Главная Публикации Богословие и культура Значение ценностно-смыслового поля христианской культуры для образования личности

Темы публикаций

Значение ценностно-смыслового поля христианской культуры для образования личности

Интеллектуальное развитие человека, совершенствование его памяти, рационально-логического отвлеченного мышления, аналитических способностей, умение добывать и накапливать всевозможную информацию о мире не исчерпывает полноты задач, стоящих перед реальным образованием — созиданием человеческой личности в единстве и целостности ее духовно-нравственного, телесного, чувственного, разумного и волевого начал.

Подлинное образование разумной, духовно-нравственно развитой личности невозможно вне сознательного, целенаправленного воспитания ее воли к добру и духовному совершенству. По сути, весь процесс образования человеческой личности основывается на пробуждении, укреплении и воспитании в ней способности и силы сознательной воли, направленной на творческое самосозидание в себе высших духовных сил и способностей. Без раскрытия этих духовных сил невозможно полноценное ни интеллектуальное, ни физическое развитие человека. Воспитание является не просто важным элементом образования личности человека, а его фундаментом и необходимым условием, важнейшим фактором обучения.

Определение целей и задач воспитания человека должно вытекать из его природы, соответствовать глубинной сущности человека, его важнейшим базисным потребностям.

Сущность и содержание целей и задач воспитания определяются в зависимости от той философско-мировоззренческой модели сущности человека, которой пользуется педагог. Содержание же этой модели проявляется с максимальной очевидностью именно в определении целей и задач воспитания.

Какие бы образы человека и высшего блага, цели и смысла его жизни не рисовали те или иные философско-мировоззренческие системы, в своем определении и понимании сущности человека и его базисных потребностей они исходят из глубинной интуиции добра — непосредственно осознаваемой живой силы духа, несущей мир, покой, радость, свет, любовь. Сила и глубина осознания и актуализации духовной жизни в различных философско-мировоззренческих системах разная, однако единство их коренной системообразующей глубинной духовной интуиции несомненно.

Основываясь на осознании и реализации этой интуиции духовной жизни в личном религиозном духовном опыте, русский православный мыслитель И.А. Ильин так сформулировал главную цель воспитания личности: «Самое важное в воспитании, — пишет он, — это духовно пробудить ребенка и указать ему перед лицом грядущих трудностей, подстерегающих его опасностей и искушений жизни — истинные силы и утешения в его собственной душе. Надо воспитать в его душе будущего победителя, который умел бы внутренне уважать самого себя и утверждать свое духовное достоинство и свою свободу — духовную личность, перед которой были бы бессильны все соблазны и искушения… современного сатанизма» (Ильин И.А. О семье и воспитании. — С. 156–157.– М., 1993).

Цель воспитания личности — раскрытие в ней той сущностной живой силы, или силы духа, которая не поддается давлению всех тех факторов жизни, которые смогут сломить человека, превратить его в объект воздействия внешних отношений и обстоятельств, существующий по принципу «приспособиться и выжить».

Несомненно, что в педагогическом процессе образования человеческой личности определяющая роль принадлежит личности учителя, берущего на себя задачи воспитания учащихся. Еще в XIX веке К.Д. Ушинский отмечал, что решающее влияние в воспитании воли, духа, разума учащегося принадлежит личности воспитателя. «В воспитании все должно основываться на личности воспитателя потому, что воспитательная сила изливается из живого источника человеческой личности. Никакие уставы и программы, никакой искусственный организм заведения, как бы хитро он ни был придуман, не может заменить личности в деле воспитания.

Без личного непосредственного влияния воспитателя на воспитанника истинное воспитание, проникающее в характер, невозможно. Только личность может действовать на развитие и определение личности, только характером можно образовать характер. Причины такого нравственного магнетизирования скрываются глубоко в природе человека» (I, 195).

Таким образом, основой и содержанием педагогического процесса образования человека в первую очередь является воспитание человеческой личности — как личности учащегося, так и личности самого учителя. Ядро и основание воспитательного процесса составляет живая духовная сила, которая концентрируется в глубинах человеческой личности и является программой ее образования и развития.

В своем развитии и самосозидании личность осознает, раскрывает и дарит эту живую силу другому человеку. Только лишь приняв дар жизни, дар живой творческой духовной силы, человеческий индивид становится разумной личностью, сознающей и реализующей свободу дара живой силы духа. Дар жизни, живой силы духа, которым живет человек, составляет тайну того нравственного магнетизма, о котором писал К.Д. Ушинский.

Способствуя образованию личности ученика даром, дарением живой силы своего творческого духа, учитель тем самым творит и собственную личность, осознавая и реализуя способность дарения духовной жизни другим людям, свом ученикам. Образование личности учащегося неразрывно связано с образованием личности учителя и есть не что иное, как их духовное саморазвитие и самообразование, осуществляемые в процессе творческого общения.

Главным содержанием общения учителя и ученика, воспитателя и воспитанника в сообразовании их личностей является не продажа и предоставление образовательных услуг, определенного количества информации, а свободно-бескорыстное дарение живой творческой силы духа, которую воспитатель и воспитанник вместе собирают и раскрывают в своем сердце и дарят, отдают друг другу. Живая сила духа по своей природе может осуществляться только лишь как свободный, бескорыстный дар, благодарение.

Отдавание и принятие, усвоение этого дара радости и мира свободной силы духовной жизни является ядром, фундаментом воспитательного процесса, главным содержанием духовного творческого общения учителя и ученика, ведущего к образованию, созиданию их личностей.

Эта живая сила духа в ее свободе и полноте является главным предметом русской религиозной философии и педагогики. Так, И.А. Ильин указывал, что главным в деле образования личности учащегося является целостный опыт духовной жизни учителя, которая непосредственно передается ученикам в процессе творческого педагогического общения.

Сознательные, духовно-трезвые устремления воли учителя к свободе, полноте и совершенству живой силы его духа являются главным основанием его воспитательной деятельности, необходимым условием пробуждения, осознавания, собирания и раскрытия абсолютного духовного ядра личности ученика. В своей статье «Русский учитель» он писал: «Русский учитель … должен знать и понимать, что дело не только в развитии наблюдения, рассудка и памяти, а в пробуждении и укреплении духовности в детях. Потому он должен сам твердо и ясно постигнуть, что есть духовное начало в человеке, как надлежит будить в детях, укреплять и развивать, как можно пробудить в ребенке религиозное чувство, совесть, достоинство, честь, художественный вкус, братскую сверхклассовую солидарность» (Ильин И.А. Русский учитель //Школа православного воспитания. — М., 1999. — С. 453–454).

Необходимым условием подготовки учителя к его воспитательной деятельности, таким образом, является пробуждение, осознавание, собирание и раскрытие живой силы духа в нем самом. И только лишь при условии наличия у учителя личного непосредственного опытного знания духовной жизни, личного духовного видения абсолютного ядра своей личности он может овладеть искусством воспитания силы духа другого человека, сможет реально направлять своих учеников в процессе творческого самообразования своей и их духовной жизни.

Воспитательная деятельность учителя предполагает определенные условия — его личные практические волевые усилия, направленные на осознавание, пробуждение, собирание и раскрытие живой духовной силы радости и мира в нем самом. Это личное духовно-практическое устремление и напряжение воли учителя является главным средством пробуждения и развития духовной жизни учащихся. Без раскрытия и осознавания живой силы духа самим учителем общение и творчество, питающие зерна духовной жизни учеников, невозможны. Только лишь лично опытно, непосредственно зная присутствие и действие этой силы духовной жизни в своем сердце, учитель может найти пути к сердцу учеников, выбрать такие методы и формы раскрытия духовной жизни в сердцах учеников, которые будут наиболее соответствовать природе этой силы.

Только лишь пройдя пути обретения живой силы духа в своем сердце, воспитатель сможет провести по этому пути своих учеников, раскрыть перед ними те духовные силы, потребности, способности и возможности, которые раньше стали предметом внимания его творческого самосознания и самостоятельных практических усилий воли самого воспитателя.

Лишь идя по пути живой, деятельной, преображающей веры в добро духовного совершенства свободы и любви, воспитатель может увлечь на этот путь своих учеников и повести их за собой.

Поэтому главным содержанием духовного общения учителя и учеников в образовании их личности, на наш взгляд, является обретение и укрепление веры в добро как живую силу безусловного, свободного, беспредпосылочного дара творческой славы и веры в себя самого — носителя дара живой силы творческой славы. Эта вера возникает и укрепляется через пробуждение «добрых чувств» — чувств абсолютного добра в душе человека. Это, в первую очередь, чувство-интуиция идеальной формы бытия своего Я — себя самого, призванного к жизни в добре, любви, свободе, полноте и радости духовного совершенства, т.е. интуиция идеальной формы своей личности как нормы своего истинного, подлинного бытия. Чувство-интуиция себя самого есть чувство призвания человека к свободному, безусловному дарению жизни — любви и радости, т.е. чувство духовного достоинства человека, которое неразрывно связано с чувством свободы как идеала высшего призвания и совершенства человека.

Пробуждение и укрепление в учениках чувства духовного достоинства их личности, чувства призвания их к духовному совершенству свободы и любви — одна из важнейших задач, стоящих перед учителем в деле воспитания личности учеников.

Укрепление и углубление чувства духовного достоинства учащихся связано не только с осознанием себя самого как носителя идеального образа совершенного, безусловного, бескорыстного добра — дара самобытной живой силы творческой славы. Чувство духовного достоинства ведет к осознаванию учеником своей личной, персональной ответственности за качество, образ своего душевного устроения, осознаванию в себе способности самоопределения — свободы выбора жизни в абсолютном, безусловном добре или отказа от него. Собственно, с осознавания в себе способности самоопределения, или свободы выбора добра или отвержение его, начинается человеческая личность. Личностью человеческий индивид становится тогда, когда принимает на себя личную, персональную ответственность за то устроение и качество своего душевного бытия, которые он избирает и творит как наиболее предпочтительные для себя, соответствующие его чувству добра и духовного достоинства.

Другой личностный акт человека — сознательное усилие воли, направленное на осуществление той интуиции безусловного добра, которая открывается ему как голос совести. Тогда, когда воля человека встречается с идеальным образом его совершенного духовного бытия и начинает сознательно следовать этому образу, всматриваясь и вслушиваясь в него, начинается творчество духовной жизни. С этого свободного духовного творчества начинается личностное бытие человека в подлинном смысле.

Пробуждение чувства-интуиции добра безусловной жизни и неразрушимой радости духа и чувства духовного достоинства человека связано с осознаванием духовных потребностей личности и укреплением желания удовлетворения этих потребностей. Опыт педагогического общения показывает, что к высшим духовным потребностям сами учащиеся относят потребность в свободе, полноте и радости живой силы, которую они осознают как силу безусловную, надмирную, беспредпосылочную, т.е. духовную; потребность в любви, понимании и общении как бескорыстном дарении этой живой духовной силы; потребность в самопознании и осмыслении жизни.

Это осознавание духовных потребностей, осознавание и обострение потребности в добре ведет к различению добра и зла. Зло осознается как страх, злоба, гнев, раздражение, агрессивность, т.е. отсутствие радости и мира живой силы добра. Одновременно происходит пробуждение, осознавание и укрепление желания жизни в добре, любви, мире, радости, пробуждение желания избавления от зла как отсутствия свободной живой силы добра. Главной задачей воспитания здесь является пробуждение понимания связи зла в душе человека с содержанием его веры и состоянием воли, которое этой верой определяется. Ученик должен поверить и осознать, что избавление от зла в душе человека зависит от его хотения и воли, свободного, сознательного, волевого усилия к жизни в добре и радости.

С развитием способности осознавания себя самого, своего душевного устроения у ученика пробуждается осознанный, основанный на личном душевном опыте самонаблюдения и переживания зла страстей и страха, интерес к внутренней, духовной жизни человека. Происходит осознание желания избавления от зла, и пробуждается вера в возможность победы над злом, веры в силы и способности, необходимые для этой победы. Эта вера и осознавание переводят это желание в акт воли к добру и духовному совершенству, в свободное хотение жизни в добре и любви.

Вместе с раскрытием духовного интереса ребенка и пробуждением волевых усилий творения добра, начинает складываться и осознаваться сущностное, онтологическое, абсолютное ядро его личности.

Главные воспитательные усилия должны быть направлены на создание условий для укрепления и углубления личного духовно-практического интереса учеников к своей внутренней жизни, на пробуждение самостоятельного волевого усилия к осознаванию, раскрытию и укреплению безусловной живой силы духа, основанного на вере в возможность победы над злом в своей душе.

Бесспорно, духовный опыт осознавания, раскрытия и волевого хранения радости силы, живой радости творческой славы основывается на пробуждении совести — интуиции высшего духовного совершенства человека. Содержанием совестной интуиции является идеальный образ свободного, безусловного, беспредпосылочного действия в душе человека живой силы творческой славы, проще говоря, идеал бескорыстия — бескорыстного добра, бескорыстного действия, бескорыстного общения, свободного дара радости и мира духовной жизни. Этот идеал духовного совершенства дан интуитивному осознаванию человека. Это осознавание осуществляется не образно или интеллектуально рассудочно, рационально. Оно осуществляется высшей духовной способностью совестного видения, совестно-сердечным созерцанием, способностью совестного духовного самоосознавания. Эта способность духовного видения, или совестного осознавания, неотделима от веры в личное, духовное достоинство человека, веры в свободу, полноту, самобытность живой духовной силы в его сердце.

В рамках философского материализма и детерминизма, рассматривающих поведение и душевный строй человека как звено в причинно-следственных связях и обусловленностях материального: космического, физического, биологического, социального мира, чувство духовного достоинства и потребность человека в свободе и полноте живой силы творческой славы понять и сознательно осуществить практически невозможно.

Материализм и детерминизм, рассматривающие человека как звено в системе всеобщих вещных связей и обусловленностей, рационалистически обосновывающие идеи зависимости душевного строя мира, не в состоянии понять, признать и осуществить свободу духовной жизни личности. Бытие человека в этой модели понималось и описывалось включенным в систему причинно-следственных связей материального (космического, биологического, социального) мира как этим связям подчиненное и обусловленное различными внешними человеку факторами.

Сознание и поведение человека объяснялось его внешне-практической, приспособительной деятельностью, общественными отношениями, в которые человек вступает, осуществляя эту деятельность.

Понимание человека в рамках теории эволюции Ч. Дарвина привело к тому, что человеческое сознание стало рассматриваться в качестве приспособительного инструмента, средства адаптации особи к среде обитания, условия приспособления человека к внешнему миру и орудия выживания в нем.

Адаптивно и инструментально понятый душевный мир человека объяснялся и трактовался как средство установления связей с внешней средой, обусловленное необходимостью материально-приспособительной деятельности.

Теория отражения, дополненная деятельностным подходом к пониманию сознания, абсолютизировала познавательно-приспособительную сторону душевного мира человека.

Человеческому сознанию и поведению было отказано в автономии, самоопределении, свободе воли, творческой самодеятельности и ответственности, поскольку все его бытие объяснялось и описывалось теми материально-природными условиями и общественными отношениями, к которым оно сводилось материалистическим редукционизмом.

Такое понимание душевного мира человека было подчинено практической идеологической задаче — формированию поведения людей таким образом, чтобы оно оптимально вписывалось в тоталитарно управляемую систему общественного устройства, поддавалось тотальному контролю и управлению со стороны властных структур государства.

Будучи не в состоянии отвергать потребности в свободе и полноте живой силы духа, которые непосредственно осознаются человеком, материализм сводит радость и мир духовной жизни к различным материальным основаниям и причинам. Такой редукционизм закрывает для человека пути и возможности реального осуществления и творчества его духовной жизни в ее свободе и полноте. Не обладая возможностью адекватно осознать и выразить потребность в свободе и полноте живой силы духа, материализм, гедонизм, утилитаризм, детерминизм толкают человека на неадекватные предмету способы удовлетворения потребности в свободе и полноте радости и мира духовной жизни. Это различные формы деструктивного поведения: наркомания, алкоголизм, беспрепятственное удовлетворение витальных потребностей и инстинктов.

Раскрытие и осознание духовной жизни человека в ее полноте и совершенстве, образование личности как творческого и ответственного субъекта свободы и любви возможно лишь в том случае, если теоретическая философско-мировоззренческая модель человека, понимание его сущности и природы, содержания и смысла его бытия предполагает, утверждает и способствует открытию таких сил, способностей и возможностей, реализация и осознавание которых ведет к реальному духовному совершенству человека, развитию его духовной жизни. Только лишь на основе антропологической теории, глубоко и адекватно выражающей сущностные силы и возможности человека, возможно реальное созидание, образование личности человека как субъекта свободы, обладающего возможностью и способностями персонального выбора и творчества своего личностного бытия и духовного устроения.

Наиболее полно, глубоко и действенно высшие духовные чувства, духовные потребности, способности и возможности человека, их сущность и природа осмыслены и выражены в христианском вероучении о человеке как существе, сотворенном Богом-Духом-Любовью по Своему образу и подобию. Христианство дает непротиворечивый теоретический образ человека как лица-личности, несущей в своей сущности образ своего Творца, который этот образ даровал человеку как залог его духовной богоподобной свободы, любви, высшего духовного достоинства и безусловной ценности, залог и путь обретения богоподобного совершенства.

Христианство соотносит сущность человека не с материальным, космическим, физическим, биологическим социальным миром, а с абсолютным, самобытным, духовным бытием — Богом, Творцом мира и самого человека. Христианство видит человека созданным Творцом по Своему образу и подобию. Бог-Творец сообщает Своему творению элементы и качества абсолютного, духовного, божественного бытия. По своей собственной воле человек злоупотребляет божественным даром свободы выбора, или способностью самоопределения к добру богообщения. Он отпадает от своего Создателя и источника жизни. В его жизнь входит зло греха и смерти. От греха и смерти человечество спасает Богочеловек, воплотившийся Бог Исус Христос. Своим искупительным подвигом Он открывает для человека возможность вновь обрести жизнь в Боге и с Богом, достичь совершенства в богоподобной любви и свободе.

Христианское понимание человека позволяет целостно, глубоко и непротиворечиво раскрыть и природу человека, постичь тайну свободы духовной жизни человеческой личности, максимально полно ответить на вопросы о сущности человека, о смысле и задачах его жизни, о его главных основных сущностных силах, способностях и возможностях, об основных ценностях и целях его бытия. Христианское мировоззрение позволяет понять и актуализировать духовное содержание жизни человеческой личности, максимально полно и глубоко удовлетворить потребности человека в свободе и полноте духовной жизни, в любви, понимании, общении, самопознании и осмыслении жизни.

Понятие и концепт духовной жизни, духовности человека невозможно адекватно осмыслить и распредметить, игнорируя их сущностно-онтологическое содержание, определяемое духовным опытом и духовной культурой христианства, в нашей стране — духовным опытом Православной веры.

Сущностно-онтологическим ядром концепта духовной жизни, духовности человека является живая сила духа Божественной славы, данная христианину по его вере и покаянию в конкретной предметности духовного опыта богообщения и богопознания, осознаваемая совестным видением с несомненной очевидностью.

Православное понимание предметного содержания и смысла понятия духовной жизни конкретно и однозначно. В онтологическом, духовно-практическом плане оно осмысливается как жизнь в Боге и с Богом — высший дар Бога человеку (и человека — Богу) — благодать Святого Духа.

Согласно православному вероучению, каждый человек в своей совести несет образ Бога, по которому он был создан Творцом. Этот образ указывает на залог духовной жизни, или живой силы самобытной Божественной славы. Как идеальный образ богоподобного совершенства этот образ дается человеку в его духовной интуиции и духовных чувствах. Искупительный подвиг Христа открывает перед каждым человеком реальную возможность и способность раскрыть и осознать в себе эту силу, приобщиться к ней через личное покаянное волевое усилие благодарения. Исусом Христом человеку дарована способность раскрывать и осознавать в своем сердце живую силу Божественной славы в полноте и вечности ее свободы.

Он Сам говорит о Себе как о Творце и Дарителе этой самобытной живой силы и радости Божественной славы: «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6, 38), «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6), «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10, 9–10), «Кто последует за Мною, тот… будет иметь свет жизни» (Ин. 8, 12), «Слушающий слово Мое и верующий в пославшего Меня имеет жизнь вечную. Ибо как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе (Ин. 5, 24, 26).

Христос приносит свою жизнь как свободный, безусловный дар Божественной творческой славы. Обращаясь к Своему Отцу, Он говорит: «И славу, которую Ты дал мне, Я дал им» (Ин. 17, 22). Эту божественную живую силу творческой славы Спаситель дарит всем людям, открывая им вечную жизнь в мире, любви, радости. Человек может принять дар живой силы духа Божественной славы, уверовав в его Дарителя и захотев жить одной жизнью с Исусом Христом.

Результатом этой веры и этого хотения становится покаянное сознательное волевое усилие человека к свободе дарения живой силы Божественной славы. Это творческое напряжение воли к свободному прославлению Творца открывает его духовно-онтологическое, абсолютное осознавание. Благодарение открывает способность совестного видения себя самого в свободе живой силы творческой славы, принимаемой в дар от Создателя и приносимой в дар Ему и Его Церкви.

Эта способность творческого осознавания абсолютного, безусловного содержания своей личности укрепляется в синергии свободного соединения воли человека с волей Божественной, открываемой человеку в его совести интуицией свободного, ничем не обусловленного действия живой силы Христовой славы. Встреча воли человека с его совестью ведет к творческой синергии человеческой и божественной воли в свободном, бескорыстном, безусловном дарении человеком этой духовной живой силы Божественной славы своему Творцу и другим людям — благодарении.

Благодарение — дар блага Божественной жизни, живой силы славы Божией — есть основа и сущность свободы и полноты, вечности духовной жизни личности, содержание духовности человека, тайна его личного духовного достоинства, тайна его любви и свободы.

Синергийное осуществление свободы духовной жизни личности основано на желании увидеть и построить свой душевный мир — волю, разум, чувства — в свете Истины Христова благодарения, в свете свободы Христовой жизни и славы.

Осознавание образа Божия, или Божественного Логоса, в собственной душе и свободное подчинение ему своей воли ведет к тому, что человек начинает видеть весь свой душевный мир — все свои душевные движения, желания, цели, намерения, мотивы, эмоции, мысли — в истинном свете, свете, который зажигают в душе христианина вера во Христа (в Его жизнь, любовь и свободу), покаяние и крещение. Этот свет Христовой славы и благодарения, освещая все, даже самые глубокие и потаенные стороны человеческой души, делает явными для непосредственного, ясного осознавания все, что недостойно богочеловеческого совершенства человека, все греховные нестроения, все страсти человеческого сердца.

Сила и ясность осознавания растут по мере укрепления решимости человека следовать воле Божией, по мере напряжения его воли в синергийном смирении перед ней, терпении скорбей, переживании искушений в духе Христова благодарения, свободы Христовой славы.

Духовный опыт живого благодарения, свободного прославления Творца во Христе раскрывает личному самосознаванию человека его абсолютное, неотмирное, собственно духовное содержание. Видение, сознавание дара живой силы Божественной славы в себе самом свидетельствует о творческом созидании ядра личности, о ее реальном творческом преображении на пути богоуподобления.

Главным проявлением абсолютного онтологического ядра личности, его живой силы свободной творческой славы является самосознавание.

Самосознавание — неотъемлемое онтологическое качество человека, дар Творца его личности. Самосознавание — это способность сверхувственного, совестно-созерцательного, сердечного видения Божественного Логоса — закона и образа богоподобного совершенства человека, образа замысла Творца о нем и своего соответствия этому образу. Самосознание одновременно является условием, основой и результатом творческого преображения личности на пути ее богоуподобления.

Самосознанию человека дана способность одновременного видения со-знавания, сознания: 1) персональной бытийности человека, 2) образа его идеального, совершенного, богоподобного бытия и 3) реального соответствия своей персональной бытийности Божественному замыслу о человеке, т.е. совестная самооценка себя как сотворца себя самого по образу богоподобной свободы и любви, свободного творца своего благодарения, действительного своего соответствия Божественному замыслу о себе самом. Совестное самоосознавание и самооценка человеком себя самого.

В своем творческом самоосознавании личность знает, что, во-первых, она есть, существует. Во-вторых, что она является субъектом творческой свободы. Субъектом свободы самоопределения, или свободы выбора образа своего бытия, обладающим даром персональной творческой ответственности за устроение своей жизни в божественном благе, или в абсолютном добре свободного дарения живой силы славы Божией. Как субъект свободы личность осознает себя субъектом свободы воли, обладающим возможностью и способностью действовать, творить добро из своей собственной онтологической сущности, определяемой Божественным Логосом, или совестью. Действуя как субъект свободы воли, личность тем самым творит и осознает себя субъектом свободы духовной жизни, ничем другим, кроме своей собственной сущности, не обусловленной, дарительницей живой силы творческой славы.

В качестве субъекта творчества своей свободы — свободы самоопределения, свободы личного творчества, свободы самодеятельности и свободы духовной жизни, который имеет жизнь в самом себе, человеческую личность можно осуществить и понять только лишь в плане ее соотнесенности с Божественной творческой Личностью в ее самобытной творческой свободе и любви, через соотнесение с Богочеловеком Исусом Христом.

Христианское понимание человека как носителя образа божественного совершенства, дара божественной жизни, любви и свободы открывает для человека такой путь самопознания, самоопределения, творческой самореализации, который основан на осознавании человеком онтологических глубин своей сущности как богоданной и богосообразной, обладающей качествами и элементами абсолютного, безусловного, самобытного, совершенного божественного бытия. Эти качества и элементы абсолютной, онтологической сущности человека раскрываются его самоосознаванию по мере богоуподобления человека в результате его практических, сознательных, самостоятельных волевых усилий.

Онтологическое самоосознавание личности является творческой, созидающей силой, лежащей в основе образования человеческой личности, в основе духовно-практического, волевого творческого самосозидания ею ее абсолютного, сущностно-онтологического ядра. Главным условием образования личности как субъекта божественной безусловной, беспредпосылочной, самобытной духовной жизни является самоосознавание ею своей духовной сущности, образа Божия в себе самой.

Условием развития свободной духовной жизни является вера человека в свое богоподобие и основанное на этой вере осознавание своего онтологического содержания как абсолютного. Онтологическое содержание личностного бытия осознается и творится ею как безусловно, беспричинно, беспредпосылочно существующее, а не обусловленное какими бы то ни было внешними этому сущностному ядру личности обстоятельствами, принимается верой и осуществляется волей свободно как не имеющее рационального обоснования.

Абсолютное личностное самосознавание становится возможным благодаря духовному просвещению человека. Духовное просвещение указывает на абсолютное содержание душевного мира человека, пробуждает веру в него, способствует направлению воли личности к сознательному, беспредпосылочному усилию раскрытия этого абсолютного содержания — живой силы творческой славы в ее свободе и полноте. Веря в свое абсолютное, божественное начало — духовно-онтологическое ядро своей личности, человек творит, осознает и раскрывает его в себе в синергийном благоволении. Тем самым он творит, осознает и раскрывает себя как личность — субъект этого абсолютного, безусловного духовного содержания, обладающего личной ответственностью за его раскрытие и воплощение в сотворческой деятельности.

Осознавая и осуществляя себя как личность в христианстве, человек осознает и осуществляет себя по модусу божественного бытия. Он осознает и осуществляет себя как носитель божественных даров. Дара образа Божия как идеального образа своего духовного достоинства и совершенства. Дара свободы выбора, или способности самоопределения себя к добру полноты и свободы божественной славы — дыхания божественной жизни. Дара личного творчества своего бытия, дара персональной способности творить то качество своего духовного устроения, которое человек выбирает сам для себя согласно своему собственному хотению и стремлению к богочеловеческому совершенству и свободе. Принимая этот дар, человек реализует и осознает себя в качестве сотворца своего Создателя, лично отвечающего за свою духовную жизнь. В абсолютном онтологическом самосознавании личности дается видение своего недостоинства, уклонения от образа идеальной формы своего духовного личного бытия, т.е. зла или греха. Возможность и способность осознавания, или видения зла как своего духовного недостоинства, несовершенства, которое не подлежит оправданию, открывается человеку только лишь при условии его христианского самопонимания. Христианское мировоззрение дает глубокое и верное понимание природы зла, страстей, которые человек явно и непосредственно видит в себе самом как несчастье, нестроение, болезнь души.

Чувство личного достоинства и различения добра и зла не дают возможности оправдать это зло или примириться с ним. Углубление и очищение этих чувств в душе человека укрепляет желание жить в добре любви, свободы и полноты, радости жизни, побуждают веру в возможность победы над злом и желание этой победы.

Только лишь с позиций понимания человека как созданного по образу и подобию Божию и призванного к богоподобному совершенству, но свободно уклонившегося от образа и пути своего совершенного бытия, зло в человеке можно понять не как неизбежный и легко оправдываемый недостаток, душевный дискомфорт, вызванный условиями внешней человеку социальной среды, обстоятельствами его жизни и воспитания, но как неоправдываемое зло, грех — свободное уклонение от добра жизни в Божественной славе, к которой человек изначально призван по своей онтологической сущности. Зло, или грех в христианском понимании, подлежат не оправданию, а искоренению, уничтожению.

Творческое раскрытие и осознавание духовного, абсолютного ядра личности, дарение самобытной живой силы творческой славы в синергийном благоволении — в смирении перед волей Божией, по сути, является победой над грехом тщеславия, злом духовной несвободы, которое человек получает возможность видеть в себе, различать в свете свободы Христовой жизни, любви и славы. Видение и понимание зла духовной несвободы, тщеславия как глубинной поврежденности, болезни человеческой души является необходимым условием духовного исцеления человека, условием победы над злом.

Распознавание духовной несвободы тщеславия, самомнения, гордости и признание в них греховного искажения духовной природы человека является проявлением покаянного движения личности к подлинному духовному совершенству, свободе и полноте, вечности живой силы божественного духа в человеке.

Теперь становится понятным, почему подлинное образование человеческой личности, творческое созидание, раскрытие и осознавание ее духовного сущностного ядра в полноте свободы образующей его живой силы абсолютной славы возможны только на основании христианского вероучения. Христианское понимание сущности человека как духовно-онтологической, богоданной, не обусловленной какими бы то ни было причинами и обстоятельствами внешнего материально-тварного мира, открывают человеку путь к творческому самопознанию. Христианское учение о человеке, созданном по образу и подобию Бога — Абсолюта, открывает возможность образования духовно свободной, ответственной личности, созидающей себя на основе осознавания в себе образа Божия — Божественного Логоса — добровольного следования голосу Бога, который человеку дан в чувстве своего духовного достоинства. Органом этого чувства является совесть, или сердце.

Никакие другие философско-мировоззренческие модели, концепции человека не могут удовлетворить чувству духовного достоинства человека, чувству свободы и полноты жизни, которые непосредственно даны человеку и воспринимаются им в его совести совестно-сердечным созерцанием, или духовным видением. Только христианское мировоззрение способно пробудить и укрепить в человеке веру в его богоподобное достоинство и совершенство, сделать эту веру творческим, созидательным началом в образовании духовно свободной личности, обладающей глубинным самосознаванием: осознаванием свободы и полноты сущностной живой силы духа творческой славы как источника и содержания духовной жизни личности.

Христианское понимание человека как созданного Творцом по Своему образу и подобию обращает человека к распознаванию образа Божия в себе самом. Видение идеального образа богоподобного совершенства и свободы в своей совести ориентирует человека на раскрытие в себе тех сил и способностей, которые принадлежат к онтологическим основаниеям его личности и являются реальным условием обретения человеком высшего духовного совершенства. Без признания присутствия в душе человека онтологического, божественного содержания невозможно обрести реальное основание, опору его духовного воспитания, развития его духовной жизни, образования его личности, ключа, раскрывающего ее абсолютное, сущностное, духовное ядро. Только лишь будучи понятыми в свете образа Бога духовные потребности человека могут получить свое объективное осознавание и адекватное их онтологической природе удовлетворение.

Только лишь опираясь на видение образа Божия в совести человека можно пробудить в нем желание раскрытия живой силы творческой славы, приобщение к которой делает человека подлинно разумным и свободным.

Без признания онтологического, божественного содержания его душевного строя в человеке невозможно пробудить сознательного волевого усилия, направленного к обретению свободы, полноты и совершенства живой силы духа, на реализацию, раскрытие своей личности как субъекта свободы и ответственности за строй и качество своей духовной жизни. В этом случае человек лишает себя свободы и личной ответственности, признает себя управляемым со стороны своих витальных потребностей и инстинктов, со стороны природных условий и обстоятельств, общественных механизмов, технологий, манипуляций. Образование и воспитание человека превращается тогда в дрессировку.

Чтобы образование личности стало подлинным созиданием субъекта свободы и творческой ответственности, необходимо преобразовать воспитание личности в самовоспитание на основе признания, осознания и волевого раскрытия онтологического, абсолютного содержания личностного бытия, когда внутренняя самооценка личности ее следования голосу совести, личностное самоосознавание становятся основой ее роста, источником развития ее духовной жизни.