Главная Публикации Наука и вера Основы христианской этики

Темы публикаций

Основы христианской этики

Часто ли, именующиеся христианами, уделяем мы время и силы для посещения богослужений, для Причастия и покаяния, для чтения Библии, для молитвы и поста? Увы, почти на каждом шагу в ответ можно услышать: «Мне некогда», «Я сильно занят», «Как появится время — обязательно!»

А когда эта возможность появится? Когда человек ещё дитя, родители, отрицая христианское воспитание ребёнка, говорят: «Он ещё слишком мал для этого. Пусть подольше у него не будет забот. Подрастёт — сам поймёт, что к чему». Так человек остаётся без Бога в самые лучшие свои годы.

Он подрастает и без должного воспитания в нашем испорченном мире становится слишком самоуверенным и слишком эгоцентричным. Предлагаешь ему Слово Божие в это время — он слишком горд, чтобы принять его. К тому же у юноши и девушки и без того много забот: учёба, амурные похождения, постоянные дикие развлечения, которые они называют отдыхом и от которых устают сильнее, чем от работы. Так человек остаётся без Бога в самые яркие свои годы.

Памятование о смерти

Время идёт… Когда зовёшь в Церковь человека зрелого — он слишком занят и озабочен проблемами домашними и финансовыми. Где же место Богу в жизни, в которой на первом месте стоят заработок, быт, пропитание и отдых? Так и уплывают от человека годы жизни, превращаются в пыль, в ничто, уходят в прошлое, оставив за собой след глупых ошибок, ненужных проб, бесцельных занятий. И что наполняет душу человека, перешедшего 40-летний рубеж? Груз комплексов и чужих мыслей, консерватизм греховных привычек и самомнение. Так без Бога человек остаётся в самые плодотворные свои годы.

А дальше что? Дальше человек становится уже слишком старым, чтобы принять зерно веры в душу свою. Душа уже занята укоренившимися за жизнь суевериями, предрассудками и стереотипами. Зачастую человек уже слишком немощен и труслив, чтобы произвести в себе Божественный переворот, обратиться к Любящему и Ждущему Творцу. Бывает, что пожилые люди трепещут перед лицом грядущей смерти, но спастись от этого страха за щитом всемогущей веры не могут — привыкли относиться к вере негативно и пренебрежительно, а порой и злятся на самих себя за то, что не пошли со Христом по жизни, и эту злобу переносят на само христианство, ибо подсознательно чувствуют, что только во Христе возможно истинное и полное осуществление своих талантов. Так без Бога человек остаётся в последние свои годы.

А за старостью — слишком поздно, чтобы что-то предпринимать для спасения души, и тело ждёт могила, а душу — неугасающее адское пламя.

Когда-нибудь и для нас может стать слишком поздно, если мы прямо сейчас не примемся расталкивать все свои дела в стороны, чтобы посвятить годы нашей жизни Тому, Кто дал их.

Если только мы по-настоящему захотим дать место в душе Господу — это обязательно получится. И не думайте, что вы «слишком заняты» — это губительная иллюзия!

И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжёлые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «Нет мне удовольствия в них!» (Эккл. 12, 1).

Покаяние

Смерти нет! Есть только умирание материального тела. Для безбожника это и есть конец жизни, потому что безбожник не отделяет своего сознания от тела, для него разрушение физического естества есть завершение существования, а проблемы тела — это самые жизненные проблемы. По этой причине безбожник боится всего, что угрожает жизни, и завершение материального существования страшит его сильнее всего на свете.

Смерть тела страшна. В наше время редкие счастливцы удостаиваются мягкой и тихой смерти в старости. Кошмарные, всё нарастающие с возрастом проблемы со здоровьем превращают каждую минуту жизни в шаг к смерти. Многие не выдерживают осознания этого и срываются в различные формы безумства, чтобы одурманить себя и не ощущать неминуемого приближения последнего мига. Потому что для безбожника нет ничего страшнее умирания тела.

Однако есть нечто пострашнее смерти тела. Нечто настолько страшное, что перед ним проблема смерти физической просто меркнет. Это смерть духовная.

Нехристи всех времён и народов всегда удивлялись невероятному отношению христианских мучеников к смерти. Их варили в масле, перепиливали, четвертовали, распинали на кресте, жарили на решётках, а они молились за своих убийц, они спокойно воспринимали смерть телесную, а некоторые ей даже радовались. Писание говорит о смерти христианского первомученика святого архидиакона Стефана (прим. 33 г. по Р.Х.):

Побивали камнями Стефана, а он взывал и говорил: Господи Исусе, прими дух мой. И склонив колени, воскликнул громким голосом: Господи, не вмени им этого греха! И сказав это, почил.

Ему не было страшно, потому что за несколько минут до смерти он сказал своим убийцам:

«Вот, я вижу отверстые небеса и Сына Человеческого, стоящего по правую сторону Бога» (Деян. 7, 5960, 56).

Когда страшишься смерти духовной, смерть физическая не страшна. Самое ужасное, что только может быть, — вечное умирание в аду. Поскольку человеческая душа бессмертна в принципе, процесс уничтожения её силами ада будет бесконечным, беспрерывным. Горящие в адском пламени бесы радуются каждой душе, особенно христианской, принимая её в ад и обрекая на нескончаемые и неописуемые мучения, самым кошмарным из которых будет

вечная гибель в отлучении от лица Господа и от славы крепости Его (2 Фес. 1, 9).

И избежать смерти духовной можно только одним способом. Покаяние! Раскаяться во всей своей жизни, во всём, что ты сделал и как жил, осознать полную неправильность своего безбожного поведения, осознать неспособность жить без Бога. Полностью отказаться от себя и обратиться к Господу нашему Исусу Христу и Его Церкви. Отбросить всё прошлое и начать новую жизнь. Святую жизнь. Правильную жизнь!

Земной путь наш, жизнь в материальном теле — это испытание, зачёт. По его итогам определяется твоя сущность. Ты сам её определяешь, нет никакой судьбы! Либо Вечная Жизнь в Царстве Небесном, либо вечная смерть души. Настоящее откроется тогда, когда погибнет тело. Смотри, чтобы не было поздно! Если ты ещё жив — значит есть у тебя возможность подняться над гнусным безбожным миром. Дорожи этим временем. Сколько его ещё у тебя осталось?..

Истинное христианство начинается с покаяния. Если не покаешься — погибнешь. По-настоящему.

Целеустремлённость

Благая Весть обращена к человеку, а не к слизню. Рай — не для распаренного разгильдяя, поглощённого собой. Часто говорят: «А где был твой Бог, когда … (вставить нужное)?». Мы хотим жить, как живётся, а Бог чтобы был кем-то типа Деда Мороза. Как в голливудском кино: Он иногда появляется, обаятельный, обласкивает всех, не нарушая привычного ритма сложившейся мирской жизни. Этакий придаток, делающий житьё более интересным и комфортным. И ты не против такого Бога. Но против Бога, требующего чего-то от тебя.

Выдающийся проповедник начала ХХ века старообрядческий епископ Михаил (Семёнов) говорил, что момент начала движения ко спасению — это Встреча. Это участие обеих сторон. Господь всегда направлен к тебе. А ты, что ты сделал для Него? Или хотя бы для своей души. Тупо по-эгоистически: что ты сделал для своего спасения? На диванных подушках не въедешь в Вечность.

Залог спасения — вера. И главное — не верить, а веровать. Как писал св. Ефрем Сирин, верят и бесы; они-то точно знают и о Боге, и о рае, и о спасении души. Но у них нет воли к спасению. А у тебя есть? А в чём она — если есть — проявляется? В том, что ты изредка — когда не особо напрягает — забегаешь в храм воткнуть свечку? В том, что ты «никого не убиваешь, не воруешь»?

Недавно одна женщина, называющая себя христианкой, заявила, что ничего не понимает в вероучении, что принадлежность к Старообрядческой Церкви никак не решает её проблем. Я сказал ей то же, что и тебе: «Жить надо по-христиански: ежедневно читать Новый Завет, молиться утром и вечером, соблюдать посты, каждое воскресенье быть в храме, хотя бы выучить наизусть 10 заповедей и пр. И проблемы начнут решаться». Она возразила тем, что подумают большинство читающих этот текст: «Не хочу!» Ну смотри сам… Твои проблемы! Не хочешь напрягаться — не будешь спасён.

Приблизьтесь к Богу, и Он приблизится к вам. Очистите руки, грешники, и омойте сердца, люди с раздвоенной душой (Иак. 4, 8).

Нет или не хватает веры? Если есть воля — будет и вера. Господь не откажет в просьбе о том, что к Нему приближает. Главное — ХОТЕТЬ! Если ты хочешь веровать, если жаждешь быть с Господом, если страстно стремишься к спасению души — всё получится.

Есть работа, которую Господь принципиально не хочет и не может делать. Он дал нам свободу воли, поэтому первый шаг к твоему личному спасению должен сделать именно ты. Господь уже всё сделал. Он Сам вочеловечился, был распят и воскрес, даровав возможность Вечной Жизни и мне, и тебе. Нужно только выйти из кокона себялюбия и принять Его Жертву как Жертву именно за тебя. И стать достойным этой Жертвы.

Напрягаться нужно. Современность приучила нас к потребительству, и мы ничего не хотим делать. А «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие овладевают им» (Мф. 11, 12)! И если ты НЕ ХОЧЕШЬ раздирать свой кокон, напрягать и изменять себя, уничтожать в себе то, что мешает спасению, то ты — плохая почва: зерно Слова Божьего, упав в тебя, либо не прорастёт вовсе, либо будет заглушено тем, что ты любишь и ценишь и не желаешь рвать.

Вера есть акт радикального доверия. Вера — это акт освобождения из себя (вернее, из того, что ты считаешь собой). Быть сильным и обратить всю страсть души к тому, чтобы душа была спасена. Иметь смелость отказаться — ежели понадобится — от всего, что имеешь, что любишь, чем живёшь, дабы пойти за Ним. Иметь храбрость не жалеть себя. Иметь насмешку над самим собой. Иметь презрение к себе, когда видишь себя захваченным привычками, пристрастиями, недоумениями. Иметь ярость отметания греха, даже если кажется, что без этого греха от тебя ничего не останется. Иметь азарт обнаружения в себе греховных ростков и садистского уничтожения их.

Будет воля — будет вера. Будет вера — будет спасение. Оно осуществляется здесь и сейчас.

Главное — ЗАХОТЕТЬ!

Постоянство

Духовное безволие — основная беда современных россиян. Особенно молодёжи. Душа никого не интересует вообще, а если и охота взяться за неё — то как?..

Настоящий христианин — человек преображённый, возрождённый, новый. Человеку при Крещении даже дают новое имя. Христианин полностью отторгает дела плоти, мирское и начинает новую жизнь — в Духе Святом, жизнь праведную, церковную. Но как таким стать? Безусловно, для преображения себя необходима подготовка. Древлеправославие сохранило очень важную практику древней Церкви — сообщество оглашенных — готовящихся ко Св. Крещению. Оглашенные наблюдали за христианами, изучали Св. Писание и учение Церкви и проверяли себя на предмет готовности к новому рождению во Христе.

Спаситель учил: Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую; и желающему с тобою судиться и взять рубашку твою, оставь ему и верхнюю одежду. <…> Любите врагов ваших и молитесь за гонящих вас (Мф. 5, 3940, 44).

Духовные рохли кивают на эти стихи, приговаривая: «Это ж невозможно! Как стать таковым?»

Возможно! Возможно придти к внутреннему преображению. Простыми шагами.

Брось курить и пить. Перестань развратничать с другими или с самим собой (в чистоте себя храни). Перестань смотреть вызывающее похоть и агрессию кино и лазить по порнографическим и праздным сайтам. Исключи мат из лексикона, а безделье — из повседневности. Одевайся, как христианин, скромно и подобающе своему полу. Перестань поддерживать развратные, матерщинные, злобные и пустые разговоры. Начни фильтровать круг общения. Если твои друзья — настоящие, они тебя поймут. А если не захотят меняться в твоём присутствии — это лжедрузья, нужны они тебе?

Приучай себя к молитве. Хотя бы постоянно внутренне, «своими словами» проси Господа и Пресвятую Богородицу сохранить и помочь в проблемах и скорбях, благодари за радости. Кроме этого, читай утреннее и вечернее молитвенные правила, заучи самые главные молитвы. Приучи себя поститься, уйми своё чрево по средам и пятницам и по многодневным постам. Не помрёшь, привыкнешь. Ходи на богослужения и старайся вникнуть в их глубинную символику и церковнославянский язык. Регулярно читай Новый Завет.

Уделяй своей душе всё больше времени и сил. Это тяжко, но воздаяние огромно.

Наберись смелости и иди на исповедь. Не человеку исповедуешься — Богу, но священник имеет власть отпустить твои грехи, ежели ты действительно раскаялся в них. С глубинного внутреннего раскаяния начинается христианство, и себя нужно подготовить к этому. И перечисленные выше шаги нужны для формирования дисциплины в расслабленной и раздрызганной современной душе.

Конечно, эти шаги — самые первые, самые простые. За ними следуют более важные — приучиться не допускать гордыни, похоти, злобы, зависти, лени, самолюбия на мысленном уровне. Но начни хотя бы с малого. Займись своей душой! Она хочет к Богу, втайне от твоего избалованного тела и извращённого ума. Предоставь ей это.

Ибо плоть желает противного Духу, а Дух — противного плоти; они друг другу противятся, чтобы вы делали не то, что хотели бы. <…> А дела плоти явны: это — блуд, нечистота, распутство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, ревность, вспышки гнева, распри, разлады, ереси, зависть, пьянство, объядение и тому подобное, о чем я заранее говорю вам, как и сказал раньше, что делающие это Царства Божия не наследуют. Плод же Духа есть: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, доброта, верность, кротость, обладание собой <…>. Те, которые принадлежат Христу Исусу, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем Духом, то по Духу будем и поступать (Гал. 5, 1725).

Любовь

Что важнее: вера или любовь? На первый взгляд ясно: если мы говорим о христианской вере, значит вера. Но св. апостол Павел говорит, что из важнейших христианских добродетелей — веры, надежды и любви — любовь больше.

Именно в таком соотношении любви и веры — вся соль христианства. О необходимости верить говорят все религии. Но в нехристианских религиях главное — покорность, преклонение перед объектом своей веры; о любви как о Пути нигде не говорится.

Вера — это совершенная убеждённость в чём-либо, не требующая доказательств. А любовь — это ощущение глубинной сопричастности. Если при вере человек закрыт щитом своего упования, то при любви всё гораздо серьёзнее. Я ощущаю себя частью чего-то, что — не я. Чего-то большего, чем я. При любви человек прорывает кокон своего одиночества и себялюбия и устремляется вовне. Поэтому христианство — религия глубинного преображения. Если я действительно полюблю Господа, Распятого и Воскресшего за меня, Он даст мне силы верить и надеяться, и светить во тьме мирской. А в самом себе сил для этого нет. «Только силой любви можно выйти за грани».

Но как полюбить Бога? Ведь мы, погрязшие в мирском и злобном, не видим Его, а часто, наоборот, видим лишь Его отсутствие в этом мире зла, боли и мерзости. Где Бог? Сам Спаситель ответил на этот вопрос, беседуя с еврейскими законоучителями-фарисеями, утверждавшими, что для спасения необходимо лишь исполнять ветхозаветный Закон. Христос пришёл и сказал: нет! Одного ритуала недостаточно для того, чтобы душа могла разорвать удушливые демонические цепи и устремиться к Отцу света. Для этого необходима революция себя — единение с Господом, становление частью Него — любовь. А любовь к Нему начинается с любви к ближним:

Если кто скажет: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, он лжец, ибо не любящий брата своего, которого он видел, не может любить Бога, Которого не видел (I Ин. 4, 20).

Научись хотя бы уважать, ценить, понимать, беречь и жалеть ближних — тех, с кем сошёлся на жизненном пути. Если этого сильно захотеть — это получится. Ну а если человек не хочет перерождаться: любить ближних, любить Бога, просить у Него сил для этого самого перерождения — значит такой человек и не хочет в Царство Небесное.

Мы познали любовь, которую Бог имеет к нам, и уверовали в неё. Бог есть любовь, и пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает (I Ин. 4, 16).

Нет иной религии, кроме Христовой Веры, которая требовала бы от человека не исповедания, не ритуала, а нового рождения в любви. Это трудный путь, труднее, чем во всех иных религиях. Но только этот Путь единственно истинный, потому что этот Путь — Божий:

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Единородного, чтобы каждый верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16).

Христос не только ответил, Он осуществил любовь!

Это трудный путь, но Господь поможет тому, кто действительно захочет по-настоящему любить: без жажды обладания, без оглядок на своё «я», без лицемерия и трусости. Любить как самого себя и даже более, чем самого себя. Это Царский Путь.

Если я языками человеческими говорю и ангельскими, но любви не имею, — сделался я медью звучащею и кимвалом звенящим. И если я имею пророчество и постигаю все тайны и всё знание, и если имею всю веру так, чтобы и горы переставлять, но любви не имею, — я ничто, И если я раздам всё имение мое, и если предам тело мое на сожжение, но любви не имею, — нет мне никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не ревнует, любовь не кичится, не надмевается, не поступает бесчинно, не ищет своего, не раздражается, не ведёт счёт злу, не радуется неправде, но сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, на всё надеется, всё переносит. Любовь никогда не кончается. А пророчества? они будут упразднены; языки? они прекратятся; знание? оно будет упразднено (I Кор. 13, 18).

Трезвление

Этот лозунг сегодня повторяют, словно зомбированные, почти все юноши и девушки. «В жизни нужно попробовать всё!» Нас приучил Телевизор, мы уже и не задумываемся — только пробуем, коли есть возможность и нет наказания. Моральных, внутренних тормозов не осталось. Телевизор ведь учит «незакомплексованности».

Но если пробовать всё — почему бы не попробовать, например, походить в храм, на исповедь, не помолиться, не попоститься, не сделать добро ближнему, не помочь нищему, старому, больному? Почему пробуют разврат, пойло, курево и наркоту? Почему из добрых детей становятся похотливыми циниками, отмороженными наглецами, безудержно самовлюблёнными?

Молодёжь живёт не умом, а чувствами, импульсами. Это само по себе не хорошо и не плохо — ума-то ещё особого нет, ум с опытом наживается. Но в древности молодые слушались старших, набирались у них ума, и это помогало сгладить дурь юности. Сейчас ни о каком послушании и семейной иерархии даже не говорят, да и чему мудрому могут научить современные родители?

Чувственность имеет два направления: возвышающее и растлевающее. Высокие чувства — это, например, удовольствие от добродетельности, искренности, милосердия, сострадания. Ещё выше — наслаждение от исполненного долга, от защиты чести, от доблестного служения ближним, Родине, Церкви, от героизма, бесстрастности, преодоления своих слабостей и пороков. И самое высшее — блаженство от присутствия Господа в душе, от ощущения Его воли и любви.

Чувственность растлевающая — это удовольствия тела (пойло, курево, разврат), удовольствия низших пластов души (самодовольство, жажда оригинальности, самовыпячивания, драйва). Чувственность, убивающая душу, начинается с «я хочу». Разумеется, катиться вниз гораздо легче, чем взбираться ввысь. Поэтому если с собой не делать ничего — оскотинивание неминуемо. У кого-то оно будет только на уровне сердца (хамство, похабство, жестокость, злобность), у кого-то на уровне ума (примитивность, самолюбование, эгоизм), у кого-то — на уровне тела (пьянство, курение, наркота, разврат, обжорство). А у кого-то — на всех этих уровнях.

И вот, говоря о «пробовании всего», как правило, имеют ввиду полную несдержанность мыслей и чувств. Куда занесёт — туда занесёт. Несёт, естественно, вниз.

Оскотинивание успешно уродует человека. Во-первых, оно происходит незаметно и постепенно; во-вторых, исходит от себя (а мы себе-то доверяем и не предполагаем изначальной собственной порочности); в-третьих, не вызывает критики извне, ибо современная культура неустанно внушает: «Не тормози!», «Живи мигом!», «Наслаждайся!».

Только христиане говорят о недопустимости такого отношения к жизни. Христос учит, что для истинного Наслаждения (по сравнению с которым самые светлые земные — лишь блёклые оттенки) надо отвергнуть себя. Отбросить испорченное животное начало и взамен получить от Господа Новую Жизнь. Это называется Покаянием, и с этого должно начинаться вхождение человека в Церковь Христову.

Зачем пробовать всё? Пробуй лучшее — возвышающее и облагораживающее. То, что является христианской моралью: чистота, добро, любовь, вера, искренность, ответственность, трудолюбие, смелость, самоконтроль, забота, сострадание, жалость, набожность. Как это проявляется на бытовом уровне — каждый сам знает. Это приносит истинное, святое удовольствие. Потому что, служа ближнему, ты служишь Самому Спасителю. Потому что нет ничего важнее, чем спасение души. И душа в восторге от каждого твоего шага к Господу.

А дурное: похоть, дурман любого вида, безумие, злоба, зависть, трусость, ненависть, жестокость, себялюбие, цинизм, корысть. И хуже всего, что, чем ниже опустишься, тем труднее опомниться и возродиться. Тем больше нравится сложившаяся жизнь.

Однако Господь даёт силы каждому, кто найдёт хоть толику искреннего раскаяния в своих пороках и искреннего желания Царства Небесного. Даже если совсем нет сил на исправление, искренняя мольба ко Спасителю — и ты уже делаешь шаг из бездны греха и отчаяния.

В жизни надо осуществить лучшее!