Главная Публикации История старообрядчества Исторические духовные центры русского старообрядчества 

Темы публикаций

Исторические духовные центры русского старообрядчества 

Всех православных христиан, не согласных с нововведениями и продолжавших молиться по старым книгам, ожидало положение, во многом напоминающее удел мучеников Римской империи в первые века христианства. Гонения были масштабными, тотальными и жестокими. Чтобы сохранить жизнь и веру, русские христиане вынуждены были бежать подальше от крупных городов и дорог, селиться в укромных глухих местах и там уже налаживать церковный обиход и быт. В результате в России постепенно появляются целые центры старообрядческой культуры. Сегодня они являются историческим и национальным достоянием нашего Отечества. Вот некоторые из них. 

В Нижегородской области протекает река Керженец, левый приток Волги. Уже с XVII века в обширных и густых лесах этой местности существовали старообрядческие поселения и иноческие скиты. Самый известный из них — Комаровский скит. Здесь переписывали книги, принимали священников, переходящих в старообрядчество. Керженец — родина прекрасного сочинения, защищающего старый обряд, известного под названием «Диаконовы ответы», которое написано иеродиаконом Александром (1674 — 21 марта 1720гг.), принявшим жестокую мученическую смерть от гонителей.  

Керженские скиты начали планомерно уничтожаться Петром I по наущению новообрядствующего архиепископа Питирима, тогдашнего правящего архиерея Нижегородской епархии. Насельники скитов — кто был умерщвлен, кто отправлен на каторгу. Остальные разошлись по другим местам.  

Разорение Керженских скитов ещё раз доказывает, что именно новообрядное духовенство было истинным инициатором гонений на древлеправославных христиан. Светская власть впоследствии мало-помалу начинает понимать экономическую выгоду государства от хозяйственной деятельности старообрядцев. Но постоянные подстрекания таких деятелей, как патриарх Московский Иоаким, архиепископ Питирим Нижегородский, митрополит Дмитрий Ростовский, митрополит Филарет Дроздов и иже с ними, сделали гонения на старообрядцев почти никогда не прекращавшимися на протяжении всей так называемой «синодальной эпохи новообрядчества».  

Стародубье — географическая область современных Черниговской и Брянской областей. Заболоченная местность, покрытая густыми лесами, а также обилие рек сделали Стародубье одним из мест, где старообрядцы смогли укрыться от гонений. Ещё одно благоприятное условие — близость к Польше и Литве обусловило терпимость местных властей и ослабление преследований. Относительно спокойная жизнь здесь продолжалась до конца XVII в., после чего жившие здесь христиане ушли на Ветку, принадлежавшую тогда царству Польскому. Потомки древлеправославных христиан Стародубья сегодня компактно проживают в городах Клинцы, Гомеле, Новозыбкове и близлежащих к этим городам землях.  

Ветка — старообрядческий духовный центр, расположенный на территории Гомельской области современной Беларуси. Находясь в то время на территории другого государства (Польша), ветковские старообрядцы не опасались гонений со стороны Москвы. Когда Польское государство ослабело, в середине XVIII века состоялась так называемая «первая выгонка» старообрядцев. Затем последовали «вторая» и «третья» выгонки, однако Ветка снова и снова заселялась староверами.  
Примечательно, что в 1734 году ветковские священники, вторым чином, через миропомазание приняли к себе из новообрядчества епископа Епифания, который успел поставить четырнадцать священников. Архиерейских хиротоний, к сожалению, не состоялось.  

Иргиз — довольно крупный и полноводный приток реки Волги, несущий свои воды по просторам Саратовской и Самарской губерний. Человеколюбивая политика просвещённой императрицы Екатерины II поспособствовала созданию ещё одного старообрядческого центра. Манифест императрицы по случаю коронации от 1762 года предусматривал более гуманное отношение к древлеправославным христианам. Призыв Екатерины II к старообрядцам вернуться из-за границы на свою родину нашёл достойный отклик в сердцах истосковавшихся по России христиан, вынужденных бежать за пределы государства, спасаясь от гонений.  

Иргиз как старообрядческий центр интересен тем, что он был назначен властями как место для поселения старообрядцев, вернувшихся из-за границы. Со временем на Иргизе появились многочисленные старообрядческие селения, церкви, монастыри и скиты. Относительная свобода иргизских староверов позволила превратить его фактически в церковный канонический центр, откуда осуществлялось духовное руководство над старообрядческими приходами Российской империи. Жестокое и циничное предательское разорение иргизских монастырей и приходов произошло во время безбожной и полицейской по отношению к староверам политики императора Николая I, получившего в народе меткое прозвище Николай Палкин. 

Исторические духовные центры русского старообрядчества 

Старообрядческое Рогожское кладбище в Москве также ведёт свою историю от эпохи правления императрицы Екатерины II. У старообрядцев особое место в религиозной культуре занимают старообрядческие кладбища как негласные места, где верующие без особых препятствий могли собраться для совместной молитвы.  

В 1771 году в Москве эпидемия чумы достигла своего апогея вплоть до того, что людей, умерших от этой болезни, некому было хоронить. Для погребения своих единоверных старообрядцам было отведено место за пределами Москвы, близ Рогожской заставы. Постепенно возле старообрядческого кладбища стали селиться иноки и отдельные молитвенники. Была построена часовня во имя святителя Мир-Ликийских Николы Чудотворца. Также на Рогожском были возведены приют для бездомных и богадельня.  

Сегодня Рогожская слобода — духовный и административный центр Русской Православной Старообрядческой Церкви. О настоящем расцвете старообрядческого храмостроительства и более подробной удивительной истории уголка русского старообрядчества — Рогожской слободы будет рассказано в последующих статьях.  

Гуслицы — географическая область старообрядчества, выделявшаяся культурной спецификой, нашедшей своё воплощение в иконописи и стиле оформления религиозных рукописных книг. Гуслицы располагаются на территории современных Орехово-Зуевского и Егорьевского районов Московской области — мест компактного проживания приемлющих священство старообрядцев. Следовательно, само появление самобытной Гуслицкой культуры стало возможно только благодаря проживавшим здесь с конца XVII века старообрядцам. Самыми известными гуслицкими поселениями являются Орехово-Зуево, Егорьевск, Куровское, Шувое, Устьяново, Селиваниха, Беливо и др.  

До революции, особенно в золотой век старообрядчества, Гуслицы являлись крупным промышленным центром, производственные мощности которого находились в ведении известных старообрядческих предпринимателей и меценатов Морозовых, Солдатёнковых, Кузнецовых и пр.  

Крупные старообрядческие центры с литургической жизнью и христианским просвещением имелись также в других районах Подмосковья, таких как Верея, Лыткарино, Глазово. Недалеко от живописного городка Вереи находится исторический город Боровск, славящийся своей насыщенной историей, духовными и культурными традициями. Древние богохранимые старообрядческие города Боровск и Верея имеют свою отдельную историю. 

Выговская Пустынь обязана своим появлением деятельности Андрея Денисова (1674–1730) и его брата Симеона Денисова (1682–1740), ведущих свой род от известных князей Мышецких. На территории Олонецкой губернии (между Петрозаводском и Архангельском) на реке Выг, впадающей в Выгозеро, братья Денисовы по примеру монастырского общежития (киновии) основали Выговскую пустынь. Жизнь в этой пустыни отличалась, с одной стороны, ревностью к уставному богослужению и масштабами ведения монастырского хозяйства, что напоминало деятельность преподобного Иосифа Волоцкого. С другой стороны, углубление в культуру, развитие книжности и иконотворчества, имевшего источником возвышенное молитвенное бдение, делают Выговскую пустынь сонаследницей традиции преподобного Нила Сорского. 
Перу Андрея Денисова принадлежит одно из самых популярных догматических сочинений старообрядчества «Поморские ответы», на которых необходимо остановиться более подробно.  

В 1722 г. император Петр I издает специальный указ, в котором предусматривалось применение политики «насильственного миссионерства» ведомства господствующего вероисповедания в отношении насельников Выговского старообрядческого общежития для обращения оных в лоно «официального православия». В этом же году для выполнения императорского указа в Поморье направляется миссионерская группа во главе с синодальным иеромонахом Неофитом, которым было составлено 106 вопросов вероучительно-полемического характера, предназначавшихся для написания на них ответов живущими там старообрядцами. Результатом кропотливого труда выговских староверов оказался выход в свет в 1723 году «Поморских ответов».  

Андрей Денисов первым в истории отечественной науки применил палеографический метод для своего исследования. Обладая глубоким умом и обширными познаниями в истории, философии, религиоведении и языкознании, Денисов составил фундаментальное систематическое богословское сочинение, которое определяет вероучительные основы русского старообрядчества — древлеправославную догматику.  

«Поморские ответы» — своеобразный старообрядческий опыт систематизации и исследования основ Православной Веры, который еще не имеет себе равных на протяжении всей истории русской религиозной мысли. Стиль написания этого сочинения характеризуется полным отсутствием публицистического субъективизма, от чего были иногда несвободны главные лидеры раннего старообрядчества — протопопы Аввакум и Неронов, а также известный старообрядческий историк и богослов XX века Федор Ефимович Мельников. На страницах «Ответов» мы не встретим резких выпадов в сторону противоборствующей религиозной группы. Денисов сумел на протяжении всей книги выдержать умеренный и деликатный полемический тон, шаг за шагом разбирая спорные церковные моменты.  Если бы Андрей Денисов воплотил в жизнь своё интеллектуальное творение в наши дни, то это была бы одна из лучших докторских диссертаций по религиоведению.  

«Поморские ответы» являются одним из самых богословски развернутых и до конца завершенных первоисточников защиты Старой Веры. Значимость «Поморских ответов» остается актуальной в старообрядческой среде до сегодняшнего дня. Этот памятник религиозной мысли, рожденный в идейном мире русского старообрядчества, является ценным источником для изучения истории староверия и русской религиозной мысли в целом.  

Старообрядцы за рубежом. Нечеловеческие условия выживания и политика искоренения по религиозному признаку обусловили массовую эмиграцию древлеправославных христиан-старообрядцев из Российской империи за границу. Таким образом появляются многочисленные старообрядческие диаспоры вне пределов Российской империи.  

Одним из ярких примеров сохранения Старой Веры за пределами Отечества является липованская старообрядческая культура, отличающаяся многочисленными уникальными самобытными традициями.  
Точное происхождение названия «липоване» не установлено. Есть предположение, что эти староверы берут своё название от селения Липовень. Другая версия говорит нам о том, что эти старообрядцы жили в огромном липовом лесу, от которого произошло название.  Исторические корни липованских староверов ведут от переселения православных христиан, не согласных с «реформой», в пределы Турции и Австро-Венгрии. Сегодня липоване — это потомки зарубежных русских старообрядцев, вернувшихся после революции на Родину. Проживают на территории современной Румынии (Добруджа, Яссы, Браила, Тульча, Журиловка, Липовень, Слава Черкесская, Слава-Русская), Украины.  
Общины липован имеются также в некоторых городах Молдавии (Кишинёв, Кагул, Оргеев, Бельцы) и Кубани Краснодарского края Российской Федерации (Приморско-Ахтарск, Сочи, Новопокровский, Некрасовская, Бриньковская и др.).  
В Румынии во времена правления Николы Чаушеску проводилась государственная политика «румынизации» липован. Старообрядцам в Румынии приписывались румынские фамилии, а румынский язык целенаправленно и методично прививался со школьной скамьи.  

Образование крупных духовных центров старообрядчества, широкая и разносторонняя деятельность общин — всё это свидетельствовало об оптимизме православных христиан, отвергнувших церковную «реформу» XVII века. Несмотря на гонения и всяческие притеснения со стороны синодальных и светских властей, бытие старообрядческой Древлеправославной Церкви Христовой продолжается, несмотря ни на какие преграды, попущенные Богом и придуманные врагом рода человеческого.  
Церковь Христова продолжает жить.