Главная Публикации Наука и вера Религиозно-философская экспликация идеи «предопределение»

Темы публикаций

Религиозно-философская экспликация идеи «предопределение»

Идея предопределения есть попытка ответить на вопросы, которые традиционно относят к разряду «вечных вопросов»: цель и смысл человеческой жизни, вопросы о соотношении добра и зла, назначении человека, его месте и предназначение в этом мире. Это попытка осмыслить события, которые человек не может понять, не может предотвратить и предупредить. Такие ответы, в связи с личностной заинтересованностью отвечающего, требуют максимальной честности, а учение любой религиозной системы предстает в максимальном открытом виде. Данная идея имеет достаточно ярко выраженный антропологический характер, а также затрагивает взаимоотношения человека и Бога. Тем самым для стороннего исследователя предоставляется возможность наиболее глубоко взглянуть на данные религиозные течения и понять их.
Идея предопределения, исследование которой позволяет судить о мировоззрении, уровне культуры как целой эпохи, так и отдельной личности, многогранна. Удивительно, но концепция идеи предопределения, в той или иной форме (судьба, карма), присутствует во всех религиозных и философских системах, а также является глубокой подсознательной идеей индивидуального сознания.

Осмысление идеи предопределения в ее исторической ретроспективе связано с анализом понятия «судьба». В античной философской мысли получили свое развитие и становление такие понятия как «рок» «судьба», «свобода», «необходимость» и «случайность». Если в ранний период классической философии рок мыслился как безличная сила, то в поздний период складывается представление о судьбе, зависящей от конкретного выбора самого человека.

Мифологическое сознание античного человека базировалось на понятии «судьба». К. Ясперс пишет: «Новое, возникшее в эту эпоху, сводится к тому, что человек осознает бытие в целом, самого себя и границы. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы. Требует освобождения и спасения. Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентального мира».

По утверждению русского религиозного философа А.Ф. Лосева, «античное мышление признавало начало всего сущего, которое выше самого мышления и вмещает в себя также и все внемыслительное (нецелесообразное). Это начало называлось «единым», или «одним». Оно трактовалось выше души и ума. Это единое было не чем иным, как философской концепцией судьбы».

Обращаясь к греческой мифологии, мы видим, что идея судьбы очень ярко выражена в творчестве Гомера. «Илиада» и «Одиссея» содержат слова aisa и moira, что переводится как «судьба». Вера в судьбу у древних греков была достаточно сильной и оказала существенное воздействие на всю систему их религиозно-философской мысли.
Судьба для Гомера обладает той же важностью, что и воля богов. По А.Ф. Лосеву, «отождествление всеобщего разума и всеобщей судьбы есть не что иное, как предельное, то есть общекосмическое явление, характерное как раз для той вещественной и материально-чувственной интуиции, которую мы везде трактовали как специфическую для античного мышления».

Проблема судьбы в древнегреческой мифологии, а затем в философии определяется таким понятием, как фатализм («фатум» — в переводе с латинского fatalis означает «определенный судьбой») и детерминизм. Фаталисты все происходящие события, как в жизни отдельного человека, так и общества в целом, обосновывают судьбой. С точки зрения детерминизма, любые события осуществляются исходя из естественных законов, на основании причинно-следственных связей.
Одним из первых среди древнегреческих философов, употребившим слово «судьба», выступает Гераклит. По его мнению, «все происходит через борьбу и по необходимости» . Возникновение мира из огня, по Гераклиту, детерминировано судьбой.

Античные атомисты (Левкипп, Демокрит) строго придерживались теории детерминизма. Такие понятия, как случайность и свобода отвергаются, все в мире управляется природной необходимостью. Выступая с критикой детерминизма, С.Я. Лурье пишет: «Приверженцы Демокрита, по-видимому, пришли к выводу, нелепому в двух отношениях: во-первых, потому, что считают причиной нашего неба (т.е. мира) спонтанность, но, тем не менее ,не говорят, что же такое представляет собой эта спонтанность» . «Парменид и Демокрит утверждают, что все существует в силу необходимости. Судьба же, Правда, Провидение и Творец мира — одно и то же… Этого мнения держались Демокрит, Гераклит, Эмпедокл».

Понятие свободы рассматривается Сократом. По его утверждению, человек всегда внутренне свободен, какие бы ни окружали его обстоятельства. Свободу Сократ отождествляет с самообладанием человека, это возвышенность над инстинктами и управление своей физической природой.

У Платона также человек располагает свободой выбора. В трудах мыслителя присутствует учение о загробном существовании человеческих душ. Платон уравнивает судьбу и свободу. Человек самостоятельно и относительно свободно осуществляет свой выбор. Что касается загробной жизни, душа умершего человека сама обусловливает свое будущее бытие, реализуя тем самым свой свободный выбор, соответствовавший стандартам ее жизни до смерти. Философ говорит о едином, универсальном законе, которому подчинены действия богов, судьбы и человеческой воли. Ни в одном из этих явлений нет места случайности и произволению, все обусловлено единственной вечной закономерностью.

В основе учения Аристотеля находится идея свободы человека. Он отождествляет добродетель и знание. При этом мыслитель подчеркивает, что человек, хотя и является обладателем совершенного разума, не всегда совершает благие дела, добродетели. Это связано с тем, что человек еще и обладатель несовершенной мятежной души, и поэтому он нередко совершает неправильный выбор, подчиняясь своим страстям, игнорируя разум. Размышляя о сознательном выборе, Аристотель, по мнению некоторых исследователей, приближается к христианскому осмыслению термина «свобода воли» . Однако Бог, по Аристотелю, всего лишь «неподвижный двигатель».

В учении Эпикура человеческая свобода напрямую связана с самостоятельным выбором судьбы. Он полагал, что боги не вмешиваются в дела людей. Причинная необходимость всех явлений не нарушает свободу человека и не порабощает его посредством необходимости, то есть фатума, судьбы, рока. Эта необходимость должна быть связана с нахождением определенного пути к свободе человека, по мысли Эпикура.

Наибольшее развитие в недрах древнегреческой философской мысли представления о судьбе обрели в стоицизме. По словам одного из основателей греческого стоицизма Посидония, человеку надлежит следовать судьбе, проводить свою жизнедеятельность, сообразуясь с разумом, так как Вселенная «устрояется на основе разума».

Посидоний пишет: «Судьба есть причинная цепь всего сущего или же разум, по которому движется мир». Стоики учили о бесполезности и невозможности сопротивления судьбе. Человек кротко подчиняется судьбе и воле богов. Суть свободы заключается в безропотном согласии со своей судьбой и стойком перенесении ее ударов. Судьбу стоики определяли как «разум мира», «мировой логос», «сцепление причин», «связь вещей», «порядок», «закон». Судьбу, по их утверждению, «невозможно изменить» . Судьба представляет собой реализацию божественного плана. Так, стоик Хрисипп учил, что человеческая судьба непосредственным образом соотносится с божественным провидением, судьба отождествляется с промыслом.

В римском стоицизме идею необходимости повиновения судьбе защищал римский стоик Сенека: «Свобода должна состоять в подчинении только разумной необходимости, иначе жизнь приобретает характер рабства» . Сенека отмечал: «Закон судьбы совершает своё право… ничья мольба его не трогает, ни страдания не сломят его, ни милость». Человек может быть свободен в своей «внутренней жизни. Осмысление неизбежности судьбы является важным условием внутренней свободы человека, отсюда пресловутое спокойствие, готовность к смерти стоиков. Римский стоицизм утверждает веру в человека и его добродетели.

Древнеримский мыслитель и оратор Цицерон в своем труде «О судьбе» полемизирует с эпикурейцами и стоиками. Он отвергает абсолютную случайность в мире (Эпикур), а также отрицает абсолютный детерминизм философии стоицизма. Цицерон отрицает судьбу как субстанцию, определяющую бытие человека. При утверждении того, что «разум заставляет нас признать, что все происходит от судьбы» , философ считает, что концепция судьбы ведет к нарушению свободы, ответственности, что способствует потере нравственностью своего смысла и значения. Однако идею судьбы игнорировать нельзя.

Представитель неоплатонизма Плотин выступал в защиту свободы воли от жесткого детерминизма. По его мнению, существует некая внутренняя энергия (добродетель) определяющая самопроизвольные действия человека, она стоит выше страстей. По Плотину, в мире нет «ничего происходящего наугад и по случайности» . Судьба задается свыше, и мир зависим от судьбы.

Далее рассмотрим библейский взгляд на идею предопределения. Тема предопределения является одной из обсуждаемых и противоречивых тем христианского богословия. Выявим отображение данного понятия в Священном Писании. В Священном Писании Ветхого Завета, идея Божественного предопределения связана с осмыслением исторического процесса. Бог — непосредственный участник исторических событий. В Священном Писании Нового Завета главным обоснованием идеи предопределения выступают Послания ап. Павла. Послания апостола Павла имеют важное значение в развитии учения о предопределении в рамках западных христианских конфессий. В Ветхом Завете идея Божественного предопределения зачастую связана с библейской интерпретацией исторического процесса. Согласно библейскому откровению, Бог участвует в событиях истории, человеческая история облекается смыслом и целью перед Богом. Ход исторических событий полностью определяется Богом. Свобода человека выражается или в принятии воли Божьей, или в ее отвержении и противодействии. Суть исторического предопределения состоит в том, что Бог видит как уже происшедшие, так и те исторические события, которым еще предстоит случиться (Ис. 14, 24–32).

Бог посредством своих пророков открывает человечеству будущее с той целью, чтобы оно либо выбрало путь Божий, либо отвергло его, при этом имея представления о последующих результатах собственного выбора. В Ветхом Завете люди глубоко верят в то, что все происходящие в мире события есть воля сотворившего человека Бога. Так, из пророчеств Амоса и Исайи видно, что все происходящее — от Бога: как благое, так и бедственное состояние (Ам. 3, 6, Ис. 45, 7). Историческое предопределение в структуре Ветхого Завета связано с верой в Единого Бога, Творца, воле Которого принадлежит все, что совершается. В Библии неоднократно указывается, что осуществление воли Божией реализуется исходя из действий человека, которые могут быть как осознанными, так и неосознанными (Ис. 41, 2–4). Так, Бог через пророка Иеремию свидетельствует о возникновении зла в мире. Погибель есть итог помыслов людей (Иер. 6, 19). Историческое предопределение подвергается осмыслению в книге пророка Ионы. Ход истории может быть изменен. Причина данного изменения заключена в покаянии и обращении человечества к Богу.
Итак, в Ветхом Завете природа исторического предопределения выражается в форме предсказания необратимых событий и в форме пророчества об определении Богом хода событий, исходя из позиции и поведения человека.

В Новом Завете идея свободы воли человека связана с богословским тезисом о непринудительности воли Божией. О непринудительном характере воли Божьей свидетельствует сам Бог, стремящийся спасти все человечество без исключения (Мф. 11, 28; Мк. 16, 15; Ин. 1, 29; 3, 16–17; 12, 32; Деян. 4, 12; 2 Пет. 3, 9; 1 Ин. 2, 2; Рим. 10, 12, 18).
Бог, встречая упорное и сознательное сопротивление со стороны человека, дает ему возможность не принимать спасительный призыв и отказаться от своего спасения в Боге (Мф. 18, 33–34; Мк. 10, 21; Лк. 4, 28–29 Ин. 5, 40; 6, 67; Рим. 8, 13). Человеку даруется благодать Божия при условии встречных действий, которые он предпринимает по отношению к Богу. Авторы Нового Завета говорят о некой форме синергии или взаимодействия человека и Божественной благодати (Мф. 25, 29; Мк. 16, 20; Лк. 17, 5–6; 2 Пет. 1, 5, 8; Рим. 1, 10). Новозоветные авторы опираются на пророчество Исайи в вопросе синергизма в принятии спасения: «Вот, рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать, но беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лице Его от вас, чтобы не слышать» (Ис. 59, 1).

Важно подчеркнуть, что Бог может и желает спасения всех людей, но человеческие грехи и внутреннее расположение людей к этим своим грехам не позволяют Ему реализовать эту возможность в силу того, что, Бог терпелив ко злу только до определенной границы (Мф. 23, 32–33; 1 Фес. 2, 16). Богу характерна терпимость к заблудшему человеку (Лк. 13, 8; Ин. 12, 47–48; 1 Пет. 3, 20; 2 Пет. 3, 9, 15; Рим. 2, 4; 3, 26). Это свойство позволяет Ему откладывать Свое наказание, если у человека нет покаяния, или отменять наказания, если человек покаялся. Если Бог желает, но не настаивает — это означает, что Его воля является условной и достигается не за счет принуждения.
Быстрое и решительное наказание исходит от Бога, лишь когда наблюдается крайнее проявление зла, обычные же грешники получают от Милостивого Бога шанс для покаяния и исправления жизни, при Его помощи.

Таким образом, предвидение Божие не есть предопределение. Всеведение Божье — это условное предузнание, ибо его реализация находится в зависимости от условий, которые выполняет человек, и в связи с этим оно может быть изменчивым и обратимым процессом. Послания апостола Павла имеют стержневое значение в развитии учения о предопределении. Идея предопределения в его трактовке взята на вооружение как Восточной Церковью, так и западными христианскими конфессиями. Апостол Павел в Послании к римлянам пишет: «Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу. Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим. 8, 28–30). «Временные страдания» (Рим. 8, 18) в итоге приводят человека к благим последствиям, и их не стоит опасаться. Тема предопределения к спасению у ап. Павла связана с утверждением того, что тех людей, которые уверовали в Сына Божиего и уподобились Ему, Он посредством принятия на Себя человеческой природы усыновил Своему Отцу, и они стали Его братьями.

Апостол Павел указывает, что это относится не ко всем людям, а только лишь к тем, кого Бог:
1) предузнал,
2) предопределил,
3) призвал,
4) оправдал
5) прославил.
Каждое из этих пяти слов, высказанных апостолом, обладает своим особым смыслом. Здесь наблюдается отражение различных фаз божественного действия по отношению к избранным Богом людям.

Остановимся на этом подробнее. Слово «предузнал» свидетельствует о том, что Бог заблаговременно имеет знание о судьбе каждого человека. Он знает будущее человека, одинаково тому, как Он ведает настоящее. Бог изначально делает выбор, определяет избранных Своих. У пророка Иеремии читаем: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» (Иер. 1, 5).
В слове «предопределил» содержится указание на заранее принятое решение. В Послании к Ефесянам апостол Павел возвещает об избрании во Христе Исусе: «прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Исуса Христа, по благоволению воли Своей <…> В Нем мы и сделались наследниками, быв предназначены к тому по определению Совершающего все по изволению воли Своей» (Еф. 1, 4–5, 11). В Послании к римлянам: уверовавшие во Христа — это те, кого Бог заранее предопределил к усыновлению.

Слово «призвал» в Послании к римлянам, выражается в том, что автор нарекает себя «призванным апостолом». Его адресаты названы как «призванные Исусом Христом», «призванные святые» (Рим. 1, 1–7). Божественное призвание можно наблюдать в призвании ветхозаветных пророков. При этом важными моментами в этом процессе выступает то, то Бог является инициатором этого призвания, а человеком чувствуется собственная неготовность к этой миссии.
В слове «оправдал» апостол выразил тему оправдания человека верой в Господа Исуса Христа (Рим. 3, 21 — 5, 5).

Замыкающее, последнее, слово цепи, представленной апостолом Павлом — «прославил». Объяснение находим во Втором послании к коринфянам: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2 Кор. 3, 18). Важно подчеркнуть, что в богословии восточного и западного христианства идея предопределения апостола Павла трактуется по-разному. Исходя из этого сформировано два разных направления в осмыслении участия Бога в деле спасения человеческого рода.

Особый интерес представляет идея предопределения у блж. Августина. В истории христианской мысли полемика о божественном предопределении и свободе воли человека имеет давнюю историю, впервые возникает на рубеже IV–V вв. Появление данного вопроса в христианском богословии связано со спором между британским монахом Пелагием и блаженным Августином, епископом Гиппонским. Учение блж. Августина о предопределении вызвало много активных споров со стороны христианских авторов. В ходе борьбы с Пелагием и его последователями в центре внимания стояли проблемы Божественного предопределения и свободы воли человека. В основе диспута лежал вопрос о свободе воли в процессе исполнения добрых деяний как условия спасения души.

В «Послании к Деметриаде» Пелагий утверждал, что свободная воля человека является главной и единственной составляющей в деле его спасения. Еретик учил, что первородный грех не трансформировал человеческую природу, поскольку человек был и есть свободное существо. Пелагий отверг роль Церкви в спасении человека.
По Пелагию, «…если даже те, которые закоснели в грехе и почти подавили добро, присущее их природе, могут восстановить его своим покаянием, если, изменив образ жизни по своей воле (mutata voluntate vivendi), они могут заглушить привычку привычкой и из худших стать лучшими, то тем более ты…»

Результатом данного еретического учения является то, что Христос — это просто учитель, что крестная смерть выступает не самым главным. Церковь нужна только для того, чтобы учить людей не делать зло, а совершать добрые поступки. Для того, чтобы спастись, по Пелагию, Христос не нужен и не нужна Церковь. Кроме того, первородный грех никаким образом не отражается на жизни человека. По учению еретика Пелагия, благодать Божия и Его помощь тоже не нужны для спасения. Человек сам своими усилиями делает добро, а не Бог делает это за него. Единственной благодатью, по Пелагию, выступают человеческий разум и свободная воля, которых вполне хватает для совершения добрых дел.

Учение Пелагия вступало в резкое противоречие с доктриной блж. Августина, который учил о поврежденности человеческой природы вследствие первородного греха. Все потомки Адама подвержены первородному греху. Только божественная благодать дает возможность оставления греховных деяний и превращения в праведного человека.

Блж. Августин учит, что в результате первородного греха произошла совершенная порча природы человека, человек утратил свою свободу. Все добрые деяния, которые совершает человек, совершаются конкретно по благодати Божией. И если в этих условиях некоторые люди спасаются, то они предопределены, избраны к спасению, именно для них явился в мир Христос. Надо отметить, что у блж. Августина мы наблюдаем искажение библейского понимания природы Бога и природы человека. В своих рассуждениях он допускает два важных просчета. Бог превращается у него в тирана, который полностью ограничивает свободу человека, а человек, в свою очередь, выступает у него полнейшим ничтожеством, утратившим «образ Божий». Таким образом, если в ереси Пелагия не было необходимости в Спасителе, то у Августина — исчез сам спасаемый.
Следует отметить, что, если в Западной Церкви учение Августина доминировало над всей латинской богословской мыслью, он считался одним из величайших отцов Церкви, то Восточная Церковь всегда принимала его суждения с осторожностью и оговорками, указывая на некоторые недостатки его учения.

Проведенные исследования, позволяют сделать следующие выводы. В древнегреческой и древнеримской философии сформировались представления о судьбе, свободе, необходимости и случайности. Для раннеклассического периода эллинской философской мысли было характерно понятие рока как безличной силы, впоследствии появляются представления о том, что судьба определяется не только роком, но и активной деятельностью самого человека, который способен делать выбор и самостоятельным образом строить свою жизнь. Следует подчеркнуть, что с приближением христианской эпохи многие философы выступали за идею свободы человека.

Тема предопределения занимает определенное место в Библии, отображаясь в Священном Писании как Ветхого, так и Нового Завета. В Ветхом Завете Бог участвует в событиях истории, которые Им полностью определяются. В Новом Завете идея свободы воли человека связана с богословским тезисом о непринудительности воли Божией. Послания ап. Павла выступают главным основанием идеи предопределения. Тема предопределения к спасению у ап. Павла связана с утверждением того, что тех людей, которые уверовали в Сына Божиего и уподобились Ему, Он посредством принятия на Себя человеческой природы усыновил их Своему Отцу, и они стали Его братьями. В богословии восточного и западного христианства идея предопределения апостола Павла трактуется по-разному. Исходя из этого сформировано два разных направления в осмыслении участия Бога в деле спасения человеческого рода.

Учение блж. Августина о предопределении было всецело воспринято западным христианством. Августин учит, что только божественная благодать есть гарантия превращения в праведного человека, что без действия божественной благодати возможность к спасению полностью отсутствует и что после Страшного суда лишь некоторые праведные люди, предопределенные Богом к спасению, смогут получить вечную жизнь. Нельзя согласиться с данной точкой зрения, т.к. ко спасению предопределены все созданные Богом люди без исключения. Восточная Церковь сохранила подлинное понимание смысла жизни, заключающегося в стремлении к обожению посредством синергии Божественной благодати и свободной воли человека.

Источники

  1. Августин Блаженный. Антипелагианские сочинения позднего периода [Текст] / Августин Блаженный — Москва : Центр АС — ТРАСТ, 2008.
  2. Антология мировой философии — Т. 1. Ч. 1. [Текст] — Москва, 1969.
  3. Аристотель. Метафизика [Текст] / Аристотель — Т. 1. — Москва, 1981.
  4. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов [Текст] / Диоген Лаэртский — Москва, 1986.
  5. Лосев А.Ф. История античной эстетики: в 8 т. — Т. 8, кн. 2 [Текст] / А.Ф. Лосев. — Москва: АСТ, 2000.
  6. Лурье С.Я. Демокрит. Тексты. Перевод. Исследования [Текст] / С.Я. Лурье. — Ленинград: Наука, 1970.
  7. Материалисты Древней Греции: собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура [Текст] — Москва, 1955.
  8. Пелагий. Послание к Деметриаде[Текст] / Пелагий. — Москва: Наука, 1996.
  9. Плотин. Эннеады [Текст] / Плотин. — Санкт-Петербург, 2004.
  10. Реале Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т.1. [Текст]/ Д. Реале. — СПб., 1994.
  11. Столярова А.А. Фрагменты ранних стоиков [Текст] / А.А. Столярова — Москва: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 1998.
  12. Хухлаева О.В. Психология развития: молодость, зрелость, старость [Текст] / О.В. Хухлаева — Москва: Издательский центр «Академия», 2002.
  13. Цицерон М.Т. О дивинации [Текст] / М.Т. Цицерон. — Москва, 2005.
  14. Ясперс К. Смысл и назначение истории [Текст] / К. Ясперс. — Москва: Политиздат, 1991.