Главная Вопросы Почему борода является неотъемлемой чертой облика старовера-мужчины?

Рубрики вопросов

Задать вопрос

Учение Церкви в вопросах и ответах. На ваши вопросы отвечают сотрудники сайта РПСЦ. Чтобы задать свой вопрос, напишите на почту nrpsc@yandex.ru с пометкой для рубрики «Вопрос-ответ».

Почему борода является неотъемлемой чертой облика старовера-мужчины?

Прочное осознание брадобрития как обычая, противного Православному Преданию, берет свое начало в космологическом принципе постижения бытия, для которого является свойственным миросозерцание в целостности вещей. Данная мысль была активно воспринята христианством, где грех брадобрития означает осквернение Образа Божия в человеке и действие против вложенной в последнего природы. Святые отцы дали этому подробное духовно-нравственное и каноническое обоснование.

Православные христиане древней и средневековой Руси оказались весьма чувствительными к малейшим нарушениям апостольских постановлений и святоотеческих поучений, касающихся греха брадобрития, о чем свидетельствует множество приведенных нами документов и посланий. Это свидетельствует о высоких духовно-нравственных идеалах, на которые были направлены все религиозные устремления Святой Руси. Не является удивительным, что царя Бориса Годунова, подстригавшего бороду, народ не воспринял в качестве русского православного самодержца. А москвичи в свое оправдание по поводу убиения Лжедимитрия I и его приверженцев приводили то обстоятельство, что они все брили свои бороды. И только в середине XVII века, ознаменовавшего собою разрыв с древнерусской православной традицией, отношение к брадобритию у русских христиан начало постепенно меняться.

Реформаторская деятельность Петра I была направлена на разрушение парадигмы исконного православного мировоззрения, исходя из которой, мыслили люди древней и средневековой Руси. Народ воспринял эти реформы весьма болезненно и почувствовал, что произошла утрата чего-то драгоценного и невосполнимого — чистоты веры и вершины духа. Временные успехи, достигнутые Петром I, в значительной степени пошатнули религиозное сознание народа, воспитывая его в чуждой традиции. Но, несмотря на крутое и нетактичное совершение петровских реформ и поворот России к духовным ценностям западной европейской цивилизации, уже в конце XVIII – начале XIX века, благодаря умам великих русский писателей и философов, была обнаружена противоестественность этих реформ для историко-самобытного развития русской государственности и культуры. Дальнейшая политика русских императоров по поводу брадобрития заметно смягчилась. Большую благосклонность в этом проявили Александр III и его сын Николай II. Начиная с середины XIX века многие представители высших аристократических сословий, а также военные, чиновники и служащие вернулись к традиционному православному облику — ношению бороды, Традиция ношения бороды никогда не прекращалась среди сельского крестьянского населения, всегда отличавшегося более глубоким консерватизмом. (Многие крестьяне, особенно пожилые, носили бороды вплоть до 30-х годов XX века.) После революции 1917 года, с приходом в России большевистской власти, объявившей атеизм в качестве официальной государственной религии, брадобритие приобрело характер поголовности и обязательности. Ношение бороды, например, чиновнику или рабочему неизбежно связывалось с так называемыми «религиозными предрассудками» последнего, невежеством или всякого рода буржуазными «замашками». В почете остались одни усы.

На сегодняшний день традиция ношения густой окладистой бороды, если не брать редкие единичные случаи, себя почти окончательно изжила. И лишь некоторые из современных мужчин позволяют расти небольшой бородке. В последнее время немного чаще встречается модная среди молодежи щетина, или так называемая «трехдневная небритость».

Современной медицинской наукой доказано, что волосы являются важным органом для выведения ядов, солей тяжелых металлов. Вообще же волосы подобны листьям. Пока листья зелены — выполняют роль созидания, осенью же из них забирается все полезное для дерева, откладываются вредные вещества и лист отпадает. Поэтому так важны именно не состриженные (96-е правило VI Вселенского Собора!) волосы в косе и бороде.

Русская Православная Церковь на сегодняшний день придерживается лояльного канонического взгляда на брадобритие у духовенства и мирян.

Продолжение традиции брадоношения нашло себя в старообрядчестве. Старообрядцы в современной России являются самыми последовательными православными христианами, соблюдающими всю строгость канонических предписаний в отношении брадобрития. Стремление к сохранению этой древней традиции во многом осложняет жизнь прихожан на фоне внецерковного мира. Зачастую молодые люди, крещенные в старообрядчестве, ношению бороды, под сильным влиянием светской моды и во избежание социальных проблем, предпочитают бритву. Именно поэтому в старообрядческих церквах мы встречаем мало читающей и поющей на клиросе молодежи. Это грозит будущим кадровым голодом. Для его недопущения древлеправославным священнослужителям и наставникам необходимо проводить тактичную и грамотную миссионерскую политику (например, послабление на первое время канонических требований в отношении новокрещеного молодого человека). В повседневном быту между бритыми и небритыми старообрядцами не происходит никаких затруднений в общении. До недавнего времени существовало обыкновение отдельного использования и мытья посуды после бритых (и курящих) мужчин, но сегодня оно почти полностью себя изжило. В старообрядчестве не наблюдается негативного личного отношения к бритым членам общины, это оставляется на индивидуальной совести каждого. Доминирующим признаком религиозности все-таки, по мнению староверов, является вера, любовь к Богу и ближнему — основному закону христианской жизни.

Очевидность показывает, что современные старообрядцы не жертвуют силой священной традиции ношения бороды в угоду веяниям новых нравов и социальных перемен. Древлеправославные христиане остаются верны Апостольскому Преданию и канонам Старой Веры.

Таким образом, традиция ношения бороды имеет долгую историю и мировоззренческие предпосылки, которые являются фундаментальной основой развития материальных ценностей как видимых проявлений народной духовной культуры.