Главная Публикации Церковь и мир Проблемы преподавания религиоведения в исторической ретроспекции и перспективе отечественной системы образования

Темы публикаций

Проблемы преподавания религиоведения в исторической ретроспекции и перспективе отечественной системы образования

Ключевые понятия: традиция, культура, религия, вера, религиоведение, атеизм, многоконфессиональность, конфессиональный субъективизм и объективность, веротерпимость, толерантность, свобода совести, религиозный плюрализм. Одним из направлений вектора социально-культурных реалий современного российского общества является уделение внимания фактору веры и религии.

Проблемы преподавания религиоведения в исторической ретроспекции и перспективе отечественной системы образования

Необходимо признать, что ошибки прошлого столетия, как то: искоренение всякого проявления духовного начала в человеке, подмена чувства религиозной веры неким суррогатом грядущей совершенной модели мира — привели к плачевным последствиям, и самое страшное из них — угроза скорой утраты национальной идентификации народа, его культурной уникальности.

На смену эпохе атеизма приходит наконец понимание, какой невосполнимый ущерб понесла наша поликультура, в результате чего, без преувеличения можно сказать, несколько поколений воспитывались, в большинстве своём, вне действительного процесса духовной жизни.

В условиях нынешнего хронического декаданса общественной нравственности, десакрализации идейных приоритетов, проявления откровенного аморализма, разложения культурных обычаев, в результате чего современный человек превращается в Ивана, не помнящего веры и родства, религия уже сама собою всегда имеет дерзновение на роль хранителя исторического наследия и нравственных устоев. Поэтому так называемая «легализация» религии и религиозной культуры, восстановление нормальных, цивилизованных отношений между государством и религиозными организациями, действительная реализация принципа свободы совести — процессы позитивные, оказывающие благотворное влияние на духовное состояние нашего общества. Начинает действовать регулятивная функция религии — направленная на сдерживание в человеке появлений зла, ненависти, погашение низменных чувств и желаний.

Жизнеобразующая основа любой нации есть её Традиция — живой и неисчерпаемый поток совокупности общих Ценностей мировоззрения человека, взаимоотношений между людьми и места человека в этом мире, проявляющихся в видимых творениях синтеза материальной и духовной культуры. «Традиция — условие существования цивилизации, т.к. цивилизация, не связанная с нематериальными планами бытия, в принципе нежизнеспособна, как младенец-урод, лишенный головного мозга»1. Для русского народа, а также народов, проживающих на территории Российской Федерации, основной такой ценностью была и остаётся религия, как базисная составляющая основных традиционных народных культур, возращение к которым сегодня вполне закономерно и оправданно.

Наряду с оживлением деятельности религиозных организаций, сопровождающимся покровительством основным конфессиям со стороны государства, включение учебных дисциплин религиоведческой тематики в образовательный процесс органично вливается в жизнь современных перспективных вузов, шагающих в ногу со временем. Таким образом, возрастающая востребованность информации, освещающей проблемы религиоведения как науки, истории и культуры отдельных религий, а также их вероучительных картин мира делает преподавание религиоведческих дисциплин особенно актуальным.

Однако, прежде чем охарактеризовать современные тенденции и перспективы преподавания учебных дисциплин, необходимо совершить краткий исторический обзор особенностей преподавания религиоведения и отдельных «конфессиональных дисциплин»2.

В дореволюционной России, при огромном влиянии на общественно-политическую и социальную жизнь Православной церкви, во главе с церковным ведомством — Синодом, преподавание религии в университетах строилось исключительно с позиций «привилегированного» православия. Основным и единственным учебным предметом религиозного просвещения являлся «Закон Божий». Считалось, что каждый обучающийся в российском учебном заведении, независимо от собственных религиозных убеждений, должен знать основы доминирующего вероисповедания государства, оказывающего образовательные услуги. При всех положительных качествах дореволюционной модели образования теологической направленности (таких как развитие богословской и церковно-исторической науки, усиление роли церковных институтов в жизни общества, следование традиции и т.п.), данная система имела ряд своих недостатков, и основной из них — жёсткая церковная цензура относительно научных изысканий, действий и высказываний. Известный историк конца XIX века откровенно писал: «Нас пытались заставить говорить не то, что, по нашему мнению, отвечает истине или историческому факту и составляет наше убеждение, а то, что узкому и даже невежественному сознанию могло казаться целесообразным для преходящей минуты, но что, конечно, только роняло достоинство церковного авторитета. Если мы позволим себе иметь религиозные представления, несколько отличные от учебников митрополитов Филарета и Макария, то мы становимся (даже в своих собственных глазах) вольтерьянцами, еретиками, протестантами, нигилистами»3.

Кроме того, к иным недостаткам религиоведческого образовательного процесса того времени необходимо отнести миссионерскую назойливость профессорско-преподавательского состава данной научно-педагогической области, на 90% состоявшего из лиц, имеющих церковный сан, или, во всяком случае, близких к церкви. Вышеописанные процессы производили отрицательное впечатление на представителей других конфессий и инославных, вынужденных формально осваивать заданные курсы с целью получения образования, без всякого личностного проникновения в сущность Православия. Это разрушающее явление, отметим, являлось характерным не только для инославных. С развитием либералистических умонастроений, вылившихся, в конце концов, в известные события октября 1917 года, идеи господствующей церкви («Православие. Самодержавие. Народность») не получали желаемого отклика в народных массах. И неудивительно, что после свержения монархии и прихода к власти большевиков произошла широкомасштабная ликвидация религиозных организаций и культовых объектов, не встретившая особого сопротивления в обществе.

Новой властью начала проводиться совершенно иная политика в отношении религии. Независимо от конфессиональных различий, любое вероисповедание, религиозные организации и вообще всякое проявление религиозного начала были объявлены вне закона и подлежали полному уничтожению. Официальным «вероучением», а точнее идеологией, был объявлен и разрешен марксизм, философской основой которого является диалектический материализм с его полным и принципиальным отвержением Духа как высшей объективной реальности, как основы и первоначала всего сущего, в том числе мира и человека. В 1909 году В. Ленин писал: «Религия есть опиум для народа», — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманиванию рабочего класса»4.

Советская система образования, которая, без всякого сомнения, считается одной из лучших в мире, ввиду господствовавшей идеологической парадигмы, исключила из высшей школы не только преподавание «вчерашнего» «Закона Божиего» — внутриконфессиональной дисциплины, но и религиоведения как науки объективной, изучающей феномен религии как таковой. Однако некоторые достижения религиоведческой науки, направленные в основном на дискредитацию религии как таковой, в образовательном процессе всё же имели место. Например, в контексте изучения дисциплины «Научный атеизм» рассматривались разработанные ранее гипотезы происхождения религии, свидетельствовавшие о том, что «связь с высшим» есть продукт исключительно человеческих измышлений и фантазий, стремившихся облечь осознаваемое бытие в определённую мантию упорядоченности и структурности (мифологическая гипотеза). Также утверждалось, что религия является производной от стремления подавить чувство страха перед силами природы (натуралистическая гипотеза) или же желания объяснить природу сна и грёз (анимистическая гипотеза) и др.

Кроме того, на лекциях по научному атеизму, истории КПСС и преподанной под определённым углом философии для придания нелицеприятного образа религии весьма умело и даже гениально использовался тщательно собранный и проанализированный негатив из исторического прошлого, связанный с религией. Например, политический негатив: папская гегемония, крестовые походы, внешнеполитическая агрессивность и жестокость арабов мусульман. Социальный негатив: инквизиция, торговля индульгенциями, материальный достаток духовенства по сравнению с нищетой крестьян и рабочих, «Варфоломеевская ночь», преследования старообрядцев, любые факты убийства человека во имя религиозных идеалов. Культурный негатив: христианизация языческой античности, начатая Константином Великим, и «насильственное» крещение Руси князем Владимиром, сопровождавшиеся в первом и втором случае уничтожением материальных и культурных ценностей языческой (т.е. народной) религии, в результате чего мы почти ничего не знаем о славянской дохристианской культуре, не считая обрывков археологической и летописной информации, дошедшей до сегодняшнего времени.

Вышесказанное являлось огромным символическим капиталом, своего рода идеологическим питательным каналом всяческими способами проповедуемого и насаждаемого атеизма.

В воспитательной практике широко использовался метод насильственного искоренения проявлений религиозности. В различные времена эти методы изменялись, или к чести развития советской цивилизации, или же в силу объективной перемены времени, — от жестоких к более гуманным. Если в 20–30-х гг. ХХ века человека могли расстрелять за веру, то уже к началу 60-х гг. за обнаруженный на цепочке крестик, или полумесяц, или звезду царя Давыда могли в худшем случае лишить партбилета и отчислить из института.

Проведённые нами социологические исследования методом доверительной беседы показали, что подавляющее большинство (ок. 99%) респондентов, получивших образование в советское время, начиная от средней общеобразовательной школы и заканчивая аспирантурой, были свидетелями административного давления на учащихся или студентов, у которых оказались выявленными «склонности к религии». Имел место также непосредственный контроль со стороны преподавательского коллектива над посещением своими подопечными культовых заведений в большие религиозные торжества (христианская Пасха, мусульманский Рамазан, еврейский Песах и др.).

Тем не менее, нельзя пропустить положительных моментов, пусть не покажется абсурдным выражение «советской системы религиозного образования», правда, негласно и незамеченно, но внёсшей свой посильный вклад в воспитание будущих учёных в области религиоведения, теологии, богословия. Дело в том, что во множестве проатеистических журналов, словарей и настольных книг атеистов содержалась подробная информация религиозно-вероучительной тематики, обретавшая нужный смысл при правильном прочтении. Таким образом, религиозное самообразование не исчезло совсем и в советское время и стало востребованным эпоху перемен.

1988 год — знаменательная юбилейная дата Крещения Руси ознаменовала собою новую эпоху во взаимоотношениях Российского государства и религиозных конфессий. Провозглашенные свобода совести и вероисповедания послужили мощным катализатором в развитии традиционных духовных культур народов, проживающих в нашей стране.

В образовательных учреждениях происходит активное внедрение дисциплин, знакомящих обучающихся с феноменом религии и различными формами религиозных культур. Религиоведение становится неотъемлемой статьёй из перечня общеобразовательных предметов высших учебных заведений. Происходит стремительное расширение его источниковой базы: выпускаются новые учебные пособия и материалы, в которых на должном уровне освещены методологические аспекты религиоведения как науки, история её становления и развития, а также принципы и идеи отдельных культов. Авторы этих пособий стремятся более полно ознакомить читателя с проблемами современного религиоведения, показать должное место религии в современном мире, обосновать актуальность этого довольно специфического предмета5.

Тем не менее, с каждым новым витком развития того или иного явления, общество, несмотря на все положительные изменения, сталкивается с новыми проблемами, требующими своего решения. Не остаётся в стороне от дискуссий и современный процесс преподавания религиоведения.

Эти проблемы вытекают одна из другой и, на наш взгляд, заключаются в следующем.

Основной доминирующей конфессией нашей страны является Русская Православная Церковь, тем более что около 80% населения Российской Федерации причисляют себя именно к этой религиозной организации. Так сложилось, что подавляющее большинство преподавателей дисциплины «Религиоведение» являются представителями данной церкви или получившими образование в учебных заведениях данной структуры. Зачастую вышеуказанные педагоги не свободны от конфессионального субъективизма и при проведении курса лекций и семинаров отдают предпочтение христианству в том понимании, как это принято в традиции отдельно взятой РПЦ.

Изучение богатых и по-своему интересных основ других религий, как ни прискорбно, сводится лишь к обличению и критике, выискиванию пробелов и логических несостыковок в вероучении. («Это неправильные пчёлы, и они дают неправильный мёд»). Естественными последствиями подобного преподавания является навязывание определенной точки зрения, что всегда отталкивает аудиторию.

Данные факты негативным образом сказываются на отношении учащихся из числа представителей других конфессий (или атеистов) к религиоведению как науке, поданной под определённым углом зрения.

Стремительное по размаху слияние аппарата государственного управления с высшим руководством Русской Православной Церкви, что неизменно приводит к политизации религиозного образования и духовного просвещения. Происходит политическая идеологизация церковного ритуала, которая негласно заявляет своё право на монополию, на некие преимущества и привилегии в регуляции процессов современной религиозно-общественной жизни.

Кроме того, раскрытые выше проблемы создают препятствия в развенчивании всё ещё бытующих стереотипов о том, что религиоведение сводится к изучению молитв и церковного устава, а выставление экзаменационной или зачётной отметки зависит от степени их практического усвоения.

Для разрешения наметившихся проблемных вопросов каждому преподавателю религиоведения необходимо, прежде всего, соблюдать педагогическую объективность, несмотря на личные конфессиональные предпочтения, иметь бдительность перед религиозным плюрализмом, уважать религиозные чувства другого человека, в том числе и атеиста.

В раскрытии темы, затрагивающей историю развития и вероучение отдельных религий и конфессий, не должно применять критический подход к «инославным», а постараться объективно нарисовать картину духовного мира того или иного народа.

Однако при тех обстоятельствах, когда в аудитории находится около 80% человек, крещённых в православной церкви, не должно создаваться никаких препятствий, чтобы к этим людям пришёл православный священник или учёный с богословским образованием и уделил больше внимания православному христианству — основной культурообразующей религии нашей страны. И вместо пропаганды вседозволенности, гедонизма и разврата, культа материального и телесного удовольствия как основы человеческого бытия студентам и учащимся будет рассказано о любви к ближнему, уважении к старшему, доброте, отзывчивости и нравственности. В этом, по крайней мере, нет ничего, что может разрушить личность и привести к духовному омертвлению общества. Весьма показателен в данном случае пример восточных мусульманских стран, которые в меньшей мере затронула волна постмодернизма, списывающего со счетов абсолютную ценность духовных достижений человечества.

 

Список использованной литературы

  1. Волохин Д. Условие sine qua non… Цивилизация и традиция // Традиция и русская цивилизация. — М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2006.
  2. Данильян О.Г., Тараненко В.М. Религиоведение. — М.: Эксмо, 2005.
  3. Ленин В.И. Об отношении рабочей партии к религии // Избранные сочинения: в 10 т. Т. 5. Ч. 1. 1907–1910. — М.: Политиздат, 1985.
  4. Никольский Н.К. К вопросу о церковной реформе // Христианское Чтение. 1906. Ч. 1.
  5. Римский В.П. Миф и религия: К проблеме культурно-исторической специфики архаических религий. Монография. — Белгород: Крестьянское дело, 2003.
  6. Скурат К.Е. Православные основы культуры в памятниках литературы Древней Руси. — М.: Издательский дом «Покров», 2003.
  7. Современная религиозная жизнь в России. Опыт систематического описания. Т. 1 / Отв. ред. М. Бурдо, С.Б. Филатов. — М.: Логос, 2004.
  8. Трошихин В.В. Философия. Наука. Религия: Учеб. пособие. — Белгород: Кооперативное образование, 2007.
  9. Ширманова М.Ю. Основы православной культуры — Белгород: Изд-во БелГУ, 2007.