Главная Публикации История старообрядчества Общественно-политическая жизнь старообрядцев. 1908 год. Девятый Всероссийский съезд старообрядцев

Темы публикаций

Общественно-политическая жизнь старообрядцев. 1908 год. Девятый Всероссийский съезд старообрядцев

В истории старообрядчества 1908 год стал важным этапом развития общественно-политической жизни. К этому моменту государственная власть определилась в своем отношении к старообрядчеству, при этом сами старообрядцы в своей массе научились выстраивать отношения с государством. Старообрядческие согласия стремились активно отстаивать свои права, в том числе через принятие в Государственной Думе законопроекта о старообрядческих общинах. Появилась устойчивая традиция старообрядческих съездов, укрепилось взаимодействие Всероссийских съездов с Освященными Соборами. Началось формирование центральных органов управления у старообрядцев-беглопоповцев и старообрядцев-беспоповцев, продолжили создаваться частные старообрядческие общественные организации, сформировалась авторитетная старообрядческая периодическая печать. Все это свидетельствовало о росте активности общественной жизни в старообрядчестве.

Характерной чертой общественной деятельности старообрядцев было развитие периодической печати. К 1908 г. в этом деле особенно преуспели белокриницкие старообрядцы. Сразу после дарования свободы вероисповедания, с 1905 г. стали выходить несколько старообрядческих периодических изданий — в Нижнем Новгороде журнал «Старообрядец», а в Москве журнал «Старообрядческий вестник», а также газеты «Голос старообрядца» и «Слово правды». 1908 г. ознаменовался появлением, наверное, самого известного старообрядческого средства массовой информации. В январе, после закрытия «Голоса старообрядца» и «Слова правды» московские старообрядцы, получившие бесценный опыт в работе над газетами, перешли к выпуску более солидного издания — в свет вышел журнал «Церковь». Это еженедельное издание существенно влияло на формирование церковной и общественной жизни старообрядцев.

Общественно-политическая жизнь старообрядцев. 1908 год. Девятый Всероссийский съезд старообрядцев
Репринтное переиздание подшивки журнала «Церковь»

Журнал «Церковь» стал важнейшей летописью истории старообрядчества периода золотого века. Первыми издателями этого органа были А.И. Королев и П.И. Завьялов. Активное участие в редколлегии также принимали начетчики Ф.Е. Мельников и В.Е. Макаров. Запуcк издания проходил при финансовой поддержке П.П. Рябушинского, впоследствии журнал перешел на самоокупаемость. Среди целей издания авторы ставили стремление «к полнейшему объединению всего старообрядчества в одну единомысленную церковную семью… своими указаниями и разъяснениями содействовать упрочению старообрядчества в его новых правах и развитию церковной и приходской его жизни… выяснять истинное значение и смысл старообрядчества».

Параллельно с журналом «Церковь» с января 1908 г. в Нижнем Новгороде вместо закрытого властями «Старообрядца» начался выпуск журнала «Старообрядцы». Это издание, как и прежнее, курировал епископ Иннокентий (Усов), редактором выступал его брат начетчик Василий Усов. Качество материалов и верстки значительно отличалось от более респектабельной «Церкви». Но издатели декларировали другой подход к своей работе. По словам редакции, их целью были «правильная оценка недоразумений, стоящих между разными согласиями старообрядцев, и стремление к единению… послужить умиротворению и просвещению незабвенного старообрядчества, разрешать возникающие недоразумения в его делах, религиозном быту и защищать его от многочисленных врагов».

Эти издания сыграли важную роль в формировании повестки обсуждений на старообрядческих съездах и собраниях, помогали доносить до всего старообрядческого общества тенденции развития общинной жизни. При этом между журналами существовала определенная конкуренция, они представляли разные группы старообрядцев, и зачастую оценка происходивших событий, выражаемая редакциями, была весьма различной.

Другой важной составляющей общественной жизни старообрядцев в 1908 г. стало взаимодействие с представителями государственной власти по вопросам, касающимся принятия Закона о старообрядческих общинах и регистрации старообрядческих общин и общественных организаций. Следует заметить, что к 1908 г. наряду с существовавшим Указом о веротерпимости многие стороны церковной и общественной жизни старообрядцев еще не были законодательно отрегулированы. Существующий массив государственных актов, касающихся регламентации религиозной жизни в Российской империи, зачастую входил в конфликт с декларируемой в Высочайшем Указе от 17 апреля 1905 г. свободой вероисповедания. И процесс приведения законодательства в соответствие с изменившимся гражданским положением старообрядцев в государстве весьма затянулся. Важным этапом в этом направлении представлялось принятие Государственной Думой закона о старообрядческих общинах. В этом законодательном акте, по мнению старообрядцев, должны были отразиться все нюансы правового положения старообрядцев, регламентировано их взаимоотношение с Российской Церковью, а также юридически прописаны гражданские права. Поэтому принятию Закона о старообрядческих общинах придавалось существенное значение.
Но к началу 1908 г. среди самих старообрядцев не было единого мнения о принимаемом Законе. Отношение к нему различалось не только между старообрядческими согласиями, но даже и внутри одной общины. Таким образом, в Государственной Думе находилось три варианта законопроекта о старообрядческих общинах. Первым был проект Министерства внутренних дел. Этот документ обсуждался в МВД с представителями ведущих старообрядческих согласий 29 сентября 1906 г. и был введен в действие особым указом императора 17 октября 1906 г. Вторым был проект, рассмотренный на III Чрезвычайном съезде белокриницких старообрядцев в мае 1907 г. и внесенный в старообрядческую комиссию Государственной Думы московскими попечителями. Третьим был проект VIII Всероссийского съезда старообрядцев, переданный в Думу Д.В. Сироткиным. При этом отношение к вопросу принятия закона об общинах было весьма серьезным. III Государственная Дума отнеслась весьма серьезно к принятию этого Закона и создала специальную старообрядческую комиссию во главе с В.А. Карауловым. В этой комиссии также участвовал депутат Думы епископ Евлогий (Георгиевский).

В сложившейся ситуации, когда среди старообрядцев отсутствовал консенсус по поводу принимаемого закона, старообрядческие попечители во главе с Д.В. Сироткиным организовали ряд встреч и консультаций со старообрядческим духовенством, лидерами старообрядческих согласий, представителями парламентских фракций, депутатами-старообрядцами (в III Государственную Думу были избраны 6 старообрядцев — поповцы Е.И. Тихонов (скон. в марте 1908), И.Л. Спирин, И.Л. Мерзляков, Д.И. Гулькин и беспоповцы М.К. Ермолаев и Ф.И. Чиликин). На этих встречах проходило активное обсуждение законопроекта и вариантов его принятия.

В декабре 1907 г. в С.-Петербурге прошла первая подобная встреча П.П. Рябушинского и М.И. Бриллиантова с депутатами Государственной Думы М.К. Ермолаевым, Д.И. Гулькиным, И.Л. Спириным и И.Л. Мерзляковым. На встрече обсуждалась возможность учета пожеланий всех старообрядческих согласий. На этом совещании депутаты проинформировали старообрядцев, что для парламента рабочим является законопроект, утвержденный МВД. Но для того, чтобы Дума могла учесть пожелания старообрядцев, им нужно выработать единую общестарообрядческую согласованную позицию.
Для этой цели Д.В. Сироткин попытался привлечь к работе над законопроектом старообрядцев-беспоповцев. 5 января 1908 г. он организовал их встречу с лидерами партии октябристов — основной фракции в Государственной Думе. Встреча прошла в офисе Союза 17 октября. В ней принимали участие лидеры партии В.А. Караулов и А.И. Гучков, эксперт по старообрядчеству профессор Московской духовной академии И.М. Громогласов и со стороны старообрядцев — представители Преображенской общины Ф.П. Москвин, В.Г. Челноков, В.И. Ананьин, В.И. Большаков и Г.К. Горбунов, а также сам Д.В. Сироткин и М.И. Бриллиантов. На встрече обсуждалась возможность формирования объединенного законопроекта поповцев и беспоповцев. Собравшиеся ознакомили «членов Государственной Думы со своим взглядом на законопроект Министерства внутренних дел» . В.А. Караулову и А.И. Гучкову были переданы для ознакомления два проекта, рассмотренные на VIII Всероссийском съезде и собрании Преображенской общины.

6 января на Преображенском кладбище поповцы и беспоповцы снова встретились для обсуждения единого варианта законопроекта. На этом заседании был составлен план предстоящей согласительной работы и принято решение арендовать совместно Совету Всероссийских съездов и Преображенской общине в С.-Петербурге отдельный офис для проведения серии заседаний-консультаций с представителями старообрядческой комиссии в Государственной Думе. Кроме этого, на этой встрече Д.В. Сироткин впервые озвучил предложение о внесении в законопроект статьи о создании единой централизованной старообрядческой организации, объединяющей общины всех согласий — Совет съезда общин.

14 января 1908 г. в С.-Петербурге в новом старообрядческом офисе прошла встреча Д.В. Сироткина, М.И. Бриллиантова, председателя Громовской общины П.А. Голубина с депутатом Государственной Думы И.Л. Спириным. Старообрядцы передали ему проект Закона о старообрядческих общинах, выработанный на VIII Всероссийском съезде, и просили парламентария внести именно этот документ для рассмотрения в старообрядческой комиссии.

15 января Д.В. Сироткин встретился с председателем старообрядческой комиссии В.А. Карауловым. Ему также передали этот проект «с просьбою провести в жизнь пожелания Восьмого Всероссийского съезда». На фоне такой активности нижегородских попечителей, активно лоббирующих законопроект VIII Всероссийского съезда, 13–14 января в Москве на Рогожском кладбище прошло совещание московского духовенства во главе с архиепископом Иоанном (Картушиным) и епископом Александром (Богатенко) по поводу законопроекта о старообрядческих общинах . На этой встрече белокриницкие священнослужители посчитали необходимым повторно представить в Государственную Думу законопроект, принятый на III Чрезвычайном съезде и позиционировать его как единственный общестарообрядческий вариант. Для представления этого документа в С.-Петербург был командирован епископ Александр (Богатенко).

Несмотря на несогласие Д.В. Сироткина с вариантом законопроекта, принятого на III Чрезвычайном съезде, именно он организовал взаимодействие епископа Александра (Богатенко) с депутатами Государственной Думы. 16–18 января в старообрядческом офисе в С.-Петербурге прошли три встречи епископа Александра (Богатенкова), а также Д.В. Сироткина, М.И. Бриллиантова, П.А. Голубина, беспоповцев В.И. Большакова и Я.И. Шишкина с членами старообрядческой комиссии М.К. Ермолаевым и Ф.Н. Чиликиным. На заседаниях «трактовались детали законопроекта и происходила сводка пожеланий старообрядцев других согласий, высказанных по вопросу законопроекта о старообрядческих общинах». По результатам этих встреч старообрядческое духовенство и попечители пришли к пониманию, что Государственная Дума вообще не будет рассматривать законопроект, представленный ей старообрядцами. Работа ведется только с проектом Министерства внутренних дел. Сложившаяся ситуация вынудила старообрядцев отказаться от разногласий и вести с властью согласованный диалог. Духовенство в лице епископа Александра выразило пожелание к сотрудничеству с попечителями разных старообрядческих согласий для выработки общестарообрядческого варианта законопроекта.

9–10 февраля депутация старообрядцев во главе с Д.В.Сироткиным посетила в Таврическом дворце лидеров всех фракций Государственной Думы, «везде встретила радушный прием и сочувствие» . На встречах обсуждался только старообрядческий законопроект.

11 февраля в офисе старообрядцев прошло совещание представителей поповцев и беспоповцев с членами старообрядческой комиссии Государственной Думы. На этой встрече предметно обсуждались первые три статьи Закона о старообрядческих общинах.
18 февраля Д.В. Сироткин и М.И. Бриллиантов встречались с заместителем министра внутренних дел С.Е. Крыжановским.
22 февраля в Москве, под председательством П.П. Рябушинского прошло собрание духовенства и мирян. На встрече присутствовали епископ Александр (Богатенко), 17 священников и 15 попечителей московских храмов. «Представители московского старообрядчества решили еще раз подвергнуть рассмотрению министерский законопроект вместе со своим духовенством, чтобы сообща проверить и оценить свои пожелания, дополнения и изменения… Они опасались, как бы не наградили старообрядчество таким законом, который будет для него стеснителен и совсем не приемлем».

1–3 марта в С-Петербурге прошло весьма предметное совещание епископа Кирилла (Политова), свящ. Василия Космачева, большой группы старообрядцев-беспоповцев с членами старообрядческой комиссии Государственной Думы. Главной темой обсуждения были 4, 6, 9 и 10 статьи Закона о старообрядческих общинах. На заседаниях обсуждались вопросы «разрыва при постройке храмов, о явочном порядке открытия общин, открытии и ремонте храмов, о изменении статей [законопроекта], которые регулировали бы в лучшую сторону отношение между властями и общинами, чем устранялось бы всякое недоразумение, могущее возникнуть при существовании правил в настоящем их виде».

10 марта 1908 г. Д.В. Сироткин и старообрядцы-депутаты Государственной думы встречались с министром финансов. На встрече обсуждались меры государственной поддержки старообрядцев-переселенцев из Румынии. Министр обещал выделить дополнительное финансирование на проезд и льготное кредитование переселенцев.

11 марта прошла очередная встреча представителей старообрядцев разных согласий с членами старообрядческой комиссии Государственной Думы. Обсуждались отдельно 5, 6 и 9 статьи Закона.
27 марта состоялось последнее совещание с членами старообрядческой комиссии. На нем были согласованы статьи законопроекта с 10 по 26-ю. Но, несмотря на такую активную работу старообрядческих попечителей, декларируемую поддержку депутатами, Министерством внутренних дел, закон о старообрядческих общинах в весенней сессии принят не был. В апреле 1908 г. его рассмотрение было отложено до осенней сессии. 15 мая старообрядческий офис в С.-Петербурге был закрыт.

Работа по лоббированию интересов старообрядчества на государственном уровне стала одним из важных направлений общественной деятельности в 1908 г. В этом взаимодействии старообрядческие согласия постепенно вырабатывали согласованную позицию по их видению правового положения старообрядцев в государстве, активно заявляли о себе, как о серьезной части гражданского общества, а также получали опыт совместного взаимодействия по представлению своих интересов перед властями. Именно в этот период появились призывы к формированию общестарообрядческого исполнительного органа и проведения всестарообрядческих съездов.

С другой стороны, обсуждение законопроекта о старообрядческих общинах наглядно высветило борьбу за лидерство в поповских согласиях между попечителями-мирянами и представителями иерархии. Постепенно авторитет попечителей, на котором строилось церковное управление до начала XX в. приходил в столкновение с формирующимся авторитетом иерархии. По мнению мирян, это было ломкой сложившихся устоев. «В старообрядчестве с иерархическим строем наблюдается глухая борьба между мирянами и духовенством. Борьба идет за преобладающую роль в церковном строительстве. Начало ее таится в истории старообрядчества. Благодаря гонениям Церковь наша осталась без епископства. Важную обязанность хранителя церковных святынь и догматов естественно взяли на себя миряне. С честью выполняя ее в течение столетия, миряне постепенно возвели обязанность свою в свое право и когда решили восстановить у себя полноту иерархии, никто уже не мог лишить мирян этого права». И эта конкуренция за лидерство в старообрядческих согласиях налагала отпечаток на всю общественную жизнь старообрядчества. В 1908 г. это проявилось особенно наглядно.

Кроме этого, в этот период трансформировалось отношение государственной власти к старообрядцам. Власть все чаще видела в них не противников Российской Церкви, а отдельную, сложившуюся религиозную конфессию. Например, когда 28 марта на Громовском кладбище состоялась панихида по скончавшемуся депутату Государственной Думы старообрядцу Е.И. Тихонову, то на богослужении присутствовали почти все члены старообрядческой комиссии. За исключением епископа Российской Церкви Евлогия (Георгиевского).

Кроме взаимодействия с государственной властью, серьезные процессы происходили и внутри старообрядческих согласий. Активное общественное движение в 1908 г. формировалось в среде старообрядцев-беглопоповцев. При настойчивой работе лидера этого согласия нижегородского попечителя Н.А. Бугрова в ноябре 1907 г. был создан временный комитет, который подготовил программный документ «Наше старообрядчество, его ближайшие задачи и основные стремления». Этот материал Н.А. Бугров распространил по всем беглопоповским общинам. В брошюре обосновывалось предложение создать централизованное Всероссийское братство, которое, в отсутствие епископского чина, могло бы стать руководящим органом согласия, особенно в деле поиска собственного архиерея.

Для формирования Всероссийского братства, в мае 1908 г. в Нижнем Новгороде Н.А. Бугров провел многочисленный съезд беглопоповцев. Этот форум проводился с разрешения нижегородского губернатора. На съезде присутствовали более 500 старообрядцев, из них около 200 имели полномочия от направивших их общин. Кроме этого, в съезде участвовали 9 священников. Председателем собрания был избран К.Г. Рубанов. Основными вопросами повестки были следующие:
«1. О повсеместном открытии старообрядческих общин, согласно закона 17 октября 1906 г. 2. Об учреждении Всероссийского Братства старообрядцев, приемлющих священство, переходящее от великороссийской церкви 3. О благоустройстве внутренней церковной жизни. 4. О том, можно ли принять от великороссийской церкви епископа в сущем сане».

По всем вопросам повестки съезд высказался утвердительно. Было принято решение всемерно способствовать организации и регистрации на местах общин, которые впоследствии вошли бы в созданное Всероссийское братство. Во главе Правления Братства съезд поставил Н.А. Бугрова, его заместителями К.Г. Рубанова и свящ. Николая Микульшина. Тут же, на съезде, был разработан Устав Братства. Согласно этому документу, Правление Братства становилось во главе всего согласия, высшим судебным и административным органом. Основной целью деятельности Братства провозглашалось приискание епископа, который бы согласился присоединиться к старообрядцам от господствующей Церкви. На первом же заседании Братства Н.А. Бугров выделил 3000 руб. на поиск подходящей кандидатуры архиерея.

Легализация Всероссийского братства заняла определенное время. Н.А. Бугров постарался собрать мнения об Уставе этого учреждения со всех известных ему беглопоповских общин. И только в декабре 1908 г., после долгой согласительной работы, Н.А. Бугров встретился в С.-Петербурге с председателем Совета министров П.А. Столыпиным . На этой аудиенции попечитель добился государственной регистрации Устава Всероссийского братства.

Другим ярким событием общественной жизни старообрядцев в 1908 г. стал IX Всероссийский съезд старообрядцев. Этот традиционный общественный форум прошел 2–4 августа в Нижнем Новгороде. Архиепископ Иоанн (Картушин) не смог приехать лично, но прислал благословение его участникам. Из числа иерархов на съезд прибыли епископы Нижегородский Иннокентий (Усов) и Пермский Антоний (Паромов). По сравнению с предыдущими съездами это собрание было малопредставительным. В общей сложности в работе форума приняли участие 190 человек. Но из них только у 70 были подтвержденные удостоверения от местных старообрядческих общин, братств или учреждений, у 120 человек таких документов не было. Например, из Московский губернии прибыли 9 человек с полномочиями и 19 без таковых. При этом в числе уполномоченных делегатов, по сравнению с прежними съездами, наблюдалось относительно равномерное распределение по регионам. Были представлены Московская, Пермская, Уральская, Владимирская, Костромская, Калужская, Рязанская, Казанская, Кубанская, Самарская, Саратовская, Уфимская, Ярославская, Черниговская, Архангельская, Томская губернии, Область Войска Донского и город С.-Петербург. Впервые на съезд прибыли представители старообрядческих общин из Румынии и Турции. Также на съезде были представители московских беспоповцев В.И. Большаков и Н.П. Ануфриев и беглопоповцев — Н.А. Бугров и Т.В. Кудрявцев. При этом без полномочий на заседаниях съезда находились 60 человек из Нижегородской губернии — земляки и родственники Д.В. Сироткина. В качестве курьеза можно обратить внимание на участника съезда некоего И.А. Староверова, представителя от знаменитой нижегородской чайной «Столбы».

По традиции Всероссийский съезд открыл председатель Совета съездов Д.В. Сироткин. В своем докладе он отметил, что за прошедший год основное внимание Совета было обращено на принятие закона о старообрядческих общинах. Этому посвящены десятки заседаний Совета, совещания с представителями других старообрядческих согласий, многочисленные встречи в Министерстве внутренних дел и в Государственной Думе. Кроме внимания к закону, Совет съезда смог за это время способствовать принятию циркуляров Министерства внутренних дел об упорядочивании ведения метрических книг старообрядческими священниками, решить ряд важных вопросов разрешительного характера, касающихся регистрации на местах священников, получения разрешений на строительство храмов (в частности, в Харькове). Совет съезда смог добиться отмены налоговых платежей со старообрядцев на постройку храмов Российской Церкви. Совет оказывал активную юридическую поддержку старообрядцам на местах — помогал отстаивать в суде право на заключение браков, метрическую запись новорожденных, организацию старообрядческих школ, регистрацию общин, содержание церковного имущества. Совет съездов провел более 25 заседаний в Москве и С.-Петербурге, принял и отправил около 1 тысячи письменных запросов. «Беспомощное, совершенно неподготовленное к новому положению, старообрядческое население постоянно прибегало к помощи Совета съезда, прося от него указаний, разъяснений и всякого рода содействия».

Совет съезда представил финансовый отчет за 1907–1908 г. Бюджет составил почти 12 000 рублей. Из которых 1350 рублей оказались дефицитом. При этом в расходы входила аренда офисного помещения в С.-Петербурге на период с 1 января по 15 мая 1908 г. для проведения встреч и совещаний по закону о старообрядческих общинах в размере 720 рублей (такую же сумму внесла на оплату помещения и община Преображенского кладбища). А также оплата «билетов членам Государственной Думы на концерт» в размере 766 рублей . Судя по отчету, основными спонсорами Совета съезда были П.П. Рябушинский, Д.В. Сироткин, Н.А. Бугров, М.Ф. Морозова, И.А. Пуговкин, И.Л. Попов .

IX съезд одобрил деятельность Совета съездов за истекший период.
Основными вопросами повестки форума стали законопроект о старообрядческих общинах и переселение неимущих старообрядцев на Дальний Восток. Д.В. Сироткин доложил участникам съезда о ситуации с принятием в Государственной Думе Закона о старообрядческих общинах. В парламенте была создана комиссия по старообрядческому вопросу во главе с В.А. Карауловым. Члены этой комиссии на протяжении 1908 г. регулярно встречались с представителями разных старообрядческих согласий и вносили изменения в законопроект в соответствии с пожеланиями старообрядцев. За основу работы в Государственной Думе был принят законопроект Министерства внутренних дел. И поэтому, несмотря на перипетии 1907 г., когда старообрядцы внесли в парламент два разных законопроекта — от III Чрезвычайного и VIII Всероссийского съездов — вся работа по согласованию документа со старообрядцами и возможного учета их мнения велась именно в 1908 г. «В думской комиссии рассмотрено уже 26 статей законопроекта. Все поправки и дополнения, внесенные старообрядцами, приняты» . Ввиду огромной важности для старообрядцев Закона о старообрядческих общинах и того, что Государственная Дума отложила его принятие на осеннюю сессию, IX Всероссийский съезд посчитал необходимым обсудить сложившееся положение.

В результате прений на съезде было выяснено, что правительство и Государственная Дума рассматривают законопроект о старообрядческих общинах, отталкиваясь от мнения Министерства внутренних дел. Съезд «обязательного для членов Государственной Думы выработать ничего не может. [Съезд] может только высказать пожелания. Законопроект уже рассматривался в Москве, несколько раз в Нижнем Новгороде и Петербурге». В таком положении старообрядцы могли только лишь высказывать свое мнение и доносить его до членов думской комиссии. При этом выступающие отметили влияние представителей Российской Церкви, в частности члена старообрядческой комиссии епископа Евлогия (Георгиевского), на разработку закона. Именно епископ Евлогий ратовал за установление губернского контроля за деятельностью старообрядческих общин и законодательную регламентацию внутренних уставов общин.

IX Съезд принял решение не рассматривать законопроект на общем заседании, а по примеру Освященного Собора избрал комиссию, которая совместно с соборной должна была наблюдать за ходом принятия законопроекта в Государственной Думе. (В июле 1908 г. Освященный Собор старообрядческих епископов создал свою комиссию «для участия в разработке закона о старообрядцах, имеющего пройти в Государственной Думе».) В комиссию от съезда включили весь состав Совета съездов, а также И.Е. Усачева, А.И. Королева, Г.В. Конюкова, В.Е. Мельникова, И.С. Пензина и П.А. Голубина.

Съезд особенно заострил внимание избранной комиссии на законодательном упорядочении вопроса перехода из господствующего вероисповедания в старообрядчество. Ограничения на свободу вероисповедания стали распространенной практикой со стороны Российской Церкви. И съезд ходатайствовал о том, чтобы «присоединяющиеся к старообрядчеству сыны господствующей церкви не обязывались подачей о том прошений к губернатору… и не подвергались обязательному увещанию в течение сорока дней».

По настоянию Д.В.Сироткина, Съезд также принял решение подготовить и направить в старообрядческие селения уполномоченных лиц, которые могли оказать консультативную и юридическую помощь на местах в организации и регистрации общин, создании при них школ, обществ взаимного кредита и других учреждений.

После этих решений съезд перешел к рассмотрению второго вопроса повестки — переселенческого. К августу 1908 г. при посредничестве Совета Всероссийских съездов, и особенно П.П. Рябушинского и Д.В. Сироткина, на Дальний Восток было переселено около 1000 старообрядцев. (Следует иметь ввиду, что в масштабах всей России, за 1907–1908 г на Дальний Восток выехало порядка 500 000 человек). Среди переселенцев-старообрядцев около 20% составляли крестьяне, которые не могли сами себя обеспечить на новом месте. И заботу об этих старообрядцах взяли на себя Н.А. Бугров, П.П. Рябушинский и Д.В. Сироткин. Кроме этого, П.П. Рябушинский финансировал услуги квалифицированного агронома, которого командировали на Дальний Восток для агротехнической помощи переселенцам. Помимо того, попечители профинансировали командировку делегации ходоков во главе со свящ. Дмитрием Смирновым, которая побывала на Дальнем Востоке и смогла забронировать для старообрядцев 10 000 земельных участков вдоль реки Зея в Приамурском крае.

Совет съездов сформировал список из более чем 6000 семей старообрядцев, желающих переселиться на Дальний Восток из Австрии, Румынии, Турции, а также Могилевской, Минской, Курляндской, Виленской, Кубанской и других губерний России. Среди заявок на переселение были письма от беспоповских и беглопоповских общин. Д.В. Сироткин доложил съезду, что Совет попытался добиться от правительства льгот для переселенцев из Австрии и Румынии, но более льготных условий, чем всем другим, желающим переселиться, для старообрядцев предоставлено не было.
Съезд одобрил деятельность Совета съездов и переселенческой комиссии во главе с П.П. Рябушинским в поддержке малоимущих переселенцев . Была высказана особая благодарность свящ. Дмитрию Смирнову за участие в экспедициях на Дальний Восток. На съезде были выслушаны трогательные доклады старообрядцев из Румынии о тяжелых условиях жизни, о проблемах при переселении в Россию, о неотложных мерах по содействию этому процессу. На заседании была обозначена ближайшая задача — способствовать переселению на Дальний Восток старообрядцев из Румынии, Австрии, Турции и Болгарии.

Кроме этих основных вопросов, на IX съезде также рассматривался вопрос о борьбе с пьянством. От лица съезда было сделано обращение в комиссию Государственной Думы по борьбе с пьянством, возглавляемую М.Д. Челышевым. Участники съезда предлагали законодательно утвердить возможность закрытия винных лавок и трактиров по решению местной старообрядческой общины.

Особое внимание IX съезд уделил вопросу создания старообрядческих школ. Основные трудности этого процесса съезд видел в отсутствии старообрядческих учителей и программ преподавания. Д.В. Сироткин вышел с предложением создать возможность для заочной подготовки старообрядцев к сдаче экзамена на звание народного учителя. Съезд поддержал эту инициативу. После окончания работы IX съезда учебная комиссия подготовила специальные методические указания «На помощь лицам, желающим получить учительское звание» . Исчерпывающие рекомендации, составленные по материалам книги Г.А. Фальборка , позволяли подготовиться к экзаменам по русскому языку, чистописанию, арифметике, истории и географии.

Кроме этого, комиссия подготовила руководство по организации старообрядческих школ, в которое включили примерную Программу преподавания в старообрядческой школе грамотности и образцы юридических документов для регистрации старообрядческих школ. Программа преподавания была рассчитана на два года обучения и предусматривала преподавание Закона Божия, русского языка, чистописания и арифметики . Естественно, что материал был составлен на основании существующих нестарообрядческих пособий. Только по Закону Божию в Программе предлагался недавно вышедший старообрядческий учебник свящ. Гр. Карабиновича. Все эти материалы были опубликованы в «Трудах IX Всероссийского съезда старообрядцев».

Кроме вопросов образования, на форуме обсуждались перспективы совместной общественной деятельности старообрядцев всех согласий. Ф.Е. Мельников предложил программный доклад о необходимости объединения старообрядчества в части его общественно-политической деятельности. Для этого было предложено наладить взаимодействие со всеми старообрядческими согласиями и крупными общинами для созыва Всестарообрядческого съезда и формирования общестарообрядческого исполнительного органа. Эта инициатива была поддержана IX съездом, и Совету было поручено проработать возможность созыва такого форума.

Съезд также обсудил вопрос взаимодействия с Освященными Соборами. Участники сошлись во мнении, что для более плодотворной работы съездов целесообразно проводить их накануне Соборов. Это позволило бы направлять уполномоченных на Собор и инициировать для обсуждения епископами предложений Всероссийских съездов.

Кроме этих докладов было представлено еще несколько сообщений на тему закона о старообрядческих общинах, переноса места проведения съездов из Нижнего Новгорода в Москву, об объединении Союза старообрядческих начетчиков с Братством Честного Креста, о материальной помощи начетчикам. Обсуждался вопрос о сооружении памятника покойному Тобольскому епископу Мефодию. Все доклады были приняты по мере поступления и возможности реагирования на них. Съезд утвердил смету на предстоящий год. На этом его работа была завершена.

Сразу после IX Всероссийского съезда, в Нижнем Новгороде прошел III съезд Союза старообрядческих начетчиков. Эта общественная организация объединяла старообрядческую молодежь, специализирующуюся на апологетической деятельности в защиту старообрядчества. К 1908 г. движение начетчиков получило организованную структуру и проводило уже свой 3-й съезд. Правление Союза начетчиков базировалась в Москве, но, как и Всероссийские съезды, более удобным считалось проводить отчетные мероприятия в Нижнем Новгороде.

В повестке съезда начетчиков стояли, в частности, вопросы «о способах расширения и увеличения издательской деятельности союза, о курсах начетчиков, об образовании повсеместно отделов Союза начетчиков, обмене новыми добытыми начетчиками свидетельствами» . На съезде начетчиков были заслушаны отчеты о деятельности за прошедший год как Правления Союза, так и его отдельных членов. Согласно докладу Ф.Е. Мельникова, заместителя председателя Правления Союза (председателем являлся епископ Иннокентий (Усов)), деятельность Правления была ограничена только трудами самого Ф.Е. Мельникова. За ограниченностью финансовых возможностей, за истекший год Правление не смогло организовать деятельность образовательных курсов для начетчиков и постоянное функционирование секретариата. Но были изданы 5 апологетических книг старообрядческих авторов, организованы более 400 диспутов с миссионерами господствующей церкви и представителями других старообрядческих согласий, начата работа по регистрации Союза старообрядческих начетчиков как юридического лица.

Съезд начетчиков утвердил отчет Правления, а также ревизионной комиссии, которая проверяла финансовую деятельность Союза за истекший период. Бюджет Союза за 1907–1908 гг. составил более 4500 рублей. 11 членов Союза начетчиков представили подробные доклады о проведенных ими беседах и диспутах. Была определена смета на разработку концепции и программы образовательных курсов для начетчиков. На съезде были также проведены новые выборы членов Союза, исключены двое человек за неподобающее поведение, а также переизбран состав Правления. В него вошли епископ Иннокентий (Усов) — председатель, Ф.Е. Мельников — заместитель, А.И. Королев, диакон Ф. Гусляков, Ф.И. Масленников, Н.Д. Зенин и Д.С. Варакин.
Эти форумы, а также деятельность попечителей во взаимоотношениях с Государственной Думой и иными органами власти, издание периодической печати характеризовали белокриницкое согласие как самую общественно-активную часть старообрядчества, которая задавала вектор развития общественной жизни.

В 1908 г. особенная ситуация сложилась в среде немногочисленных старообрядцев-неокружников. Некоторые представители этой группы были весьма активны в общественной жизни. Лидеры согласия епископы Иов (Борисов) и Даниил Богородский совместно с В.Г. Колонтаевым создали в 1906 г. «Союз старообрядцев», участвовали в ряде встреч в правительстве, в обсуждении законопроекта о старообрядческих общинах в Министерстве внутренних дел 29 сентября 1906 г. и вносили свои предложения по этому вопросу . Но неожиданно в 1908 г. руководителям неокружников не удалось прийти к единому мнению по отношению к регистрации старообрядческих общин в государственных органах. Бывшие единомышленники епископы Иов (Борисов) и Даниил Богородский кардинально разошлись в этом вопросе. В феврале 1908 г. в Подмосковье, в д. Зуево, прошел собор т.н. старообрядцев-необщинников во главе с епископами Даниилом Богородским и Мефодием Балтским. На этом собрании было принято решение объявить еретиками всех, кто соглашается на регистрацию своих общин в государственных органах. В том числе и епископа Иова (Борисова). В ответ на такое решение прежних соратников епископ Иов (Борисов) в мае 1908 г. собрал в Москве собор, на котором отлучил от Церкви сторонников епископа Даниила . Таким образом, в среде старообрядцев-неокружников произошло кардинальное разделение по вопросу отношения к государственной власти. И это отношение было возведено на уровень вероучительного вопроса.

В конце 1908 г. общественное оживление началось и в среде старообрядцев-беспоповцев. 1–5 октября 1908 г. на Преображенском кладбище в Москве старообрядцы-федосеевцы провели собственный съезд . «Первый всероссийский съезд христиан древлеправославно-кафолического исповедания и благочестия старопоморского согласия» был весьма представительным. На него прибыло более 400 делегатов из Москвы, С.-Петербурга, Казани, Области Войска Донского, Рязанской, Уфимской, Вятской, Новгородской, Виленской, Лифляндской, Саратовской и других губерний России. В работе съезда принимал участие и депутат Государственной Думы старообрядец М.К. Ермолаев. Инициативу по проведению съезда взяла на себя Преображенская община во главе со своим попечителем Г.К. Горбуновым.

Все пять дней работы были посвящены обсуждению законопроекта о старообрядческих общинах. На съезде были сформулированы пожелания к тексту документа. Эти замечания передали М.К. Ермолаеву. Консервативные федосеевцы в целом приняли саму идею регистрации старообрядческих общин и получения ими прав юридического лица. «Съезд признал, что община не противоречит воззрениям беспоповцев и потому должно ее организовывать повсеместно». Кроме этого, важным решением этого форума было общее признание руководящей роли в федосеевском согласии московской общины Преображенского кладбища. Еще в 1808 г. на соборе беспоповских наставников было решено, «что без совета и указаний московской общины и их наставников другие приходы ничего не должны делать и что наставники, служившие в других приходах, должны были получить благословение от московских отцов» . Эта роль московской общины была подтверждена и на съезде 1908 г . Преображенское кладбище официально стало административным центром федосеевцев всей России.
В октябре 1908 г. также оживились и старообрядцы-поморцы. 2-я московская община старообрядцев поморского брачного согласия вышла с предложением провести в Москве Первый Всероссийский собор поморцев, приемлющих брак . Целью собора было «духовное объединение поморцев, рассеянных по всей России, и восстановление соборного управления, предписанного каноническими правилами» . На призыв московской общины откликнулись около тысячи беспоповских приходов. По результатам этой работы, 30 ноября — 1 декабря 1908 г. в Москве прошел предсоборный съезд, на который прибыли 50 авторитетных наставников. Возглавляла это мероприятие семья Ануфриевых — два брата И.И. и П.И. Ануфриевы, а также сын, бессменный секретарь 2-й поморской общины Н.П. Ануфриев.
По результатам работы съезда был составлен список из 48 вопросов, которые должен был обсудить и принять решение предстоящий Собор . В число важнейших тем вошел законопроект о старообрядческих общинах, возможность создания общин и их регистрация, создание постоянного Совета, молитва за царя, отношение к Российской Церкви, к старообрядцам-поповцам и федосеевцам, унификация обрядовой и уставной церковной жизни.
Сам Собор должен был состояться 1–14 мая 1909 г.
Кроме упорядочения централизованной структуры старообрядческих согласий, в 1908 г. продолжилось формирование старообрядческих частных общественных организаций, не ставящих своей задачей церковную деятельность. Наряду с уже существующими общинными Братствами, Московским благотворительным обществом, в октябре 1908 г. в Риге было зарегистрировано Старообрядческое взаимно-вспомогательное, благотворительное и просветительное общество, в которое входили поповцы и беспоповцы. Это общественное объединение стало новой формой взаимодействия старообрядцев в социальной жизни. Организаторы общества в первую очередь декларировали то, что их целью является объединение всего старообрядчества . В одном из отчетов общества говорилось: «Совместное пребывание всех старообрядческих групп роднит их, дает им возможность приходить на помощь самим себе и другим труждающимся» . В почетных членах общества состояли архиепископ Иоанн (Картушин), П.П. Рябушинский, Д.В. Сироткин. Общество планировало организацию курсов для подготовки старообрядческих законоучителей и учителей, училищ для малолетних детей, выделение стипендий для старообрядцев — студентов средних и высших учебных заведений.

Все эти события свидетельствуют о стремительном развитии общественной жизни в старообрядчестве. Все общественные инициативы, которые эпизодически случались и до обретения свободы вероисповедания, в 1900-е гг. стали массово проявляться уже под эгидой старообрядчества. 1908 год стал особенным этапом в этом процессе. Завершение революции принесло стабильность в общество и позволило строить новые общественные отношения в мирных обстоятельствах. Именно в этот период и возникла возможность активного развития общественно-политической жизни старообрядцев. Поэтому можно считать 1908 г. действительным началом т.н. золотого века старообрядчества. Который продлился до начала Первой мировой войны.

Списко источников

  1. Наши задачи// Церковь. 1908. №1. С. 1.
  2. Задачи редакции// Старообрядцы. 1908, №1. С. 2.
  3. Об этих проектах см. И.Севастьянов. Общественная жизнь старообрядцев в 1907 г. VIII Всероссийский съезд старообрядцев.
  4. Панихида по Е.И. Тихонове // Церковь. 1908. №14. С. 520.
  5. Девятому Всероссийскому съезду старообрядцев Совета Съезда Доклад// Труды девятаго Всероссийскаго съезда старообрядцев. — С. 69.
  6. Законопроект о старообрядческих общинах// Церковь. 1908. №2. С. 60.
  7. Среди старообрядцев// Старообрядцы. 1908. №2. С. 256.
  8. Девятому Всероссийскому съезду старообрядцев Совета Съезда Доклад// Труды девятаго Всероссийскаго съезда старообрядцев. — С. 71.
  9. Старообрядческий делегат в Г. Думу//Старообрядцы. 1908. №1. С. 100.
  10. Там же. С. 71.
  11. Там же.
  12. Общее собрание духовенства и мирян в Москве// Церковь. 1908. №9. С. 329.
  13. К переселению румынских старообрядцев// Церковь. 1908. №11. С. 396.
  14. Всестарообрядческие съезды// Церковь. 1908.
  15. Соборы и съезды в их взаимоотношении// Церковь. 1908. №33. С. 1122.
  16. Нижегородский съезд от 15–19 мая и старообрядческая церковь// Церковь. 1908. №24. С. 842.
  17. Всероссийский съезд беглопоповцев// Церковь.1908 №19. С. 688.
  18. Нижегородский съезд от 15–19 мая и старообрядческая церковь// Церковь. 1908. №24. С. 846.
  19. Н.А.Бугров у П.А.Столыпина// Церковь. 1908. №50. С. 1714.
  20. Список членов IX Всероссийского съезда старообрядцев// Труды девятаго Всероссийскаго съезда старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии, в Нижнем Новгороде 2–4 вгуста 1908 года. М.: Типо-Литография И.М. Машистова. 1909. — IX л.
  21. Девятому Всероссийскому съезду старообрядцев Совета Съезда Доклад// Труды девятаго Всероссийскаго съезда старообрядцев. — С. 69–73.
  22. Девятый Всероссийский съезд старообрядцев// Церковь. 1908. №32. С. 1097.
  23. Отчет Совета Всероссийских съездов// Труды девятаго Всероссийскаго съезда старообрядцев. — С. 64.
  24. Девятый Всероссийский съезд старообрядцев//Церковь. 1908. №32. С. 1097.
  25. Там же.
  26. Протокол 2-го заседания Съезда 3 августа 1908 г. // Труды девятаго Всероссийскаго съезда. — С. 17.
  27. Постановления Освященных соборов старообрядческих епископов 1898–1912 гг. — М.: Тип. П.П. Рябушинского, 1913. С. 95.
  28. Постановления 2-го заседания Съезда 3 августа 1908 г.// Труды девятаго Всероссийскаго съезда. — С. 26.
  29. Протокол 2-го заседания Съезда 3 августа 1908 г.// Труды девятаго Всероссийскаго съезда. — С. 24.
  30. На помощь лицам, желающим получить учительское звание // Труды девятаго Всероссийского съезда. — С. 149–154; Церковь. 1908. № 39. — С. 1327–1329.
  31. Фальборк Г.А., Чарнолуцкий В.И. Настольная книга по народному образованию: [В 4 т.]. — СПб., 1911.
  32. Старообрядческие общины. Особое приложение к трудам IX Всероссийского Съезда старообрядцев. Вып. второй. — М.: Тип. И. М. Машистова, 1909. — 120 с.
  33. Там же. — С. 44–63.
  34. Протоколы 3-го съезда Союза старообрядческих начетчиков в Нижнем Новгороде 7–11 августа 1908 г. М.: Типо-литография И.М. Машистова. 1908. 104 с.
  35. Старообрядческая жизнь// Церковь. 1908. №27. С. 949.
  36. См. И.Севастьянов. Общественная жизнь старообрядцев в 1907 г. VIII Всероссийский съезд старообрядцев.
  37. Разложение раздора// Церковь. 1908. №23. С. 826.
  38. Съезд старообрядцев// Церковь. 1908. №40. С. 1366.
  39. Съезд беспоповцев в Москве// Церковь. 1908. №41. С. 1404.
  40. Съезд старообрядцев// Церковь. 1908. №40. С. 1366.
  41. Отголоски съезда/ / Церковь. 1908. №42. С. 1427.
  42. Предсоборный съезд// Церковь. 1908 №49. С. 1675.
  43. Там же.
  44. Там же. С. 1677.
  45. Объединение старообрядцев в Риге// Церковь. 1908. №46. С. 1563.
  46. Мельников, Ф.Е. Краткая история древлеправославной Церкви. — С. 449.
  47. Взаимно-вспомогательное, благотворительное и просветительное общество старообрядцев в г. Риге // Церковь. — 1909. — № 2. — С. 67.