Главная Публикации Персоналии Преподобный Иов Льговский, новый чудотворец

Темы публикаций

Преподобный Иов Льговский, новый чудотворец

Одним из древнерусских святых, заставших в конце жизни Никонову реформу и не принявшим её, был преподобный Иов Льговский.

Родился святой в семье благочестивых бояр Лихачёвых в Волоколамске в начале 1690-х годов. Родителей его звали Тимофеем и Ириной, а сам мальчик в крещении получил имя Иоанн, что означает «Любовь Божия». И вся его жизнь оказалась исполнением этого имени.

Младенец рано потерял мать, и овдовевший отец привел в семью другую жену, но и сам вскоре умер. Осиротевший Ваня остался на попечении мачехи, заменившей ему обоих родителей. Когда мальчик подрос, «новая мати» отдала его в «наученье буквам», и отрок превзошёл в учении всех своих сверстников. Особенно любил отрок чтение святых книг и церковную службу.

С юных лет отрок Иоанн возжелал посвятить свою жизнь Богу. На 12-м году жизни он тайно покинул боярский отеческий дом, презрев богатство и мирскую славу, и как нищий стал обходить разные монастырские обители и «пустыни» (скиты). В таких странствиях прошло около пяти лет, когда божественный отрок пришёл в Свято-Троицкую обитель, основанную преподобным Сергием. Славный монастырь претерпел страшную осаду от польских войск и был только недавно освобождён русскими воинами. Новый архимандрит монастыря святой Дионисий Радонежский с радостью принял 17-летнего отрока в обитель и вскоре, видя его усердие и вняв слёзным мольбам, постриг его во иночество, дав ему новое имя — Иов, что значит «преследуемый». Тезоименный библейскому Иову Многострадальному, он тогда, в 1610 году, ещё не знал, что и ему предстоит в жизни претерпеть многие беды, утраты, гонения, уничижения и быть прославленным от Бога чудесами как при жизни, так и по смерти.

Преподобный Дионисий сделал новоначального монаха своим келейником и много поучал его об иноческом житии. Тот же принялся за иноческий подвиг с таким усердием, что и настоятель, и вся братия удивлялись его пламенной вере, крепости в посте, трудах и молитве и тому, что задолго до иночества, с детских лет, он отказался от вкушения мясной пищи. Инок Иов не радовался доброй славе и уважению, которыми окружила его радонежская братия, ибо он знал, что человеческая похвала не полезна для спасения души. Он упросил отца Дионисия, чтобы тот дал ему благословение на одинокое отшельничество в «пустыне». Преподобный архимандрит не стал удерживать Иова в обители и, «много поучив от Святого Писания», отпустил на новую подвижническую стезю.

Много ходил Иов по разным «пустыням и дебрям», со слезами умоляя Бога показать ему место для дальнейшего подвига. И Господь привёл его на место «лесное и темное» в Новгородских пределах, называемое Могилёво. Там он выкопал в горе небольшую пещеру, где поселился, «с одним только Богом беседуя» в одиночестве. Дни и ночи проводил в посте, молитвах и трудах на маленьком огородике, который устроил себе для пропитания телесного.

Однажды некий богатый купец заблудился в лесной чаще и случайно набрёл на скит святого Иова. Преподобный с любовью принял его, накормив и показав правильную дорогу. Благочестивый же купец дал Богу обет построить на этом месте церковь в честь Пресвятой Богородицы и попросил отца Иова построить такой храм и при нём кельи для иноков, дав для этого сто рублей — огромную по тем временам сумму.

Помолившись и отпустив купца, святой сразу же принялся рубить деревья и расчищать в лесу место для будущей обители и храма. Потом пошёл в Новгород Великий к митрополиту Исидору за благословением на это святое дело. Святитель же благословил и дал грамоту на церковное устроение. И когда начала создаваться деревянная церковь, стали приходить ко Иову другие «пустыннолюбцы», и составилась небольшая монашеская община. Иноки быстро достроили церковь Пресвятой Богородицы, но она внезапно сгорела в пожаре.

Преподобный Иов Льговский, новый чудотворец
Льговский монастырь, основанный преподобным Иовом. Фото конца XIX в.

Купец же, повелевший строить церковь, пришёл вновь на это место и дал ещё сто рублей на повторную постройку. Но и вторая церковь сгорела от удара молнии. Тогда, оставив братию, преподобный Иов сам пошёл на сбор денег на построение храма у «православных христолюбцев». «И одни начали деньгами подавать, — сообщает древнее житие святого, — другие же — молодым скотом. И множество собралось всякого скота, и они сами (скот. — Ред.) расплодились, ходя по пустыне. Молитвой же святого отца Иова ни один какой-либо зверь не повредил скоту его». И посылал святой Иов братию продавать скот по окрестным городам, и так набрали денег и построили третью церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, «украсив её, как невесту» — святыми иконами и снабдив книгами и ризами.

И вновь пошёл отец Иов в Новгород, к новому митрополиту Макарию, и тот поставил его в сан священника и сделал игуменом, и по благословению владыки преподобный освятил новопостроенную церковь и стал настоятелем Успенской обители. Во всём он был примером для иноков: и кельи для многих братьев сам строил, и рубил лес, и клал в кельях печки, «а угару в зимное время отнюд не бываше молитвами его святыми». И никогда не спал лёжа, но только сидя немного сна принимал до самой своей кончины. Ризы же свои чернеческие не менял на новые, но, когда они ветшали, зашивал и латал дыры заплатами. Часто же в жаркие дни между литургией и вечерней не отдыхал, но сам пас монастырское стадо, отпуская пастухов отдыхать в прохладе, а сам тайно от братии снимал на болоте ризы и подставлял голое тело на терзание комарам, оводам и мошкам, добровольно терпя от них мучение.

Время от времени преподобный ходил пешком в Москву, и если на обратном пути встречал неимущего старика, то брал его с собою в монастырь и снабжал пищей и одеждой, и молился о спасении его души. Время от времени нищие и сами приходили в монастырь просить хлеба, и всем им святой Иов подавал просимое. И если кто из братии укорял его за то, что он много раздаёт, то преподобный увеличивал раздачу в два или в три раза, но хлеб снова умножался, по его молитвам. И многих людей из поляков и татар, и черкесов, и карельцев привлекал проповедью к православной вере и сам их крестил «без лености». И позже, в самой старости, не оставил своих обычаев и трудолюбия, так что и на горы Льговские при крестных ходах поднимался без поддержи молодых диаконов… И поучал словом Божиим и собственным примером своих пасомых.

Но диавол, не терпя добродетельной жизни преподобного, воздвиг на него гонение от братии, которая стала осуждать его за худые одежды и «чрезмерную милостыню» (не знали они, что только по молитвам святого живут они в достатке). И преподобный ночью тайно покинул обитель, никому не сказав злого слова, не взяв ни пищи, ни одеяния, «но только сам себя пас и соблюдал душу от вражеской сети и пронырства лукавого». Прошёл он многие чащи и болота, и речные стремнины и много раз поселялся в горных расселинах и пещерах вместе с дикими зверями, ни разу не причинивших зла святому, соблюдаемому милостью Божией. И это было чудо: звери любили святого больше, нежели монастырская братия!

И привёл Господь святого в место, называемое Раково, под Тверью. И там над речкой поставил он крест и малую келью, где стал безмолвствовать в непрестанном посте, питаясь только «вершием дубовым», в трудах и молитвах к Богу. Господь же пожелал, чтобы снова стал святой Иов наставником братии, и привёл к нему несколько странствующих иноков, которые поселились с ним вместе и составили новую обитель. Через некоторое время и церковь там построили и освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы, украсив ее иконами и всею утварью. И вновь стал преподобный руководить иноков ко спасению и пример подавать трудов, поста и молитвы. И сам без лености трудился: то дрова рубил, то зерно молол своими руками, то воду носил, то стирал власяницы для старых и больных иноков, «и служа всем им, будто прилежный раб или пленник». И был он очень бодр и крепок телом, несмотря на такие тяготы жизни. И слава о его подвигах стала разноситься среди людей. Святой же, убегая от человеческой славы, вновь тайно ушёл из созданной им обители «в пустыни и дебри», долгое время молясь в одиночестве.

Через некоторое время он пешком дошёл до Москвы, чтобы помолиться святым московским чудотворцам и приложиться к мощам их. И по Божией воле увидел его святейший патриарх Филарет и благословил его, повелев ему быть своим келейником. И долго прожил в послушании у патриарха преподобный, но тяготился пребыванием в человеческой славе и тосковал по отшельнической жизни. И тайно от патриарха покинул преподобный стольный град Москву, поспешив в прежнюю свою обитель Могилёвскую. Братия же с радостью приняла его, и прежде роптавшие на святого иноки покаялись.

А после смерти патриарха Филарета, бывшей в 1634 году, преподобный Иов вновь взыскал уединённого жития и удалился в Тверские пределы, где поселился на Красных горах в Старицком уезде, и долго там жил одиноким отшельником. Но и здесь Бог привёл к нему новую братию, и был составлен монастырь, и освящена церковь во имя святителя Николы Чудотворца.

Слава о великом постнике и молитвеннике распространялась среди людей и дошла до самого царя Михаила Феодоровича. И когда умер святейший патриарх Иоасаф, то царь послал в Никольскую обитель повеление, чтобы святой отец явился на церковный Собор, чтобы вместе со святителями избрать нового патриарха. И пришёл нехотя преподобный на Собор, повинуясь царской воле, и выбрали двух достойных занять престол Московского патриарха: архимандрита Иосифа из Симоновского монастыря и святого Иова пустынника.

Царь стал понуждать святого стать патриархом. Он же, подобно преподобному Сергию, всячески отказывался от архиерейского сана, которого был воистину достоин, и притворился юродивым, и тайно бежал из Москвы «в пустыню свою деланную, как лань из сети». И вернулся в Никольскую обитель, славу воздавая Богу, и Пречистой Богородице, и святителю Николе, и святым апостолам Петру и Павлу (ибо в день их праздника сподобил его Бог убежать от возведения в патриархи). И дал обет создать новую церковь в честь обоих верховных апостолов. Так избегал святой Иов человеческих почестей и земной славы! Как знать, если бы согласился он стать патриархом, не сложилась ли бы по-иному судьба Русской Церкви, не был бы ли предотвращён Великий Раскол?..

И продолжил святой свои подвиги в Никольской пустыне, временами отлучаясь из неё для паломничества по святым местам. Так, он совместно с иноком Феодосием Святогорцем посетил Киев и древнюю Печерскую лавру, почтив там лежащих в пещерах древнерусских святых. Пришлось ему побывать в основанном Никоном патриархом монастыре на реке Истре, и попавший с царскую опалу патриарх хотел побеседовать с прославленным подвижником, но отец Иов опять притворился юродивым и не стал говорить с разорителем веры…

Когда же церковные новшества стали насаждаться в Никольской обители, преподобный тайно ушёл из неё с тем же отцом Феодосием Святогорцем и поселился «в Киевских пределах», под городом Рыльском, на Льговых горах у реки Сейма. Место было окружено горами и лесами, от города же удалено на сорок вёрст. И помолившись Богу и осенив на все стороны святым крестом, сошёл преподобный с горы в низину, где выкопал небольшую пещеру для себя и приходящих иноков, по подобию виденных в Киеве пещер. И пришли к нему бежавшие от «Никоновых затеек» иеродиакон Арсений из московского Чудова монастыря и ещё двое братьев, и стали они там жить и молиться впятером, и выкопали в горе целые улицы с кельями. А над пещерами на горе поставили храм в честь святого славного великомученика Димитрия Солунского. И оградили монастырь высокой каменной стеной для защиты от набегов крымских татар, и выкопали пруды на реке Сейме, и поставили водяные мельницы для пропитания братии, число которой стало умножаться. И так в 1662 году составился Льговский монастырь, существующий и поныне.

В 1667 году случилось страшное нашествие крымских татар на Русскую землю, и многие селения они разорили, и множество христиан угнали в плен. Подошло вражеское трехтысячное войско к монастырю преподобного, и он стал молиться со слезами к Богу и Пресвятой Богородице о защите монастыря. И призвав на помощь святого Димитрия, который благословил в древности Нестора на победу над язычником-великаном, вышел отец Иов с честным крестом и пошёл вокруг монастырских стен, ограждая крестом их и вражеское войско. И случилось чудо: из креста вышел огонь и ослепил осаждавших, и испугал их коней, и многие враги попадали и были затоптаны конями и толпою. А прочих братия, вооружившись дубинами и кольями, прогнала к реке, и многие неприятели в ней потонули, а более 70 воинов иноки пленили и отправили в столицу к царю Алексею. Царь же весьма удивился мужеству простых иноков и послал в монастырь обильную милостыню, а также оружие: шесть больших пушек, триста мушкетов, и снарядов, и пороха, и свинца, и четыре атласных знамени, шитых золотом, «на случай будущих внезапных нападений татар на обитель».

Но уже вскоре обитель пострадала не от татар, а от государственных властей. В 1672 году царский стольник Степан Нащокин явился с войском в окрестности города Рыльска для поимки «беглых христиан», то есть гонимых старообрядцев. И собрался штурмовать Льговскую обитель, не покорившуюся церковной реформе. Братия монастыря пришла в смущение и страх. Преподобный же Иов утешал их такими словами: «Претерпим, братья, эти беды и напасти с благодарностью, ради Христа и Царства Небесного. Ибо этот хвалящийся человек вскоре погибнет, по Писанию: Господь гордым противится, смиренным же даёт благодать. Он не увидит даже и следа этой ограды, ибо нас покрывает десница Божия!» Так и случилось: пропал Нащокин без вести, ибо Господь сохраняет любящих Его!

И дошла слава о преподобном до слуха вольных донских казаков, приверженцев старой христианской веры. И много раз присылали они гонцов к преподобному, прося его переселиться на Дон и там создать староверческий монастырь. Преподобный же рассудил за благо просветить этих ратных людей, ибо никогда прежде не было монастыря в их пределах, и, оставив начальствовать над монастырем иноков Арсения и Гурия, сам по всенощном бдении и многих молитвах отправился в путь, взяв с собою трёх учеников: Тихона, Ермогена и Тимофея.

Прибыли они в область войска Донского в 1674 году, и радостно их приняли донские христолюбцы. И нашёл он на реке Чир удобное для обители место, водрузил там крест и создал малую келью, и благословил это место, и возблагодарил Бога, предсказывая в молитве и своё пребывание здесь до самой кончины: «Се покой мой в век века, зде вселюся, яко изволися Тебе, Владыце моему, в новей сей пустыни изволих приметатися в дому Божии день и нощь». И прочие пришедшие с ним иноки поставили себе келии. Многие же окрестные жители часто приходили к преподобному и получали от него наставления ко спасению. И из разных удаленных русских монастырей приходили иноки-староверы и поселялись в Чирской обители. «Блаженный же всех принимал с любовью и поучал о спасении души, и о любви, и о послушании, и о покорении ко всем, малым и великим».

И построили церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, и пригласили её расписать иконописца Саву из Ярославля, и им совместно с учениками и чирским старцем Тихоном была расписана церковь и создано множество святых икон.

В 1675 году преподобный посетил Москву и навестил в темнице опальную боярыню-инокиню Феодосию Морозову. Он был допущен в тюремную клеть, где долго беседовал со страдалицей, принял от неё исповедь и причастил Тела и Крови Христовых. Это было последнее причастие в жизни исповедницы, которой предстояла мучительная смерть от голода и жажды в глубокой земляной яме в Боровске. До самой смерти не мог преподобный вспоминать той встречи без слёз…

В Чирской обители явились новые чудеса преподобного Иова. Однажды он послал казначея Дамиана на мельницу смолоть старую, уже проросшую рожь. И когда ее смололи, мука умножилась в несколько раз, так что её едва смогли уместить в амбаре, но преподобный строго запретил рассказывать об этом чуде братии.

Некогда ехали мимо монастыря преподобного татары и удивились, увидев христианскую церковь, которой там прежде никогда не было. И внезапно как бы из монастыря вышли два сияющих юноши и принесли им два белых душистых хлеба. Татары не стали нападать на обитель, а пошли своим путем и потом рассказали донским казакам, что эти хлебы были очень мягкими и сладкими, и насытились ими 500 человек. Услышав от приезжих казаков этот рассказ, иноки удивились, ибо никто из обители не посылался к татарам с двумя хлебами, а Бог послал ангелов, чтобы предотвратить нападение иноверцев…

Однажды пришли в монастырь попросить хлеба пять престарелых вдовиц. И преподобный повелел своему келейнику Тимофею дать им Христа ради. Келейник же вознегодовал на святого отца и ответил с гневом: «А сами мы что будем сегодня есть с братией? Нет ни ржи, ни муки! Всё закончилось, если только не посетят нас, убогих, боголюбцы!»

Преподобный же ответил: «Бог не оставит нас таять от голода, а прошение вдовиц не отвергните!» И с ропотом Тимофей отдал вдовицам последний хлеб. А преподобный Иов вошёл в келию и долго и усердно молился Богу. Тимофей же пошёл в погреб и увидел, что он до верху наполнился хлебом…

Когда же приходили к церкви Покрова Пресвятой Богородицы казаки для благословения на ратный поход, святой повелевал келарю выдавать им на дорогу по счёту хлеба. Келарь же однажды попытался хлеба недодать, думая, что этим сделает добро инокам. Преподобный же Иов по Божиему внушению узнал об обмане и обличил келаря, и выбросил псам утаенные хлебы, ибо видел на них сидящего диавола во образе змея.

Однажды по обычаю пришли к преподобному за благословением казаки, и он отдал им весь последний в обители хлеб, так что ничего не осталось, надеясь на милость Божию и помощь Пресвятой Богородицы. И внезапно приплыли казаки из Честной станицы на двух кораблях, наполненных печеными хлебами. И ели иноки, и насытились, казаки же с кораблями внезапно исчезли. И послал преподобный в станицу иноков поблагодарить за хлеб, и оказалось, что никто из станицы хлебов не присылал… Итак, сколько бы ни раздавал хлеба преподобный, Бог возвращал за это в десять раз больше.

Много и других чудес сотворил преподобный отец: исцелял болящих от лихорадки и жара, изгонял молитвой и кроплением святою водой бесов из людей, много лет одержимых ими, указывал похитителей всякого добра и научал их впредь такого не совершать… Молодых отроков учил пребывать в целомудрии, старых же призывал в монастырь «Богу молиться и есть кашу», чтобы они жили в послушании, а сам за них совершал иноческое правило. И так прожив свой век, угодил Богу, не изменив своего обычая.

Незадолго до преставления преподобного Иова Бог сотворил еще одно знамение о нем. 10-летнему отроку Иоанну на 7 января 1681 года случилось видение, в котором были показаны рай и ад, и многие святые в раю, в том числе страдальцы за старую веру — «в великой славе большое собрание мужей и жен, и на них венцы пресветлые… И немного пройдя, я увидел пресветлое место, различными цветами украшенное, и в нем мужа священнолепного и во священной одежде, на котором венец восьмиугольный. И сказал мне водивший меня ангел: ,,Это авва Иов”», — рассказал после видения отрок.

Под конец своей многотрудной жизни преподобный впал в телесную болезнь и узнал о скором отхождении из сего мира. И призвал братию, и много поучал от Божественных писаний, и повелел веру блюсти и не уклоняться к новшествам. Потом тайно велел ученику своему Тимофею: «Через три года после моей смерти раскопайте мою могилу. И если увидишь моё тело нетленным — и ты держись веры христианской, как я тебя учил. А если тленен буду — ты этим путём не ходи». И повелел сделать дощатый гроб, и принял великую схиму. И причастивших Тела и Крови Христовых, помолившись и трижды осенив себя двоеперстным крестным знамением, сказал: «В руки Твои, Господи, предаю дух мой». И так преставился от земной обители в Небесную. И просветилось его лицо, как солнцеликого ангела, и от честного его тела разлилось несказанное благоухание не только по келии, но и по всему монастырю.

В то время мимо по реке плыли на карбасах многие казаки. Ощутив благоухание и увидев огненный столп от монастыря до неба, они удивились и пристали к берегу. На их вопросы иноки ответили, что преставился преподобный Иов.

Всего же прожил преподобный 87 лет, а в иночестве — 71 год. Преставление же его было 27 февраля 1681 года. На погребение преподобного старца собралось множество людей всякого чина и возраста, и с плачем и духовными песнопениями погребли его тело в храме за правым клиросом. И от гроба святого многие получали исцеления от различных недугов: слепые прозревали, глухие обретали слух, немые начинали говорить, бесноватые очищались…

Инок Тимофей позабыл исполнить завещание преподобного, и тело его не было осмотрено через три года. Но Бог, не желая оставлять светильника под спудом, сотворил еще одно чудо. В 1689 году татары зажги степь, и весь монастырь внезапно сгорел, «с церковью и со всем строением, и иконами, и книгами». И когда пожар утих, оказалось, что церковь сгорела, а гробница преподобного осталась невредимой! Также и малая его келья не сгорела.

И вновь построили монастырь, а над гробницей преподобного поставили часовню.

Тимофей же в то время не был в монастыре, а ходил по делам монастырским в течение трех лет «в дальних украинских местах». Вернувшись, он вспомнил завещание святого и рассказал о нем братии. И тогда с молитвами и многими слезами раскопали его могилу и обрели его тело и ризы нетленными, хотя прошло более семи лет. Шея же преподобного была повреждена доскою, и вышла из раны кровь, как из живого. И все тело его было нетленно, только на руке и на ноге не оказалось по одному пальцу, во исполнение заповеди Божией, данной Адаму: «Ты земля, и в землю возвратишься». И все прославили Бога, прославляющего неизреченными чудесами Своих угодников! И поставили тело святого в новом гробе в часовне, и приходящие с верою к мощам святого получали по его молитвам то, о чем просили для душевной пользы.

После смерти святого Иова некоторые донские казаки, не имея такого духовного руководителя, стали шататься в вере, часть их подчинилась церковной реформе, но память о преподобном отце они свято хранили и почитали его гробницу. Это не понравилось официальным церковным властям, и была снаряжена специальная экспедиция новообрядческих священников и казаков для вскрытия гробницы и объявления мощей истлевшими, что и было сделано в начале 1730-х годов. Мощи были объявлены истлевшими до костей, и дальнейшая судьба их нам неизвестна…

Старообрядцы же свято почитают память преподобного Иова и призывают имя его в молитвах к Богу.

Память сего святого 27 февраля по церковному стилю.

Тропарь преподобному Иову Льговскому, новому чудотворцу. Глас 4-й. Восия́ препо́добне о́тче И́ове, я́ко звезда́ непреле́стная ми́рови, путеводи́тельная ко спасе́нию, бде́нии бо тру́ды и моли́твами, и ми́лостынею всеще́дрою, Бо́гови угоди́л еси́, и яви́ся и́стинныи па́стырь, полага́я ду́шу свою́ по овца́х, те́мже ны́не на́ Небесех о́тче, ликовству́я со а́нгелы, моли́ся Христу́ Бо́гу, дарова́ти нам здра́вие телесе́м, и душа́м спасе́ние.

Кондак, глас 3-й. Ду́шу свою́ соде́лав преподо́бне, оби́телище Пресвято́му Ду́ху, и мно́ги оби́тели и́ноким со́здав, и ве́ру соблю́д небла́знену, тече́ние живота́ до́бре сконча́л еси́, о́тче на́ш И́ове, и венце́м нетле́ния увязе́ся, те́мже и честны́я мо́щи твои́, яви́шася исто́чник исцеле́ния, приходя́щим с ве́рою, и ны́не моля́ непреста́й, поми́ловатися душа́м на́шим.

Икос. И́змлада оста́вив до́м и зна́емых, стра́нник яви́ся Христа́ ра́ди, вся́ кра́сная ми́ру я́ко уме́ты вмени́в, Еди́ному Бо́гу порабо́тися преподо́бне, и са́на отве́ржеся прия́ти патриа́ршескаго, изво́ли по пусты́ням скита́тися, па́че не́же челове́ческую сла́ву восприя́ти, те́м же небе́сныя сла́вы от Христа́ сподо́бився, о́тче на́ш преподо́бне И́ове, со все́ми святы́ми моля́ не преста́й, поми́ловатися душа́м на́шим.