Темы публикаций

Старообрядцы в Китае

С середины XIX века земли на Дальнем Востоке начали активно заселяться. Большую часть переселенцев составляли старообрядцы, в том числе поповцы Белокриницкой иерархии. Правительство империи поддерживало процесс миграции, освоение дальних земель, считая именно старообрядцев самыми подходящими колонистами, способствующими развитию тех областей. 

Постепенно с переселением людей на дальневосточные земли формировалась и общность старообрядцев. Весь процесс миграции сопровождался желанием обратить других в свою веру, а также расколами больших общин на более мелкие. К примеру, в селе Красный Яр образовалась община старообрядцев, которая откололась от крупной общины часовенного толка. По какой причине произошло расщепление и кто этому способствовал, доподлинно неизвестно. Также важно отметить, что, несмотря на открытый протест и препятствия местного населения в деревне, переселенцы оперативно возвели церковь. В качестве священника, по всей вероятности, был приглашен Петр Масленников. О нем чаще упоминают местные жители, переселенцы и их потомки, говоря о событиях тех дней. 

Из воспоминаний о прошедших временах Соломонии Гуменной, одной из семейства Бортниковых-Николаевых, которые остались беспоповцами, ее прародитель, а также и его потомки некогда проживали в самой деревне, где и произошел раскол. После этого приехал в Красный Яр человек с фамилией Маслеников или Маслов, который обращал в Белокриницкую веру. И хотя прадед не горел желанием присоединяться к ним, все равно пришел к нему и детей повел. Сын его Тимофей даже впоследствии стал священнослужителем. Анна Ивановна Спиридонова, одна из жительниц села Красный Яр, вспоминала, что священнослужителем в храме старообрядцев был Петр Маслеников, который прослужил там до 1912 года. После этого он, по всей видимости, мигрировал во Владивосток, он упоминается в некоторых книгах Владивостокской городской управы. 

В 1910 году принимались ключевые решения собраниями старообрядцев. Касались они преимущественно организации регулярных собраний и размещения кафедры епископа в д. Бардагон Амурской области, если будет организована епархия. На I Съезде говорили о необходимости организации на дальневосточных землях подобных собраний каждый сезон. 

В следующем году прошло II Восточно-Амурское собрание, провели его в с. Бардагон. Присутствовавшие выразили мнение о необходимости ходатайства к руководству Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) в связи со сложившейся ситуацией. В обращении содержалось прошение об организации кафедры епископа. В качестве обоснования такой необходимости приводился довод, что в момент обращения, на подведомственной местности, в области края уже действовало двадцать приходов с большим количеством прихожан и служили десять священнослужителей. Для местного края такие показатели были достаточно существенными, ведь все это позволяло содержать на достойном уровне своего архиерея, а значит старообрядцы могли рассчитывать на удовлетворение заявленного ходатайства. 

Не прошло и года с момента обращения к РПСЦ, как они получили удовлетворительный ответ на свою просьбу. На дальневосточных землях была учреждена Амурско-Иркутская епархия, такое название не считается единственно правильным, однако упоминается чаще всего. Наименования в разной литературе можно повстречать самые разные. Напромер, встречается упоминание таких епархий, как епархия Восточной Сибири или епархия Иркутско-Амурская. Но под обеими подразумевалась одна организация. В нее включили сразу несколько соседствующих областей для удобства. Включили территории, прилежащие к городу Якутску, а также Забайкалье, Амурскую область и Приморье. 

Необходимость возвести в сан епископа Иосифа Антипина обсуждалась на очередном Освященном Соборе. На нем же пришли к выводу о необходимости в скором времени провести рукоположение. Получил он его 18.12.1911 года в церкви Рождества Христова. Епископ Иосиф очень ответственно подходил к своим обязанностям. Несмотря на сложные погодные условия, суровый климат края, непроходимые дебри и плохие дороги, по которым ему приходилось ездить, он на протяжении долгих месяцев посещал даже отдаленные уголки своей епархии, не оставляя без внимания нуждающихся в нем. Стоит отметить, что некоторые места этого края непроходимы даже для опытных исследователей и местных жителей, но его это не останавливало. 

Старообрядцы в Китае
Епископ Иосиф (Антипин)

В 1913 г. епископ решил обосноваться в каком-то одном городе или местности, и выбор пал на Бардагон. Тут он уделил максимум времени и сил постановке церковного пения. Помогли ему в этом благом деле В.Т. Антонов и Иоанн Шадрин. Иоанн был направлен в эту местность из Барнаула по просьбе самого владыки.  
Строительство церквей и освоение дальних земель страны старообрядцами и другими переселенцами продолжались в течение девяти лет. Несмотря на такой непродолжительный срок, была проделана большая работа. Возведены и освящены церкви, молитвенные дома в таких больших городах, как Владивосток и Иркутск, и, конечно, в провинциях Забайкалья, Приамурья. Постепенно укреплялись и росли общины.  
Уже начиная с 20-х годов XX века, когда угроза установления советского режима, распространение его до самых дальних уголков страны, стало очевидным для всех, старообрядцы и представители общины решили бежать в территориально наиболее близкую страну. Ею оказался Китай. Делалось это вместе с последними сторонниками империи. Впоследствии в чужой стране появилось сразу несколько общин старообрядцев. Обосновались они в городе Харбине и Трехречье. 

Все проживающие в городе люди, исповедующие одну веру, собирались в одну общину, объединялись для поддержки веры и духа. Как следствие на территории Китая образовалась община апостолов Петра и Павла. Произошло это в городе, где проживало большое количество иммигрантов из России, из-за чего в нем большинство жителей говорили на русском языке. С ростом прихода росла и необходимость в приходском священнике, поэтому приход вынужден был ходатайствовать к епископу Дальнего Востока Иосифу о направлении к ним священнослужителя. Ответ был положительным, и в скором времени на эти земли был направлен служитель Николо-Александровского прихода Артемий Соловьев. На него возлагалась достаточно большая ответственность, так как от него требовалось выполнение духовных обязанностей не только в городе Харбине, но и в Маньчжурии. 

Начало революционных действий не прошло незамеченным даже для столь отдаленных мест страны, как Дальний Восток. Особенно они затронули служителей церкви, так как власть была настроена к ним достаточно враждебно. Епископ Иосиф был вынужден покинуть деревню, где он успел обосноваться. Развернувшиеся события повлияли и на других священнослужителей, так как они начали массово уезжать в совсем дальние города или вовсе из страны. Во Владивосток переехали Филарет, епископ Казанский, и Александр, епископ Вятский. Последний оказал большую помощь епископу Иосифу, чтобы тот смог благополучно прибыть в Харбин. Мигрировал он не один, а с группой обычных людей. В этот же город впоследствии было принято решение переместить епископскую кафедру. 

Вынуждены были мигрировать в Китай и другие представители духовенства, из-за нарастающих гонений на территории родного государства. Помогал епископу Иосифу Иоанн Кудрин, который после становления советского режима был вынужден поехать в Харбин и взять руководство местным приходом на себя.  
Сохранившиеся материалы Освященного Собора говорят о событиях 1926 года, когда на очередном заседании рассматривалось прошение епископа Томского и Алтайского о возвращении епископа Иосифа на территорию родного государства. В противном случае требовалось бы отказаться от части приходов. К сожалению, осуществлять руководство полной епархией он уже был не в силах, поэтому требовалось принимать решение. Но епископ Иосиф не считал хорошим выходом дробление епархии, несмотря на тяжелую ситуацию в стране, установление враждебного к церкви режима. Но так как самостоятельно он бы не справился с поставленной перед ним задачей, он просил назначить ему помощника. Им был протоиерей Алексей Старков. Епископу Иосифу было предложено приехать в скорейшие сроки, в противном случае она была бы разделена на две части: Амурскую и Иркутскую, вторая располагалась на Севере Китая, и для нее потребовалось бы рукоположить другого епископа. 

На представленное предложение вернуться на территорию своей страны епископ Иосиф ответил положительно, для сохранения единой епархии, управление которой он впоследствии взял в свои руки. Он справлялся со своими обязанностями до 1927 года. Скончался он в Китае, похоронили его возле Петропавловской церкви. После его кончины старообрядцы села Покровка подали прошение о благословении на создание нового прихода, так как община разрасталась, это уже было скорее необходимостью. Практически все они прибыли в свое время из Западной Сибири, а также Забайкалья и центра страны. Во имя Покрова Пресвятой Богородицы был возведен храм, который возглавил Иоанн Старосадчев. Холм, на котором построили церковь, самый высокий в этой местности и виден за несколько сотен километров. 

Следующее собрание обсуждало необходимость рассмотрения проблем в Харбине. В протоколе есть ряд заметок о рассматриваемых проблемах. Было решено направить специально организованную комиссию, которая бы смогла детальнее разобраться с ситуацией и после проведенной проверки доложить собранию. Рассматривался вопрос запрета служить Иоанну Кудрину исходя из политических соображений. Такие действия последний посчитал недопустимыми установленными канонами и обратился в высшую инстанцию для решения конфликта.

Амурско-Иркутская кафедра долгое время оставалась без постоянного руководителя, и временное исполнение обязанностей было передано епископу Клименту. Вопрос о передаче рассматривался в 1927 году на очередном Освященном Соборе. В год своего назначения он направил грамоту Иоанну Кудрину в Харбин. В этой грамоте содержался прямой запрет на осуществление священнодействий.  
Возникший конфликт рассматривался на очередном главном собрании осенью 1927 года. В сохранившемся протоколе упомянуто о рассмотрении дела о возникшем конфликте с Иоанном Кудриным, которому запрещалось исполнять обязанности священника. После всех рассмотренных обстоятельств было принято решение разрешить Иоанну Кудрину дальнейшее служение. Также постановили считать выражение епископа Филарета об Иоанне Кудрине как о бывшем священнике и его вмешательство в дела другой епархии недопустимыми. На том же собрании был рассмотрен отказ от ведения делами Амурско-Иркутской епархии владыкой Климентом. Причиной тому был отказ от этого некоторых приходских общин. 

Старообрядцы в Китае
Отец Иоанн Кудрин с супругой

Епископ Афанасий в 1929 году был возведен на Иркутско-Амурскую кафедру, после чего ему был присвоен титул Амурско-Иркутского и всего Дальнего Востока. В его ведение были переданы приходы, территориально располагавшиеся по всей территории Советского Союза и Китайской республики.

Епископ Афанасий, в миру Федотов Амвросий Феофанович, был рожден 30.11.1979 года в Иркутской области в крестьянской семье. Духовное становление его проходило в д. Тарбагатае, в местном храме. До революции семья будущего священнослужителя состояла из матери, отца и троих детей. Кроме Амвросия, в семье были еще две девочки, Катя и Аня. Их мать умерла, когда детям еще не исполнилось 18 лет. 

Старообрядцы в Китае
Святитель Афанасий (Федотов)

Амвросий был рукоположен в священники в 1923 году, в Харбине, когда ему было 44 года. Это случилось в то время, когда потеряла свой статус Дальневосточная республика и границы с Маньчжурией были перекрыты, агенты ОГПУ были практически повсеместно. До получения сана он служил в приходе в родных местах на протяжении шести лет.  В 1929 году священноинок Афанасий был рукоположен в сан епископа епископом Тихоном (Суховым) и епископом Амфилохием (Журавлевым). Это произошло весной в городе Томске, в храме Успения Божьей Матери. Как только епископ Афанасий возвратился в свою деревню, он активно начал работать над устройством сложной жизни епархии по всей территории Восточной Сибири, а также в Приморье и Забайкалье. Времена были сложные, но это не останавливало священнослужителя, и он активно переписывался с Иоанном Кудриным, а также старался руководить духовной жизнью прихода старообрядцев в Харбине.

Основной резиденцией епископа считался дом в Забайкалье, село неподалеку от города Верхнеудинска в Бурят-Монгольской республике. В то время как управление епархией оставалось в Харбине, там же хранились печать, важные бумаги управления, святые миро и антимисы, мощи персидских мучеников, шапка епископа и посох. С владыкой Афанасием харбинский приход долгие годы поддерживал связь и уточнял все интересующие вопросы относительно духовной жизни и распорядка в церкви. Продолжалось это вплоть до 1937 года, именно в это время пришло последнее письмо от епископа Афанасия. 

В 30-х годах XX века по стране прокатилась волна коллективизации, которая не обошла стороной и далекое Забайкалье. У владыки пострадали сразу две дочери, которых раскулачили. Арестовали и самого владыку. Еще перед самим заключением он проживал один и страдал от различных недомоганий. Как вспоминает одна из родственниц, он терпел в период ареста различные мучения. Следует упомянуть, что епископ был уже достаточно пожилым и при этом терпел издевательства и пытки. Все эти действия совершались с единственной целью — заставить его отречься от Бога. Одними из самых жестоких мук были подпаленные волосы, а также потушенные об лицо папиросы. Епископ все издевательства терпел с достоинством, отвечая своим мучителям на все действия одинаково. «С телом можете делать все, что заблагорассудится, но душа для вас останется недоступной». Несмотря на все телесные муки, владыка старался сохранять стойкость духа и показывать силу своей веры. Но не только мучениями его пытались склонить к отречению от Создателя, прибегали уговаривающие и к лестным речам. Призывали написать официальное заявление, которое опубликуется в печатном издании, о том, что религия является ложным учением. На что епископ отвечал отказом и говорил, что пусть они откажутся от своих идей и объявят их ложными. Все искушения на своем пути епископ претерпевал с огромным мужеством. 

Арест владыки не прошел без последствий не только для прихода, но и для всей епархии, которая была ликвидирована почти сразу после печальных событий. Пострадали возведенные храмы и молитвенные дома, так как они были переоборудованы под различные общественные нужды. К примеру, в местной церкви после перепланировки и ремонта была обустроена сельская амбулатория. Ее можно увидеть своими глазами и в наши дни, так как она до сих пор продолжает функционировать. Несмотря на все старания тоталитарного режима уничтожить очертания и любые напоминания и том, что ранее это был храм, и сегодня можно различить место святого алтаря. Сохранились документы государственных органов безопасности о том, что в 1938 году владыка был приговорен к смертной казни. Ему вменялась в качестве вины антисоветская агитация и пропаганда. Вынесли приговор 15 марта, через месяц после подписания его привели в исполнение. Где захоронили епископа, по сей день не установлено. Уже посмертно через 51 год его реабилитировали, после проведения расследования установлено, что состава преступления не было. 

Иоанн Кудрин постоянно переписывался с владыкой, старался не терять с ним ниточку связи, даже в особо тяжелые времена. Поэтому после потери контакта, когда от него пришло последнее письмо, он постарался связаться с митрополитом Пафнутием Белокриницким. А когда стало известно о его кончине, он направил прошение к митрополиту Силуану Белокриницкому. В ходатайстве заявлялось, что в период установления советского режима необходимо передать Петропавловский приход в ведомство Белокриницкого митрополита. В те нелегкие времена не арестован был лишь епископ Калужский и Смоленский Савва.  
Митрополит Белокриницкий в 1939 году получил письмо от Совета старообрядческого прихода. В нем упоминалось о владыке Иосифе Иркутско-Амурском и всего Дальнего Востока, отдавшем Богу душу в 1927 году и преданном земле на территории храма в Харбине. И после его отхода в лучший мир, ведение приходом передали епископу Афанасию, проживавшему на территории Бурято-Монголькой автономной республики. Переписка с ним оборвалась, и доподлинно не было установлено, живой он еще или нет. Поэтому в письме содержалось прошение о взятии под свое руководство и наставление Харбинского Свято-Петропавловского прихода, пока родная земля не будет свободна от тиранического режима и он не сможет увидеть владыку Афанасия и пообщаться с ним не только в переписке. В 1940 году Иоанн Кудрин получил положительный ответ от митрополита Белокриницкого Силуяна. Он согласился взять Свято-Петропавловский приход под свое руководство. 

Летом 1940 года Белая Криница была захвачена Красной армией. В Румынии в Славском монастыре был проведен очередной Собор, где рассматривался ряд важных вопросов. Одним из них был вопрос о передаче управления епархией в Маньчжурии  Титу Деевичу Качалкину, который в недавнем времени овдовел. Он прошел долгий путь от пострига (получив имя Тихон) до священных степеней, после чего был рукоположен и получил сан епископа. Так как в Китай он проехать не смог, он долгое время проживал в Румынской республике, где и был выбран митрополитом Белокриницким в 1943 году.  Распространение коммунистического режима не обошло и Китай, где в 1949 году начались серьезные реформы, а также репрессии по политическим соображениям. Это привело к массовым миграциям старообрядцев за пределы Китая. В качестве новых мест, где можно обосноваться, были выбраны Южная Америка, Австралия и близлежащие острова. Миграция планировалась через Гонконг, который находился под контролем Великобритании.  

Не всем легко давалась миграция. По дороге в Австралию на корабле скончалась супруга протоиерея Иоанна Кудрина. Похоронили ее прямо в море, не сходя с корабля. После прибытия в Сидней был образован приход, где в течение нескольких десятков лет сберегалась печать епархии Дальневосточных земель, а также архивная документация управления епархии, священные предметы и ценные вещи, оставшиеся от Дальневосточной епархии.  После миграции в Австралию прихожане и священнослужители стали налаживать свою жизнь и быт. Константин Кудрин, первенец Иоанна, купил участок со строением в Обурне. Пространство двора позволяло возвести там храм, который посвятили святым Петру и Павлу. Освящен он был антимисом, который владыка Иосиф привез из Харбина. 

В Китайской республике произошла культурная революция, которая привела к серьезным последствиям для храмов по всей территории страны. Пострадали и церкви старообрядцев, которые располагались в северно-восточном округе государства. В том числе храмы во имя Покрова Пресвятой Богородицы и святых Петра и Павла. Многие новообрядческие храмы также были разрушены. Но в Китайскую республику вынуждены были в период советских репрессий мигрировать не только поповцы, но и беспоповцы. Они обосновывались в Харбине, образовывали свои общины, строили храмы и молитвенные дома. Как и остальные люди, исповедующие религию, они вынуждены были в 50-е годы искать новое пристанище и массово переселялись в Соединенные Штаты Америки, а также на территорию Турции. 

Литература

  1. Дальневосточный старообрядец.  Харбин, 1935.  
  2. Старообрядцы-переселенцы// Церковь. 1912, №12.  
  3. Постановления Освященныхъ соборовъ старообрядческихъ епископовъ 1898–1912 гг. М., 1913.  
  4. Сердюк М.Б. Становление старообрядческой Белокриницкой иерархии на российском Дальнем Востоке// Известия РГИА ДВ. Владивосток. 1998. Т. 3.