Главная Публикации История старообрядчества Большая восточная миссия русских старообрядцев и присоединение митрополита Амвросия к древлеправославной Церкви Христовой

Темы публикаций

Большая восточная миссия русских старообрядцев и присоединение митрополита Амвросия к древлеправославной Церкви Христовой

Долгие два века искания старообрядцами епископства привели к мысли о том, что учредить кафедру первопредстоятеля Древлеправославной Церкви Христовой в пределах своего Отечества представляется абсолютно невозможным. Тиски государственной машины в отношении староверия сжимались всё сильнее, возникла опасность полной утраты так называемых «беглых» священников. Исходя из сложившейся ситуации старообрядцы на Московском Соборе 1832 года приходят к оригинальному выводу — учредить старообрядческую епископскую кафедру за границей.

В 1836 году старообрядцами были выбраны два делегата, которым передавались все церковные полномочия в поиске и выборе епископа с Востока. Это были иноки (29 июня 1808 – 5 мая 1854 гг.), и Геронтий Колпаков (1803 – 30 июля 1868 гг.).

Большая восточная миссия русских старообрядцев и присоединение митрополита Амвросия к древлеправославной Церкви Христовой
Иноки Павел и Алимпий Белокриницкие. Фото: ruvera.ru

В 1839 году оба инока прибыли в Белокриницкий старообрядческий монастырь, находившийся в то время в пределах Австро-Венгерской империи, где староверы пользовались свободой. Здесь Геронтий Колпаков был избран настоятелем монастыря, а в поисках архиерея помощь Павлу отныне стал оказывать инок Алимпий Милорадов.

По просьбе, выраженной австрийскому императору Фердинанду, Белокриницкий монастырь становится местом постоянного проживания будущего старообрядческого епископа. В 1844 году, 6 сентября, императором Фердинандом был подписан правовой акт, удовлетворяющий просьбу старообрядческих иноков. Экономическое содержание принятого в будущем епископа берут на себя исключительно сами старообрядцы, не требуя от Австро-Венгерского государства никаких льгот и финансовой помощи.

Таким образом, прежде чем совершить присоединение епископа, старообрядцы обеспечили себя надёжной правовой базой, заручившись поддержкой самого императора, что свидетельствует о высоком уровне правовой культуры, бытовавшей в среде русских православных христиан-старообрядцев.

В свою очередь, Московский Собор старообрядцев-поповцев, проходивший в 1842 году, одобрил размещение архиерея в Белой Кринице. Таким образом, огромная дипломатическая работа сделала своё дело. Все правовые и бытовые условия к принятию и содержанию в Белой Кринице епископа были подготовлены.

Большая восточная миссия русских старообрядцев и присоединение митрополита Амвросия к древлеправославной Церкви Христовой
Успенский собор в Белой кринице

Целых десять лет иноки Павел и Алимпий изучали православие на Востоке, Кавказе, в Малой Азии, Северной Африке, Аравии, на Южных Балканах, в Южной Европе. Изучали основы вероисповедания, историю церкви в той стране, где они находились, богослужебные тексты, порядок и особенности богослужения, актуальность и жизнесуществование канонических постановлений Вселенских и Поместных Соборов.

Особое внимание уделялось чину совершения таинства Крещения. Поэтому особая сверхзадача старообрядческих иноков в ходе миссии заключалась в исследовании практики крещения той церкви, откуда потенциально перейдёт в старообрядчество епископ. Так, в Российской империи староверы принимали священников в сущем сане после тщательного исследования трехпогружательного крещения последних.

Павел и Алимпий посетили Сирию, Ливан, Палестину, Египет и исследовали церковную жизнь этих стран. На берегах Нила египетские монахи устроили нашим инокам особенный тёплый приём. Однако данная духовная экспедиция по неизвестным причинам не принесла ожидаемых результатов. Предположительно, египетские монахи отвадили Павла и Алимпия от поисков епископа в этой местности, рассказав им о канонических нарушениях, имевших место в то время и в той местности.

Иноки Павел и Алимпий своё исследование проводили с особенной тщательностью, даже скрупулезно. Всё чаще и чаще иноки-канонисты обращают своё внимание на богослужебно-каноническую практику и обычаи Греческой церкви.

Старообрядческие послы пришли даже в некоторое изумление, когда на практике повсюду наблюдали трёхпогружательное крещение у греков. По прошествии времени, в течение которого самым тщательным образом была исследована церковная жизнь греков, оказалось, что Греческая церковь XIX века и образ Греческой церкви XVII века представляют собою принципиально разные явления, две разные церкви.

Оказывается, Греческая церковь, которую увидели иноки Павел и Алимпий, была совсем другой. Повсюду практиковалось трёхпогружательное крещение. Это было зафиксировано в греческой Кормчей книге «Пидалион», поместных церковных соборах, священнических требниках, а самое главное — в середине XIX века Греческая церковь, как бы в реабилитацию за сближение в прошлом с латинством, проводила последовательную практику крещения латинян, если те были крещены обливанием или окроплением.

Становится ясным то, что все шансы обрести трёхчинную иерархию для старообрядцев будут вполне осуществимыми, если совершить чиноприем епископа из Греческой церкви. Было принято решение ехать в Константинополь (бывший Царьград, нынешний Стамбул).

Большая восточная миссия русских старообрядцев и присоединение митрополита Амвросия к древлеправославной Церкви Христовой
Святитель Амвросий Белокриницкий

Митрополит Амвросий, в миру Амирей (Андрей) Паппа-Георгополи (1791 – 30 октября 1863 гг.), грек по национальности, митрополит Босно-Сараевский, после 1846 года — митрополит Белокриницкий, перешедший в Древлеправославную Церковь Христову, давший основание её трёхчинной иерархии.

Сын греческого священника Георгия Паппа-Георгополи, 22-й потомственный священнослужитель в своём роде. После получения духовного образования в 1811 году сочетался браком и в том же году митрополитом Эносским Матфеем Мегалосом рукоположен во священноиерея. Супружница будущего митрополита преставилась в 1814 году. Увидев в этом знак Божий, рано овдовевший в том же году Амирей Паппа-Георгополи принимает монашество с именем Амвросий. (Во время брака жена родила ему сына Георгия.)

Митрополит Амвросий отличался особым усердием в службе и церковно-общественной жизни, был деятельным и энергичным, чем скоро снискал к себе внимание и был назначен на должность настоятеля Свято-Троицкого Халкинского монастыря, на острове Халки в Мраморном море. Одновременно был ближайшим помощником митрополита Матфея в епархиальных делах (эта должность называлась «протосингел»).

Патриарх Константинопольский Григорий IV в 1835 году, месяца сентября девятого дня, совершает архиерейскую хиротонию над архимандритом Амвросием и вручает ему одну из самых проблемных на то время епархий — Босно-Сараевскую.

Босно-Сараевская епархия времён первосвятительства Амвросия представляла собою славянскую область, населенную в основном сербами, входившую в административное подчинение и состав империи Турецкой. Церковный обиход православных христиан этой провинции был весьма близок к русскому: службы в церквах велись по славянским книгам, а книги нередко были печати московского происхождения.

Таким образом, грек по национальности за пять лет своего архиерейства успел в полной мере познакомиться с церковнославянским языком, свободно на нём читал и изъяснялся.

Неспокойно было православным христианам в этой области. Турецкие власти по делу и без дела не упускали малейшей возможности унизить христиан, задавить тяжкими налоговыми поборами, закрыть церкви, применить насилие, ограничить в правах. По обыкновению, греческие архиереи, становясь руководителями западнославянских епархий, занимали молчаливую позицию и равнодушно наблюдали за фактическим геноцидом своих пасомых. Подобную «традицию» нарушил митрополит Амвросий. В течение пяти лет своего архиерейства в данной области этот владыка направлял все свои усилия, чтобы хоть как-нибудь облегчить участь вверенной ему паствы. Митрополит не смог равнодушно смотреть на унижения и притеснения христиан, открыто порицая действия турецких властей и призывая христиан к стойкости в вере. Патриарх Константинопольский в административном плане напрямую подчинялся турецкому султану и по первому требованию выполнял волю последнего. Турецкие же власти, со своей стороны, не могли терпеть действия «строптивого» архиерея. Дело закончилось тем, что управление Босно-Сараевской епархией митрополитом Амвросием закончилось 12 сентября 1840 года, когда патриарх Константинопольский Анфим II, под нажимом османских властей, выпустил в свет определение, согласно которому владыка Амвросий освобождался от занимаемой должности правящего архиерея и отправлялся на покой, за штат.

Митрополит Амвросий после низложения с архиерейства, проживал в Константинополе вместе с семьёй своего сына Георгия, получал небольшое пенсионное довольствие от Константинопольского патриархата и имел право совершать богослужения.

Между тем вначале 1846 года иноки Павел и Алимпий вышли на митрополита Амвросия. Состоялась первая встреча, во время которой между старообрядческими делегатами и митрополитом сразу же наладились тёплые доверительные отношения. Павел и Алимпий без всяких двусмысленностей растолковали Амвросию цель своего визита и его смысл.

Старообрядческие иноки делали акцент на том, что митрополит Амвросий должен был не просто «механически» совершить хиротонию. Речь шла о переходе Амвросия из Греческой церкви в Древлеправославную, через осознание истинности, благодатности и спасительности последней. Для этого нужно было отречься от еретических обычаев и войти в Церковь Христову с самыми чистыми намерениями, чистым сердцем. Чтобы претворить это в жизнь, инок Павел имел длительные беседы с митрополитом Амвросием, рассказывая ему о древлем благочестии, хранимом старообрядцами, их обычаях и традициях, освещал историю раскола и то, какими методами раскол насаждался в России.

А самое главное — инок Павел сумел доходчиво объяснить греческому митрополиту, что те чины и «обряды», содержащиеся в греческой и синодальной русской церкви, еретические, имеющие позднее происхождение, и убедить будущего основателя Белокриницкой иерархии в том, что от древних обычаев отступила не русская церковь, а именно греческая. Старообрядцы же есть та Христова Церковь, которая сохранила Апостольское Предание и душеспасительные таинства в непорочности.

Параллельно с просветительской миссией старообрядческим иноками-делегатам предстояло решение ещё одного, главного по своей сути, канонического вопроса: как был крещён митрополит Амвросий, ибо присоединение владыки к Церкви предоставлялось возможным только при условии его трёхпогружательного крещения как единственно правильного в христианстве. Данный вопрос послужил поводом к раздору между старообрядцами, приемлющими священство, о чём будет сказано ниже.

А на данный момент необходимо отметить, что владыка Амвросий предоставил все необходимые прямые и косвенные доказательства его трёхпогружательного крещения, и этого было достаточно для возможности его присоединения к древлеправославию. А именно:

  1. Митрополит Амвросий перед Богом и святым образом, лобызанием оного, творя при этом крестное знамение, публично засвидетельствовал о совершении над ним трёхпогружательного крещения (и этого молитвенного действа было достаточно для верующих людей).
  2. Во время почти десятилетней миссии старообрядцев Павла и Алимпия в пределах православного Востока последние на практике убедились, что единственной формой совершения Святого Крещения в Греческой церкви было именно трёхпогружение.
  3. Греческая Кормчая Книга «Пидалион», а также священнические требники середины XIX века всеобъемлемо содержали предписания об обязательности троекратного погружения.
  4. Греческая церковь середины XIX века в своей канонической практике совершала полноценное трёхпогружательное крещение всех переходящих из латинства, если те были крещены обливанием или окроплением.
  5. Митрополит Амвросий — двадцать второй священник в своём роде. Вряд ли его предки-священнослужители, знакомые с каноническими правилами, дерзнули бы крестить младенца Андрея (Амирея) Паппа-Георгополи не иначе, кроме как через три погружения.
  6. Вряд ли канонически строгие старообрядцы решились бы на присоединение к ним первого попавшегося согласного на то епископа. Присоединение митрополита Амвросия произошло после тщательного исследования его биографии.

Когда вышеперечисленные вероучительно-исторические аспекты, после тщательного их расследования, не оставили никаких сомнений, между митрополитом Амвросием и иноками Павлом и Алимпием с обеих сторон 16 апреля 1846 года был подписан документ. В бумаге отображалось соглашение митрополита прибыть в Белокриницкий монастырь и присоединиться к Церкви Христовой, с последующим совершением в оном месте архиерейской хиротонии.

Сразу же после составления письменного соглашения, инок Алимпий покинул Константинополь и устремился в Австрийскую империю, в Белую Криницу, с тем чтобы принести старообрядцам благую весть — скоро здесь, в монастыре, появится епископ.

Уже в Белой Кринице, 18 июня 1846 года, для полной юридической защиты митрополитом Амвросием были предоставлены документы:

а) прошение о принятии в Австрийское подданство;

б) ставленая архиерейская грамота;

в) Документ о беспрепятственном совершении богослужений в пределах Константинопольского патриархата

г) грамота о догматическом и каноническом соглашении между русскими старообрядцами и митрополитом Амвросием.

12 октября 1846 года митрополит Амвросий прибыл в Белую Криницу.

По прошествии двух месяцев, дабы владыка обжился на новом месте, познавая культуру и быт староверов, 27 декабря 1846 года Соборное заседание Белокриницкого монастыря вынесло постановление о второй степени чиноприёма митрополита Амвросия Паппа-Георгополи в Древлеправославную Церковь Христову.

28 декабря 1846 года, после исповеди духовному отцу священноиноку Иерониму и совершения молитвенного чина, был помазан святым миром в алтаре церкви.

Митрополит Белокриницкий Амвросий, пройдя через Царские Врата, преподал святительское благословение христианам, прошедшим почти двухвековой путь страданий, стремящимся среди бури ересей, подобно христианам первых веков, cохранить и восстановить церковность.

Для установления канонической трехчинной иерархии старообрядцами в Белой Кринице были выбраны кандидаты во диаконы, священники и епископы для старообрядческих приходов и кафедр. Состоялся ряд хиротоний. Таким образом, Белокриницкая иерархия Древлеправославной Церкви Христовой расширялась, укреплялась численно и духовно. Миссия, начатая митрополитом Амвросием вместе с иноками Павлом и Алимпием, дала свои духовные результаты.

Самый ожидаемый и предвиденный старообрядцами, приемлющими Белокриницкую иерархию, ход событий заключался в том, что эта иерархия не будет признана, во-первых, синодской новообрядной церковью, во-вторых, под нажимом русского императора и другими поместными церквами. Синодальные миссионеры стремились найти любую малейшую зацепку в биографии митрополита Амвросия и в чине его присоединения и последующих совершённых им хиротоний, чтобы обвинить старообрядческую иерархию в безблагодатности.

То, что владыка Амвросий якобы был куплен старообрядцами, преследовал корыстные мотивы, не знал русского языка, не имел ставленой грамоты, не дал таковую же преемнику епископу Кирилу — данные обвинения остаются на уровне сплетен и домыслов и не нуждаются в подробном разбирательстве.

Необходимо отметить, что на момент присоединения к старообрядчеству владыка Амвросий под запрещением не состоял и на основании 15 Правила Двукратного Константинопольского Собора имел полное право прервать молитвенное общение с Константинопольским патриархатом. С точки зрения староверов, данная церковь, подобно новообрядческой, была и является еретической. В настоящем правиле предусмотрена едва ли ни единственная возможность выхода из-под омофора епископа его пасомых: священнослужителей и мирян. Причина и повод подобной возможности всего одна — ересь.

Митрополит Амвросий совершил единичное архиерейское рукоположение, что также вменяется старообрядцам в вину со стороны синодальных миссионеров.

При этом делается ссылка на широко известное 1-е Апостольское правило: «Епископа рукополагают два или три епископа». Мы ни в коем случае не имеем в себе дерзновение отвергать данный канон. Правило богодухновенно и верно, ибо только подтверждает Соборность Церкви, её мистический коллективный характер в принятии решений и призвано оберегать от всякого рода расколов и церковного произвола. Однако смысл 1-го Апостольского правила приобретает более глубокое понимание и смысловую точность в контексте истории церкви и связи этого правила с другими канонами Кормчей книги. А теперь обо всём по порядку.

Во-первых, Священное Писание, в частности, в Послании св. апостола Павла к своему ученику Титу, автор велит ему рукополагать по городам епископов (См. Тит. 1, 5–7).

Во-вторых, церковно-историческая наука свидетельствует об неопровержимом факте существования единоличных архиерейских хиротоний в практике Древлехристианской Церкви. (Подобное продолжалось, по некоторым источникам, до IX века.) Появление Апостольских правил отмечено до I Вселенского Собора (325 г.), то есть во II–III веке. Таким образом, правило уже имело место, а практика единоличных епископских рукоположений продолжала существовать параллельно, и данный факт не вызывал никаких сомнений и смущений.

В-третьих, в литургическом обыкновении, при совершении таинства хиротонии рукополагает непосредственно один архиерей (самый старший по иерархии), остальные же находятся в сослужении первопредстоятелю. (В новообрядческих церквах возлагают руки все епископы сразу, сколько есть таковых.)

В-четвертых, если открыть Кормчую книгу, то мы не найдём нигде никакого правила, которое бы запрещало в служении, извергало из сана епископа за единоличное рукоположение или объявляло о недействительности такового.

В-пятых, I Вселенский Собор в толковании на 19 правило предусматривает рукоположение епископа и одним епископом. Там говорится о приходящих в христианство от павликанской ереси, которых, после крещения и должного испытания, епископу церкви дозволяется рукополагать во все три священные степени.

И наконец, в-шестых, мы подходим к основному канону, который позволяет совершить единоличное рукоположение. Вот точное каноническое основание единоличной святительской хиротонии: открыв Кормчую книгу, читаем 29 правило царя Юстиниана от свитка Новых Заповедей: «Аще три епископа не обрящутся, то достойно и при двою, и при едином быти на епископство». Таким образом, в своде Канонов Православной церкви предусмотрены экстраординарные случаи рукоположения епископа одним архиереем, если нет трёх или двух епископов. Таковому таинству возможно случиться при гонениях, распространении некой ереси, когда почти не остаётся православных епископов и как следствие — существует угроза исчезновения иерархии. Исходя из вышесказанного, нет никаких оснований сомневаться в каноничности первой единоличной хиротонии, совершённой митрополитом Амвросием.

Самому же митрополиту Амвросию предстоял путь страданий за Старую Веру и исповедничества. Можно только представить, какую бурю негодования у императора Николая I и новообрядческих митрополитов вызвал факт обретения старообрядцами епископа и восстановления трёхчинной иерархии и притом за границей. Произошёл настоящий исторический парадокс: всяческими законными и незаконными методами уничтожаемые и гонимые в николаевскую эпоху старообрядцы… восстановили трёхчинную иерархию, к которой уже не подберётся рука жандармерии, тайной имперской полиции, новообрядствующие проповедники-эмиссары с их регулярными доносами. Сам же Николай I быстро изыскал инструмент прямого давления на белокриницкий епископат. В основе этого метода лежал принцип прямого политического вмешательства во внутренние дела Австро-Венгрии. По сравнению с Российской империей, Австро-Венгрия была более слаба в военном и политическом отношении, а сам император Фердинанд I не отличался твёрдостью и решимостью. Николай I самым прямым образом в конце 1847 года потребовал от австро-венгерского императора применить санкции в отношении митрополита Амвросия, прекратить деятельность Белокриницкого монастыря. Опасаясь последствий, Фердинанд не смел перечить грозному русскому царю и подчинился. Указом от 26 июля 1848 года первый Белокриницкий митрополит Амвросий Паппа-Георгополи отправляется в пожизненную ссылку, определённую в городе Цилли (ныне Словения). Перед этим, гуманных ради соображений, владыке Амвросию было предложено возвратиться в сущем сане под юрисдикцию Константинопольского патриархата, но он отказался, оставшись верным Церкви Христовой, доказав тем самым свои самые искренние и чистосердечные намерения, когда присоединялся к старообрядчеству. (Вскоре в декабре 1848 года от императорского престола отрёкся сам Фердинанд и до конца жизни занимался сельским хозяйством.)

Митрополит Амвросий целых 15 лет жил в определённом ему месте ссылки — городе Цилли, где почти не было православных.

Однако в жизни владыки не было места унынию. Он и отсюда руководил своей паствой: писал послания и письма, регулярно принимал старообрядческих делегатов. В марте 1848 года был также закрыт и Белокриницкий монастырь, но политические перемены в самой Австро-Венгрии вскоре создали благоприятную почву для возобновления его деятельности. И вскоре, 4 января 1849 года, епископ Кирил (Тимофеев) был возведён в сан митрополита Белокриницкого.

Митрополит Амвросий отошёл ко Господу 11 июля 1863 года и похоронен в итальянском городе Триесте, так как в Цилли не было православных кладбищ, митрополит Кирил совершил заочное отпевание.

Подвиг митрополита Амвросия не забыт старообрядцами, и в 1996 году, на первом Всемирном старообрядческом Соборе в Белой Кринице митрополит Амвросий был причтен к лику святых. Празднование его памяти установлено 30 октября (ст. ст.).

Роман Аторин,
кандидат философских наук, доцент кафедры философии РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева