Главная Публикации Персоналии «Пламенный отец Леонтий»

Темы публикаций

«Пламенный отец Леонтий»

«Упокоился о Господе» — традиционные слова, подводящие итог земной жизни человека; слова, напоминающие нам о Вечности. Кончина протоиерея Леонтия Пименова тем горестней, что вместе с этим замечательным человеком, активным деятелем, подлинным священником, несшим людям Слово Божие, ушла целая эпоха староверия.

"Пламенный отец Леонтий"
фото: Александр Говоров

Во всей полноте этот факт, вероятно, будет осмыслен позже и более основательно. Но сейчас, когда остро ощущается боль утраты, хочется сказать об отце Леонтии как о человеке, чье внутреннее горение освещало всё вокруг: людей близких и более далеких, прихожан и представителей научной общественности, собрания и соборы, выступления хоров и конференции. Пламень его души светился в его глазах и ярко возгорался, когда что-то затрагивало его за живое. Выступления отца Леонтия на любых мероприятиях, вне зависимости от их характера, всегда были проникнуты живой мыслью, эмоциональны; они убеждали и звали вперед.

Отец Леонтий прожил жизнь, полную испытаний. Его прекрасно написанный автобиографический очерк «Меня воспитывал прах отца» ярко характеризует ту обстановку, в которой сложился характер и жизненные принципы будущего протоиерея. Закалили его и годы советской власти, вынуждавшей скрытно от посторонних глаз исповедовать свою веру.

"Пламенный отец Леонтий"
фото: иерей Алексей Лопатин

Искренняя, глубокая, усиленная и личными жизненными обстоятельствами преданность вере отцов и дедов сочеталась в отце Леонтии с любовью к культуре в широком понимании этого слова. Он был знатоком, книжником и собирателем. Это органичное сочетание веры и культуры ставит отца Леонтия в один ряд с такими корифеями староверия XX века, как Иван Никифорович Заволоко и Михаил Иванович Чуванов. Без сомнения, история старообрядческой Церкви этого столетия знает многих других подвижников и «несть им числа», но именно сохранившаяся и опубликованная недавно переписка И.Н.Заволоко и М.И.Чуванова позволяет увидеть богатый внутренний мир этих людей. К их плеяде, без сомнения, принадлежал и отец Леонтий Пименов. Мы знаем, что помимо вопросов веры его точно так же волновали вопросы книжных новинок, рукописных и старопечатных памятников, которые он любил и хорошо знал. Волновала музейная и научная жизнь, выставки, конференции, музыка.

Особенно хочется подчеркнуть такую редкую черту, как понимание значения научных исследований. Отец Леонтий часто принимал участие в Малышевских чтениях в Пушкинском Доме в Петербурге, заинтересованно откликался на приглашения на конференции и презентации научных изданий. Он всегда подкупал искренностью выступлений, неожиданными образами и красотой речи. В нем жила (именно жила!) древнерусская культура. Как и упомянутые выше И.Н.Заволоко и М.И.Чуванов, отец Леонтий с открытой душой общался с учеными, был готов поделиться своими знаниями, ответить на сложные вопросы. В далекие 1970-е гг. он радушно принимал в Нижнем Новгороде (тогда — Горьком) японского исследователя Ёсикадзу Накамура. Патриарх японской русистики до сих пор хранит благодарную память о тех встречах, которые дали ему возможность проникнуться старообрядческой культурой.

Щедрость души отца Леонтия проявлялась и в тех ценных дарах, которые он делал светским учреждениям. Несколько редких рукописных памятников, включая Хронограф XVII в., он передал Древлехранилищу Пушкинского Дома — так эффектно завершались его выступления на Малышевских чтениях.

"Пламенный отец Леонтий"
Слева направо: митрополит Корнилий, Н.В. Понырко, Е.М. Юхименко, протоиерей Леонтий Пименов
фото: иерей Алексей Лопатин

Яркая личность отца Леонтия всегда вызывала восхищение. Можно припомнить много эпизодов общения; каждый из них в отдельности может показаться и незначительным (поэтому избегаю их пересказа), другим людям — уверена — посчастливилось общаться с ним гораздо больше. Но, тем не менее, и выпавшие на мою долю фрагменты жизненной мозаики уверенно складываются в удивительный, редкий образ Человека и Священника.

Может быть, не случайно отец Леонтий, первым в июне 2016 г. высказавший идею празднования 400-летия со дня рождения протопопа Аввакума, упокоился именно в этот юбилейный год. Рискую вызвать критические замечания, но уверена, что с «огнепальным протопопом» отца Леонтия роднит не только нижегородское происхождение, но та же верность отеческим преданиям, несгибаемая воля и пламенная натура.

Вечная и благодарная память!

Е.М. Юхименко,
доктор филологических наук, заслуженный работник культуры Российской Федерации