Главная Публикации История старообрядчества Старообрядцы станицы Нагавской

Темы публикаций

Старообрядцы станицы Нагавской

Станица Нагавская впервые упоминается в источниках с 1672 года. Первоначально поселение называлось Нагавкин городок. После образования Области Войска Донского станица Нагавская была включена в состав 2-го Донского округа. В 1894 году станица была перенесена на левый берег Дона, некоторое время именовалась Ново-Нагавской, а оставшееся поселение на правом берегу Дона хутором Старо-Нагавский. [1]

Определённо неизвестно, когда в станице появились первые старообрядческие семьи. Если исходить из того, что церковную реформу патриарха Никона насаждали из Москвы, а на Дону она с трудом приживалась, то можно сказать, что последователи древнего православия  проживали в станице с самого её основания. Как следует из данных статистики, в 1863 году во 2-м Донском округе проживало примерно 33,5 тысячи старообрядцев, в указанное число входили старообрядцы разных согласий. [2] Поповское согласие превосходило прочие по количеству приверженцев. В самой станице Нагавской проживало более одной тысячи последователей древлеправославия. [3] В станице старообрядцы имели деревянную молельню с алтарём. Когда станица переехала на другой берег Дона, старообрядцы, с позволения министра внутренних дел, перенесли молельню на новое место жительства. Молитвенный дом в честь Покрова Пресвятой Богородицы был устроен на подворье местного священника о. Фоки Васильевича Григорьева. По описанию диакона Алексея Богатенкова, будущего епископа Александра, состояние и убранство молельни выглядело скромным и небогатым. На 1902 г. Нагавская община имела своих попечителей и включала в себя 329 дворов, расположенных как в самой станице, так и на близлежащих хуторах.

С приобретением вероисповедных свобод в 1905 году, нагавские старообрядцы вознамерились воздвигнуть новую церковь. В 1907 г. старообрядцы Белокриницкой иерархии станицы Нагавской обратились в Областное правление с просьбой о разрешении зарегистрировать Покровскую общину, в состав которой входили бы старообрядцы хуторов Старо-Нагавский, Кудинов, Майорский, Тополевский, станицы Верхне-Курмоярской и ее хутора Николаевский. Старообрядцы уведомили, что свой молитвенный дом у них уже построен, за счет пожертвований прихожан, а настоятелем общины будет иерей Фока Васильевич Григорьев. Войсковая администрация удовлетворила прошение нагавцев. [4] В октябре 1908 г. староверам Нагавской станицы войсковая администрация разрешила построить церковь на месте, отведенном приговором станичного общества. [5]

 22 июля 1910 г. состоялась закладка храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы, совершенная местным священником и прибывшими на это торжество священниками из станицы Цымлянской Андроника Захарова и с хутора Нагольного Ильи Мельникова. После окончания божественной литургии крестный ход направился на место закладки. В торжестве принял участие местный станичный атаман Николай Евлампиевич Похлебин, которому было предложено положить камень в основание будущего храма. По окончании положенного чина все молящиеся были ограждены святым крестом и окроплены святой водой. Затем крестный ход возвратился обратно в молитвенный дом, где было докончено служение. Священник Ф.В. Григорьев сказал небольшую речь: поздравил прихожан с началом постройки церкви, поблагодарил гостей за общее торжество и просил всех иметь между собой мир и любовь, без которых все заслуги не будут иметь цены перед Богом. По окончании торжества, члены духовенства, члены совета общины и почетные члены были приглашены Ф.В. Григорьевым к трапезе. [6]

А спустя неделю ветхая молельня сгорела, причины этого происшествия не были установлены. Утром этого дня, в день рождения цесаревича Алексея, был отслужен благодарственный молебен. Затем окна моленной были закрыты. Ни горящих свечей, ни чего-нибудь подобного замечено не было. Через два часа был замечен выходивший наружу дым. Священник Ф.В. Григорьев, прибывший к месту трагедии одним из первых, бросился в горящий дом, но войти в него не было уже ни какой возможности. Моленная уже полностью наполнилась удушливым дымом и пламенем. Народа сбежалось очень много. Люди стали баграми выламывать стены. Особенно отличился на пожаре дьякон местной (новообрядческой) церкви Н.С. Корнильев. Благодаря его распорядительности и бесстрашию, был выхвачен из пламени обгорелый сундук, в котором несколько священнических облачений сохранились совершенно невредимыми. Святой антиминс, сосуды, лучшие облачения, иконостас, хоругви, богослужебные книги, паникадило, подсвечники, венцы и вообще все церковное имущество, бывшее в молитвенном доме, погибло в пламени. Убыток расценивался в сумму 4000 руб. [7]

Приговором Нагавского станичного сбора от 22 августа 1910 г. принято решение вырезать из толочной земли, находящейся в излишке между хуторами Майорским и Семничным, 50 десятин и отдать их в трехлетнее арендное содержание. Вырученные деньги должны были целенаправленно пойти на нужды вновь строящегося Покровского храма. Чтобы суммы не расходились не по назначению, создали особое попечительство по строительству. [8]

Новый храм строился по плану, составленному архитектором Васильевым. Размером он был не особенно велик, но с внутренней отделкой потребовалась сумма в размере 12000 руб. Несмотря на помощь станичной администрации, совет старообрядческой общины вынужден был обратиться за помощью ко всем благотворителям с просьбой помочь ради святого дела. Обращение заканчивалось следующими словами: «Каждая копейка и всякая хотя бы малая вещь будут приняты с глубочайшей благодарностью. Заранее всем жертвователям предпосылаем наше искреннее христианское «спаси Христос». [9]

4 июня 1911 г. состоялось освящение нового храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы, чин освящения совершил епископ Геннадий (Лакомкин) в сослужении настоятеля храма о. Фоки Григорьева, приезжего духовенства и при многочисленном стечении молящихся. На богослужении присутствовали не только старообрядцы, но и христиане господствующей Церкви, в том числе станичный атаман Л.П. Осипов. [10]

Местное старообрядческое духовенство и приезжие начётчики весьма успешно вели миссионерскую деятельность в округе. Видимо, результат их проповеди был настолько плодотворен, что попал в отчёт о деятельности противораскольнической и противоеретической миссии Донской епархии (господствующей Церкви). [11] Притом в станице действовал единоверческий приход, что говорит об относительной успешности новообрядческий миссии. [12]

В юрт Нагавской станицы входило несколько хуторов, на некоторых из них были старообрядческие молельни: хут. Агинов, хут. Майоровский. Ещё один молитвенный дом был на хуторе Семничном Верхне-Курмоярской станицы. Указанная молельня располагалась в подвальном помещении под хозяйственной постройкой, лишь над алтарём не было надстройки. [13] По известным сведениям, в самой Верхне-Курмоярской станице старообрядцев проживало мало. Они посещали службы в храме Нагавской общины. Старообрядцы хутора Агинова в 1902 году поднимали перед церковным священноначалием вопрос о поставлении священника к их молельному дому. Как долго рассматривалась эта просьба, неизвестно, но Агиновская община всё же получила своего настоятеля иерея Савву Епифанова.

7 марта 1914 г. жители х. Майорского, в количестве 55 человек, в лице казака Ивана Кувикова ходатайствовали о регистрации своей общины белокриницкого согласия. В хуторе уже действовал недавно построенный храм во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова во главе со священником Павлом Гребенниковым. [14]

Придя к власти, большевики обложили налогом молитвенные дома  и национализировали церковное имущество. Атеистическая пропаганда и всевозможные ограничительные меры и репрессии по отношению к Церкви привели к тому, что описанные старообрядческие общины прихшли в упадок. Упоминания о них теряются в источниках 20–30х гг. прошлого столетия. В хуторе Майорском община действовала примерно до 1925 года, после её закрытия о. Павел Гребенников отправился нести служение в общину станицы Обливской.

В начале 50-х гг. XX века из-за строительства Цимлянского водохранилища станица Нагавская была снова перенесена на другое место. Следы старообрядческого присутствия на прежнем месте станицы Нагавской оказались погребёнными под водой. Потомки нагавских старообрядцев не сохранили свою веру в последующих поколениях.

Источники:

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Нагавская.
  2. ГАРО. Ф. 353. Д. 81. Оп. 1. ЛЛ.109–110.
  3. Донские областные ведомости, 1874. №92.
  4. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1888. Л. 31–32.
  5. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1921. Л. 226–226 об.
  6. Церковь, 1910. №33 C. 836.
  7. Там же. С. 836.
  8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2007. Л. 27–27об.
  9. Церковь. 1910. №33.  С. 836
  10. Церковь, 1911. №37. С. 899.
  11. Донские епархиальные ведомости, 1904. №23. С. 462.
  12.  Донские епархиальные ведомости, 1904. №2. С. 29.
  13.  РГАДА. Ф. 1475, Оп. 1. Д. 298. ЛЛ. 6–7.
  14.  ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2222. Л. 242–243