Главная Публикации История старообрядчества Служители ржевского храма Покрова Пресвятыя Богородицы

Темы публикаций

Служители ржевского храма Покрова Пресвятыя Богородицы

23 апреля (6 мая н.ст.) 1908 г. в Ржеве на Смоленской улице состоялась закладка старообрядческого храма во имя Покрова
Пресвятой Богородицы. Чин основания и закладку совершил епископ Кирил, Одесский и Балтский, временно Петербургский и Тверской, при участии местных священников о. Игнатия Червякова (ставшим первым настоятелем  храма), о. Феодора  Алексеева, о. Иоанна Иголкина, диакона Симеона Савельева.

Служители ржевского храма Покрова Пресвятыя Богородицы

23 марта (5 апреля н.ст.) 1910 г. в новопостроенном храме состоялся подъем колоколов на колокольню. В 10 часов утра в старом храме (моленной) местным духовенством был совершен молебен Покрову Богородицы. По окончании молебна вышел крестный ход к новому храму. По прибытии на место все колокола были окроплены святой водой и подняты на колокольню; по их закреплении раздался мелодичный звон.

28 марта (10 апреля н.ст.) 1910 г. состоялось торжественное освящение храма. Его совершал преосвященный Кирил в сослужени восьми священников, трех диаконов и четырех стихарных. Пели певцы Морозовского хора — 40 человек на двух клиросах.

В 1911 г. при новопостроенном храме Покровской общины возводится двухэтажное деревянное здание для устройства
богадельни и размещения при храме церковной школы. На первом этаже здания были  устроены квартиры для священника и церковного причта. Община приняла решение предложить квартиру в новом доме настоятелю Покровского храма — о. Игнатию Червякову (с 1910 по 14 октября 1919 г. находится под арестом). На втором этаже расположилась школа. Как вспоминает прихожанка Наталия Самуиловна Мушкис, в школе занимались все: старообрядцы и никониане, — но урокизакона Божия преподавали каждый учитель в отдельных комнатах.

Вторым священником в Покровском храме служил с 1910 г. иерей Григорий Ширяев. Он овдовел, когда ему еще не  исполнилось и сорока, женился вторично — взял одинокую женщину с клироса, и оставил служение.

До конца своей жизни в Покровском храме служил диакон Симеон Савельев. Как сообщается в его некрологе,
опубликованном в журнале «Церковь», «за свой кроткий характер, за свою почти детскую простоту, за исполнительность по службе, он пользовался любовью как сослуживцев, так и прихожан; он жил, если можно так выразиться, «в храме», и
«вне» его у него не было интересов. Не обладая даром слова, он был очень любознателен и с удовольствием приобретал книги, выписывал журналы, так что у него осталась библиотека книг религиозно-нравственного содержания». Его стараниями
к старообрядчеству Белокриницкой иерархии присоединился беспоповец поморского согласия М. Н. Стрельников, за что покойный получил от о. Арсения (впоследствии епископа Уральского) благодарственное письмо.

В начале 1918 года «для нужд революции» были  изъяты помещения в Покровском доме (ныне ул. Калинина, д. 60 ), которые занимали богадельня и четырехклассная церковно-приходская школа. Богадельню закрыли насовсем, школу «отделили от церкви», сократили по числу учеников и перевели — сначала устроили класс в Казанском краю, потом в большом каменном доме напротив старого моста.

14 октября 1919 г. в день престольного праздника — Покрова Богородицы — органы ВЧК арестовывали вместе со всей семьей настоятеля храма о. Игнатия Червякова и весь причет Покровского храма. Им не суждено было вернуться назад.

Покровскому храму угрожало закрытие. Оставшиеся прихожане избрали старостой ржевитянина Андрея Васильевича Иванова. Новый староста принял на себя попечение об организации церковной жизни. Общине удалось отстоять Покровский храм от угрозы закрытия; начались хлопоты о священнике.

В начале 1920 года к служению в Покровском храме  определен священник о. Андрей Попов, переведенный в Ржев из Нижегородско-Костромской епархии. С самого начала приезжему священнику во всем помогали прихожане. Купеческая семья Немиловых — участники строительства Покровского храма — предоставила семье о. Андрея квартиру на 2-м этаже одного из своих домов по улице Большой Спасской.

О. Андрей знал и любил знаменное пение и особенно много сил и времени уделял церковному хору. «В обычные дни и небольшие праздники церковный хор размещался на клиросах, и уже к началу службы клироса были почти заполнены. Тот, кто желал петь в церковном хоре, должен был относиться к этому делу со всею серьезностью; опоздание к началу службы считалось недопустимым. А в великие — Господские и Богородичные — праздники объемный, могучий, согласный звук заполнял все пространство храма», — пишет в своих воспоминаниях одна из дочерей отца Андрея А. А. Гакина.

Вместе с о. Андреем служил диакон Иоанн Лоскутов, обладатель громкого голоса. «Уж если он сказывал многолетие: Благоденственное и мирное житие…», то, наверное, было слышно по ту сторону Волги»,  — замечает А. А. Гакина.  — Его мощный, красиво звучащий бас особенно украшал соборную архиерейскую службу, совершавшуюся с участием епископа Геронтия, у которого голос был мягкий, приятный. Каждый приезд любимого всеми епископа — владыки Геронтия — был настоящим праздником для прихожан».

О. Андрей хорошо владел словом, писал стихи. Известно его стихотворение «В день моего отъезда из Ржева, 14 июля 1935 г. Талдом» О любви прихожан к своему пастырю говорят написанные ими посвященные о. Андрею духовные стихи «Арест протоиерея Андрея Попова» и другие (сборник издан в Новосибирске, 1992).

Следует сказать хотя бы несколько слов и о людях, не имевших священного сана, но сыгравших большую роль в жизни
Покровского храма и оставивших о себе добрую память. Одним из таких людей был сторож Иоаким Денисович, трудившийся при храме в бытность о. Андрея Попова. Хотя он был человек почтенного возраста, все звали его просто — Аким.  «Это человек, который почти не разговаривал ни с кем, и молча делал свое дело, — рассказывает А. А. Гакина. — А делал он все. Он сторож, он истопник, он звонарь, он и в церкви светил паникадила, лампады перед службой. В церкви в те годы был такой порядок:
приходящие молиться христиане деньги на свечи клали на тарелку в конторке, а Аким свечи расставлял сам в нужных местах. Люди по храму не ходили, лишнее движение мешало службе». Все липы, которые и по сей день растут около церкви
вдоль дороги и в ограде, посажены Акимом, который со своей женой и детьми жили долгие годы при церкви в сторожке.  У
него было две дочери и сын, она девочка была глухонемая.

В апреле 1929 г. Ржевским отделом НКВД были арестованы о. Андрей Попов, диакон Иоанн Лоскутов, староста Андрей
Васильевич Иванов, регент хора Валентина Яковлевна Цыбина и некоторые члены церковного совета Покровской общины.

«В один из дней к нам явились нежданные гости — незнакомые люди сурового вида, — пишет А. А. Гакина.  — Нас, детей, попросили выйти из дома. Ну а там, конечно, обыск. Как что происходило, подробности не знаю. Но кода я пришла домой, было уже поздно. Этих «гостей» не было. Но и отца Андрея тоже уже не было дома, — плачущая мать рассказала, что эти люди «пригласили его с собой». Дома был страшный беспорядок, книги и все его записи — все перерыто, разбросано. Лекции для братства, отпечатанные на машинке, и саму машинку забрали при обыске. Из старших остался мой брат Петр, и младших трое».

Это была уже вторая волна репрессий. Храм был снова обезглавлен и остался без священнослужителей. Лишь много времени спустя семья узнала, что отец был осужден на 5 лет и отправлен отбывать наказание в северные лагеря.

Андрей Васильевич Иванов был первым старостой Покровской церкви. «Наш дом стоял в глубине углового участка, — вспоминает его дочь, Валентина Андреевна. — В войну разрушен немцами. Сам Андрей Васильевич был репрессирован вместе с о. Андреем около 30-го года, но вернулся раньше всех и ходатайствовал об открытии храма.  А впоследствии был снова арестован и расстрелян. Дети — нас было семеро — погибли в войну, кроме меня — последней…»

В 1930 году, когда Андрей Васильевич вернулся в Ржев, богослужения в Покровском храме возглавляет приехавший из Нижегородского края племянник жены о. Андрея Попова — Степан Никандрович Колин; он же руководит хором,  одновременно работает грузчиком на заводе…

После ареста о. Андрея Покровский храм продолжительное время оставался без священника. И только лишь в 1932 году на служение во Ржев определили немолодого батюшку,  о. Иоанна Щербакова, переведенного с Украины. (Упокоился  в ~1935-38 гг.) Отец Иоанн служил здесь почти до самой войны. Здесь, во Ржеве, он и умер, но его тело родственники увезли и
похоронили в Украине. В 1935 г. по распоряжению властей с колокольни Покровского храма сброшены и конфискованы «на нужды Родины» колокола. Власти принимают очередное решение о закрытии Покровского храма, но спустя небольшое время прихожанам снова удается его открыть и возобновить богослужения.

В 1938 г. к семье во Ржев возвращается после заключения о. Андрей Попов, однако к служению в Покровском храме ему позволено приступить лишь в  1939-40 гг.

14 октября 1941 г. — начало немецкой оккупации г. Ржева. Богослужения в храме продолжаются, хотя не столь регулярно. В городе действует комендантский час, люди боятся ходить по улицам. Отец Андрей у себя дома прятал людей, которые приходили в город и боялись попасть в руки фашистов. Немцы не раз приходили к священнику с обыском. В доме была русская печь, под ней углубление для дров — шесток. Туда батюшка и прятал просивших укрытия. Заглянуть туда никому не приходило в голову.

В один из дней загорелся храм Казанской Божией Матери, и о. Андрей поднялся на колокольню посмотреть. Когда он спустился и вышел из двери колокольни, внезапно подскочивший немец, ни о чем не спрашивая, дал очередь из автомата в упор. О. Андрей упал, смертельно раненый. Подоспевшие прихожане и родня внесли священника в церковь и положили на полу возле правого клироса. У него было сильное кровотечение, скоро наступила смерть. Это было 19 августа 1942 года. Матушка Александра пережила его всего на 40 дней — скончалась от сыпного тифа. Похоронили батюшку у южной стороны Покровского храма, в ограде. Могила его и сейчас находится близ храма.

В начале 1943 г. оккупационные власти попытались вывезти из Покровского храма иконы и золоченый деревянный иконостас
— «все равно у вас это коммунисты заберут». Настойчивое усердие диакона Феодота Тихомирова помогло  сохранить иконы и
все церковное убранство.  Несмотря на трехдневный арест, жестокие побои и угрозы расстрела «за сопротивление начальству», диакон Феодот добивается своего — убранство Покровского храма остается не тронутым.

3 марта  1943 г. Красная армия освобождает последних оставшихся в живых жителей города (около 220 человек, в основном, это были старики и женщины с детьми), запертых в заминированном и подготовленном ко взрыву Покровском храме. Были сильные морозы. Люди были вынуждены в храме на полу жечь костры.  Сжигали аналои, шкафы и другие вещи. Только чудо Божие сохранило храм от взрыва. Запертые в храме обреченные на смерть ржевитяне были спасены. Этот день с  тех пор считается днем освобождения всего города.

После освобожения Ржева в апреле 1943 г. диакон Феодот собирает остатки прихожан, организует работы по уборке, очистке и
восстановлению храма, вместе с народом проводит избрание председателя Покровской общины. Старостой избран Терентий Петрович Петров. Вместе с диаконом Феодотом избранный староста отправляется в Москву с целью добиться назначения во Ржев священника.

В результате их ходатайств в Покровский храм определен о. Иоанн Прозоров, на долю которого пришелся нелегкий труд по приведению храма в порядок. Был проведен капитальный ремонт, вновь сделаны оконные рамы, вставлены стекла, перекрыта и
окрашена крыша, починен пол.

Судьба о. Иоанна и до войны была непростой. В 30-е годы о. Иоанн был репрессирован за «антисоветскую деятельность» и осужден на несколько лет лагерей.

Вся его семья, как семья «врага народа», была  сослана в Поволжье. В те годы в Поволжье был жестокий голод, не было работы, и м. Ксении с детьми пришлось, спасаясь от смерти, бежать в центральную Россию. С большими трудностями  они приехали в Подмосковье и устроились неподалеку от города Волоколамска.

В те годы в Тверской (в то время Калининской) области среди народа ходило много рассказов о том, как «всероссийский староста» М. И. Калинин всячески помогает попавшим в беду людям. Решили написать ему письмо. Через какое-то время пришел ответ… А спустя еще какое-то время и о. Иоанн вернулся из заключения, живой и здоровый. Возвращаясь
из заключения к своей семье, которая ждала его уже под Волоколамском, о. Иоанн заехал в Москву, на Рогожское — посетил архиепископа Иринарха, разговаривал с ним, просил иметь его в виду — если будет нужда в священниках. Было ему в это
время 58 лет.

Архиепископ Иринарх вместе с епископом Геронтием, беседуя с Ржевскими делегатами, вспомнили про о. Иоанна
Прозорова, и посоветовали им заехать к о. Иоанну и посетить его под Волоколамском (а это даже и по дороге), чтобы самим переговорить с ним. Так решился вопрос с назначением о. Иоанна Прозорова на служение в Покровский старообрядческий храм в г. Ржеве, и уже в начале 1944 года в храме было восстановлено полноценное богослужение — с Божественной Литургией и всеми
церковными таинствами и потребами.

В 1946 году епископ Геронтий в помощь о. Иоанну направил во Ржев и диакона Иоанна Лоскутова, возвратившегося из
Ленинграда, где тот оказался после отбывания заключения и пережил блокады. После этого диакон Феодот в 70-летнем возрасте уходит «за штат», но продолжает по мере возможности, приходить в храм; в праздничные дни облачается и участвует
в священнослужении. Умер диакон Феодот в 1946 году, похоронен в Ржеве на старом кладбище. Сохранились воспоминания о военных годах его супруги — Матрены, она скончалась в Ржеве в 1975 г.

Богослужения в храме совершались торжественно. 19 августа 1948 года на праздник Преображения в Ржев приезжает
епископ Геронтий (Лакомкин). Происходит трогательная встреча архиерея со своею довоенной паствой в Ржевском приходе — единственном  сохранившемся из более 25 приходов, бывших в Петроградско-Тверской епархии до войны

24 марта 1954 г.  упокоился о. Иоанн Прозоров. Еще при его жизни в Покровский храм был определен о. Александр Морозов, переведенный из прихода с. Жарки (из-под Костромы). Как вспоминают прихожане, о. Иоанн говорил своему преемнику: «О. Александр, принимай приход: народ хороший, но меня свела в могилу «двадцатка». Об отце Александре рассказывали, что он от природы был одарен хорошим голосом, знал пение, любил богослужение и пользовался заслуженным уважением и любовью прихожан.

В 1959 году Покровская община построила на своем участке небольшой новый дом для проживания церковнослужителей. С 1960 года о. Александр поселился в этом доме. Тем временем дочь о. Александра сошлась гражданским браком, без венчания, с коммунистом-железнодорожником, и о. Александр хотел прописать своего зятя в этом новом церковном доме. Однако Совет Покровской общины не дал своего согласия на прописку в церковном доме дочери священника с «зятем-коммунистом».
Обиженный батюшка взял ключи от дома и самолично отнес их в Ржевский Исполком с жалобой на несговорчивость Церковного совета, полагая, что Исполком сможет прописать туда его дочь помимо упорных церковников.

В результате этого конфликта 27 июня 1960 года дом был конфискован властями и изъят из ведения общины, вместе с частью церковного участка. Дом Покровской общине до сих пор не возвращен.

Вскоре о. Александр уехал из Ржева вместе со своей семьей. Дочь же его спустя несколько лет развелась с коммунистом-железнодорожником, и тоже уехала к отцу — уже в Кострому. Но дом так и не вернули.  22 марта 1971 о. Александр скончался, похоронен в Костроме.

В начале 1962 г. в Покровский храм определен протоиерей Лазарь Турченков, переведенный из г. Иваново (он сменил в Ржеве о. Александра Морозова, получившего новое назначение).

С 1964 года в Покровском храме в качестве диакона служил Александр Свистунов, один из сподвижников Ф. Е. Мельникова и ближайших сотрудников епископа Иннокентия (Усова). Он вел протоколы заседаний соборов в Бесарабии и позже — в Москве вместе с о. диаконом Георгием Устиновым. Первый раз был арестован в 1929 году в Тирасполе и осужден сроком на пять лет за «антисоветскую агитацию». Срок отбывал на строительстве Беломорканала простым рабочим. На каторге получил сильное увечье левой руки, из-за чего лишился трудоспособности.  В 1948 году он снова был арестован на территориии Румынии органами Советской Армии и осужден Военным Трибуналом на 20 лет (по статье 58-10 ч. 2 и ст. 58-1 «а» УК РСФСР). Срок отбывал в лагерях Кемеровской области. В 1954 году, после смерти Сталина, был освобожден судом Кемеровской области досрочно — «по болезни». Выйдя из лагеря, он имел 100% неработоспособность левой руки, потерю зрения левого глаза — 100%, правого глаза — 70%, сильнейшее истощение. Выпустили его фактически полумертвого. Долгое время он лежал у будущего епископа Иосифа (Моржакова), не мог подняться. Затем был определен служить диаконом в родной Тирасполь, а с 1964 года определен на служение диаконом в Покровский храм г. Ржева. В Определении архиепископа Московского и всей Руси Иосифа (Моржакова) указано: «По просьбе прихожан Ржевской старообрядческой общины». Обладал знаниями и дарованием церковного канониста, был непременным участником и секретарем Освященных соборов и заседаний Совета митрополии. Семьи не имел. Упокоился 25
мая 1989 г., прослужив в Ржеве почти 25 лет.  Погребение совершал епископ Лукиан (Абрамкин) в сослужении иерея Николы Косырева из г. Гомеля и диакона Евгения Чунина. Могила диакона Александра Свистунова находится вблизи алтаря Покровского храма, рядом с могилой протоиерея Андрея Попова.

В 1980 г. о. Лазарь по болезни оставляет служение в Покровском храме, и уезжает к дочери в Иваново.

Как вспоминают прихожане, о. Лазарь, как заболел, говорил: «Хлопочите о священнике, я уже все». После операции он еще несколько лет служил, и служил бы дальше, если бы не дочка Настя — пьяница, вспоминает прихожанка Зиновия Петровна Петрова. Она давно уговаривала отца уехать в Иваново. Все приезжала к отцу, жила, забирала деньги, пила. А потом пристала: «Если ты со мной не поедешь — я тут же повешусь». О. Лазарь со слезами подчинился: «Я ее знаю, она это сделает…» Он уезжал под какой-то праздник — в церкви шла служба. Дочь подогнала к сторожке машину, и грузили его вещи…. Люди вышли из храма — последний раз поклонились своему священнику. Через год с небольшим он умер, похоронен в городе Иваново.

В Покровский храм определен священник Лука Абрамкин, переведенный из г. Сухиничи Калужской области.  У священника Луки была яркая биография. До 1933 года основным его занятием было крестьянское хозяйство и ремесло плотника, потом он работал на строительстве железной дороги и на торфяных разработках. В 1938 году он вступил в колхоз д. Пчелка Калужской области, почти сразу был избран председателем колхоза, но никогда не скрывал своих религиозных убеждений и не брил бороды. В компартию не вступал. Из-за лучших в районе урожаев его не раз выдвигали в депутаты районного Совета, но это не имело успеха из-за противодействия областных партийных органов. В начале войны исполнял поручение по перегону колхозного скота в глубинные районы страны.  В 1943-45 гг. был в действующей армии, отморозил ноги. По возвращении с фронта работал плотником по найму. Выйдя на пенсию в 1961 году, поступил уставщиком в храм во имя преп. Сергия Радонежского
в г. Сухиничи. 3 июня 1974  г. был архиепископом Никодимом в Москве рукоположен во священники и до 1983 г. служил в Сухиничи. В 1983 году после кончины о. Лазаря о. Лука начинает постянное служение в Покровском  храме Ржева.

В феврале 1987 г. на Освященном Соборе Старообрядческой Церкви в Москве настоятель Ржевского Покровского храма —
иерей Лука Абрамкин
 — избирается кандидатом во епископы и принимает иноческий постриг с наречением имени Лукиан.

21 февраля 1988 г. священноинок Лукиан (Абрамкин) в г. Клинцы Брянской области принимает архиерейскую хиротонию во
епископа Клинцовско-Ржевского, с отнесением к его ведению старообрядческих приходов нескольких соседствующих областей. Несмотря на почтенный возраст, за первый год своего архиерейства епископ Лукиан лично посетил все приходы епархии. Находясь в Ржеве о. Лука, а позднее епископ Лукиан, проживал в одной из комнат деревянной сторожки при Покровском
храме. Он был большим знатоком и ценителем книги, имел свою библиотеку, в которой были богослужебные, полемические, исторические книги, включая кириллические книги дониконовской печати, редкие старообрядческие издания,
рупкописи. Поддерживал связь с учеными исследователи и археографами.

15 мая 1988 г.,  на праздник Недели о слепом, в Ржев прибыл предстоятель Русской Православной Старообрядческой Церкви Митрополит Алимпий (Гусев) в сопровождении столичного духовенства. Это был первый визит предстоятеля старообрядческой Церкви в г. Ржев.

12 ноября 1989 г. по ходатайству общины в Покровский храм рукоположен и определен священник Евгений Чунин, ранее два года служивший в Ржеве в сане диакона. О. Евгений организует в октябре 1990 года при Покровском храме воскресную школу и библиотеку. Первый набор Воскресной школы — около 30 детей и подростков преимущественно среднего школьного возраста. Занятия в воскресной школе проводятся в одной группе, их ведут настоятель о. Евгений Чунин и учительница Л. А. Доброхвалова.

В 1991 году здоровье епископа Лукиана резко ухудшилось, он почти все время проводит в своей родной деревне Пчелка. Преставился ко Господу епископ Лукиан 29 января 1995 года на 91 году жизни. 31 января в Покровском храме г. Ржева состоялось его погребение. Чинпогребения совершил преосвященный Зосима, епископ Кишиневский и всея Молдавии, в сослужении четырех священников, диакона и чтецов. Похоронен епископ Лукиан на ржевском старообрядческом кладбище.

В сентябре 1993 года администрация Ржевского района по ходатайству общины принимает решение об отводе земельного участка в Успенском сельском округе для организации молодежного христианского лагеря. Покровская община начинает многолетние труды по созданию базы детского лагеря.

В июле 1994 г. по благословению епископа Лукиана на загородном участке, выделенном Ржевской Покровской общине,
впервые открывается летний христианский лагерь (в последующие годы он получил название «Ржевская обитель»). Первый заезд на отдых — 35 детей из Ржева, Москвы и Казани.

В апреле 2001 г. начались работы по разработке сайта общины; в 2002 г. состоялось открытие официального сайта Ржевской
Покровской Старообрядческой Общины; спустя еще два года сайт был реорганизован и размещен по постоянному адресу  http://rpso.ru/, через пару лет, в 2006 году, увидит свет и первый номер приходской газеты «Покровский вестник».

24 июля 2004 г. на праздник Оковецко-Ржевской иконы Пресвятой Богородицы предстоятель Русской Православной
Старообрядческой Церкви, митрополит Андриан (Четвергов), Московский и всея Руси, в сопровождении духовенства во Ржевском храме за божественной литургией возвел о. Евгения Чунина в достоинство протоиерея, в котором батюшка продолжает труды на благо Церкви и по сей день.

Опубликовано в газете «Покровский вестник» №22, 4 апреля 2010 года