Главная Публикации История старообрядчества Страницы истории Сычёвской общины. Возрождение храма

Темы публикаций

Страницы истории Сычёвской общины. Возрождение храма

В 1986–1987 гг. сычевские старообрядцы уже регулярно собирались на молитву на дому Прасковьи Громовой (на ул. Красноармейской). Участниками этих богослужений чаще других были Александр Петров (он проживал в д. Бурцево, за Лосьминой), Наталия Сидорова, Анфиса Филимонова, Ирина Русакова, Петр Капусткин и другие. В прежние времена многие из них в дни церковных праздников выбирались в Малую Липку — когда пешком, а когда была возможность, то и на машине с Тимофеем Назаровым. А некоторые христиане предпочитали в дни праздников ездить на поезде на службу в Ржевский храм. Теперь же всех их устраивала возможность собраться на молитву в Сычевке. Главными «активистами» этой группы были А.П. Петров и Н.А. Сидорова; здесь, в этой новой моленной, они были просто незаменимы: Александр Петрович вел службу и «замолитвовал», а Наталья Артемьевна отвечала за устав и пение. Конечно, «крюков» никто из них не знал и большинство крюковых песнопений — например, ирмосы канонов — просто прочитывались, однако стихеры на «воззвахах» и на «хвалитех» все-таки пропевались по нехитрой гласовой напевке.

В этот период все чаще стала захаживать на богослужения И.И. Иванова. Опытный бухгалтер, в те годы она уже собиралась выходить на пенсию, и у неё тогда проснулось большое желание жить по-христиански и помогать церкви — поскольку прежде, как она сама говорила, в её жизни для этого просто не было времени. Теперь же посещение храма и участие в церковных делах доставляло ей большую радость. Приходили на молитву и другие христиане — из тех, кто недавно переехал в Сычевку.

Шла зима 1987 года. Однажды прихожане собрались, чтобы обсудить насущные вопросы. Они вместе подсчитали оставшиеся церковные средства и выяснили, что этих денег может хватить на покупку дома в Сычевке. Это было уже неплохо; тут же они решили, что надо подыскивать дом! Но для того, чтобы купить дом именно на церковную общину, а не на частное лицо — надо было зарегистрировать в Сычевке церковную общину! И оставалось неясно — кто бы мог взяться осуществить все намеченные дела? Как-то раз в Сычевку из соседнего Ржева заглянул диакон Евгений Чунин — и ему случилось принять участие в одном из таких совещаний. Он услышал о планах сычевских христиан и о тех проблемах, которые возникли. Рассуждая о том, кто мог бы взять на себя организацию предстоящих дел, диакон Евгений предложил попросить своего среднего брата, чтеца Геннадия, который в это время учился в Ленинграде на последнем курсе института и готовился к написанию диплома — де, возможно, у него найдется время для помощи Сычевке? Участники совещания посчитали предложение уместным и попросили диакона Евгения связаться с братом и пригласить его в Сычевку для помощи в организации переезда.

Телефонный разговор между братьями состоялся вечером того же дня — и чтец Геннадий, действительно, принял приглашение Сычевской общины и пообещал через пару дней приехать и приступить к делам. Так он и поступил: прибыв в Сычевку, он разместился в д. Бурцево у Александра Петровича и с первого же дня стал заниматься делами. Первым делом пришлось заняться регистрацией церковной общины в Сычевке. С помощью И.И. Ивановой подготовили необходимые документы, и Геннадий с этими документами поехал в Смоленск к областному уполномоченному по делам религий. В то время в стране шла перестройка, времена принудительного атеизма уже прошли, и заявка на регистрацию новой церковной общины не вызвала никаких сомнений — через пару дней Геннадий возвратился с документами новой общины и даже успел заказать круглую печать. Следом за регистрацией пришлось заняться подбором подходящего здания для покупки. Разузнать о продающихся домах попросили самих прихожан. Вот кто-то сообщил про домик в центре города — однако этот вариант не показался подходящим. Немного спустя сообщили про дом-«пятистен» на ул. Бычкова — посетив этот дом, прихожане одобрили этот вариант и просили не медлить с покупкой — вдруг кто-то перехватит? Действительно, это был крепкий и нестарый домик, да и от центра недалеко, и подъезд хороший, и участок не маленький — хотя и на косогоре. Этот домик посчитали подходящим для приобретения, и искать другие дома перестали. Через несколько дней договор покупки был нотариально удостоверен, и прихожане собрались в новоприобретенном доме, чтобы решить — как следует теперь подготовить этот дом к новому использованию?

Страницы истории Сычёвской общины. Возрождение храма

Домик на ул. Бычкова

При ближайшем рассмотрении оказалось, что сделать в этом доме нужно очень много. Прихожане решили разобрать одну (из двух) печей и вырезать центральную бревенчатую перегородку — чтобы объединить две комнаты и увеличить площадь основного помещения. Особый вопрос вызвали полы: крепкие доски пола кое-где прогибались — видимо, под ними подгнили лаги… Посоветовавшись, мужички решили разобрать все полы и перестелить их заново — опустив к тому же уровень пола (высота потолка в доме была около 2,10 м — этого было недостаточно для долгих многолюдных богослужений). И еще надо было внутри помещения отгородить алтарь и устроить иконостас (была попытка получить разрешение на пристройку алтаря снаружи дома — но архитектор города категорически не позволила выходить за красную линию улицы Бычкова, и от этой идеи пришлось отказаться).

Теперь Александр Петрович выступил опытным бригадиром: хорошо зная всех жителей Сычевки, он ходил по домам, уговаривая мужичков подключиться к ремонту нового церковного дома. И правда, буквально со следующего дня в стенах дома закипела ежедневная работа: кто-то — выкраивал для работы день-два выходных, кто-то приходил помочь в ремонте только по вечерам (после работы), а кто-то трудился «до победного». Каждый день приходили и женщины — они тоже выполняли посильную работу, а кто-то готовил обеды для тружеников — чтобы им не приходилось тратить время на походы домой. Короче говоря, каждый своим трудом зарабатывал себе Царство Небесное!

Прошло около двух недель, а внутри дома уже заканчивали настилку новых полов. Все доски были тщательно подогнаны и теперь стояли надежно, нигде не прогибаясь. Да и потолок стал выше, и значительно увеличилось пространство внутри. Оставалось немногое — надо было устроить алтарную перегородку… Здесь пришлось братьям Чуниным отдельно поломать голову — применить свои инженерные способности. После долгих прикидок-прорисовок остановились на ломаной линии иконостаса — эта схема позволяла максимально удобно вписаться в существующие окна и до минимума сократить размер алтаря — чтобы как можно меньше отрезать от общего помещения храма. Наконец, расчертили эту ломаную линию прямо на полу, поставили стойки по углам изгиба и показали прихожанам — как все будет… Посмотрев на предлагаемую конструкцию, прихожане согласились — и на следующий день новая алтарная перегородка с проемами под двери алтаря уже была готова. Оставалось самое последнее — вывезти все иконы, книги и прочее церковное имущество из молитвенного дома в Малых Липках сюда, в это здание, разместить все на новом месте и приготовить к началу богослужения. Шла уже пятая седмица Великого поста, и неумолимо приближалась Святая Пасха! И у тружеников и богомольцев была общая уверенность: уж Пасху-то мы должны встречать в новом храме!

Обустройство в Сычевке

Перевоз всего церковного имущества из старого храма в д. Малая Липка в Сычевку состоялся в апреле 1987 г. Он проходил на двух машинах «ГАЗ»-фургончиках, выписанных в Сычевском РайПО, по последнему тающему снегу — со страхом засесть в любом из просыпающихся весенних ручьев. За два дня общих трудов и переживаний все иконы, книги и прочее церковное имущество было упаковано, уложено и перевезено в Сычевку. Старый молитвенный дом в М. Липке остался совершенно пустым, и только запах в нем еще продолжал жить прежний — запах свечей и ладана, запах молитвы, запах церкви.

Примерно неделя ушла на обустройство и размещение всего перевезенного имущества в церковном здании на ул. Бычкова. Это были дни всеобщей мобилизации — с утра до вечера трудились здесь добровольцы. Мужчины обустраивали алтарь и клироса, приспосабливали всякие полочки, дверцы, лавки и прочие необходимые предметы. Женщины починяли старые церковные облачения, одевали аналои, вешали занавески — и новый храм день ото дня приобретал все более уютный и вдохновляющий вид. Руководили всеми работами Александр Петрович и чтец Геннадий.

Освящение нового молитвенного дома совершилось перед Лазаревой субботой. В этот день в Сычевку на помощь о. Григорию прибыли его земляк священноинок Лукиан (Абрамкин) — из Ржева и петербургский диакон Евгений Чунин. По благословению митрополита Алимпия они совершили освящение нового молитвенного дома «малым чином». Это первое богослужение не было особенно многолюдным, но с этого дня в новом храме началась полноценная церковная жизнь. Теперь о. Григорий поселился в доме Прасковьи Громовой — во второй избе и, если ему позволяло здоровье, старался не пропускать церковные богослужения.

На праздник Пасхи в новый храм собралась, казалось, вся Сычевка! Народу пришло столько, что большинство даже не пытались протиснуться внутрь — многие молились Богу прямо на улице, стоя со свечами в руках под открытыми окнами моленной и слушая вдохновенное пасхальное пение клирошан! Было удивительно — как же столько лет все эти люди здесь жили без храма, ведь теперь всем понятно, что храм в Сычевке был нужен очень давно? И как радостно, что он теперь появился!

Уже самые первые богослужения в новой моленной показали, что этот молитвенный дом, перестроенный из избы, был явно мал и недостаточен для полноценной церковной жизни. Прихожане стали высказывать предложения — многие ратовали за то, чтобы перевезти из Липок в Сычевку и собрать старый молитвенный дом (таким уютным он казался в воспоминаниях — но он был лишь ненамного больше имеющегося!). Александр Петрович сообщил, что его знакомые кооператоры могут недорого построить большой храм, собрав его из щитов от сборно-щитовых домов. Диакон Евгений, регулярно появляясь в Сычевке, пытался убедить христиан, что нужно браться за строительство нового настоящего храма.

Через год специально нанятая бригада перевезла из М. Липок разобраный сруб старого храма — и теперь, глядя на сохранность его бревен, сваленных в кучи около новой моленной, все убедились: собирать его нет никакого смысла. Надежды на перенос в Сычевку старого Липинского храма окончательно рухнули. Не слишком вдохновляло прихожан и предложение кооператоров о храме, собранном из щитов. Ну, а браться за строительство нового храма многим было просто страшно: кто мы такие, чтобы взять и построить церковь? У нас нет ни мастеров, ни денег — как мы осилим такую работу?

В ноябре 1989 г. Сычевский приход был поручен окормлению о. Евгения Чунина, который лишь недавно получил назначение во Ржев — и вот теперь дополнительно ему поручили Сычевку. Теперь о. Григорий (ему было уже почти 90 лет!) считался находящимся на покое, но по состоянию здоровья он по-прежнему старался приходить на службы.

Первыми заботами нового настоятеля стали хлопоты о строительстве церкви. Вскоре по его приглашению в Сычевку приехал архитектор-старообрядец из Новосибирска Александр Долнаков. За несколько дней работы в Сычевке архитектор создал эскиз нового небольшого каменного храма, который был представлен автором собранию прихожан. Надо признаться, прихожане прохладно восприняли этот проект — он почему-то не вдохновил их. Некоторые прямо высказывались, что, мол, мы все живем в деревянных избах, и наши старые храмы были деревянные, и нам будет неуютно в каменном храме. Да и строительство храма из кирпича намного дороже! В итоге проект не был принят народом.

Поздней осенью в Сычевку был приглашен другой архитектор, священник Леонтий Пименов из г. Орехово-Зуево. За два дня работы в Сычевке он набросал проект скромного деревянного храма на невысоком кирпичном цоколе, а самое главное, он решительно указал на участке то единственное место, на котором этот храм должен быть поставлен! Правда, место это наполовину выходило за территорию существующего участка (там располагался картофельный огород какой-то бабушки, и потому сначала показалось, что прирезать эту площадь — невыполнимая задача!). Но когда сам этот проект показали людям — они отреагировали совсем иначе, чем в первый раз! Не особенно искушенные в вопросах архитектуры, люди разглядели в этом храме что-то родное, своё. В итоге новый проект получил одобрение прихожан.

10 декабря 1989 г. в Сычевке упокоился о. Григорий Антошкин. Погребение о. Григория совершали епископ Лукиан (Абрамкин) Клинцовский и Ржевский, о. Евгений Чунин и о. Никола Косырев, прибывший из Гомеля. Гроб с телом о. Григория положили в ту же могилу, где в 1934 г. был похоронен его отец, священник Доментиан Антошкин, убитый сычевскими комсомольцами.

Тем временем началась подготовка к строительству храма. Удалось разыскать ту бабушку-соседку и договориться с ней об уступке картофельного огорода — так был расширен церковный участок. Бульдозером расчистили и выровняли площадку (имеющийся склон к реке решили не выравнивать — оставить как есть). Чтобы сориентировать храм на восток, специально зафиксировали направление на полярную звезду и учли это при разметке. Сделали подробную разметку фундамента, забили больше полусотни колышков, натянули по каждому отрезку фундамента бечевку в два ряда, чтобы удобно было копать. Одолжили бетономешалку, привезли несколько КамАЗов песка и щебня. Закупили и сложили в церковном сарае цемент… Но, в то время как все более заметной становилась подготовка к строительству, среди прихожан стали всё громче раздаваться голоса сомневающихся:

«Батюшка, ну посмотри: ведь нам никогда не построить такой храм! У нас и мужиков-то не осталось, кому строить! Да и денег таких — где мы найдем? И получится еще хуже: начнем строить и бросим, не доделав! Может, все-таки лучше не браться вовсе за эту стройку? Ну, молимся мы в нашем домике — и хорошо! Пусть даже бывает иногда и тесновато — так можно же и потерпеть! Батюшка, пока не поздно, давай отменим эту стройку!».

В праздник Вербного воскресенья, когда в храме собралось особенно много прихожан, о. Евгений тему своей проповеди посвятил ответам на сетования сомневающихся:

« Вот, мы с вами стоим на пороге начала большого важного дела — строительства нового храма. Но — чего греха таить! — не все из нас верят в успешный исход этой стройки; кто-то упрямо отговаривает: может, де, не стоить и начинать? Да, скажу я вам, действительно, мы не знаем, чем и когда завершится начинаемое нами строительство: это знает один Господь! Но мы с вами надеемся, что всё будет благополучно! Плохо ли, что мы надеемся на это? Нет, не плохо — это нормально; мы всегда так делаем.

Вообще, в нашей жизни мы чаще всего не можем заранее ответить за результат любого дела — итоговый результат знает только Бог. Мы с вами отвечаем только за наше старание, усилия и труды, и надеемся, что все сложится благополучно. Понимание этой важной мудрости запечатлено во множестве русских пословиц: «Человек предполагает, а Бог располагает!», «Без Бога не до порога» и других. Скажите, вот когда вы засеваете морковку или огурцы на своей грядке — вы ТОЧНО УВЕРЕНЫ, что всё это благополучно взойдет, вырастет, и вы получите урожай? И что вы доживете до осени и соберете его? Конечно, скажете вы — никто в этом не может быть уверен; всякое бывает! Так, может, не стоит и сеять — если нет гарантии урожая? Но не об этом ли говорит известная русская поговорка: «Помирать собирайся, а хлеб сей»! Вот и мы с вами — хотя и нет у нас гарантии, но мы надеемся на успех, и прилагаем свои труды и старания, и обычно все у нас получается — хотя и не всегда! Итак, мы с вами отвечаем за труды и старания, а конечный успех — в руках Божиих. И нет у нас другого пути: Если же мы станем «осторожничать» и решим, что без гарантии урожая не стоит сажать и сеять — то вот тогда уже у нас точно ничего не вырастет!

А теперь поговорим и о церковной стройке. Да, никто из нас не знает, как будет складываться дело строительства, когда и чем оно завершится, и доживем ли мы до его окончания — это знает один лишь Господь, и только Он в ответе за конечный результат… Но мы и не в ответе за это — мы в ответе только за своё личное участие в общем добром деле. Ведь каждый, кто хоть раз пришел потрудиться для церковного блага — получит свою награду. Каждый, кто пришел в храм помолиться Богу — не напрасно приложил труд. Мы с вами призваны заботиться о своем спасении — и за это усердие нам придется отвечать, а не за то, как и что сложится потом».

Но приближалась Пасха 1990 года, и надо было совершить все положенные богослужения Страстной и Светлой недели. Пришлось остановить работы и сделать паузу…

Подготовка к строительству храма

15 апреля встретили Пасху, за нею на одном дыхании пролетела Светлая седмица и Радоница. 29 апреля, в воскресенье жен-мироносиц, по обычаю с детьми и некоторыми прихожанами съездили на церковное торжество в Москву, на Рогожское. Возвратившись, стали готовиться к поездке в Сычевку, решали — кого захватить с собой, какой инструмент взять. Утром 1 мая 1990 г. в Сычевке собрались добровольцы: священник Евгений Чунин (Ржев), священник Никола Думнов (Барнаул), реставратор из Подмосковья Г.А. Андреев и пенсионер из Ростова-на-Дону по фамилии Пятак. Пришли и местные прихожане — Петр Капусткин, Алексей Сергеев, Дмитрий Иванов и кто-то еще; с самого утра все взялись за лопаты. За первый день строительства удалось сделать, конечно, не очень много, но к вечеру уже были видны четкие очертания траншей будущего фундамента. Заливать бетон предполагалось прямо в траншеи, вырытые в открытом грунте — без опалубки. Поэтому важно было, чтобы траншеи имели ровные края; именно поэтому применить экскаватор было нельзя — и приходилось копать траншеи вручную.
Назавтра продолжили отрывать траншеи и одновременно включили и наладили бетономешалку — начали бетонирование. В свежевырытые траншеи легли первые кубометры бетона — и дело, с Божией помощью, пошло.

Первое затруднение возникло в том, что далеко не каждый наш «землекоп» мог углубиться в смоленскую глину на 1,6–1,8 метра при небольшой ширине траншеи (всего 40 см)… Для такой работы требовались сильные, выносливые, и главное, «тонкие» ребята — а у нас из этой категории был один Дима Иванов — молодой сильный парень! Именно ему приходилось докапывать наши траншеи в глубину, и это оказалось «узким местом» всей работы… В один из первых же дней он сам подошел и говорит: «Жалко: не успеваем готовить траншеи… А давайте, я приглашу своих одноклассников: некоторые из них, я знаю, сейчас без работы, они могли бы помочь». Мы согласились — и на следующий день Дима привел с собой еще двоих-троих молодых ребят. Договорившись о небольшой поденной оплате (все остальные работали безвозмездно!) — ребята дружно взялись за лопаты. С их молодым энтузиазмом дело пошло намного быстрее — и теперь уже бетономешалка не успевала заполнять подготовленные траншеи. Через пару дней мы даже разыскали в Сычевке вторую бетономешалку — и начали работать параллельно в две бригады. Песок и щебень по мере расходования подвозил на КамАЗе Сергей Зуев или кто-то из его знакомых, и работа продолжалась. Каждый день на площадке работало 6-7 человек. Плоховато было с арматурой — в те времена купить готовую арматуру в Сычевке было негде. Поэтому нам приходилось изыскивать всякий стальной прокат — прутки, полосы и даже уголки — для укладывания в бетон в качестве арматуры.

В результате общих усилий работы по заливке фундамента, с Божией помощью, продвигались очень быстро и были выполнены в рекордно короткие сроки — менее чем за три недели. Уже к концу мая фундамент был полностью закончен. За этот период было вручную откопано 80 пог. метров траншей фундамента, в которые было уложено более 60 м3 свежеприготовленного бетона.
Надо было начинать кладку цоколя, но кирпича для кладки не было; возникла пауза. Всего для цоколя требовалось около 6,5 тыс. облицовочного и 12–15 тыс. простого кирпича. Обычный рядовой кирпич для внутренней кладки в то время можно было купить на Сычевском кирпичном заводе — тогда там еще работала уникальная старинная кольцевая обжиговая печь… А вот найти облицовочный кирпич в те нелегкие времена было очень трудно — в свободной продаже его просто не было… Выручил директор Сычевского электродного завода И.П. Семенов. Иван Павлович откликнулся на просьбу христиан и нашел возможность выделить для строительства церкви 5 тыс. облицовочного кирпича производства Голицынского завода. Это было очень дорогим одолжением!

Опытных каменщиков — чтобы могли сложить красивую прочную кладку — в Сычевке не нашлось, и пришлось искать их в соседнем Ржеве. Несколько дней объезжали разные ржевские стройки, смотрели — кто и как ведет кладку, приглашали-уговаривали каменщиков — но большинство отказывались, ссылаясь на занятость, а другие назначали очень отдаленные сроки… В результате поисков удалось познакомиться с А.П. Выжимовым — опытным каменщиком, который тогда работал на строительстве большого коттеджа во Ржеве. Александр Петрович согласился в выходные дни взяться за нашу Сычевскую стройку и сам договорился еще с двумя каменщиками из своей бригады, чтобы они поучаствовали в работе. Возить каменщиков вызвался о. Евгений — на этом и порешили.

Первый выезд бригады каменщиков в Сычевку состоялся в середине июня. Нивелиром тщательно промерили высоты фундамента, разметили все стыки и изломы цоколя, уложили гидроизоляцию — и начали работу. Раствор готовили в той же бетономешалке, только песок приходилось теперь заказывать мелкий, и дополнительно просеивать его от камней. Все углы цоколя выкладывал сам Выжимов — как более опытный мастер, более ответственную работу он брал на себя, а его ребята выкладывали прямые простенки между заложенными угловыми столбами. Уже первые выходные дни принесли новое радостное ощущение: из зеленой травы тут и там стали подниматься ровные простенки соломенного цвета… В следующие выходные работа продолжилась. В третий приезд каменщиков стала очевидна нехватка облицовочного кирпича… Его и сразу было маловато, но мы надеялись, что удастся как-то сэкономить, и мы обойдемся… Не обошлись! Нехватка была небольшой — не хватало буквально два-три поддона кирпича, но сама проблема оказалась серьезной; и директор Семенов больше помочь нам не мог. К тому же теперь уже нам нужен был не просто какой-нибудь кирпич, а именно такого цвета и качества… Пытались звонить на Голицинский завод, но оказалось, что у них большие очереди на отгрузку и все поставки расписаны больше чем на полгода вперед, до самой зимы. Казалось, нам неминуемо угрожает остановка строительства… Но, как обычно бывает, решение этого трудного вопроса Господь послал совершенно неожиданно.

В автоколонне «Ржевская-1» работал инженером старообрядец Ю.К. Дунаевский. Машины этой автоколонны возили разные грузы, нередко и кирпич. От своих соседей (которые иногда приезжали помогать в Сычевке) Юрий Константинович услышал о проблеме — и через своих водителей узнал, кому они доставляли кирпич Голицинского завода. Он разыскал где-то под г. Зубцовом покупателей этого кирпича, созвонился с ними и смог договориться, чтобы те перепродали недостающее количество кирпича для церковной стройки, а потом сам же организовал погрузку и доставку кирпича… В итоге остановка составила не больше двух недель (каменщики пропустили только одни выходные) — за это время недостающий кирпич был доставлен в Сычевку, и к середине июля работы по кладке цоколя были завершены.

С самого начала всеми работами на площадке руководил, объединяя в себе функции заказчика, финансиста, снабженца и прораба, о. Евгений. Решая все организационные и строительные вопросы, в эти первые месяцы он по нескольку дней подряд проводил в Сычевке, иногда только на ночные часы уезжая к семье в Ржев. Однако приближалось начало большой работы по сборке стен храма; эта работа требовала соответствующей квалификации и, главное, постоянного присутствия на стройплощадке: для этого нужен был отдельный человек! Всю весну о. Евгений вел разговоры с прихожанами, стараясь найти такого человека среди местных жителей — ведь в здешних местах практически каждый мужчина умеет держать топор и знаком с плотницким делом. Но все кандидаты один за другим отказывались, ссылаясь на разные причины: кто — на старость, кто — на занятость, кто — на нездоровье… Некоторые говорили так: помогать я, конечно, смогу, а руководить — не возьмусь! Несмотря на все старания никого из Сычевских жителей уговорить взяться за прорабскую должность не удалось, и пришлось о. Евгению искать прораба за пределами Сычевки.

Нужда заставила обратиться в Петербург, к Игорю Карванену (его мать, Валентина Зуева, происходила из здешних мест, да и сам Игорь в прежние годы бывал в Сычевке почти каждое лето). Игорь недавно демобилизовался из армии (прослужив три года на Черноморском флоте), а перед армией окончил училище по специальности «строительный столяр, плотник» и в свои 22 года уже имел опыт работы с деревом. В телефонном разговоре о. Евгений без обиняков предложил Игорю возглавить работы по строительству храма в Сычевке, а для этого — побыстрее собраться и приехать… Игорь спросил: «На какое время намечена эта работа?» «Как минимум, на остаток лета, до осени», — отвечал о. Евгений. Игорь попросил дать ему время подумать и посоветоваться с родителями, а через пару дней сообщил о своем согласии и спустя еще несколько дней приехал в Сычевку. Игорь отложил все свои намеченные дела, приехал и включился в работу по строительству храма в Сычевке, не выговаривая для себя никаких условий — просто так… Это была середина июня.

Пока каменщики завершали кладку цоколя, о. Евгений с Игорем организовали другие важные работы: нашли экскаватор и самосвал, выбрали и вывезли грунт внутри фундаментной ленты — там, где предполагались помещения котельной и склада. Потом нашли и купили подходящие плиты перекрытий, доставили и уложили эти плиты над будущими помещениями.

Как только каменщики закончили кладку цоколя, о. Евгений с Игорем разложили по стенам гидроизоляцию и занялись разметкой стен. Тем временем удалось выписать в Сычевском лесхозе 10 м3 елового бруса (сечение 20х20 см), оплатить и доставить его на стройплощадку. Затем по намеченной разметке Игорь неспеша запилил и уложил первый венец будущего сруба. Теперь, наконец, можно было совершить церковный Чин закладки храма (согласно указаниям церковной книги «Большой потребник», закладка деревянного храма совершается по собранному первому венцу сруба будущего храма — и вот теперь этот венец был приготовлен).

Торжественный Чин закладки храма приурочили к празднику Петра и Павла. В этот день праздничное богослужение в Сычевской моленной совершал епископ Лукиан (Абрамкин) в сослужении о. Евгения, чтеца Игоря, чтеца Иоанна и множества местных и приезжих богомольцев. Литургия прошла с большим подъемом при большом стечении христиан. По окончании литургии богомольцы с крестом и иконами поднялись на подмостья цоколя будущего храма, и там епископ Лукиан во всеуслышание прочитал молитвы на закладку храма, провозгласив, что здесь совершается «основание храма во имя святых мученик Фрола и Лавра». Решение посвятить новый храм в Сычевке этим свв. мученикам было принято потому, что в довоенные времена главный храм в округе — в д. Малая Липка — имел именно такое посвящение, и престольный праздник этого храма — 31 августа н.ст. — почитался всеми христианами окрестных селений. Именно поэтому Сычевские христиане желали при созидании нового храма продолжить прежнюю традицию, посвятив свой новый храм памяти этих мучеников.

В это время в Сычевке остро ощущалась слабость пения: старые руководители ушли, а молодых преемников себе они не оставили. Чтобы поправить это положение, о. Евгений приглашает уставщика из Нижнего Новгорода М.Ф. Никонова. В мае 1990 года Михаил Федорович приехал в Сычевку и приступил к проведению служб, а также к занятиям пением с прихожанами. Для проживания уставщика был куплен отдельный дом, в котором он и поселился со своей супругой Любовью Ивановной. (1992 уехал М.Ф., 1997 — уехала Л. Ивановна, приехал М.Ф., осень 1999 — оконч. отъезд.)

Строительство храма

Через несколько дней после совершения торжественного Чина закладки храма строительные работы были продолжены. День за днем чтец Игорь с помощью одного-двух помощников венец за венцом собирали из бруса стены будущего храма. Работа была несложная, но требовала кропотливости. Разметив положение каждого нового отрезка и запилив его углы, сначала брус поворачивали набок и застругивали внутреннюю грань — ту, которая потом окажется внутри храма. Затем готовили место для укладки — раскладывали льняную паклю для утепления шва. Потом приготовленный брус окончательно укладывали на приготовленное место на эту паклю, тщательно выровняв все его края по вертикали. Чтобы массивные брусы при последующей усушке не расходились в стороны, каждый брус по его длине через каждые метр-полтора просверливали попарно вместе и соединяли между собой круглыми деревянными шипами. Для этого использовалась мощная электродрель с большим сверлом; эту дрель одолжил строителям Е.И. Зуев из д. Бехтеево. Работа с электродрелью требовала особой тщательности и осторожности; чаще всего эту работу Игорь брал на себя.

Почти каждый день на стройплощадку приходили и приезжали кто-то из христиан — то из Сычевки, то из окрестных деревень, а иногда и издалека. Время от времени, выкроив удобный денек, сюда на совхозном автобусе приезжал из Бехтеева Е.И. Зуев. Обычно он старался сагитировать еще кого-то и привозил с собой двоих-троих мужичков, чтобы вместе поработать на строительстве храма. В такие дни Игорь мог спокойно поручить дрель её хозяину — Е.И. Зуеву, и в то время, как Бехтеевская «бригада» слаженно готовила и укладывала брусы, а Евгений Иванович их засверливал, Игорь мог немного отвлечься. В такие дни он мог продумывать и подготавливать дальнейшие этапы и узлы строительства либо просто мог отправиться на своем мотоцикле (Единственное, что у Игоря в эти годы уже было «своего» — это собственный мотоцикл CZ-350, на котором он и приехал в Сычевку) по сычевским магазинам в поисках нужных строительных материалов и инструмента.

Стройка стала продвигаться споро и заметно — за каждые два-три дня с Божией помощью общими стараниями удавалось уложить на стену очередной венец сруба. Каждый новый венец с большой отрадой отмечался прихожанами: придя за службу через неделю, все видели, что стена будущего храма выросла еще на один-два венца! Одно тревожило: ранее заготовленные для строительства 10 м3 елового бруса быстро таяли, а пополнить этот первоначальный запас всё не удавалось… Стараясь разрешить эту проблему, о. Евгений за короткое время побывал во всех строительных организациях и на предприятиях, встречался с руководителями, просил и убеждал… Ведь и нужно-то, казалось бы, совсем немного: в дополнение к имевшимся 10 еще всего-то 45–50 м3 бруса (это даже с запасом!). Но, не смотря на все наши усилия, ни Сычевский леспромхоз, ни лесхоз, ни другие строительные организации не имели в свободной продаже самого простого елового бруса, более того: даже изготовить брус на заказ они не могли: не было фондов на пиловочник! Сейчас это кажется абсурдным, но в то время в стране действовала советская плановая система. Эта система не поощряла «разовые потребности» — все должно было быть заранее предусмотрено и спланировано!

Тем временем чтец Игорь с помощниками сложили пять венцов стены — и поняли, что остатков бруса на еще один целый венец уже не хватит. Решено было на этом остановиться, так как приготовленный лес закончился… Вопрос строительства встал ребром: мы будем продолжать стройку, или останавливаем её на неопределенный срок? В Сычевском райисполкоме объяснили, что сейчас еще можно подать заявку на следующий плановый период — т.е. на 1992 год! (Государственный план 1991 года, как объяснили, уже утвержден и закрыт.) В следующем — 1991 — году заявку рассмотрит облплан, и если заявка будет одобрена, то её включат в план местной промышленности на 1992 год… Предположительно, исполнение заказа будет поручено Сычевскому леспромхозу: ему «сверху» укажут, в каком квартале необходимо выполнить наш заказ; обычно сторонние заказы относят на конец года…

Признаться, мы восприняли такое «предложение помощи» почти как насмешку: «Вам нужен хлеб, чтобы не помереть с голоду? А сколько вам нужно? Хорошо; через два года приходите — хлеб для вас будет готов!» Но это была вовсе не насмешка — никаких других возможностей купить требуемое количество бруса (даже при условии, что на это были приготовлены деньги!) просто не было! Единственное, чем еще мог помочь исполком — это выделить лесную делянку в окрестностях Сычевки для разработки её своими силами, только этот вопрос исполком мог решить сам. Конечно, заниматься лесоповалом вовсе не значилось в наших планах — но у нас не оставалось никакого выбора, и мы согласились. Мы поставили себе задачу накопить брус и весь необходимый пиломатериал, чтобы его гарантированно хватило завершить все наше строительство.
Тем временем наступила осень, и в конце сентября Игорь Карванен уехал в Санкт-Петербург, пообещав, что если к весне будет подготовлен фронт работы, то он вернется и продолжит строительство. А на новом красивом кирпичном цоколе соломенного цвета красовались лишь те пять венцов бруса (1 метр высоты стены), которые удалось сложить из имевшегося материала…

В конце осени нам отвели небольшую делянку в районе деревни Вязовка. Как только выпал снег и подморозило, мы отправились в лес — примеряться к предстоящей работе. Но что можно было сделать в старом еловом лесу голыми руками? У нас совершенно не было никакой техники, было несколько топоров, одна на всех мотопила «Урал» и одно большое желание построить храм.

После первых двух выездов мы поняли, что без техники в лесу ничего не добиться, и задались вопросом: а можно ли где-то раздобыть хотя бы грузовой автомобиль-вездеход, чтобы его использовать и в лесу, да и для других нужд строительства? И Господь через добрых людей помог: в начале января 1991 года нам удалось недорого купить почти новый грузовик-вездеход «ЗИЛ-131», оформив его на Сычевскую общину. (В те годы в стране активно шла программа конверсии — распродавалось армейское имущество… Так, на нашем автомобиле раньше стояла пусковая установка «катюша»). Больше того: мы смогли изготовить для него еще и прицеп-роспуск, и теперь у нас уже появилась сносная техника для вывозки леса. Правда, не была решена проблема с погрузкой — и поэтому, прежде чем назначить день для работы на делянке, приходилось каждый раз договариваться с автокраном, который мог бы загрузить наш лесовоз.

Чаще всего нас выручал автокран с Сычевского электродного завода, на котором тогда работал Костя. Если его отпускало начальство и он мог в этот день поехать — мы назначали «сбор добровольцев», и так, сборной бригадой в пять-восемь человек, разместившихся на охапке соломы в открытом кузове нашего грузовика, отправлялись в лес… Там отцепляли прицеп, и, пока вальщик с помощниками валили, кряжевали и сучковали бревна, мы своим же грузовиком стаскивали подготовленные бревна к месту погрузки. Потом, ближе к вечеру, мы прицепляли прицеп-роспуск, и подъемный кран загружал наш самодельный автопоезд.

Неоднократно собирал добровольцев, чтобы поработать на лесной делянке, Е.И. Зуев из д. Бехтеево. Правда, за «бехтеевскими» приходилось ездить на машине — своего транспорта не было ни у кого, но зато работать в лесу с опытными рабочими было сподручно. По окончании трудового дня, вернувшись на нашем грузовике из леса, мы еще отвозили бригаду домой — в Бехтеево; но такие дни, как правило, были очень результативными.

Добровольцев на эту лесную делянку неоднократно собирали и в ржевском приходе. Люди быстро откликались на призыв помочь в строительстве храма и находили возможность выделить для этого время. Важно отметить: все добровольцы работали на строительстве храма (а также и на лесных делянках) бесплатно — «Христа ради», имея своей целью проявить христианское усердие и вложить свою лепту в достижение общего церковного блага.
Сначала мы договорились с пилорамой в лесхозе и возили туда лес на распиловку, а обратно забирали пиломатериал. Постепенно на нашей стройплощадке начали наконец-то накапливаться брус и доска, но бруса было еще недостаточно, чтобы завершить стройку. Мы стали разбираться в цифрах и узнали, что выход бруса (тем более, размером 200х200) составляет в среднем не более 15–25% от общего объема пиловочника, и значит нам одной выделенной делянки совершенно не хватит…
Тогда мы выписали другую, еще бОльшую, делянку. Ее нам отвели примерно в 3 км к югу от д. Василевка. Мы договорились о разработке этой делянки с рабочими леспромхоза (они работали на своих делянках невдалеке от нашей) — и правда, они до начала весны оперативно свалили всю нашу делянку и скучили бревна в один высокий длинный штабель. Затем (еще ранней весной, когда был снег) договорились с механизаторами из д. Василевка — чтобы они по снегу перетаскали наш лес (в хлыстах) к пилораме в д. Яблонцево, где нам обещали его к лету распилить… Но дело у механизаторов шло медленно, и к началу лета 1991 года у пилорамы лежало лишь два-три десятка длинных бревен-хлыстов — но этого было очень мало по отношению ко всему объему делянки…

Наступил второй строительный сезон — но у нас еще не было достаточных запасов бруса, и потому на повестке дня по-прежнему стояла лесозаготовка. Думали: приедет ли Игорь? А без него будет совсем трудно… Игорь приехал в начале мая и, не сетуя ни на кого, включился в наши работы по лесозаготовке. Почти всё лето 1991 г. ушло на заготовку бруса. Один-два раза в неделю мы на нашем «ЗИЛ-131» ездили на пилораму в Яблонцево и там сами же распиливали наш лес (пилорамщику в летнее время было недосуг заниматься распиловкой, и он доверил это занятие нам самим…). Пришлось нашему Игорю осваивать «смежную профессию», и к концу лета он уже мог работать как достаточно опытный мастер-пилорамщик… В итоге к осени было накоплено некоторое количество бруса и доски, причем у пилорамы в Яблонцеве уже больше никакого леса не оставалось, а самая основная часть заготовленного леса по-прежнему оставалась лежать в штабеле на второй делянке, чуть больше километра от опушки леса. Погода в том году всё лето стояла сырая, и дорога в лесу (эти самые злополучные полтора километра!) за все лето так и не просохла — она была такой болотистой, что на колесной машине туда даже нечего было и соваться… Оставалось ждать зимы — но теперь и морозы проявляли себя далеко не каждый год, а потому и зима не давала гарантии, что морозы надежно скуют болотистые грунты и сделают возможным проехать на машине к нашему штабелю… И что тогда? Ждать следующего лета? А потом опять зимы? И так, пока наш лес не догниет до конца? А ведь в эту делянку были вложены уже немалые деньги! Было тревожно, и все мы ощущали своё бессилие перед Природой. В голове крутились самые простые мысли: Господи, помоги нам забрать этот лес! Он так нужен для постройки Твоего святого храма!

Однажды Игорь узнал, что на соседних с нашим «лесоскладом» делянках работают два леспромхозовских трелевочных трактора и что они уже заканчивают свою работу, и вскоре их будут перегонять в Сычевку на базу — а это как раз мимо нашей делянки… Эта новость принесла нам новую надежду, и Игорь тут же поехал к этим трактористам — разыскать их в лесу и договориться, чтобы они, завершив свою работу, вытащили с болотистой делянки и наш лес, сваленный прошлой весной. Вернулся Игорь поздно вечером, весь в грязи — от лазанья по глубоким колеям трелевочника, но довольный. Говорит: и нашел, и договорился; условия простые: с нас бочка солярки и такая-то сумма, и через два-три дня они приедут вытаскивать наш лес. В нашем положении это было почти счастьем, и оставшиеся дни мы жили с одной мольбой: «Господи! Помоги, чтобы намеченное не сорвалось!».

Так вышло, что дни, пришедшиеся для вытаскивания нашего леса, совпали с днями праздничных богослужений Успения Богородицы, и потому Игорю пришлось поехать в лес только одному, а все мы в эти дни в храме молились об успехе Божьего дела. И действительно, с Божией помощью всё получилось! Спустя несколько дней на поле за д. Василевка уже лежал большой штабель нашего леса, а от него в лес уходила ужасающая колея… Глядя на эти следы, невольно думалось: и как же могли здесь проезжать, да еще и с лесом, эти самые чудо трелёвочники?

Дело оставалось за малым — вывезти этот штабель к пилораме. Опасаясь, что пойдут дожди и по полю будет не проехать, такую вывозку организовали буквально через пару дней. Для этого была собрана целая автоколонна: три автомобиля-лесовоза с прицепами-роспусками (Тимофей Назаров на своем «ЗИЛ-157», наш церковный «ЗИЛ-131» и еще один такой же «ЗИЛ-131», нанятый со стороны), а кроме этого — все тот же автокран «ЗИЛ-130» с электродного завода.
Первая трудность заключалась в том, чтобы протащить тяжелый автокран по неровному полю с ручьями и косогорами к месту погрузки. Эту задачу успешно выполнили нашим грузовиком. Затем целых два дня продолжалась вывозка тремя машинами на площадку пилорамы в д. Алексино (с руководителями которой был заключен договор о распиловке церковного леса). В итоге этих двух дней весь заготовленный лес был успешно вывезен, а немаленькая площадка для складирования пиловочника была буквально завалена привезенным лесом.

Завершался строительный сезон 1991 года. За все прошедшее лето мы так и не уложили на стену храма ни одного нового венца… Правда, рядом с нашей стройкой медленно росли два штабеля — бруса и пиломатериала, но этого запаса было все еще недостаточно, чтобы завершить строительство. После успешной вывозки леса чтец Игорь быстро собрался и уехал — у него на конец сентября была намечена свадьба в далекой Старой Некрасовке, на юге Одесской области Украины. Перед его отъездом казалось неудобным спрашивать каких-то обещаний — да и что можно было потребовать с человека, который решил начать семейную жизнь и теперь должен «заботиться, како угодити жене своей»?.. Но сам Игорь, осознавая невеликие наши успехи, уезжая, сказал: «Я надеюсь, что мы сюда еще вернемся и завершим начатое».

Потом у Игоря с Аней была красивая свадьба в д. Старая Некрасовка (Измаильский район, Украина). Потом была первая зима их совместной жизни в Петербурге. Все было неустроенно, все было очень бедненько… Работы толком не было. Да мы все тогда так жили. Правда, у Игоря в эти годы уже был собственный мотоцикл CZ-350, на котором он лихо возил свою Анечку… Не знаю, как в Питере, а в Сычевке это считалось шикарным транспортом! (На фото на этом мотоцикле CZ, правда, не Игорь, а Ваня (нынешний протодиакон) — еще один участник сычевского строительства (он принимал участие в работах на стройке, на пилораме и на лесных делянках начиная с 12 лет). Надо сказать, Игорь всегда очень легко позволял другим людям пользоваться его техникой и вообще всем, что он имел…

За зиму вывезенный лес был распилен (хотя и не без проблем), и два церковные штабеля с материалом значительно выросли. Весной 1992 года состоялось еще одно важное для Сычевки событие — рукоположение диакона Сергия Лисуренко в сан священника с назначением на приход г. Сычевки. Но новоназначенный батюшка сам попросил о. Евгения в наступающий сезон продолжить свое руководство строительством, просил приглашать и Игоря и обещал рассчитаться с Игорем за предстоящий сезон работы.

Приближалось лето, а я боялся спрашивать Игоря о его планах… Но где-то ближе к лету от Игоря поступило подтверждение — «Да, мы с Аней приедем, только постарайтесь найти нам комнату». Тогда прихожане подыскали два-три варианта жилья и ждали Пасхи. После Пасхи Игорь приехал в Сычевку с молодой женой (которая была в положении); они выбрали более подходящий вариант (это был трех- или четырехквартирный деревянный барак на ул. Ломоносова, неподалеку от берега Лосьмины) и разместились в этом деревянном бараке.

Третий строительный сезон с самого начала был более результативным: заготовленный в прежние два года пиломатериал позволил заниматься монтажом стен, не отвлекаясь на другие дела; стены стали быстро расти. Однако у Ани приближалось время родов, и каждый из нас (меньше всего сама Аня) испытывал беспокойство о том, как правильно устроить все предстоящие события? Я ни на чем не настаивал и готов был помогать им в любых личных вопросах. Но сами они, дорожа летними днями строительного сезона, приняли решение — никуда не уезжать из Сычевки… Аня посещала местную консультацию, ей там говорили какие-то не очень приятные и малопонятные (нам, по крайней мере) вещи — но все это воспринималось так: «Ничего, Господь всё устроит!». Игорь продолжал работать на строительстве до самого последнего дня, когда уже пришлось отвезти Анечку в родильный дом (он отвез ее на том же своем прославленном «че-зете»!), где и родилась Сима; было это в начале августа. Родилась непросто… Но я ни тогда, ни потом ни разу ни от кого не слышал каких-то сетований или упреков на эту тему: «Бог так устроил!». Пока Аня находилась в роддоме, Игорь (после работы) каждый вечер на мотоцикле приезжал к роддому, они (через окошко?) нежно беседовали с женой… Потом Аню с малышкой выписали — и родители сразу же обратились с просьбой совершить крещение. Назначили удобный день, совершили крещение новорожденной малышки и даже устроили по этому поводу выходной день в нашем строительстве! Это был настоящий праздник — накрытые столы в том бараке, где жили тогда Игорь с Аней, и самые близкие люди за этими столами!..

Осенью 1992 года семья чт. Игоря окончательно уезжала из Сычевки. К этому времени были полностью выстроены стены храма, была покрыта оцинкованным железом крыша на алтаре и на трапезной части, но еще не был сделан главный шатер с главой и крестом, и не было шатра на колокольне — там стояли только стойки-столбы… Было приобретено кровельное железо, трубы для отопления, дровяные котлы. Новое руководство прихода больше ни о чем не просило Игоря, и стало понятно, что этот год стал последним годом его прорабства. На фото того времени запечатлен недостроенный храм — результат трехлетней работы Игоря Карванена «со товарищи»…

Страницы истории Сычёвской общины. Возрождение храма
Храм осенью 1992 г.

За следующие два года — уже под руководством о. Сергия Лисуренко — были доделаны и покрыты кровлей шатры, главки, настланы полы внутри храма — материал на все эти работы был приобретен и заготовлен Игорем. Изготовили и установили оконную и дверную столярку. Из Ржева привезли пруток, из которого Стефан Чумаков сварил уникальные решетки на окна. В феврале 1994 года из Ржева привезли сохранившийся комплект икон бывшего Троицкого храма в г. Ржеве, и из них смонтировали иконостас. Тот же С.А. Чумаков сварил большую печь, которой хватало, чтобы обогреть все помещение немаленького храма.

К весне 1994 года основные работы по подготовке были завершены, и в апреле митрополит Алимпий (Гусев), Московский и всея Руси, совершил полное освящение нового храма, почему-то переименовав его в «храм во имя преподобного Сергия Радонежского»…

Страницы истории Сычёвской общины. Возрождение храма
Освящение храма в Сычевке.
Апрель 1994 г.

В последующие годы о. Сергий устроил у храма два наружных крыльца — западное парадное, с двумя лестницами, и южное; обшил храм вагонкой и покрасил. Эти мероприятия придали храму тот законченый вид, который он имеет и сегодня. Прицерковная сторожка служила помещением для выпекания просфор, гостиницей для приезжих и трапезной — в дни церковных торжеств. В 1996 году в сторожке (где до 1994 г. находился временный храм) случился пожар. Основное здание удалось отстоять, но крыша и пристройка были уничтожены огнем. Сгорели хранившиеся на чердаке здания старые книги, вывезенные из М. Липки в 1987 г. Вскоре пострадавшее здание усердием прихожан было восстановлено и снова вступило в использование в тех же целях. За годы служения в Сычевке о. Сергий так и не переехал сюда на жительство — приезжая на богослужения из Ржева (где проживал с 1989 г.). В августе–сентябре 1997 году о. Сергий Лисуренко принимает от митрополита Алимпия (Гусева) назначение настоятелем храма во имя Владимирской иконы Пресвятой Богородицы, что на ул. Остоженка в Москве. В августе 1998 г. о. Сергий вывозит часть икон из храма г. Сычевка для благоустройства восстанавливаемого храма в Москве. В октябре 1998 года в связи с состоявшимся новым назначением о. Сергий отказывается от обязанностей настоятеля в Сычевке, и митрополит Алимпий снова поручает обслуживание прихода сычевского Сергиевского храма о. Евгению Чунину, настоятелю Покровского храма во Ржеве.

В апреле 2004 г. по предложению о. Евгения Чунина на служение в Сычевку был направлен священник Аркадий Кутузов, переведенный сюда из Хабаровска. Отец Аркадий с семьей (шесть детей) поселяется в церковной сторожке. В 2014 г. стараниями о. Аркадия и председателя Ю.М. Курзикова проведена газификация храма, устроено газовое отопление. В 2016 г. в цокольном помещении храма устроена «гостиница» — две благоустроенные гостевые комнаты и кухня.

За годы служения о. Аркадия храм заметно обезлюдел. Осенью 2018 г. о. Аркадий был освобожден от должности настоятеля по состоянию здоровья (после Пасхи 2018 г. полгода не совершалась литургия), и в октябре 2018 г. на должность настоятеля Сергиевского храма определен священник Димитрий Чунин (ранее он служил вторым священником в г. Ржеве). Заботами о. Димитрия стало пополнение прихода, а также некоторые ремонтные работы по храму и капитальный ремонт церковной сторожки (в 1987–1994 гг. в этом же здании находилась временная моленная с алтарем).