Главная Публикации Наука и вера Рассуждение о любви и смерти в философии В. С. Соловьева

Темы публикаций

Рассуждение о любви и смерти в философии В. С. Соловьева

Россия сегодня переживает один из самых сложных и динамичных периодов своей истории, который характеризуется радикальной сменой ценностных ориентиров и общественных идеалов. Переходные процессы, происходящие в современном обществе, предполагают не только экономические, политические и социальные перемены, но и серьезные изменения парадигмальных отношений религиозных и философских доктринальных систем. Этот процесс актуализирует поиски духовных ценностных ориентиров и вызывает чрезвычайный интерес к идейному наследию русских религиозных философов.

Рассуждение о любви и смерти в философии В. С. Соловьева

Осуществление идеи возрождения России, активизация религиозной жизни современного российского общества предполагает изучение философской теории любви, разработанной великим отечественным мыслителем Вл. Соловьевым. Феномен любви у великого философа базируется на синтезе антропологического и богословского осмысления.

Кроме того, актуальность темы данной статьи обосновывается стремлением к осмыслению и логической аргументации феномена смерти как неизбежного факта человеческого существования. В пространстве философского дискурса понимание феномена смерти выступает одной из ключевых проблем. Представления о смерти являются частью философской рефлексии, поскольку понимание смерти органически связано с вопросом о смысле жизни человека. В этой связи вполне целесообразно обратиться к различным философским концепциям конца XIX века, в которых открываются результаты самостоятельно-своеобразного осмысления категории смерти.

Именно последовательный анализ феномена смерти в контексте русской религиозно-философской мысли становится на современном этапе не только актуальным, но и вполне соответствующим научной парадигме. Учитывая то, что представления о смерти русских религиозных философов неизбежно влияют на современную социокультурную ситуацию, помимо этого они выступают своего рода одной из действенных форм положительного воздействия на сознание отдельного человека.

Данное исследование имеет целью изучить и сопоставить религиозно-философские воззрения на явление смерти (и понятия, неразрывно связанные с ней: душа, бессмертие, Богочеловечество и т.д.) в работах Владимира Соловьёва и Льва Толстого. Сравнительный анализ взглядов двух выдающихся мыслителей на этот вопрос представляется уместным по двум основным причинам: 1) тема смерти не только была одной из центральных в философском дискурсе того времени, но и получила значительное развитие в последующих изысканиях XX века; 2) несмотря на серьёзные разногласия в оценке философской сущности смерти, которые доходили даже до личного конфликта, оба автора рассматривали проблематику смерти как фундамент для утверждения примата моральных ценностей. Диспут Соловьёва и Толстого тем более заслуживает пристального рассмотрения, что они были современниками и вели его в публичном поле.
Выбор для данного исследования философского творчества двух мыслителей является не случайным, он обусловлен следующим:

  • философско-религиозные идеи В.C. Соловьева и Л.Н. Толстого, касающиеся проблемы смерти, органично связаны друг с другом и лежат в одной социально-исторической плоскости;
  • представления о смерти, высказанные философами, оказали глубокое влияние на последующее развитие философского знания и на всю гуманитаристику в целом.

Кроме того, изучение этико-антропологических концепций смерти, разработанных ведущими русскими мыслителями В.С. Соловьевым и Л.Н. Толстым, необходимое для понимания духовного мира личности, ее мировоззрения, также может явиться основой для выявления экзистенциальных принципов человека в современном мире. Философы рассматривали проблематику смерти как практическую базу для утверждения приоритета нравственно-духовных ценностей в жизни человека и общества. На основе свободной интерпретации христианского учения они пытались разобраться в характере смерти, выявить онтологические, метафизические, аксиологические и этические аспекты феномена смерти. При всем отличии этих философских систем существует их внутреннее единство, социально-психологическая основа, объединяющая их философско-историческое значение и духовно-нравственную сущность.

Философские взгляды на тему смерти у В.С. Соловьева и Л.Н. Толстого, как в отдельности, так и в сравнительном аспекте, всегда привлекали неподдельное внимание исследователей и вызывали острые дискуссии. В разные периоды анализу феномена смерти в работах Вл. Соловьева посвятили свои исследования такие авторы, как Андреевская Т.Ю. , Бердяев Н.А ., Варава В.В. , Гайденко П.П. , Козырев А.П. , Кожев А. , Лосев А.Ф. Мочульский К.В. , Пугачев О.С. и др.
Философская интерпретация проблемы смерти у Л.Н. Толстого выступает объектом исследования Амирханян А.М. Асмуса В.Ф. , Волоховой Н.В. и др.

Для B.C. Соловьева осмысление проблемы смерти выступает определяющим при построении его философско-антропологического учения. Решая вопросы человеческого бытия, философ сформировал концепцию негативного отношения к смерти, продемонстрировал пессимистический взгляд на природу смерти, рассматривая смерть как зло, грех. Философ высказал мысль о том, что «Смерть вообще есть дезинтеграция существа, распадение составляющих его факторов» . Явление смерти угнетает каждого человека, делает его недовольным, несчастным. Согласно Соловьеву, достижение идеального бытия невозможно по причине двух фактов, таких как смерть и грех, свойственных природе человека: «Двум великим желаниям — бессмертия и правды противостоят два великих факта: неизбежное владычество смерти над всякою плотью и несокрушимое господство греха над всякою душою».

Смерть представляется тяжким бременем, мешающим человечеству осуществить свою основную задачу — установить Царство Божье на земле, одухотворить материю и, в конечном итоге, трансформироваться в Богочеловечество. Для Соловьева смерть есть результат морального эгоизма индивида и утверждение негативного «я» других, когда человек считает себя «империей в империи».
Основополагающий компонент концепции мыслителя не страх перед смертью, но презрение к жизни, которая наполнена «отрицающими» удовольствиями, то есть основанными на страданиях других, на разрушении и уничтожении других людей. Такая жизнь и сама разрушается более мощной силой. Смерть для Соловьева не есть Абсолют, радикальное небытие. Она лишь продукт соотношения двух сущностей и должна исчезнуть с появлением нового соотношения.
Следовательно, у Соловьева преобладает не страх перед смертью тела, а презрение к жизни, которая наполнена одними плотскими интересами. Человек не должен концентрироваться лишь на своих биологических потребностях, так как за этим следует обессмысливание бытия. В целом для философа характерна предвзятая и слишком жесткая оценка смерти как нравственно беззаконного акта.

По Соловьеву, победы в борьбе со смертью может добиться только нравственно совершенное человечество. Счастливое бытие на земле обосновано только идеей бессмертия, связанной с признанием Бога как Высшего Абсолюта. Жизнь человека наполняется смыслом лишь тогда, когда он признает вечность и бессмертие, что дает возможность соединения телесного и духовного начала. По Соловьеву, «смертный, смирившийся со своей смертностью как с естественным законом природы — знак невысокого нравственного уровня. Смертный, ужаснувшийся своей смертности как нравственному беззаконию, способен на духовный рост, который тем выше, чем сильнее воля к неприятию и преодолению смерти» .
Религиозно-философское обоснование смерти и бессмертия у Соловьева отражается в его концепции о Богочеловечестве, изложенной в работе «Чтения о Богочеловечестве». Богочеловечество представляется вершиной развития человечества, высшим этапом эволюции, достигаемым посредством соединения человека с безусловным началом и примирения «всех стихий и человеческого бытия, всех частных начал и сил человечества».

Подобное всеединство дает возможность решить задачу истинного спасения, которое философ понимает как обретение человечеством вечной жизни в виде воскресения и достижения вечного бытия. По мнению И.А. Бердяева, «Вл. Соловьев никогда не понимал христианство как исключительно религию личного спасения, а всегда понимал его как религию преображения мира, религию социальную и космическую. Церковь не только богочеловеческая основа спасения для отдельных людей, но богочеловеческое домостроительство для спасения всего мира» .
Согласно Соловьеву, идея Бога — синоним идеи безусловного блага, любви, добра. Гарант возможности реализации бессмертия, по Соловьеву, — Христос. Христос — провозвестник потенциального бессмертия, следовательно, человечество способно воплотить заложенную в себе возможность вечно существовать. Христос для философа является символом будущего возрожденного духовного человечества.

B.C. Соловьев утверждает, что преодолеть смерть может только Богочеловек или сверхчеловек. Сверхчеловек философа отличается от героя немецкого философа Ф. Ницше. Главным образом, это высоконравственный человек, жизнь которого глубоко связана с религиозной верой и любовью. Этическая характеристика делает человека, сверхчеловеком. Избавляясь от природной обусловленности, постигая духовный уровень в поведении, сверхчеловек избавляется от смерти, прекращает жить физиологическими страстями и побеждает смерть.

B.C. Соловьев принимая саму ницшеанскую идею о сверхчеловеке, совершенно по-другому видит ее суть. Сверхчеловек Ф. Ницше, понятый B.C. Соловьевым как прообраз Антихриста, противопоставляется Богочеловеку Исусу Христу. Сверхчеловек, созданный Ф. Ницше по мнению русского мыслителя, опасен для христианской культуры. Переход от смертности к бессмертию он рассматривает как процесс нравственного совершенствования.
В философии B.C. Соловьева любовь выступает основным препятствием на пути смерти. Любовь представляется неотъемлемым атрибутом Бога, наделенным всеобъемлющим характером. Любовь, обладающая, по своей сущности, духовной природой, является силой, дарующей человеку массу жизненной энергии.

Смерти у Соловьева противопоставляется истинная любовь, которая побеждает физическую ограниченность человека, дает нравственную наполненность человеческой жизни. В сочинении «Смысл любви» он пишет: «Но если неизбежность смерти несовместима с истинной любовью, то бессмертие совершенно несовместимо с пустотой нашей жизни» . Здесь философ обосновывает феномен любви и ее смысл. Он пытается сказать, что истинная любовь рифмуется со смертью. По Соловьеву, любовь есть преодоление эгоизма; она есть, правда; она есть образ вечного всеединства».

Достижение истинной любви как основного принципа бытия напрямую связано с бессмертием: «Бессмертным может быть только целый человек, и если физиологическое соединение не может действительно восстановить цельность человеческого существа, то, значит, это ложное соединение должно быть заменено истинным соединением, а никак не воздержанием от всякого соединения, т.е. никак не стремлением удержать in status quo разделенную, распавшуюся и, следовательно, смертную человеческую природу» .
Понимание любви у Соловьева существенно отличается от христианской трактовки любви. НА первое место у него выступает эротическая, половая любовь при отрицании ее телесности. По словам исследователя философии Соловьева К.В. Мочульского, «Соловьев требует, чтобы душу отдавали не за ,,други своя”, а только за возлюбленную. Он даже не упоминает о христианской любви, которая, конечно, не совпадает с любовью половой».

В трактате «Смысл любви» Владимир Сергеевич Соловьев пишет, что любовь заключается в том, «чтобы оправдать на деле тот смысл любви, который сначала дан только в чувстве; требуется такое сочетание двух данных ограниченных существ, которое создало бы из них одну абсолютную идеальную личность».

По утверждению А.Ф. Лосева, «здесь Вл. Соловьев в виде единственного пути спасения для человечества проповедует половую любовь, которую он, правда, чрезвычайно одухотворяет, так что под сомнением остается даже вся ее физиология. По Соловьеву, эта любовь не имеет никакого отношения к деторождению, она есть преодоление эгоизма, слияние любящего и любимого в одно нераздельное целое; она есть, правда, слабое воспроизведение отношений Христа и церкви; она есть образ вечного всеединства».

У Соловьева сочетание мужского и женского начал, духовного и телесного посредством любви, приводит к союзу божественного и человеческого, к преодолению смерти, в чем и состоит суть Богочеловеческого процесса.
Любовь не только может обусловить физическое бессмертие, но и способна победить время и пространство.
Смерть и время царят на земле.
Ты владыками их не зови.
Все, кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви .

Преодоление смерти связано с изменениями пространства и времени. Время рассматривается мыслителем как «сила, сокращающая и разрушающая, как какое-то чудовище, пожирающее всякую жизнь» . Он призывает к полной трансформации природного мира, говорит об изменении телесного образа человека. «Настоящая задача любви — действительно увековечить любимое, действительно избавить его от смерти и тления, окончательно переродить его в красоте» . Нравственно-физическое перерождение человека одновременно изменит окружающий материальный мир, все космическое пространство.

Любовь, по Соловьеву, таким образом, обладает способностью побеждать физическую несостоятельность человека, бессодержательность его жизни, дать нравственную наполненность бытию. Философ обосновывает феномен любви и ее смысл. Он пытается сказать, что истинная любовь рифмуется со смертью. По Соловьеву, любовь есть преодоление эгоизма; она есть, правда; она есть образ вечного всеединства».

Aнализируя работу Вл. Соловьва «Смысл любви» мы пришли к выводу, что в наше время, в период глобальных трансформаций и бездуховности, когда человек живет погоней за материальными благами, этико-аксиологическая категория «любовь», осмысленная сквозь призму христианской традиции, имеет сущностный смысл и значимость для современного человека и общества в целом.
Следует подчеркнуть, что Вл. Соловьев рассматривает любовь как уникальную целостную универсалию мира. Мы согласны с тем, что философ с религиозной точки зрения характеризует категорию любви. Эта позиция автора оказала существенное воздействие и влияние на наше мировоззрение.

Очень интересна, на наш взгляд, формула философа о разрушительной функции эгоизма: «Любовь есть самоотрицание существа, утверждение им другого, и между тем этим самоотрицанием осуществляется его высшее самоутверждение. Отсутствие самоотрицания или любви, то есть эгоизм, не есть действительное самоутверждение существа — это есть только бесплодное неудовлетворимое стремление или усилие к самоутверждению, вследствие чего эгоизм и есть источник всех страданий; действительное же самоутверждение достигается только в самоотрицании, так что оба эти определения суть необходимо противоположные себя самих».

В. Соловьев сформулировал и, по нашему мнению, доказал, главнейшую задачу любви: «Истинный человек, в полноте своей идеальной личности, очевидно, не может быть только мужчиной или только женщиной, а должен быть высшим единством обоих. Поэтому осуществить это единство, или создать истинного человека как свободное единство мужского и женского начала, это и есть собственная ближайшая задача любви».

Нельзя не согласиться с мнением автора по поводу вторичности деторождения в любовном действе: «Видеть смысл половой любви в целесообразном деторождении — значит признавать этот смысл только там, где самой любви вовсе нет, а где она есть, отнимать у нее всякий смысл и всякое оправдание».

Итак, согласно учению Вл. Соловьева, этико-нравственным идеалом христианства выступает абсолютная, всеобъемлющая любовь. Цель половой любви у В. Соловьева не физическое рождение, а духовное рождение, телесное преображение на основе христианских этических постулатов и стандартов, реализуемых в общественной жизни. В философии B.C. Соловьева любовь выступает основным препятствием на пути смерти. Любовь представляется неотъемлемым атрибутом Бога, наделенным всеобъемлющим характером. Любовь, обладающая, по своей сущности, духовной природой, является силой, дарующей человеку массу жизненной энергии.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Андреевская Т.Ю. Нравственный смысл смерти в философии Владимира Соловьева // Серия Symposium, Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В.С. Соловьёва. Выпуск 32 / Материалы международной конференции 14–15 февраля 2003 г. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургское философское общество, 2003.
  2. Амирханян А.М. Философское осмысление Л.Н. Толстым категорий жизни и смерти// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. Ростов-на-Дону, 2011.
  3. Асмус В.Ф. Мировоззрение Толстого. В кн: Избранные философские труды. Т. 1. М., 1969.
  4. Бердяев Н.А. Основная идея Вл. Соловьева // Бердяев М.Л. О русской философии: В 2 ч. Свердловск, 1991. Ч. 2.
  5. Варава В.В. Метафизика смерти: опыт апофатической рациональности// Вопросы философии. 2005. № 12.
  6. Волохова Н.В. Проблема смысла жизни и смерти в антропологии Л.Н. Толстого. Ч.1 // Известия Юго-Западного государственного университета. 2013. №2 (47).
  7. Гайденко П.П. Искушение диалектикой: пантеистические и гностические мотивы у Гегеля и Вл. Соловьева // Вопросы философии. 1998. № 4.
  8. Козырев А.П. Смысл любви в философии Владимира Соловьева и гностические параллели// Вопросы философии. — 1995. — №7.
  9. Кожев А. Религиозная метафизика Владимира Соловьева — Париж, Революция философии религии, 1934.
  10. Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. Серия «Жизнь замечательных людей». — М.: Молодая гвардия, 2009.
  11. Мочульский К.В. Владимир Соловьев: Жизнь и учение // Вл. Соловьев: Pro ct contra / ред. Д.К. Бурлак. СПб, 2000.
  12. Пугачев О.С. Проблема бессмертия в русской религиозной философии конца XIX — начала XX вв.: Автореф. дисс… д-ра филос. наук. М., 2000.
  13. Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т.2. / Общ. ред. и сост. А.В. Гулыги, А.Ф. Лосева; М.: Мысль, 1988.
  14. Соловьев В.С. Духовные основы жизни // Соловьев B.C. Избранные произведения. Ростов на/Д., 1997. С. 128.
  15. Соловьев B.C. Чтения о Богочеловечестве // Соловьев B.C. Собрание сочинений: В 2 т.
  16. Соловьев В.С. Смысл любви // Соловьев B.C. Избранное. М., 1990.
  17. Соловьев B.C. Бедный друг, истомил тебя путь… // Соловьев B.C. Стихотворения. Эстетика. Литературная критика. М., 1990.
  18. Соловьев B.C. Вечность // Философский словарь Владимира Соловьева. Ростов н/Д., 1997.
  19. Соловьев В.С. Философское начало цельного знания // Соловьев В.С. Философское начало цельного знания. — Мн.: 1999.
  20. Соловьев B.C. «Из предисловия к третьему изданию стихотнорений// Вл. Соловьев: Pro et
    contra / Отв. ред. Д.К. Бурлак. СПб, 2000.