00cosmuoft/page/n7/mode/2up.

[21] https://archive.org/details/christiantopogra00cosmuoft/page/118/mode/2up#:~:text=Kal%20XotTrot%3F%20Iz/Sofc

[22] https://www.roger-pearse.com/weblog/wp-content/uploads/2018/01/Bardaisan-Laws-of-Countries_Alcock_2018.pdf.

[23] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__406&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[24] https://archive.org/details/ChroniqueDeSeertComplet.

[25] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__426&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[26] Существуют другие версии авторства «Повести о Варлааме и Иоасафе», однако рассмотрение данного вопроса выходит за рамки этой работы.

[27] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/13?element_plgo_uid=ch13__474&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[28] https://resource-becker.bitbucket.io/15-braulio-cummings-md-5/-the-acts-of-mar-mari-the-apostle-doc.pdf.

[29] A.L. Basham. The Wonder that Was India, Rekha Printers. New Delhi, 1984. P. 72. https://archive.org/stream/TheWonderThatWasIndiaByALBasham/The+Wonder+that+was+India+by+A+L+Basham_djvu.txt.

[30] https://ereader.perlego.com/1/book/2982976/14?element_plgo_uid=ch14__650&utm_medium=share&utm_campaign=share-with-location&utm_source=perlego.

[31] ZACHARIAS, The churches of SS Thomas and Bartholomew, 151–152.

[32] H. Heras. The Two Apostles of India. P. 17, https://archive.org/details/two-apostles-in-india/mode/2up.

[33] Jose Kalapura. SJ (April 2020). Centenary History of Patna Jesuit Mission. Patna Ganga Lahar. Jesuit Conference of South Asia: pp. 9–10. https://jcsaweb.org/jcsa_publications/PAT_April_gangalahar_2020.pdf.

[34] https://www.catholicsinpakistan.org/dioceses.

[35] https://catholic-hierarchy.org/country/scpk1.html.

[36] http://www.heraldmalaysia.com/news/new-priests-in-pakistan-hope-for-the-church-in-the-midst-of-the-pandemic/55326/1.

[37] https://www.britannica.com/biography/William-Carey.

[38] https://landmarkevents.org/william-careys-india-mission-1793.

[39] https://peshawardiocese.org/profile-church-of-pakistan.

[40] https://www.pcpakistan.org.

[41] https://upcpk.com.

[43] «Иоанн, боголюбезнейший местоблюститель апостольского престола на Востоке, сказал: ,,Ересь отделяет от церкви всякого человека”. Святой собор сказал: ,,Это очевидно”». https://azbyka.ru/otechnik/pravila/dejanija-vselenskikh-soborov-tom7/1_9.

[44] Основную канву этой истории мы берём из материала History of the Orthodox Mission in Pakistan http://orthodoxpakistan.org/history-of-the-orthodox-mission-in-pakistan.

[45] https://ok.ru/zdespub/topic/70866728424937.

[46] https://www.pravmir.com/pakistan-mission-possible.

[47] https://ok.ru/zdespub/topic/70866728424937.

[48] Вероятно, имеется в виду Греческий колледж Святого Креста, расположенный в Бруклине https://www.hchc.edu.

[49] https://www.youtube.com/watch?v=WSfX-FsTSkc&t=536s.

[50] Дальнейшее повествование основано главным образом на официальной истории, изложенной на сайте Православной Церкви Пакистана https://orthodoxchurchpakistan.wordpress.com/history-of-orthodox-church-in-pakistan/ и на устных рассказах живых участников событий. Использование иных источников будет помечаться в сносках.

[51] https://synod.com/synod/engdocuments/enart_orthodoxpakistan.html.

[52] https://pravoslavie.ru/64283.html.

[53] https://pravoslavie.ru/103633.html.

[54] На официальном сайте миссии https://archangelmichaelmission.wordpress.com самая ранняя публикация датирована 16 октября 2015 г.

На странице миссии в соцсети Фейсбук https://www.facebook.com/st.sergiusorthodoxchurchsargodhapakistan самая ранняя публикация датирована 15 сентября 2017 г.

[55] https://www.youtube.com/watch?v=An40ToZ1J38&t=523s.

[56] https://orthodoxchurchpakistan.wordpress.com/history-of-orthodox-church-in-pakistan.

[57] http://ompmp.org/index.php/biography-fr-paul-sushil.

[58] https://pravoslavie.ru/68119.html.

[59]https://www.facebook.com/Rev.CyrilAmer/posts/10156160140265017.

[60] https://ппсобор.рф/новости/12602.

[61] https://youtu.be/332NqzvcVls.

[62] https://www.facebook.com/mrodine/posts/2318388048181349.

[63] https://rpsc.ru/news/mitropoliya/troitsa_2017.

[64] https://www.facebook.com/Rev.CyrilAmer/posts/10154749731235017.

[65] https://www.pravmir.com/russian-orthodox-old-rite-church-sets-first-community-pakistan.

[66] https://www.youtube.com/watch?v=IaL-wbhIxWY.

[67] https://www.youtube.com/watch?v=1ZHLtqxXxU4.

[68] https://www.facebook.com/mrodine/posts/1895133150506843.

[69] https://rpsc.ru/news/regional/lekcia_pakistan.

[70] https://rpsc.ru/news/regional/sergiev_posad_vizit.

[71] https://rpsc.ru/news/regional/davydovo_kh_2018.

[72] https://rpsc.ru/news/regional/belivskiu_skity_2018.

[73]https://rpsc.ru/news/regional/kostroma_foreifn_vizit.

[74] https://rpsc.ru/news/culture/forum_2018.

[75] https://www.youtube.com/watch?v=_kWCb-XgPBE.

[76] https://www.youtube.com/watch?v=m2qvl6dwqrQ.

[77] https://www.youtube.com/watch?v=_xWCT9FN5TY&feature=emb_imp_woyt.

[78] https://www.facebook.com/Rev.CyrilAmer/posts/10156112263090017.

[79] https://www.facebook.com/Rev.CyrilAmer/posts/10156135813930017.

[80] https://www.facebook.com/Rev.CyrilAmer/posts/10156174483750017

[81] https://rpsc.ru/news/regional/kalendar-pakistan.

[82] https://rpsc.ru/news/regional/deti-rossii-detjam-pakistana.

[83] https://www.facebook.com/media/set/?vanity=352232478134732&set=a.2295912693766691.

[84] https://www.facebook.com/media/set/?vanity=352232478134732&set=a.2332750520082908.

[85] https://www.youtube.com/watch?v=gPxbaYui_e4&t=45s.

[86] https://rpsc.ru/news/regional/svjashhennik-pakistana-v-jaroslavsko-kostromskoj-eparhii.

[87] https://nashavera.com/publikacii/maltsevskie-chteniya-v-balakovo—novoe-kachestvo.

[88] https://www.youtube.com/watch?v=tS0i2y6MOOg&t=49s.

[89] https://rpsc.ru/news/mitropoliya/sm-january2020.

[90] https://rpsc.ru/news/mitropoliya/diakon-pavel-nazir.

[91] https://rpsc.ru/news/mitropoliya/ierei-pavel-nazir.

[92] https://www.youtube.com/watch?v=PCDKNefdk5s&t=826s.

[93] https://www.youtube.com/watch?v=mtH2UftvND4&t=149s.

[94] https://www.youtube.com/watch?v=Z-5-rO4PWj8&t=9s.