Главная Публикации Церковь и мир «Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 

Темы публикаций

«Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 

Как много в нашей Церкви интересных людей! Они окружают нас повсюду, но мы так мало о них знаем… Нашим мирским современникам интересно изучать биографии великих личностей, которые, может, и Псалтырь никогда не открывали, но ведь куда интереснее узнать больше о просто хороших людях, наших единоверцах, православных христианах, которые не сделали эпохальных открытий, но, тем не менее, достигли значительных успехов в своем направлении без ущерба для первостепенных христианских областей жизни — духовной и семейной. 

Представляем читателям сайта rpsc.ru беседу с замечательным человеком, усилиями которого в Боровске построена часовня-памятник святым мученицам и исповедницам Феодоре (Морозовой), Евдокии Урусовой и иже с ними пострадавшим за правоверие; проведено одиннадцать Международных научно-практических конференций «Старообрядчество: история, культура, современность»; отреставрирован Боровский Введенский старообрядческий храм; основан Боровский историко-краеведческий музей; проделано много других трудов, важных для старообрядчества и города Боровска. В центре нашего внимания — Виктор Иванович Осипов, православный христианин, старообрядец, долгие годы трудившийся в должности председателя Боровской Введенской старообрядческой общины, боровчанин, отец двоих детей, дедушка семи внуков, ученый-краевед, общественный деятель. 

«Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 
Виктор Иванович Осипов, 2016 год

Кредо Виктора Ивановича, по словам его супруги Аллы Ивановны, звучит так: живи сам и жить давай другим. То есть главными принципами жизни нашего героя являются выполнение обязательств перед людьми, строгость к себе, взаимопомощь. Стремление добросовестно делать свое дело, да так, чтобы окружающие тоже могли спокойно и радостно трудиться рядом с тобой, говоря другими словами. Давайте узнаем, как помогает это правило Виктору Ивановичу с достоинством проходить свой жизненный путь. 

— Виктор Иванович, вы известный в старообрядческой среде (да и за ее пределами) писатель и публицист: какова область ваших научных изысканий? 

— Я просто житель Боровской земли и поэтому мне интересно изучать всё, что с ней связано: ее старообрядческое наследие, судьбу Пафнутьев-Боровского монастыря, историю Боровского края в целом. Я обычный ученый-краевед. 

— Как вы выбрали свою профессию? Давно ли вы поняли свое призвание? 

— Это очень интересно — знать свой район, свои храмы, события прошлого, персоналии. Не знать художников, писателей своей земли для меня грешно. Мой отец был учителем истории, поэтому, наблюдая за его интересной работой с детишками, я поступил на исторический факультет Калужского государственного педагогического института им. К.Э. Циолковского. Здесь в полной мере во мне пробудился интерес к краеведению. На меня произвела большое впечатление конференция, посвященная Великому стоянию на реке Угре, которая проходила в нашем институте в 1980 году. Изучая подробности военных действий, которые развернулись на моей родной Калужской земле в 1480 году, я убедился, что история — это такая интересная наука! Да и в целом, преподавать — это наша семейная традиция. Все мои родные связаны со школой. Мама работала учителем начальных классов, сестра — учителем физики. Даже моя жена — преподаватель истории и английского языка! 

— Многие ученые в России и за рубежом знают имя Виктора Ивановича Осипова, ведь именно вы являетесь основателем и организатором Международной научно-практической конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». Сколько лет проходит эта конференция и с чего все начиналось? 

— Ученым-исследователям старообрядчества хотелось встречаться друг с другом на какой-то площадке, обмениваться мнениями. Многие изучали старообрядчество в отрыве от самих носителей веры. И нужен был человек, который организует эту площадку, соберет ученых и старообрядцев вместе. Им оказался я. Всего с 1995 по 2014 год мы провели 11 конференций, на которых выступило более 800 ученых. В 2005 году в рамках конференции состоялась встреча ученых с митрополитом Андрианом. Они были сильно впечатлены и вдохновлены, сделали для себя много позитивных открытий касательно современной жизни старообрядцев. По итогам конференций издано 16 сборников материалов «Старообрядчество: история, культура, современность», ввиду большого числа статей готовятся новые выпуски. В 2018 году мы провели 12-ю конференцию в новой, заочной, форме. 

Толчок к проведению этих конференций дала так называемая нулевая конференция «Старообрядчество: история и культура», которую мы провели на территории Пафнутьев-Боровского монастыря под эгидой Боровского историко-краеведческого музея 6–8 декабря 1990 года. Участники мероприятия пришли к мнению, что проблемы истории и культуры старообрядчества интересуют многих исследователей, поэтому проведение подобных конференций является насущной потребностью и должно стать традиционным. После этого мы организовали несколько круглых столов и семинаров и уже затем, в 1995 году, взялись за проведение в Москве цикла Международных научно-практических конференций «Старообрядчество: история, культура, современность». 

«Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 
Благодарственная грамота митрополита Корнилия В.И. Осипову за организацию цикла научных конференций «Старообрядчество: история, культура, современность» и издание ежегодных сборников докладов

— Кто из современных ученых, по вашему мнению, совершил настоящий прорыв в «старообрядческой науке»? 

— Прорыва никто не совершил, но большой вклад внесли такие ученые, как Е.М. Юхименко, В.В. Керов, И.В. Поздеева, Ю.В. Аргудяева, М.С. Дроздов, А.А. Пригарин, С. В. Таранец, Е.А. Агеева, Р.И. Перекрестов, Ю.В. Аргудяева, О.Г. Ровнова, И.Н. Ружинская, О.М. Фишман, Г.Н. Чагин, Т.Ф. Волкова, Н.А. Старухин и др. Их очень много, каждый вносит лепту в своем направлении. В.В. Боченков проделал большую работу по части издательской деятельности и обнародования документов. Много и заграничных авторов. 

«Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 
Митрополит Корнилий, Е.А. Агеева, В.И. Осипов. 2014 год

— Если можно, подробнее о вашей музейной деятельности в Боровске. 

— В Боровске до меня были общественные музеи, но не было государственного. Мне пришлось доказать калужским властям, что нужен один хороший государственный музей, который бы объединил фонды трех музеев. Так в 1987 году был открыт Боровский историко-краеведческий музей, который я возглавлял последующие 23 года. В 1991 году на базе этого музея на территории Пафнутьев-Боровского монастыря мы создали Музей истории и культуры старообрядчества Боровской земли, собрав для него много интересных экспонатов в Москве, Санкт-Петербурге, Калуге, Боровске. В 1991 году Пафнутьев-Боровский монастырь был передан новообрядцам, и шаг за шагом к 2005 году нам пришлось свернуть свои выставки и уйти с территории монастыря. 

— Каковы ваши главные достижения в жизни? 

— Я всю жизнь что-то строил: сначала Боровский историко-краеведческий музей, затем с 1998 года часовню боярыни Морозовой, после занимался капитальным ремонтом Боровского старообрядческого храма. Современные прихожане даже представить не могут, в каком состоянии он находился 20 лет назад, им кажется, что он всегда был такой великолепный. Затем мы вместе с нашими монахинями долгое время восстанавливали Покровский храм. Если расставить достижения по части старообрядчества в порядке значимости для меня, то первое — это постройка часовни. Я загорелся идеей возродить в боровчанах память о мученицах боярыне Морозовой и княгине Урусовой. Вокруг меня сплотился коллектив единомышленников, и мы построили памятник страдалицам за веру в виде часовни, в подклете которой разместили надгробную плиту, привезенную мной в свое время из Калужского областного краеведческого музея, где она лежала во дворе. Мне очень помогала поддержка моих дорогих друзей Сергея Кокорина и Екатерины Ивановны Миловановой. Чудесные люди! Большая им благодарность! Дай Бог здоровья! Часовня стала не только символом старообрядчества нашей земли, но и одной из главных достопримечательностей города. Второе достижение — это возрождение храма, практически из руин. Третье — это проведение конференций «Старообрядчество: история, культура, современность». Они дали толчок проведению многих других конференций в различных городах. 

Самые дорогие для меня достижения по части краеведения — исследование истории Пафнутьев-Боровского монастыря и города Боровска.

«Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ!». Интервью с ученым-краеведом В.И. Осиповым 
Благодарственная грамота митрополита Корнилия В.И. Осипову за многолетние просветительские труды на благо Церкви Христовой

— Вы создали два культурно-просветительских сайта «Старый Боровск» (borovskold.ru) и «Музей истории и культуры старообрядчества» (oldbelivers.com). Расскажите о них, пожалуйста. 

— Это образовательные сайты. Мы администрируем их вместе с моей дочерью Анной Викторовной. Сайт «Старый Боровск» создан в 2011–2012 годах. На нем представлены краеведческие материалы по Боровску, Боровскому району и Калужской области. Один из разделов сайта посвящен старообрядчеству нашего края. Сайт «Музей истории и культуры старообрядчества» разработан в начале 2016 года. Наполнением информационного поля сайта занимаются члены Совета музея, которые находят и присылают интересные статьи на тему старообрядчества, их имена представлены в соответствующем разделе. Хотел бы обратить ваше внимание на раздел сайта «Библиотека». Здесь можно скачать все 16 выпусков сборника «Старообрядчество: история, культура, современность», изданных по итогам одноименных научно-практических конференций. Они представляют собой огромный справочный материал на тему старообрядчества. В этом разделе можно скачать издания «Вестник Митрополии», «Калугарь», «Старообрядец» и многое другое. 

Сейчас Музей истории и культуры старообрядчества по причине отсутствия помещения существует только виртуально — на площадке сайта. Ранее, до 2005 года, как я уже говорил, он располагался на территории Пафнутьев-Боровского монастыря. Первую музейную выставку мы провели еще в 1991 году под названием «История старообрядчества Боровского края». 

— Виктор Иванович, каково место современного староверия в историко-культурной нише нашего Отечества? 

— Место очень почетное, и с познавательной, и с гносеологической, и с исторической точек зрения, потому что староверие смогло сохранить в живой практике то, что страна потеряла 300–400 лет назад: веру, чины, обряды, обычаи, историю, одним словом, память человеческую. В этом наша заслуга. Мир меняется очень быстро и не в лучшую сторону, а нам удается сохранять то, что сохранить практически невозможно. 

— Чем сильно старообрядчество? Что оно дает обществу? 

— Старообрядчество сильно соборностью, духом и верой. Чем больше оно претерпевает гонений и испытаний, тем крепче оно становится, тем больше в нем проявляется таких сильных личностей, как Аввакум и боярыня Морозова. Борьба с антихристовыми явлениями в нашей жизни побуждает истинно верующих людей становиться праведнее и ближе друг к другу, яснее осознавать, что все имеет свое начало и конец, альфу и омегу. Количество старообрядцев, да, умаляется, но не глубина веры их лучших представителей, праведников. На них держится мир. 
В жизни современного человека становится все больше материальных благ. Они развращают человека, делают его слабее. Редко можно увидеть людей с сильной верой, живущих в изобилии. Вспомним, что говорит Господь Ангелу Лаодикийской церкви: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3, 15–16). Мне кажется, эти слова относятся именно к вере. Ты и ни ратуешь за веру, и ни безбожник, ты ни холоден, ни горяч. Так ты можешь и продремать пришествие Спасителя. Как раз современное общество находится в таком теплом состоянии: и не ревнует по вере, и не гонит верующих, зато активно навязывает излишние материальные блага, делает их доступными даже для людей с небольшим доходом в виде скидок, кредитов. Зарабатывание больших денег на ненужные покупки, чрезмерный просмотр телевизионных программ и сайтов в интернете крадет наше время, которое можно было посвятить молитве, чтению духовных книг, воспитанию детей. Далее Господь произносит для нас очень глубокие слова: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся» (Откр. 3, 19). Кого Господь любит, от того больше и требует.  

— Вы говорите про необходимость ограничения материальных благ в жизни человека. Но самое интересное то, что такая строгая жизнь ведь не мешает верующему человеку быть счастливым? 

— Нет, нет, совсем не мешает. Состояние счастья зависит от того, как человек воспитан. Если ему с детства внушают, что у довольного жизнью человека должно быть два автомобиля, он действительно вырастает несчастным. А если ему с детства прививают преимущество духовных ценностей над материальными, то он вырастает счастливым, несмотря на количество имеющихся у него авто или их отсутствие. Более того, жизнь в ограничениях стимулирует человека к более разумному распределению средств. Если бы передо мной лежал мешок денег, я бы вложил их не в машину, а в хорошее издательство, чтобы печатать духовную и научную литературу. Материальные ограничения не мешают человеку быть счастливым, наоборот, заставляют его думать. Если бедная бабушка из своей скудной пенсии пожертвует 300–400 рублей, а богач от своего избытка, от жиру, 3–4 миллиона, то жертва бабушки для Бога окажется ценнее, согласно евангельскому рассказу о двух лептах вдовы. Да и если бы современные богатые жертвовали свои миллионы на хорошее дело! На храм вот никто из них не жертвует, а в нем уже идет разрушение… 

— Что делает человека по-настоящему счастливым, по вашему наблюдению? 

— Его вера, семья, друзья, дело. Если ты занимаешься хорошим делом и видишь, что другим людям от этого хорошо, то на душе становится радостно и светло. Меня лично в 2016 году после инсульта подняли мои друзья. Их поддержка меня излечила, и я им благодарен за это. 

— Вы счастливы? 

— Я считаю, что я счастлив, потому что я ничего не хочу изменить в своем прошлом. Дети выросли порядочными людьми, работают, родили 7 внуков. У меня есть абсолютно все, что нужно для счастья, в том числе множество друзей, которые всегда рядом, то и дело забегают попить чайку. Поэтому я богатый человек. Кроме того, я веду интересную общественную деятельность. А человек должен быть востребован, нужен: детям, друзьям, обществу. Главное — не требовать отдачу за свои труды и не обижаться, если твои заслуги недостаточно высоко оценили или со временем забыли. Просто нужно делать свое дело. С меня спросит Господь, Он знает, кто что делал. Правда, нужно смириться с тем, что, может быть, придет время, и ты уже почти не будешь кому-то нужен или просто не будешь в состоянии кому-то что-то дать. Нужно воспринять это спокойно и так же хорошо относиться к тем людям, которые в тебе больше не нуждаются. Зато у тебя появится больше времени на чтение Псалтыри, Евангелия. 

— Виктор Иванович, как вы пришли к староверию? 

— Во времена моего детства про Бога старались не говорить, нам было очень сложно в этом плане. Да и семья у нас не старообрядческая. Но, тем не менее, моя тетушка водила меня в новообрядческий храм, причащала там, привив тем самым теплое отношение к вере. Моя мама, хотя и была учительницей в советской школе, не возражала. Я верил в Бога, постоянно поучал своих друзей, например, запугивал их адом, когда они ругались. Но мои одноклассники в 1 классе стали высмеивать меня за это — и я перестал проявлять свою веру при других. Детское трепетное отношение к вере трансформировалось в старших классах в культурологический интерес в области религии: мне было интересно изучать историю Русской Церкви, ходить на экскурсии в храмы, смотреть, как они устроены. Среди моих знакомых было много новообрядческих священников, которые поддерживали мое увлечение. Но непосредственно молиться в новообрядческие храмы я уже не ходил, душа к ним не лежала. 
Действующего старообрядческого храма в это время в Боровске еще не было, и даже некоторые староверы приходили молиться в новообрядческие храмы. Основная же часть старообрядцев, которые сохранили преемство с богатым старообрядческим прошлым Боровска, ездили на службу в Верею к о. Евгению (ныне владыка Евмений, епископ Кишиневский и всея Молдавии). Правда, время делало свое дело: новое поколение приходило на смену старому, и число ревностных богомольцев потихоньку умалялось.  

В конце 1980-х годов наступила пора всплеска культурологического интереса к прошлому. Появилась группа людей, которая ужасно захотела восстановить облик города Боровска. Но как это сделать, не восстановив наш красивейший старообрядческий храм? Он тогда был инкубатором: в нем выращивали цыплят… Я и подсказал эту идею — спасти старообрядческий храм — моему знакомому Сереже Решетову, который загорелся желанием сделать что-то патриотическое, но не знал, за что взяться. И время этому способствовало: как раз в 1988 году праздновалось 1000-летие крещения Руси. Он в это дело включился: нашел старообрядцев, желающих организовать общину, и они вернули храм. Митрополит Алимпий направил в возрождающийся приход молодого священника о. Артемона Шендригайлова. 
Со временем и моя жена стала прихожанкой этого храма — женщины как-то более расположены к вере, — и она приобщила меня. Я начал помогать общине, так и воцерковился основательно и бесповоротно. Это было в 1996 году, после того как мы с о. Артемоном поставили крест на Боровском городище, возле того места, где томились в заточении боярыня Морозова и княгиня Урусова. Мне было тогда около 40 лет, я работал директором Боровского историко-краеведческого музея. В 2002 году умер председатель общины. Новому председателю нужно было взвалить на свои плечи много тяжелой работы — строить часовню, восстанавливать храм, сплачивать общину. Задача была трудная, поэтому я за нее взялся и пробыл в этой должности до тех пор, пока в феврале 2016 года меня не свалил инсульт.  

— Чем вас привлекло старообрядчество (вы стали таким активным прихожанином, а позже и вовсе председателем общины!)? 

— Мне многое дорого и близко в старообрядчестве. Есть что-то неведомое нам, оно-то и расположило меня. Просто нравится в старообрядческом храме — и все, а что именно — трудно сказать. Сказать, что нравятся люди, можно, но хорошие люди есть и среди новообрядцев. Сказать, что нравятся длинные службы, это значит приврать: не всегда могу их выстоять, хочется и присесть, и к стеночке прислониться. Сказать, что нравится пение, — нет, уровень певческого мастерства в нашем приходе нужно подтянуть. 

Правда, сжимает сердце невероятная судьба старообрядчества: страдания наших христиан во время 300-летних гонений. Долгое время я работал на территории Пафнутьев-Боровского монастыря, где располагалась часть нашего историко-краеведческого музея. Судьба протопопа Аввакума, а он там сидел на цепи, судьба боярыни Морозовой не может оставить равнодушным. К нам приезжали такие замечательные люди, как Наталья Сергеевна Демкова, Александр Панченко, они с восторгом рассказывали о подвиге этих святых. Я много раз пытался поставить себя на их место, и меня неимоверно поражает их мужество, по сравнению с ними я духовно слаб, и тех высот не смог бы достичь. До сих пор старообрядчество продолжают гнать, не желают говорить о нем правду. Может быть, это тоже как-то повлияло на мой духовный выбор. 

Что такое старообрядчество лично для меня, сказать трудно. Одно я знаю наверняка: вера сама по себе, а ее носители — сами по себе. Один только факт, что ты старообрядец, ни о чем не говорит, человек должен серьезно работать над собой в духовном плане. Поступки единоверцев могут быть совершенно разные, и приписывать чье-то плохое поведение всей Церкви неправильно. Так, некоторые крупные старообрядческие купцы начала XX века вели себя недостойно, но нельзя говорить, что вся Церковь такая же, как они, это их личный выбор. 
Истинные старообрядцы — это глубоко верующие люди, которые за свои убеждения, за веру, за Христа готовы, как и их предшественники, войти в клетку ко львам, пойти на дыбу или уехать в тайгу. Для них нет сомнения, что после смерти их душа будет принята Господом, и ради этого они готовы пострадать, лишить себя каких-то благ. Живой пример — подвижница Агафья Лыкова. А у нас сейчас многие хотят на двух машинах ездить. Обмирщение старообрядцев, к сожалению, идет полным ходом. 

— Как вы оцениваете духовное состояние общества и Церкви? 

— Все наше российское общество, начиная с 1990-х, оцениваю на троечку. Старообрядческое общество также надежду не внушает. Если раньше я приезжал на Рогожское на праздник, и оно было наполнено москвичами, то сейчас это в основном приезжие. То есть то поколение москвичей, которое за один аз может голову сложить, потихонечку уходит, а новое уже дает себе поблажки, окружает себя излишними материальными благами, которые развращают нашу душу. Людей, имеющих сильную веру, становится все меньше. Когда народ гнали, он был крепче, а сейчас все дозволено. «Ладно, сейчас соглашусь, что Бог один и у нас, и у мусульман, чтобы не разругаться со своим товарищем», — рассуждают некоторые. Так и слабеют духовно. Нам открыто, что рано или поздно состоится Второе Христово Пришествие, когда в людях иссякнет добродетель, поэтому общество неминуемо будет ухудшаться. 

Судя по тому, как уменьшается количество людей в наших приходах, мы движемся в этом направлении. Раньше целые деревни были заселены старообрядцами, имею в виду еще поколение, родившееся в начале XX века, а сейчас в храм приходит в лучшем случае каждый пятый, и то часть из них только на Пасху. То поколение уходит, а их дети слабее в вере. Я лично знаю многих таких коренных старообрядцев, предпочитающих дороге в храм светские развлечения. Они делают акцент на том, что они потомственные старообрядцы, вместо того чтобы оценивать себя по глубине веры, полноте исполнения заповедей. Разумеется, старообрядчество никогда не исчезнет: истинные христиане сохранятся до конца света, но только малое стадо. Так, в Боровской старообрядческой общине всего десять боровчан, на большие праздники собирается вместе с приезжими до 50 человек. Я был на престольных праздниках в ряде других малых городов России, Латвии, Румынии — ситуация подобная. Понятно, что в больших городах приходы крупнее. 

Мне важно молиться со своими, боровчанами, а не только с чужими людьми, которые приехали на один раз, кого больше не увижу. А ведь в свое время старообрядцы составляли половину населения Боровска! С другой стороны, в советское время Боровская община даже не имела своего храма, ездила молиться в Верею, а в конце XX века возродилась. А Верейская община, наоборот, ранее, при о. Евгении, была крупнее. Развитие идет волнообразно. К столетию распечатания алтарей наша община была на подъеме, сейчас она держится на одном уровне, подъем это или спад, говорить рано. Настоятель и прихожане есть, службы идут, и за это слава Богу. Правда, все больше людей приходит не помолиться в первую очередь, а поставить свечку, подать записку, исполнить какие-то требы, и это огорчает. И так не только в нашей общине, а в целом по стране. 

После митрополита Алимпия, по моему наблюдению, в Церкви начались малозаметные послабления. Сегодня нам нужно больше соборности и, в частности, больше совместных обсуждений путей укрепления Церкви. Старообрядцам нужно устроить масштабный крестный ход в народ, образно говоря, то есть основательно на всех уровнях взяться за просвещение. Если бы не ученые, которые рассказывают о старообрядчестве в средствах массовой информации и книгах, о нашем существовании мало бы кто знал. Но сухие факты мало подвигают к вере, нужна в первую очередь проповедь. 

— Что Церковь может сделать для духовного возрождения? 

— Для этого, на мой взгляд, во-первых, нам нужно иметь замечательное духовное училище, где обучать на высоком качественном уровне будущих священнослужителей и матушек. Я считаю, что такое училище должно иметь государственную аккредитацию с присвоением выпускникам профессиональной квалификации, как это делается в Московской духовной академии в Троице-Сергиевой лавре. Функции нашего Московского старообрядческого духовного училища узки, куда идти работать его выпускникам-уставщикам? Во-вторых, необходимо строже подходить к отбору священнослужителей, вести с ними работу. В-третьих, соборность обязательно нужно иметь во всем с признанием ценности, значимости мнения мирян, в том числе необходимо усиливать роль прихожан в общинах, создавать для них комфортные условия для выражения идей и проявления активности. 

Церковь должна целенаправленно и системно решать духовные проблемы. Например, было бы хорошо усилить заботу Церкви в вопросах духовного чтения своих чад: активнее издавать труды церковных писателей; вести на официальном сайте список рекомендуемой литературы, в том числе анализировать и предлагать к чтению те же популярные в старообрядческой среде новообрядческие издания трудов древних святых отцов, но с указанием имеющихся в них ошибок. Я видел, что в некоторых наших храмах и вовсе продается литература, которую совершенно нельзя читать. 
Мало кто из нашего духовенства имеет какое-либо высшее образование. А священник должен иметь широкий кругозор, чтобы общаться с самыми разными людьми. 

— Как много среди ваших знакомых людей иных вероисповеданий или неверующих? Как вы строите с ними общение? 

— Ввиду того, что я много лет работал директором музея, у меня много таких знакомых, скажем прямо, еретиков, с которыми, тем не менее, нужно решать насущные культурологические задачи, например, восстанавливать памятники. Я отношусь к ним как к светским приятелям, четко соблюдая границу общения. Более того, у меня есть хороший товарищ — боровский новообрядческий священник, с которым мы дружим много лет, еще с тех пор, как он был обыкновенным электриком и охотно помогал нашему музею. Замечательный человек. Мы стараемся не вести церковные споры, общаемся на светские или этические темы. О чем нам спорить, если ему все равно, креститься двумя или тремя перстами, он воспитан в совершенно другой системе координат. Или как ты переубедишь беспоповца, что он не прав? За годы общественной деятельности накопилось очень много самых разных знакомых, практически каждый день кто-то заходит в гости.  

— Виктор Иванович, приоткройте завесу вашей личной духовной жизни: какие церковные книги, праздники, святые вам ближе и почему? 

— Я ношу имя св. мученика Виктора (память 23 марта по н. ст.), который за Христову веру был заживо раздроблен в каменной ступе в Коринфе в 251 году в правление одного из жесточайших гонителей христиан римского императора Декия. Это ближайший святой с именем Виктор после моего дня рождения 27 февраля. По причине того, что я боровчанин, конечно, меня всегда интересовали духовные подвиги преподобного Пафнутия, я считаю его своим небесным покровителем. Он мне очень близок благодаря его аскетизму и насыщенной церковной деятельности. Я очень переживаю, глядя на новшества, введенные в нашем Пафнутьев-Боровском монастыре на протяжении XIX–XX веков, на то, во что он превратился. Когда мне бывает трудно, я вспоминаю, как действительно трудно было Аввакуму. Он как человек, перенесший столько страданий и мучений, является для меня образцом поведения в моменты жизненных невзгод и препятствий, помогает более мужественно переносить, например, предательство друзей. Постоянно читаю житие и письма боярыни Морозовой. Когда тебе тяжело, вспоминаешь этих святых людей и понимаешь, что ты их недостоин. Они столько претерпели, а ты убиваешься из-за какого-то пустяка. Много полезного нахожу для себя в сборниках «Жемчуг духовный», особенно в житии мучеников III–IV веков. Хочется все перечитать и переосмыслить, но, чем ближе подходишь к окончанию жизненного пути, тем меньше времени остается на чтение.  

— Наверняка, ваши духовные привязанности находят отражение и в вашем красном углу? Можно на него взглянуть? 

— Да, как можете видеть, почетное место здесь занимают не одна икона преподобного Пафнутия, ряд образов протопопа Аввакума. Недавно увидел хороший резной образ Аввакума, выполненный Павлом Варуниным, и хочу попросить повторить его для меня. Моя первая икона в доме — образ Скорбящей Пресвятой Богородицы — имеет непростую судьбу. Еще до прихода в старообрядческий храм ребята на работе хотели вместе с дровами бросить ее в костер для шашлыка. Пришлось пресечь это кощунство, откупившись бутылкой вина. Со временем ее удалось отреставрировать. 

— За вашими плечами — большой житейский опыт. У вас есть свои правила, которые вы пропустили через себя и стараетесь им следовать? 

— Я четко осознал для себя такое правило: не делай гадости другому, потому что рано или поздно она обязательно к тебе вернется. Стараюсь не ранить других людей, кем бы они ни были, стараюсь идти на компромиссы, если они не касаются веры. С теми людьми, которые не поймут мои убеждения, вопросы веры не обсуждаю. При первом знакомстве открыт и доброжелателен, формирую мнение о человеке только после долгого общения с ним. 

— Как вы относитесь к жизни в городе? Некоторые горожане специально переселяются в деревни из-за плохой экологии. 

— Рано или поздно урбанизация возьмет верх, хотим мы того или нет. И экология будет ухудшаться, и наши старые дома будут сноситься, как бы мы их ни защищали, и травка будет заасфальтирована. Но главное не это. А вот то, что при этом грубеет человеческая душа, это да, страшно. Надо думать, как ее сберечь в городе, в тех же наших школах на 1000 учащихся как оградить ребенка от навязывания мирских ценностей. Хорошо, если у человека есть возможность жить в сельской местности. Но там нет работы, нет того, что может дать город. Это сложный вопрос. С одной стороны, город — это зло, а с другой стороны, он дает возможности для развития творческого потенциала личности. Город — это как нож, которым можно порезать хлебушек с лучком, а можно и убить. Мне нравится жить в Боровске потому, что это компактное место проживания, люди друг друга знают. Мне идти до работы 10 минут, но я иду сюда полчаса, потому что то на той, то на другой лавочке встречаю добрых знакомых. В маленьком городе человек на виду, поэтому он старается держать себя в рамках приличий, иначе весь город будет знать тебя с плохой стороны. 

— А сколько жителей в Боровске? 

— В среднем, 12 000 человек. Летом побольше на 2–3 тысячи, зимой поменьше, потому что многие боровчане работают в Обнинске или в Москве. 

— Кто ваши учителя, люди, у которых вы многому научились? 

— В институте я многому научился у преподавателя истории Петра Викторовича Снесаревского, он дал мне много по части методики. Мой учитель в научном плане — Анна Леонидовна Хорошкевич, крупнейший специалист по польско-литовской метрике, взаимоотношениям Русского государства с др. странами в XV–XVI веках. Она скрупулезно оценивала каждую строку моих работ, подсказывая все недостатки. По-моему, таких специалистов, как Анна Леонидовна, уже нет. Она мне очень помогла. В духовном плане моим учителем являлся и останется на всю жизнь митрополит Алимпий. Как человек он отличался внутренней правильностью, в нем все было складно. Как владыка он приложил много трудов по сохранению паствы. Для меня он святой человек. 

— Что вы читаете? 

— Я всеядный. Недавно читал «Мы» Евгения Замятина, антиутопию из школьной программы, после Рэя Брэдбери — прямо про наш мир, хотя по жанру фантастика. На днях с удовольствием перечитал повесть Гоголя «Тарас Бульба», чтобы сравнить ее с одноименным фильмом. Книга, конечно, гораздо сильнее воздействует на чувства. А сейчас с женой готовимся ко Причастию: читаем Псалтырь. 

— Какие качества вы более всего цените в людях? 

— Порядочность, доброту, уважение к другим, преданность делу, честность. 

— Какие лучшие моменты в вашей жизни? 

— Когда я вместо диплома забирал дочь из роддома. Как раз в это время надо было ехать в Калугу на выпускной, а тут такое счастье! Еще один из самых замечательных моментов — знакомство с женой. Живя в Боровске чуть ли не на одной улице, имея много общих друзей, мы познакомились за тридевять земель в Белгороде-Днестровском в Аккерманской крепости. С радостью вспоминаю открытие выставки по старообрядчеству в Боровске. Мы к ней долго шли, напряженно работали. Таких моментов много, у меня вся жизнь памятна, интересна и хороша. Поэтому я и говорю, что мне ничего не хотелось бы изменить в прошлом, абсолютно ничего. И где я служил, и где учился, и где работал — мне везде по жизни везло. Меня постоянно окружают прекрасные люди. У нас есть дело, если его не станет, то мы придумаем другое, третье, четвертое. А когда мне бывает трудно или больно, я вспоминаю Аввакума. 

— Какой самый лучший, самый значимый подарок в вашей жизни? 

— Самых лучших подарка у меня два — сын и дочь. И это подарки на всю жизнь. 

— Не секрет, что таких ярких деятельных личностей, как вы, злые языки любят поосуждать за спиной. Как вы к этому относитесь? 

— К этому я уже привык. Таких товарищей у меня много. Я понял, что это было и будет, смирился с этим, как и Аввакум. В глаза они говорят хорошее, а за спиной плохое, откровенную ложь. Потом ведь людям, поверившим в их клевету, уже ничего не докажешь. Я выработал от таких сплетников защиту, став к ним безразличен. Я их по-человечески жалею. Мне жалко их, что они тратят свои мысли, свои слова на такое греховное дело. Справедливую же критику я стараюсь воспринимать правильно. Если, допустим, мне советуют лучше проработать какую-то часть статьи, то я сажусь и делаю это. Каждый человек стремится стать лучше. Самосовершенствоваться мне помогает чтение Библии. Бывает, прочитаешь какие-то слова и понимаешь: «О, точно, это по мою душу!» 
Мне, правда, трудно понять разницу между констатацией факта о человеке, о котором идет речь в беседе, и его осуждением. Ведь иногда нужно просто рассказать о факте действительности, связанном с общим товарищем по работе, а он, узнав об этом, воспринимает это как пересуд, наговоры, хотя у меня такого и в мыслях не было. Поэтому лучше молчать, но это не всегда получается. 

— Какие черты, поступки людей вам не нравятся больше всего? 

— Больше всего я не люблю сволочизм, то есть когда люди говорят тебе одно, доброжелательно улыбаясь, а поступают совершенно иначе, противоположно, движимые тайным умыслом сделать тебе что-то плохое. Или клевещут на тебя. Таких людей встречается не мало. Я их называю Иудушками, предателями. Бывает, что они даже внутренне убеждены, что делают при этом правое дело, они сами верят в свою ложь. Поэтому другие так охотно принимают их слова за истину. 
Еще мне не нравится грубое хамство и люди, которые не держат свое слово, забывают о своих обещаниях. С остальным легче смириться. 

— Вас очень украшает ваша борода, придает вашему образу статусность и живописность. Вы ее отпустили, когда пришли в старообрядческий храм? 

— Трудно поверить, но моя борода никак не связана со старообрядчеством, я начал ее отращивать спонтанно в 1980 году, когда мы с женой уехали в свадебное путешествие. Расслабляющая атмосфера юга не располагала к бритью, и моя молодая супруга позволила мне ходить как есть. Так и ношу свою бороду уже около 40 лет. Это экономит и время, и деньги. 

— О, вы прожили с супругой почти 40 лет! Сейчас это такая редкость. Что делает супружеский союз крепким? 

— Чтобы иметь долгие крепкие отношения, мне кажется, нужно любить друг друга, уважать и иметь какое-то совместное дело. У нас этим делом, которое нас сплачивает, является общая вера, взгляды, убежденность, дети и профессия. Мы поженились 14 декабря 1979 года, как раз на память Аввакума. Вот как хорошо получилось! И чем больше я узнаю свою жену, тем дороже она мне становится. Она все время думает, как улучшить те или иные сферы моей жизни, разбирается во многих вопросах лучше меня, для меня моя жена — настоящая энциклопедия! Без нее я был бы как слепой, не знал бы, что и как делать. Она стала моим поводырем. И эта привязанность, близость друг к другу с годами только усиливается. Как два кирпича, скрепленные цементом, уже не разъединишь. 

Простите Христа ради! 

Беседовала Ольга Захарова, куратор Просветительского отдела Московской Митрополии РПСЦ, июнь 2018 г.

Виктор Иванович Осипов. Биография 

Виктор Иванович Осипов родился 27 февраля 1956 г. в г. Боровске Калужской области. С 1963 по 1973 г. учился в Боровской средней школе №2. После окончания школы в течение года с августа 1973 г. по май 1974 г. работал слесарем-сборщиком на боровском заводе «Вега». С мая 1974 г. по апрель 1978 г. проходил службу в рядах Военно-морского флота на Балтийском и Северном морях.  
После окончания службы учился в Калужском государственном педагогическом институте им. К.Э. Циолковского на историческом факультете с августа 1978 г. по август 1983 г. Во время учебы работал учителем истории, политэкономии, обществоведения и военного дела в Сатинском СПТУ-8. После окончания института полностью перешел туда на работу, где трудился до августа 1986 г. С августа 1986 г. по июнь 1987 г. работал в Ермолинском СПТУ-14 учителем истории и обществоведения. 

В эти годы активно работал в обществе «Знание», ВООПИК, пропагандируя сохранение исторического наследия Боровского района. 

С 1 июля 1987 г. по январь 2010 г. был первым директором Боровского историко-краеведческого музея. В 2010–2015-е гг. — депутат Боровской городской Думы. В 2010–2014-е гг. — сотрудник отдела Музея-квартиры К.Э. Циолковского в Боровске. С февраля 2016 г. пенсионер. 

2 декабря 1999 г. избран членом-корреспондентом Петровской академии наук и искусств (СПб). 
Виктор Иванович был активным прихожанином Боровской старообрядческой общины Введения во храм Пресвятой Богородицы, а с 2002 по 2016 г. ее председателем.  
Во время работы в Боровском историко-краеведческом музее им на территории Пафнутьев-Боровского монастыря в 1991 г. была создана выставка «История Боровского старообрядчества», которая просуществовала до 2005 г. 

С 1998 по 2004 г. В.И. Осипов возглавлял в Боровске Фонд культуры МО «Боровский район», входил в состав Комитета по культуре при администрации района. При его активном участии многие исторические здания были сохранены, а в 2000 г. он возглавил комитет по строительству часовни-памятника боярыне Морозовой и княгине Урусовой. Результатами этой работы является выстроенная к 2005 г. часовня-памятник, которая стала неотъемлемой частью историко-культурного наследия г. Боровска.  

Благодаря усилиям Виктора Ивановича в Боровск была возвращена надгробная плита сестер Соковниных: боярыни Морозовой и княгини Урусовой, — которая с 2005 г. хранится в часовне. 
С 2010 г. В.И. Осипов является членом Комиссии по исследованию старообрядчества при Международном комитете славистов. 
В.И. Осипов занимается популяризацией истории и культуры старообрядчества, что выразилось в создании выставок, проведении конференций, семинаров и издании сборников. При этом основное внимание им уделено изучению старообрядчества Калужской земли. Целью исследования В.И. Осипова стало возвращение из небытия событий и фактов Боровского старообрядчества, жизни и деятельности протопопа Аввакума и сестер Соковниных (боярыни Ф.П. Морозовой и княгини Е.П. Урусовой). 

«Краеведение — это окно в большой мир истории». Когда говорят о краеведении, то можно прямо утверждать, что практически все областные и региональные конференции последних тридцати лет тяготеют к историческому познанию той или иной части нашей страны. Многие исследователи начинали свой путь с изучения своего города, региона. Поэтому на больших конференциях всегда присутствует элемент краеведения — любви к истории своего края. 

Такова судьба и Международной конференции «Старообрядчество: история, культура, современность», которая выросла из семинаров и конференций, созываемых коллективом историков в Боровске и Москве. Первая такая конференция (т. н. «нулевая») с названием «Старообрядчество: история и культура» прошла в Боровске с 6 по 8 декабря 1990 г. В ходе работы конференции ее участники пришли к мнению, что проблемы истории и культуры старообрядчества интересуют многих исследователей, поэтому проведение подобных конференций является насущной потребностью и должно стать традиционным. Для этого был создан постоянно действующий оргкомитет, который видел свою задачу в объединении исследователей старообрядчества вокруг сборника под названием «Старообрядчество: история, культура, современность». Реальность осуществления этой идеи стала очевидной, когда на помощь пришли спонсоры. Издание сборника стало неотъемлемой частью жизни ученых между конференциями. 

Выход первого номера сборника в 1994 г. прошел почти незамеченным. Но для членов редколлегии это событие стало стимулом для продолжения работы. Второй номер сборника уже вызвал ободряющие отклики ученых и старообрядцев различных согласий. 

С 1995 г. было возобновлено и проведение научно-практических конференций «Старообрядчество: история, культура, современность». В 1996 г. редколлегия сборника провела два научных семинара. Первый состоялся 26 октября. На нем прозвучал доклад Е.А. Агеевой «Из истории старообрядческих центров. Подмосковье. Гуслицы ХVII–ХХ вв.». Второй научный семинар прошел 7 декабря. На этот раз было прочитано два доклада: «М.И. Чуванов — старейший старообрядческий наставник» (Е.М. Сморгунова) и «Поволжская Самодуровка и ее обитатели в ХVII–ХХ вв. Духовный отец Яков Ефимов Ларин» (Е.А. Агеева). Проведение семинаров вызвало положительный отклик всех присутствовавших. 

Приведем список прошедших конференций: I — 25–28 апреля 1995 г., Москва; II — 24–25 апреля 1996 г., Москва; III — 15–17 мая 1997 г., Москва; IV — 14–15 мая 1998 г., Москва; V — 21–22 ноября 2000 г., Москва; VI — 19–20 ноября 2002 г., Москва; VII — 22–24 февраля 2005 г., Москва – Боровск; VIII — 13–15 ноября 2007 г., Москва; IX — 30 сентября — 2 октября 2009 г., Великий Новгород; X — 15–16 ноября 2011 г., Москва; XI — 11–13 ноября 2014 г., Москва. Конференции нашли отклик в широких кругах людей, интересующихся проблемами старообрядчества. На прошедших 11 конференциях выступило более 800 ученых, а по итогам конференций было подготовлено и издано 16 сборников материалов «Старообрядчество: история, культура, современность» с 1994 по 2018 г. 
Работа небольшого коллектива редколлегии сборника была бы практически невозможна, если бы у него не было искренних друзей. Площадки для проведения конференций предоставляли Российский университет дружбы народов (Москва), Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева (Москва), Московская Митрополия на Рогожском — духовный центр Русской Православной Старообрядческой Церкви и др. 

На конференциях постоянно подчеркивалось, что старообрядчество — явление уникальное в отечественной истории, в большей или меньшей степени коснувшееся всех сторон жизни русского общества. Трудно переоценить роль староверия в формировании и сохранении духовных начал России. В современном мире старообрядчество не стало пассивным хранителем традиций, антиквариатом, застывшим явлением, живущим лишь прошлым. Напротив, это живой организм, который, чтя устои, продолжает развиваться и в нынешнее непростое время.  
По отзывам Георгия Павловича Станкевича из Сум (Украина), «важным было живое общение участников конференции, которое дало возможность установить творческие контакты, обменяться мнениями о богатстве научных проблем, продумать планы на будущее». 

Не остались незамеченными и современные проблемы старообрядчества.  
Большой интерес к конференции проявили и старообрядцы разных направлений. На конференциях присутствовали: протоиерей Леонид Гусев, настоятель Покровского храма, что на Рогожском кладбище в Москве, епископ Курской епархии Древлеправославной Церкви Аполинарий (Дубинин), наставник первой Даугавпилсской поморской общины Алексий Жилко (Латвия) и др. 
Владыка Аполинарий в своих выступлениях подчеркивал, что старообрядчество является элитой русского общества, но элитой не только интеллектуальной, но и духовной, историческая миссия которой заключается в том, чтобы быть стержнем общества и его совестью.  

Конференции предоставили возможность встретиться и обсудить насущные вопросы различным старообрядческим конфессиям. Рассказать о своих проблемах и изысканиях, обменяться мыслями. Участники конференций всегда подчеркивали, что основная цель мероприятия не в наукообразии, а в укреплении основ старообрядчества, утверждении его идеалов в современном обществе.  
О старообрядчестве, его истории, культуре, современном положении написано бесчисленное количество книг, статей, исследований, авторы которых принадлежат к различным эпохам, социальным слоям, политическим направлениям. Разные вопросы анализировали историки, филологи, искусствоведы, экономисты и специалисты других областей. Однако и прошлое, и настоящее этого явления настолько сложно, что требует постоянного осмысления, дополнительных исследований. 

Памятной для многих участников конференции стала VII конференция «Старообрядчество: история, культура, современность» (22–24 февраля 2005 г.), которая была приурочена к 100-летию указа «Об укреплении начал веротерпимости» и распечатания алтарей храмов Рогожского кладбища. Конференция собрала не только ученых, изучающих старообрядчество. В переполненном зале Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия присутствовали главы старообрядческих согласий, старообрядческое духовенство, студенты, а также новообрядческие клирики, неравнодушные к староверию. 
Конференцию открыл митрополит Московский и всея Руси Андриан вступительным докладом с символическим названием «Освобождение духа». В своем слове владыка подчеркнул, что в наше время «распечатание старообрядческих алтарей» несет скорее духовный смысл и должно пониматься «как открытие красоты и духовной целительности древнего порядка богослужения и церковного устройства». Епископ Курский Аполинарий отметил, что, несмотря на 100-летний юбилей указа о веротерпимости, «до настоящей веротерпимости в нашем обществе еще далеко», а также призвал участников конференции изучать старообрядчество не только в историческом аспекте, но и как живой организм. А лучший путь для этого — сотрудничество ученых и старообрядцев. 

23 февраля 2005 г. в храме Успения Пресвятой Богородицы митрополит Андриан встретился с учеными и гостями конференции. В разговоре приняли участие владыка Силуян, епископ Новосибирский и всея Сибири, владыка Евмений, епископ Кишиневский и всея Молдавии, управляющий делами Митрополии протоиерей Евгений Чунин, сотрудники информационно-издательского отдела о. Алексей Лопатин и С.Г. Вургафт, заведующий книгохранилищем Митрополии В. Волков, заведующий архивом В. Боченков. 

На пресс-конференции были подняты многочисленные и разнообразные вопросы, в том числе и современные проблемы староверия. 
На третий день участники конференции выехали в Боровск, где прошел «круглый стол», посвященный проблемам сохранения историко-культурных памятников старообрядчества Боровска. Гости познакомились с историческими памятниками, связанными со старообрядчеством: Пафнутьев-Боровским монастырем, где находился в заточении священномученик Аввакум, часовней-памятником святым мученицам и исповедницам Феодоре (Морозовой), Евдокии Урусовой и иже с ними пострадавшим за правоверие, боровскими старообрядческими храмами. 

Конференции проходили не только в Москве, но и в других городах России. Так, 9-я прошла в Великом Новгороде. Эта конференция стала общим вкладом представителей светского научного сообщества и старообрядцев России и ряда зарубежных стран в празднование 1150-летия древнейшего города России. Организаторами конференции были Музей истории и культуры старообрядчества (Москва, Боровск) при содействии Комитета культуры, кино и туризма Администрации Новгородской области, Новгородского государственного объединенного музея-заповедника, Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого, а также общин Русской Православной Старообрядческой Церкви и Древлеправославной Поморской Церкви Великого Новгорода. 

Этот древний русский город, принимавший исследователей, как никакой другой смог подарить гостям особенную атмосферу. Официальное открытие состоялось на территории древнего Новгородского кремля, в двух шагах от храма Святой Софии, в лектории Новгородского музея-заповедника. Свои приветствия и напутственные пожелания высказали представители Министерства культуры РФ, Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого, Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви и Новгородской и Старорусской епархии РПЦ МП. Настоятель Иоанно-Богословского храма новгородской общины РПСЦ священник Александр Панкратов зачитал приветствие митрополита Корнилия Московского и всея Руси, в словах которого содержалась высокая оценка этого «собрания ученых, изучающих старообрядчество во всем его многообразии». Владыка Корнилий подчеркнул особое значение Новгорода в истории старообрядчества. Староверов сегодня, по словам митрополита, можно образно назвать древними новгородцами, ведь мы несем в себе древние устои вечевого, то есть соборного, управления внутри Церкви. 

Площадку для научной части конференции предоставил Гуманитарный институт Новгородского государственного университета. Он находится в живописном историческом месте — в бывшем Антониевом монастыре, где сохранились постройки XII в. В работе конференции приняли участие ученые, исследователи, представители общественности и старообрядческих общин России и стран СНГ. За два дня было заслушано 64 доклада и сообщения, вызвавших живой интерес.  

Были затронуты как общие темы старообрядчества в XIX и XX вв., так и истории конкретных общин и даже персоналии. Присутствовавшим было интересно услышать сравнение старообрядного и новообрядного чина таинства крещения, сделанное священником РПЦ МП, отметившим преимущество старого чина. Не менее впечатляющими были доклады известных исследователей староверия И.Н. Ружинской,

В.В. Керова, Р.И. Перекрестова, К.Я. Кожурина, А.А. Безгодова, Н.В. Литвиной, С. Сироткина, М. Пулькина, О.М. Фишман. Последний день завершился круглым столом, на котором состоялось подведение итогов конференции. 

За три дня конференции ее участники успели побывать в гостях у поморской общины, посетить храм РПСЦ во имя св. ап. Иоанна Богослова. В соборе Антониева монастыря прозвучали духовные стихи новгородских староверов в исполнении хора причетников Новгородской старообрядческой поморской общины. Были совершены экскурсии по Великому Новгороду и его ближайшим окрестностям. 
Большую роль в координационной работе конференции сыграли настоятель новгородской общины РПСЦ священник А. Панкратов, А.А. Безгодов, преподаватель Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого канд. ист. наук Т. Воскресенская. 
Участники конференции представляли не только российские научные центры (Москва, Санкт-Петербург, Сыктывкар, Барнаул и др.), но и многие регионы бывшего Советского Союза: Литву, Эстонию, Украину, Беларусь. 

После работы секций проводились круглые столы. Так, например, один из них, который вел В.В. Керов, канд. ист. наук, доцент Российского университета дружбы народов, назывался «Конфессиональные аспекты предпринимательства». На обсуждение был вынесен вопрос о роли и месте старообрядцев в социально-экономической жизни России. В ходе дискуссии все пришли к единому мнению, что данный вопрос слабо разработан российскими учеными. 

Подытоживая работу всех прошедших конференций, можно смело утверждать, что они выполнили поставленные перед ними задачи: собрали основных исследователей данной темы из разных регионов России и стран ближнего и дальнего зарубежья, между которыми произошел активный обмен научной информацией; выпустили сборники материалов «Старообрядчество: история, культура, современность», что является существенным вкладом в историческую науку. 

Общение ученых с верующими-старообрядцами показало, что изучение истории и культуры старообрядчества необходимо проводить совместно с представителями старообрядческих общин. 
Будем надеяться, что традиция проведения этих конференций продолжится и в дальнейшем. 

Основными темами в исследовательской работе В.И. Осипова являются история Боровского старообрядчества с XVII в. по настоящее время, судьба сестер Соковниных и протопопа Аввакума, развитие старообрядческих общин и их судьба в XIX — начале XXI в.  

В.И. Осипов в настоящее время продолжает проводить семинары по истории и культуре старообрядчества: 

1. «Калужское старообрядчество: история, культура, современность», Боровск, 28 июня 2016. 
2. Круглый стол «Культура старообрядцев и ее сохранение», Боровск, 28–29 июня 2017 г.  
Организована выставка П.Г. Варунина «Современный старообрядческий лубок» (июнь 2017 г.). 
Хорошим подспорьем для начинающих исследователей истории и культуры старообрядчества являются созданные Виктором Ивановичем страничка по истории старообрядчества на сайте «Старый Боровск» http://www.borovskold.ru/ и сайт «Музей истории и культуры старообрядчества» http://oldbelivers.com/. 
В.И. Осипов — участник многих всероссийских и международных конференций, связанных с историей и культурой старообрядчества:  
1. Старообрядчество: история, культура, современность. Москва – Боровск, 1993–2016. 
2. Международные Заволокинские чтения. Рига, 2006, 2017. 
3. Старообрядчество как историко-культурный феномен. Международная научно-практическая конференция. 27–28 февраля 2003 г. Гомель, 2003.  
4. Липоване: история и культура русских-старообрядцев. Одесса, 2004–2014. 
5. Культура русских-липован в национальном и международном контексте. Международный научный симпозиум ОРЛР (Тульча, 12–16 июня 2013 г.; Пятра Нямц, 11–15 ноября 2017 г.). 
 
Основные работы В.И. Осипова 
 
Монография: Осипов В.И. «…В Боровеск, на мое отечество, на место мученое…»: Боровский период жизни протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, княгини Урусовой. Калуга, 2007. 

Статьи: 
1. Письма В.И. Малышева к боровским краеведам Г.Н. и Н.Г. Дешиным // Боровский краевед. Вып. 3. Боровск, 1991. С. 43–49. 
2. К вопросу о времени постройки старообрядческих храмов в г. Боровске // Бюллетень РНИА «Верхнее Поочье». Вып. 1. Калуга, 1993. С. 73–75. 
3. Журнал «Церковь» как источник по истории Боровского старообрядчества начала XX в. // Боровский краевед. Вып. 5. Боровск, 1993. С. 76–113. 
4. История старообрядчества в Жиздринском уезде // Песоченский историко-археологический сборник. Вып. 2. Ч. 1. Киров, 1995. С. 93–96. 
5. Миссионерское противораскольничье братство Александра Невского // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 2. М., 1995. С. 32–36. 
6. Калужские старообрядцы // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 3. М., 1995. 
7. Из истории миссионерского противораскольничьего братства св. Иоанна Богослова в Калуге (1879–1914 гг.) // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 4. М., 1995. С. 2–8; А также в сб.: Очерки по истории и культуре Калужского края. Калуга, 1996. С. 59–65. 
8. Отношение крестьян-старообрядцев к официальным православным монастырям. Вторая половина XIX — начало ХХ в. (На примере Калужской губернии) // Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М., 1996. С. 106–108. 
9. Взаимоотношения боровских старообрядцев с Пафнутьев-Боровским монастырем во второй половине 50-х гг. XIX в. // Обнинский краеведческий сборник. Обнинск, 1996. С. 78–82. 
10. Боровские мученики // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 5. М., 1996. С. 61–66. 
11. Судьба могилы боярыни Ф.П. Морозовой в г. Боровске // Вторые Аввакумовские чтения. Нарьян-Мар, 1996. С. 26–29. 
12. Боровское «Записное» старообрядческое кладбище XVIII–XX вв. // Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М., 1997. С. 143–144. 
13. «Калужские епархиальные ведомости» как источник по истории старообрядчества Калужской губернии // Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М., 1997. С. 139–142. 
14. Свет миру (из истории старообрядчества) // Родная старина. Вып. 2. Малоярославец, 1998. С. 47–67.  
15. Из истории боровских старообрядческих общин ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 6. М.,1998. С. 41–50. 
16. Из истории Коряковской старообрядческой моленной // Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М,1998. С. 138–141. 
17. К вопросу о численности старообрядцев Калужской губернии в XIX — первом десятилетии XX в. // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 8. М., 2000. С. 33–38. 
18. Из истории Боровской старообрядческой общины во второй половине ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы V научно-практической конференции. М., 2000. С. 235–246. 
19. Численность старообрядческого населения Боровска и уезда в XIX — начале ХХ в. // Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья. Материалы VIII региональной научной конференции 17–19 марта 1999 г. Калуга, 2001. С. 110–116. 
20. «В Боровеск… на место мученое…» // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 9. М., 2002. С. 45–49; Боровск: страницы истории. Вып. 4. Боровск, 2002. С. 46–54. 
21. К вопросу о численности старообрядческого населения Жиздринского уезда Калужской губернии в XIX — начале ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. М., 2002. С. 205–212. 
22. Об увековечивании памяти мучениц боярыни Ф.П. Морозовой и княгини Е.П. Урусовой в г. Боровске // Старообрядчество как историко-культурный феномен. Материалы международной научно-практической конференции 27–28 февраля 2003 г. Гомель, 2003. С. 222–223. 
23. «А крестное-де знамение он на себе полагает двоеперстное…» (дела боровских старообрядцев в 1730-е годы) // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 10. М., 2004. С. 36–45. 
24. О ходе строительства часовни боярыни Ф.П. Морозовой и княгини Е.П. Урусовой в г. Боровске // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 10. М., 2004. С. 114–117. 
25. К вопросу о численности старообрядческого населения Жиздринского уезда Калужской губернии в XIX — начале ХХ в. // Песоченский историко-археологический сборник. Вып. 5. Киров, 2004. С. 166–172. 
26. Памятные места старообрядчества г. Боровска // Старообрядчество Украины и России: прошлое и современность. Киев, 2004. С. 166–174. 
27. О численности старообрядцев г. Белёва Тульской губернии во второй половине XIX в. // Белёвские чтения. Вып. 4. М., 2004. С. 87–91. 
28. Численность старообрядцев Тульской губернии по итогам Всероссийской переписи 1897 г. // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. Т. 1. М., 2005. С. 154–164. 
29. «Калужские епархиальные ведомости» (1862–1906) как источник по истории старообрядчества Калужской губернии // Вопросы археологии, истории и культуры Верхнего Поочья. Материалы VI научной конференции 28 февраля — 3 марта 1995 г. Калуга, 2005. С. 165–169. 
30. Сохранение старообрядческого наследия в г. Боровске: «Записное» кладбище // Липоване. История и культура русских-старообрядцев. Вып. 1. Одесса, 2004. С. 83–86. 
31. Поклонный крест на родине Арсения Уральского // Липоване: история и культура русских-старообрядцев. Вып. 2. Одесса, 2005. С. 81–84. 
32. Боровская драма: от старообрядческой часовни к единоверческой церкви // Земля боровская. Вып. 3. Боровск, 2006. С. 39–58; Опубл. Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 11. М., 2006. С. 37–44. 
33. Настанет пора — и воздвигнут/ ей памятник вместо дыбы // Международные Заволокинские чтения. Рига, 2006. С. 117–126. 
34. Диалог ученых и старообрядцев: Научная конференция «Старообрядчество: история, культура. современность» // Старообрядчество в Тверском крае: прошлое и настоящее. Материалы круглого стола. Тверь – Ржев, 2007. С. 109–112. 
35. Судьба боровских старообрядческих общин и храмов в ХХ в. // Судьба старообрядчества в XX — начале XXI в.: история и современность. Киев – Куреневка – Чечельник, 2007. С. 112–126. 
36. «Дом мой дом молитвы наречется…» // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 12. М., 2007. С. 34–42. 
37. Моленные и храм боровских неокружников (вторая половина XIX — середина ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. М., 2007. С. 170–180. 
38. Старообрядческий священник о. Иоиль: штрихи к портрету // Земля боровская. Вып. 4. Боровск, 2008. С. 18–26. 
39. Епископ Феодосий (Баженов): штрихи к портрету // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 13. М., 2009. С. 100–103.  
40. Обзор документов по Бессарабской епархии за 1892 г. (по материалам канцелярии архиепископа Московского и всея Руси) // Липоване: история и культура русских старообрядцев. Вып. 6. Одесса, 2009. С. 160–167.  
41. История Боровского записного старообрядческого кладбища // Калужский некрополь. Калуга, 2009. С. 213–229. 
42. Боровское единоверие (вторая половина XIX — начало ХХ в.): итоги миссионерской деятельности синодальной церкви // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. Великий Новгород, 2010. С. 137–153. 
43. Боровские корреспонденты В.И. Малышева — хранители народных преданий о протопопе Аввакуме // Вторые Мяндинские чтения. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 11–12 июля 2010 г., Усть-Цильма. Сыктывкар, 2011. Т. 1. С. 65–70. 
44. Боровские старообрядцы и местные святые и чудотворные иконы // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы X Международной конференции, проходившей в Москве – Боровске 15–17 ноября 2011 г. М.: Боровск, 2011. Т. 2. С. 254–266. 
45. Новые материалы к биографии епископа Измаильского Анастасия (1839–1906) // Липоване: история и культура русских старообрядцев. Вып. 9. Одесса – Измаил, 2012. С. 112–114.  
46. Боровское старообрядческое общество и беглое священство в XIX в. // Старообрядчество: истории, культура, современность. Вып. 14. М., 2012. С. 35–39. 
47. Воспоминания старообрядческого священника о. Иоиля Ульянова об оккупации г. Боровска в октябре–декабре 1941 г. // Русские старообрядцы: язык, культура, история. Сборник статей к XV Международному съезду славистов. М., 2013. С. 455–462.  
48. Обзор документов по Бессарабской епархии за 1906 г. (По материалам Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси) // Культура русских-липован в национальном и международном контексте. Сборник докладов и сообщений Международного научного симпозиума ОРЛР (Тульча, 12–16 июня 2013 г.). Бухарест, 2013. С. 370–384.  
49. Кто помог боровчанам? (Пожар в Боровске 1857 г.) // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы Международной научной конференции. (11–13 ноября, Москва). Т. I. М., 2014. С. 98–102.  
50. Конфликт епископа Иннокентия с игуменом Петропавловского монастыря Галактионом Степановым в 1907 г. (По материалам Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси) // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 15. М., 2015. С. 84–88.  
51. Научно-практическая конференция «Старообрядчество: история, культура, современность» и ее роль в изучении старообрядчества в регионах России // Девятые всероссийские краеведческие чтения (Москва – Воронеж, 15–19 мая 2015 г.). М., Воронеж, 2016. 948 с. С. 863–869.  
52. Обзор документов по Бессарабской епархии за 1907 г. (по материалам Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси) // Культура русских-липован в национальном и международном контексте. Сборник докладов и сообщений Международного научного симпозиума ОРЛР (г. Пятра Нямц, 11–15 ноября 2017 г.). Бухарест, 2017 (в печати). 
53. Рижские старообрядцы (по материалам журнала «Церковь» 1908–1914 гг.) // 5-е Международные Заволокинские чтения. Рига, 2017 (в печати).