Главная Публикации Богословие и культура Онтологические и антропологические условия становления духовной культуры личности

Темы публикаций

Онтологические и антропологические условия становления духовной культуры личности

В самом широком смысле, под культурой понимается способ человеческого бытия, специфически человеческий способ жизнедеятельности. Известно, что значение слова «культура» происходит от латинского culture, которое означает обработку, воздействие, воспитание. В своей культурной деятельности человек возделывает, обрабатывает не только внешнюю ему природу, естественный, материальный мир, мир своих общественных отношений и свое тело. Предметом обработки, возделывания, воспитания является и душа человека. Содержанием, смыслом, целью возделывания, воспитания человеком своей души в его культурной деятельности является обретение им своего высшего духовного достоинства, духовно-нравственного совершенства на основе реализации духовного идеала. Поэтому эта деятельность по своему смыслу есть деятельность духовная, или духовная культура человека. Предметно-смысловое содержание понятия «духовная культура» практически совпадает с предметно-смысловым содержанием понятия «образование личности».

Онтологические и антропологические условия становления духовной культуры личности
Фото: Серафима Смирнова

Если материальная деятельность и материальная культура осуществляются и строятся из мотивов самосохранения, выживания, выгоды, пользы, удовольствия, то духовная деятельность и духовная культура человека основаны на приобщении его к сознательной духовной жизни, или живой силе духа, которая не выводится из материально-природного мира и не сводится к нему. Главный импульс развития духовной культуры — стремление удовлетворить потребность человека в духовном равновесии, в самообладании, в полноте, устойчивости, и свободе живой силы духа, присутствие которой он чувствует и осознает в своей душе.

Духовная культура — это возделывание, обработка человеком почвы своей души для того, чтобы в ней проросло зерно этой живой силы духа, взошло семя сознательной духовной жизни, которое составляет сущностно-онтологическое основание, источник и условие его духовной культуры. Оно изначально принадлежит душе человека в виде залога живой силы духа любви и радости и закона целостности и единства духовной жизни всех людей и осознается его совестью как сила духа или духовная жизнь. Совести человека открываются сила любви и радости, идея абсолютного, бескорыстного добра, интуиция высшего блага, образ духовного совершенства человека как устойчивого духовного равновесия, способность различения добра и зла, чувство его духовного достоинства. Эта живая сила духа открывается вере, интуитивному чувству и непосредственному созерцательному сверхчувственному, духовному опыту. На этом опыте основывается духовная культура человечества. Духовный опыт человека является предметом и содержанием его религиозной веры и молитвенного созерцания, целью и содержанием философских исканий и умозрений, выражается в символах и образах мифологического и художественного мышления.

Становление духовной культуры человека и человечества есть обретение опыта сознательной духовной жизни личности. Процесс становления духовной культуры личности всегда предполагает развитие онтологических оснований и опирается на определенные ценностно-мировоззренческие установки и принципы. Сознательные духовно-волевые усилия личности по возделыванию своей души предполагают наличие той или иной мировоззренческой модели человека, которая определяет направление и содержание этих усилий. Эта мировоззренческая философско-теоретическая модель человека, на которой строится духовная культура личности, обычно предполагает определенное понимание онтологических оснований сущности человека, включает представление о цели и высшем благе, т.е. смысле человеческой жизни, об идеале высшего духовно-нравственного совершенства человека, путях и способах его достижения. Ответы, которые дает на эти вопросы та или иная философско-мировоззренческая система, определяют параметры, в которых будет происходить становление духовной культуры личности, определяют идеалы и ценности, на которые будет ориентировано ее духовное творчество.

Очень важно, чтобы философско-теоретическая модель человека, в качестве мировоззренческого условия определяющая параметры становления духовной культуры человека, ее цели, задачи, идеалы, принципы, максимально полно и адекватно выражала содержание глубинной сущности человека, т.е. реальные онтологические, сущностные основания его личности. Только в этом случае философско-теоретическое понимание человека как основание и условие его духовной культуры может служить реализации основных задач его духовного развития: полного осознания, раскрытия и актуализации глубинной сущности человека, удовлетворение онтологических потребностей человека в полноте, устойчивости духовной жизни, творчестве, свободе, добре, правде, любви, красоте, общении, самопознании, самореализации и самовыражении.

Требованиям, предъявляемым теорией и практикой образования человека, задачами духовно-нравственного становления личности, всецело отвечает христианское понимание человека.

Познание сущности человеческой личности и видение образа ее духовно-нравственного совершенства, который складывается на основе христианского мировоззрения, духовного опыта православной веры, бесспорно, способствуют становлению духовной культуры человека, понимаемой как свободное сознательное ценностное самоопределение и разумное, ответственное духовное творчество человеческой личности. Этот образ позволяет увидеть и понять содержание онтологических оснований становления духовной культуры личности, осознать глубины и мощь духовного потенциала человека, найти адекватные пути его раскрытия и актуализации, способы осознания духовных возможностей, пути пробуждения и развития присущих человеку духовных сил и способностей.

Христианское понимание человека позволяет целостно, глубоко и непротиворечиво осмыслить сущность человека, постичь тайну свободы его духа, максимально полно ответить на вопросы о смысле и задачах его жизни, о его главных сущностных силах, способностях и возможностях, об основных ценностях и целях его бытия. Христианское мировоззрение позволяет осознать и актуализировать содержание духовной жизни человеческой личности, максимально полно и глубоко удовлетворить потребность человека в свободе, полноте и устойчивости его духовной жизни, потребность в любви, в общении, понимании, самопознании и самовыражении.

В христианском вероучении о человеке как существе, сотворенном Богом-Духом-Любовью по Своему образу и подобию, полно, глубоко и действенно осмыслены и выражены высшие духовные чувства, духовные потребности, способности и возможности человека, их сущность и содержание. Антропология православия дает непротиворечивый теоретический образ человека как лица — личности, несущей в своей сущности образ и силу своего Творца. В этом образе человеку дарованы залог его духовной жизни и образ высшего духовного богоподобного достоинства и совершенства, свободы, любви, которые открываются совести человека и осознаются ею.

Образ Бога в онтологических глубинах человеческого бытия открывается совестному самоосознанию человека как образ и закон совершенства, полноты и устойчивости духовной жизни человека, как идея высшей безусловной ценности человеческой личности.

Образ Божий, запечатленный в онтологических глубинах человеческой совести, открывается человеческому самосознанию сознанием свободы. Сознание свободы предполагает видение человеком безусловного, беспредпосылочного действия силы духовной жизни, которая делает человека «душою живою», и осознание возможности действовать из себя самого — из самой этой силы, а не только из внешних мотивов выгоды, пользы, удовольствия или страха. Действие этой самобытной живой духовной силы проявляется, в первую очередь, в способности человека оценивать свои мысли, желания, поступки как достойные или недостойные его высшего призвания, его духовной сущности, которая не сводится к материальным, земным условиям существования человека и не исчерпывается ими. В этой живой силе духа укоренён разум человека, его способность мыслить совестью, различающей добро и зло, достойное и недостойное человека как духовного существа, призванного к богоуподоблению. С сознанием свободы духа сопряжено чувство истины человеческого бытия, которое полагает самобытную живую силу Божественного духа в человеке высшей целью и содержанием всех его духовных устремлений. Это чувство позволяет человеку видеть свое бытие в свете истинной жизни Божьей правды и подлинного добра: бескорыстного, безусловного, беспредпосылочного, т.е. свободного прославления человеком своего Творца.

Таким образом, христианское учение о человеке, как созданном по образу и подобию Божию, обращает его к видению присутствия образа и энергии Творца в себе самом. Оно ориентирует личность на узнавание и раскрытие в себе тех сил и способностей, которые действительно, объективно присущи человеческой личности. Христианское понимание человека в полной мере отвечает чувству духовного достоинства человека, чувству свободы и полноты жизни как высшего призвания человека, которые непосредственно даны ему и проявляются в его совести, в совестно-сердечном созерцании, или духовном видении.

Христианское понимание человека как созданного Творцом по Своему образу и подобию обращает человека к принятию и осознаванию образа Божия в себе самом. Без признания присутствия в душе человека онтологического, божественного содержания невозможно обрести реальное основание его духовной культуры, опору его становления как собственно личности, развития его духовной жизни и личностных качеств. Онтологические основания бытия личности являются реальным условием обретения человеком высшего духовного совершенства как его богоподобия.

Обретение человеком совершенной любви, в которой он соединяется с Богом — Любовью, возможно лишь в том случае, если антропологическая теория предполагает и утверждает в нем, в его сущности такие силы и способности, раскрытие и реализация которых дает возможность реального духовного преображения личности, обретения ею высшего богоподобного совершенства. Христианское понимание человека как носителя образа Бога в его душе открывает ему такой путь самопознания, самоопределения и самореализации, который основан на видении человеком своей сущности как богоданной, обладающей качествами и элементами духовного совершенного божественного бытия. Эти качества и элементы онтологических глубин духовного бытия человека даны его духовному видению и самосознанию непосредственно. В силу этого его самосознание становится разумной творческой силой, которая лежит в основе духовного становления человеческой личности, является основанием, условием и целью его духовной культуры.

Без признания присутствия в душе человека онтологических оснований образа Божия и опоры на них в деле его духовного воспитания и самовоспитания невозможно пробудить в нем потребность свободного раскрытия этих сил духовной жизни, делающих человека подлинно духовно-разумным, нравственно-свободным и любящим существом. В этом случае воспитание человека лишается осознания личной ответственности, свободы самоопределения и самодеятельности. Оно становится управляемым извне, средствами внешнего принуждения превращается в дрессировку. Чтобы воспитание духовно-нравственных основ личности стало действительно свободным и ответственным осознанием и раскрытием онтологических основ ее духовного бытия, подлинным саморазвитием личности, необходимо, чтобы внутренняя самооценка личности ее следования голосу совести, чувству правды, достоинства и истинной жизни доминировала над оценкой внешней, а внутренняя сторона самовоспитания личности — над внешним воздействием и управлением.

Другим важнейшим антропологическим условием становления духовной культуры личности является правильное понимание природы зла, которое человек непосредственно видит в себе самом как страх и страдания страстей.

С позиций христианского понимания человека как созданного по образу и подобию Божию и призванного к богоподобному совершенству, но свободно уклонившегося от полноты и свободы своего совершенного бытия, зло в человеке возможно понять не как неизбежный и легко оправдываемый недостаток, душевный дискомфорт, вызванный условиями внешней человеку социальной среды, случайными обстоятельствами его жизни и воспитания, но как болезнь души — неоправдываемое зло, грех. Грех в Православии понимается не просто как совершение поступков, противоречащих десяти ветхозаветным заповедям. Грех — это духовная болезнь, искажение духовной природы человека, вызванные его свободным уклонением от общения со своим Творцом в благодати творческой славы. Эта духовная болезнь есть результат отказа человека от жизни в благодарении, в свободном, бескорыстном прославлении своего Творца, к которому человек изначально призван по своей онтологической сущности, по замыслу Бога-Любви о нем. Зло, или грех, в христианском понимании, подлежат не оправданию, а искоренению, устранению. Больная страхом гордости и страстей человеческая душа может и должна быть исцелена.

В результате свободного уклонения первозданных людей от добра богообщения глубокое поражение души и искажение духовной жизни наследуется всеми людьми — потомками Адама и Евы. Только лишь благодаря искупительному подвигу Исуса Христа, который в Себе Самом исцелил пораженную грехом духовную природу человека и открыл ему вечную совершенную жизнь в Боге и с Богом, стало возможным ее исправление, преображение и спасение человека для этой вечной, совершенной жизни. Духовное развитие и совершенствование человека в христианстве является постоянной личной борьбой с грехом, злом, страстями, которые человек видит в своем сердце в свете высшего богоподобного совершенства, данного богочеловеческой жизнью Исуса Христа. Эту жизнь человек осознает и принимает в таинстве покаяния и крещения как идеальную норму своего бытия, обещая Богу добрую совесть и свободную волю в жизни по заповедям любви к Богу и ближнему.

Видение зла как личного греха как глубинной поврежденности духовной природы и покаяние в нем являются важнейшим условием духовной культуры личности, ориентированной на ее духовно-нравственное становление и актуализацию ее духовной жизни, на обретение человеком духовного совершенства свободы добра и любви.

Христианская антропология в качестве основания и условия духовной культуры личности способна пробудить и укрепить в человеке веру в его личностное богоподобное достоинство и совершенство, веру в возможность победы над злом страстей и страданий. Эта вера становится творческим, созидательным началом духовной культуры личности, условием образования духовно свободной и нравственно-ответственной личности, обладающей глубинным самосознаванием: осознаванием свободы и полноты сущностной живой силы духа творческой славы как источника и содержания духовной жизни личности, основания и условия ее духовной культуры.

Только лишь опираясь на признание и осознавание образа Божия в совести человека, можно пробудить в нем желание раскрытия идеальной формы своего личностного бытия, желание приобщения к живой силе вечной творческой славы, соединение с которой делает человека подлинно разумным и свободным.

На основе признания онтологического, божественного основания его душевного строя в человеке пробуждается и укрепляется сознательное волевое усилие, направленное к обретению свободы, полноты и совершенства живой силы духа, на реализацию, раскрытие своей личности как субъекта свободы и ответственности за строй и качество своей духовной жизни. Отказываясь от личностного принятия и осознавания свободы и личной творческой ответственности за состояние и становление своего духовно-душевного мира, человек признает себя управляемым со стороны своих витальных потребностей и инстинктов, со стороны природных условий и обстоятельств, общественных механизмов, технологий, манипуляций. Образование и воспитание человека превращается тогда в дрессировку на основе принципа «кнута и пряника», а личная жизнь вливается в безответственное стадно-массовое существование.

Чтобы образование личности стало созиданием подлинного субъекта свободы и творческой ответственности, необходимо, чтобы воспитание личности осуществлялось как ее самовоспитание на основе осознания, принятия и волевого раскрытия залога творческой славы — глубинного содержания и фундамента личностного бытия человека. Тогда личностное самоосознавание — внутренняя самооценка личности ее следования голосу совести становится основой и целью ее духовной культуры, источником становления ее духовной жизни, условием духовного творчества человека в качестве личности.

Как человеческая ипостась живой силы творческой славы личность одновремено дана и задана. Личностные качества человека как Божии дары — способности и возможности его духовного развития изначально делают каждое человеческое существо личностью. Будучи личностью изначально, каждый человек безусловно обладает духовным достоинством существа, созданным своим Творцом по Его образу и подобию. Как носитель образа Божия, призванный к обожению и богоуподоблению, каждый человек достоин соответствующего отношения к себе со стороны других личностей.

Принимая божественные дары и реализуя свои сущностные возможности, открываемые образом Божиим, в свободном волевом усилии, человек идет по пути богообщения, богоуподобления и обожения и становится личностью реализованной, актуальной, полной. Идя по пути обожения, человек осознаёт и созидает, творит себя в качестве личности — ипостаси самосущего Божественного бытия, становится личностью вполне, всецело. Человек становится личностью в истинном смысле этого слова тогда, когда он осознает и принимает ценности, за которые готов отдать жизнь, когда каждый день своей жизни живет как последний.

На основе догматического вероучения и духовного опыта богопознания Православной Церкви, в свете идей и принципов православной антропологии и аскетики человеческую личность можно представить как сознающего себя самого самоценного, разумного субъекта богообщения в единстве и целостности его духа, души и тела. Как субъект богообщения, призванный к богопознанию и богоуподоблению — обожению личность есть субъект любви и свободы, наделённый даром духовного самоосознавания, самоопределения, самодеятельности, творческой ответственности и бессмертия. Как ипостась самосущего Божественного бытия человеческая личность имеет источник и цель своего развития и актуализации в себе самой — в Божественном Логосе, определяющем её сущностное онтологическое ядро и духовное призвание — предназначение и цель бытия человека как личности.

В качестве носителя образа Божия и залога благодати Святого Духа, призванного к обожению и богоуподоблению, личность есть высшая ценность и цель для своего Творца и Промыслителя и, соответственно, для самой себя и других личностей. Личностное бытие человека определяется в первую очередь тем, что он способен к духовному самоопределению, духовной самобытности, духовной самодеятельности и духовному творчеству. Как личность человек наделен способностью самосознавания, способностью различения добра и зла, свободой духовной жизни и творческой ответственностью за качество своей духовной жизни, свое духовно-нравственное состояние.

Православное понимание человека как носителя образа божественного совершенства, дара божественной жизни, любви и свободы открывает для человека такой путь личностного самопознания, самоопределения, творческой самореализации, который основан на осознавании и принятии человеком онтологических глубин своей сущности как богоданной и богосообразной, обладающей качествами и элементами абсолютной, безусловной, самобытной, совершенной Божественной Личности. Эти онтологические глубины личностного начала человека составляют реальные онтологические условия становления духовной культуры личности. Эти качества и элементы абсолютной, онтологической сущности человека открываются его самоосознаванию по мере очищения, преображения и богоуподобления человека в результате его практических, сознательных волевых усилий к жизни по воле Божественной Личности.

Духовное, или совестное, самоосознавание личности является творческой, созидающей силой, лежащей в основе ее духовной культуры — сознательного духовно-практического, творческого созидания человеческой личности. Оно одновременно является условием, основой, результатом и содержанием творческого преображения, осуществления личности на пути ее богоуподобления. Вера личности в свое призвание к свободе вечной жизни Богочеловека Исуса Христа, осознавание ею своей духовной сущности, образа Божия в себе самой и принятие личной творческой ответственности за его раскрытие в своем существе являются главными условиями образования личности как субъекта богообщения, дарителя божественной безусловной, беспредпосылочной, самобытной духовной жизни.

Веря в свое божественное начало — духовно-онтологическое ядро своей личности, человек осознает и в покаянии принимает его как основу и содержание своей духовной жизни. Тем самым он принимает личную ответственность за раскрытие в себе образа Божьего и воплощение его в своем эмпирическом бытии: в устремлении воли, поступках, в способности самостоятельно мыслить и действовать, исходя из своей духовной сущности.

Необходимым условием становления духовной культуры, пробуждения сознательной духовной жизни, роста личностного и нравственного самосознания личности является ее духовное просвещение. Духовное просвещение указывает на абсолютное, сущностное содержание духовного мира человека. Оно создает условия для пробуждения веры человека в его божественное происхождение и достоинство, способствует направлению воли личности к сознательному, безусловному, т.е. бескорыстному, усилию принятия и осознании этого абсолютного содержания — живой силы творческой славы в ее самобытности и полноте, в устойчивости и равновесии совершенной любви. Веря в свое божественное начало, человек осознает и раскрывает его в себе. Тем самым он осуществляет себя как богоподобную личность — субъект бескорыстной, безусловной, т.е. абсолютной, любви и субъект свободного духовного творчества, обладающего возможностью действовать из самого себя и личной созидательной ответственностью за свои действия и поступки.

Представления о человеке как созданном Богом-Творцом жизни по Своему образу и подобию и носящем в себе залог благодати Святого Духа создают условия для осознавания личностью ее духовного потенциала, для актуализации этого потенциала в сознательном духовном творчестве жизни в добре, радости и мире живой силы божественной славы. Развитие и укрепление совестно-духовного самосознания человека становятся главным основанием и условием его духовно-нравственной самоактуализации и личностного роста.

Осознавая и осуществляя себя как личность на основании духовного опыта, идей и принципов православной веры, человек осознает и осуществляет себя по образу божественного бытия. Он осознает и осуществляет себя как носитель божественных даров. Дара образа Божия как образа идеальной нормы и живого основания своего духовного достоинства и совершенства. Дара свободы выбора — способности самостоятельного определения себя к добру полноты, устойчивости, равновесия и свободы божественной славы или отказа от него. Дара личного творчества своего бытия, дара персональной способности творить то качество своего духовного устроения, которое человек выбирает сам для себя согласно своему собственному хотению и стремлению к идеальной норме богочеловеческого совершенства и духовной свободе. Принимая этот дар, человек реализует и осознает себя в качестве сотворца своего Создателя, лично отвечающего за свою духовную жизнь. В совестном осознавании личности дается видение как своей сущностной духовной свободы, так и своего недостоинства — отсутствия добра, уклонения от идеальной нормы своего духовного личного бытия, т.е. зла страстей. Возможность и способность осознавания, или видения зла как своего духовного недостоинства, несовершенства, которое не подлежит оправданию, открываетсячеловеку только лишь при условии его христианского самопонимания и очищения сердечно-совестного осознавания.

Христианское мировоззрение дает глубокое и верное понимание природы зла как греха и страстей, которые человек явно и непосредственно видит в себе самом как несчастье, нестроение, болезнь души.

Чувство личного духовного достоинства и различения добра и зла не дают возможности оправдать это зло или примириться с ним. Углубление осознавания духовно-онтологического ядра человеческой личности укрепляет желание жить в добре свободы и полноты, устойчивости и равновесия радости жизни, пробуждают веру в возможность победы над злом и желание этой победы.

Творческое осознавание, принятие и хранение духовного ядра личности в благодарении — дарении самобытной живой силы творческой славы, по сути, является победой над грехом гордости и тщеславия, злом духовной несвободы, которое человек получает возможность видеть в себе, различать в свете свободы Христовой жизни, любви и славы. Видение и понимание зла духовной несвободы гордости, тщеславия, самомнения как глубинной поврежденности, болезни человеческой души является необходимым условием и свидетельством духовного исцеления человека, условием победы над злом, над страхом греха и страстей.

Распознавание духовной несвободы тщеславия, самомнения, самолюбия, гордости и признание в них греховного искажения духовной природы человека является проявлением покаянного движения личности к истинному духовному совершенству, к свободе и полноте, нерушимости вечной живой силы божественного духа в человеке.

Духовно свободная личность является подлинным субъектом своей жизни: она действует из полноты творческой славы как основания и источника ее духовного становления, как идеальной нормы и цели ее бытия.

В качестве субъекта свободы самоопределения, самодеятельности и личного духовного творчества, который имеет жизнь и источник своей активности в самом себе, человеческую личность можно осуществить и понять только лишь в плане ее соотнесенности с Божественной творческой Личностью в Ее абсолютной самобытной творческой свободе и любви, через соотнесение с Богочеловеком Исусом Христом.

В общественной жизни личность обретает и создаёт лишь внешние условия для реализации своего высшего достоинства, призвания и предназначения — вечной жизни в Боге и с Богом. Общественная жизнь и общественные отношения должны созидаться личностью в соответствии с её высшим призванием, высшими духовными ценностями и целями, подчиняться им. Общественная жизнь и общественное служение личности не являются высшей целью и ценностью личностного духовного творчества. Социально-ориентированное творчество человека является способом выражения, путем актуализации подлинно личностно-ипостасного его бытия, формой духовного творчества человеческой личности, но не его целью и содержанием. Социально-ориентированное творчество человека является внешним, не существенным по отношению к божественному призванию, к духовному совершенству личности. Общественная жизнь и общественные отношения личности должны создавать внешние условия для его творческой духовной самореализации, быть сферой ее проявления, способствовать, а не мешать и препятствовать ей. В качестве такого условия они не обладают безусловной ценностью. Безусловной, подлинной ценностью обладает только сам человек в уникальности, полноте и совершенстве его духовной жизни. Как личностное самобытное существо он безусловно и бесконечно ценен в глазах своего Творца. Призванный к единой жизни с Ним — к бессмертию, обожению и богоуподоблению, человек является абсолютной целью и не может быть средством для чего бы то ни было.