Главная Публикации История старообрядчества Поиски архипастыря. О присоединении митрополита Амвросия

Темы публикаций

Поиски архипастыря. О присоединении митрополита Амвросия

Когда в Боснии славянский народ изнывал под тяжелым турецким игом, в России в это время старообрядцы терпели гонения и преследования от своего же русского правительства. В 1825 году стал царствовать император Николай I, который издал ряд указов с целью полностью уничтожить старообрядчество в России. Старообрядцам воспрещены были богослужения, у них отбирались и уничтожались храмы и монастыри. Они были лишены гражданских прав. Их положение в России было хуже, чем положение славян в Турецкой империи. Особенно же преследовалось старообрядческое духовенство. Древлеправославных священников по всей России ловили, сажали в тюрьмы, ссылали и всячески притесняли. Епископов старообрядцы уже были лишены. Правительство делало последние усилия, чтобы окончательно извести старообрядческое священство. Но этому случиться Господь не попустил.

Заботясь о восстановлении в святой Церкви трехчинной иерархии, старообрядцы решили учредить за границей архиерейскую кафедру. Решение это обсуждалось во всех наиболее значительных местах распространения старообрядчества. О нем рассуждали и советовались в Москве, Петербурге, на Иргизе, на Керженце, в Стародубье, на Ветке, в старообрядческих монастырях и многочисленных скитах. В Москве в 1832 году состоялся общий собор, на котором и было принято решение учредить за границей архиерейскую кафедру. Для этой цели были посланы за границу два благочестивых инока, Павел и Алимпий, стяжавшие себе неувядающую славу подвигами на . поприще служения Церкви. Они отправились в Австрию, где старообрядцы жили свободно и даже пользовались некоторыми привилегиями. Там  на  Буковине  находился бедный монастырь, тогда совсем еще неизвестный, носивший название Белокриницкого (рядом с селом Белая Криница). От имени этого монастыря российские посланники, иноки Павел и Алимпий, возбудили ходатайство перед австрийским правительством о разрешении ста¬рообрядцам иметь своего епископа.

Много пришлось потратить сил и времени, пока ходатайство это наконец было удовлетворено. Получив для Белокриницкого монастыря право учредить архиерейскую кафедру, иноки Павел и Алимпий отправились на Восток с тем, чтобы, во-первых, попытаться отыскать там благочестивых епископов, если они еще сохранились, и, во-вторых, если таковых не обрящется, обратить к истинной вере достойных епископов, принадлежавших к одной из восточных церквей, однако при том непременном условии, чтобы в этой церкви крещение совершалось троекратным погружением в воду и у священных лиц сохранялось преемство апостольского рукоположения.

Посланники русских старообрядцев «обтекли» весь Восток: побывали в Египте, Сирии, Палестине, Александрии, Иерусалиме, Константинополе и в других местах. Всюду они искали епископов, сохранивших древнее благочестие, но не находили. Одновременно они присматривались к восточным церквам, главным образом к греческой, от которой некогда крестилась Русь святым крещением. Они весьма обстоятельно изучали греческое богослужение и обычаи, особенно же чин совершения крещения, а также жизнь и поведение духовенства. Всюду они видели, что греки крестят в три погружения и считают обливание за великую ересь, поэтому латинян при присоединении к греческой церкви перекрещивают как обливанцев.

Поиски архипастыря. О присоединении митрополита Амвросия
Икона прп. Павла и Алимпия Белокриницких

Благоприятное впечатление произвело на старообрядческих депутатов и греческое духовенство. По своей простоте, доступности, чинному служению оно более соответствовало духу старообрядчества, чем духовенство российское. В сношениях с греками и вообще в деятельности на Востоке инокам Павлу и Алимпию активное содействие оказывал некрасовский казак-старообрядец Осип Семенович Гончаров, который свободно говорил по-турецки и имел полезные связи в Константинополе. В Константинополе иноки познакомились с митрополитом Амвросием. Они начали с ним беседовать о вере, о разных церковных вопросах и, главным образом, о старообрядчестве и его нуждах. Иноки присматривались к тому, как митрополит служит. Он участвовал в торжественных патриарших служениях, участвовал в рукоположении епископа.

Внимательно прислушивался к их словам митрополит Амвросий. Благодать Божия коснулась его сердца. Он понял, что старообрядцы невинно страдают в России. Иноки Павел и Алимпий начали убеждать его присоединиться к православной старообрядческой Церкви. Они изложили ему основы старообрядчества, его историю, обычаи, обряды, не скрывая от него, что в случае присоединения он должен будет выполнить положенный при этом чин отречения от ереси. Не скрывали они и того, что ему придется идти трудным и скорбным путем.

Их призыв митрополит Амвросий воспринял как голос Божий, зовущий его на подвиг и спасение. «Он, — говорил о нем инок Павел, — вняв звание свыше через убогий наш голос, решился оставить вся и самую приверженность своего отечества, воспринял твердое намерение пройти прискорбный и тесный путь по следам Христа Спасителя».

В конце мая 1846 года митрополит Амвросий, вручив себя воле Божией, отправился со старообрядческими послами в Австрию. 11 июля он был представлен австрийскому императору. В поданном императору прошении митрополит Амвросий заявил, что он присоединяется к старообрядческой Церкви потому, что «совершенно уверился, что все догматы и уставы греческой Церкви только у реченных старообрядцев в своей первой чистоте и точности содержатся… Я с твердостью решился принять избрание реченного старообрядческого общества в верховного пастыря, видя пред собою самое явное Божественное провидение, которое меня предназначило, дабы лишенное до сих пор священного архипастыря оное общество (числящееся, кроме австрийского царства, в соседственных державах до трех миллионов) руководить к вечному блаженства пути. Для того с искреннейшим желанием и, одушевлен будучи, с любовью и ревностию всю свою силу и жизнь за благосостояние такового общества готов пожертвовать».

28 октября 1846 года было совершено присоединение митрополита Амвросия к старообрядческой церкви. «Митрополит Амвросий, — повествует соборное деяние о принятии его в старообрядчество, — стоя пред царскими дверьми, начал велегласно русским языком проклинать все ереси, поелику он имеет способность говорить по-славянски. По проклятии ересей принял себе во отца духовного нашего священноинока Иеронима, исповедавшись ему во святом алтаре, выполняя и прочее все, как есть законоположено во втором чине». Так было положено основание Белокриницкой иерархии.

Старообрядческая Церковь ликовала, повсюду вознося Господу Богу горячие и слезные молитвы по случаю совершившегося события. Однако радость христиан-старообрядцев была омрачена новыми бедствиями. Николай I, узнав об этом, потребовал от австрийского императора лишить митрополита Амвросия права священнодействовать и закрыть Белокриницкий монастырь.

Митрополит Амвросий неожиданно был вызван в Вену. Здесь правительство предложило ему либо отправиться в ссылку на вечное поселение, либо возвратиться к константинопольскому патриарху, причем ему было вручено послание патриарха, который призывал его вернуться в греческую церковь и обещал ему милостивое попечение и покровительство. Митрополит Амвросий решительно отказался принять это предложение. Он остался верным старообрядческой Церкви. За это митрополит Амвросий был отправлен в ссылку в город Цилли (ныне — Словакия). Находясь вдали от своей паствы, он не прерывал с ней духовного общения. Невинно осужденный, терпеливо переносил свои страдания, не роптал, не гневался, а с покорностью воле Божией нес свой жизненный и пастырский крест. Митрополит посылал письма в Белую Криницу. Он радовался, когда в Церкви было тихо и мирно, и скорбел, когда происходили в ней какие-либо смуты и разногласия.

В каждом письме он посылал своей пастве «архипастырское прощение, мир и благословение» и напоминал, что «удален от нее ненавистью враждебников наших, но духом не разлучен от нее». В знак своего единения с Церковью часто посылал старообрядцам какую-либо вещь. В одном письме он пишет: «Посылаю при сем мою святительскую мантию, да будет она, якоже и жезл мой, воспреемникам престола моего, начиная от господина Кирила и прочим последующим, в знак чувственного моего благословения и в вечную незабвенную память. Итак, да будет благодать Господа Исуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа со всеми вами. Аминь».

Изредка кто-либо из духовных лиц добирался до места ссылки митрополита Амвросия. Тогда Амвросий, уже старец преклонных лет, плакал как ребенок от радости при этой встрече; рыдали и прибывшие к нему издалека гости. Последними посетителями, уже во время его тяжелой болезни, были послы от старообрядческого Собора епископ Иустин и иеродиакон Ипполит.

Они выехали из Цилли 18 октября 1863 года, а 30 октября Господь призвал к Себе праведную и многострадальную душу митрополита Амвросия. Перед кончиною он сам причастился Святых Таин. Тело его было похоронено в г. Триесте, а чин погребения по нем совершен в Белокриницком монастыре митрополитом Кириллом.

В 1996 году на всемирном Соборе Православной Старообрядческой Церкви в Белой Кринице митрополит Амвросий был причислен к лику святых Божиих исповедников за правую веру.