Главная Публикации Старообрядцы за рубежом Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия

Темы публикаций

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Первый пасхальный крестный ход за последние века в Пакистане

Старообрядчество в Пакистане — очаг древней православной веры, Христовой Церкви среди господства иноверных. Этот очаг можно сравнить со спасительным островком в губительном океане мирской суеты.

Но давайте зададимся вопросом, который напрашивается сам собой: как вообще могло возникнуть ортодоксальное христианство (древлеправославие) в Пакистане? Ведь общеизвестно, что современная территория распространения христианства включает в основном Европу, Россию и Малую Азию.

Как мы помним, по жребию в сторону Индии пошел апостол Фома, и его проповедь была довольна успешна. В веру обращались целые народы, встретившиеся на его пути. Как писал апостол Павел (1 Кор. 2, 4): «И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении Духа и силы». Однако далеко не все народы сохранили эту веру, ведь, как мы знаем, спустя некоторое время пламя веры в этих краях угасло.

Много позже, в XV–XVI веках, в эти места проникла латинская Церковь вместе с ее миссионерами. Пакистан — это страна, в которой почти все население — магометане, и христиан там не любят. Последние живут в Пакистане так же, как старообрядцы жили в России, переживая всю тяжесть гонений и религиозной дискриминации. Нет, физически их никто не истребляет, но жить в таких условиях непросто, только с Божией помощью. Но «Дух дышит идеже хощет (Ин. 3, 8)», — говорит Евангелие.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия

Несколько лет тому назад древлеправославием, истоком и единственным чистым ручьем спасительной веры, заинтересовались христианские общины Пакистана. Божиим промыслом, пройдя некоторое испытание временем, знакомясь и общаясь друг с другом, общины в несколько тысяч человек во главе с отцом Кирилом Шахзадом присоединились к нашей Церкви. (Напомним, что есть еще одна зарубежная древлеправославная община — в Уганде, насчитывающая несколько тысяч христиан, но об этом мы поговорим в другой статье.)

Как это — присоединилась? Что это значит? Для светского человека это бы, наверно, значило некое единение, единство. Христиане Пакистана были сначала приверженцами новообрядчества, которое, как мы знаем, возникло в результате схизмы в Русской Церкви. Православная Церковь в XVII в. раскололась надвое. Одна ее часть — чистая православная русская вера, не претерпевшая изменений и сохранившая обычаи благочестивых предков и святых (приверженцев которой называют старообрядцами, однако они по праву являются православными христианами), другая — новая, созданная на проклятии реформаторами русской древности и духовной культуры, которая в конце концов привела к расшатыванию духовно-нравственных основ русского общества. Не берусь никого судить и обвинять, однако церковные историки (Б.П. Кутузов) и публицисты, а также А.И. Солженицын справедливо отмечают, что эта реформа была не нужна, об этом говорят иногда и сами иерархи обеих Церквей (РПСЦ и РПЦ. — Прим. Авт.). Так вот, соединение христиан Пакистана в единстве веры и православного исповедания Бога (то есть в Церковном Предании) с российскими старообрядцами произошло как возврат к первоначальному чистому источнику веры. Конечно, это не значит, что старообрядцы Пакистана теперь будут носить сарафаны да кафтаны, у них и так вполне приличная христианам одежда. Это значит, что теперь они часть Тела Христова, нового Израиля. Для них переводятся на английский язык православные тексты, а они потом уже переведут их с английского на свой родной язык в соответствии с оригиналом этих молитв на церковнославянском. Можно было бы и, наоборот, им учить русский, а потом старославянский, но для того, чтобы быть православным христианином, необязательно знать эти языки. В истории православия богослужебным языком становился близкий к местному, родному, чтобы понимать язык, на котором обращаешься к Богу.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Совместное богослужение в деревне Дурасово. Епископ Ярославско-Костромской Викентий, игумен Мануил (Чибисов), слева — иерей Иоаким Валусимби, справа — иерей Кирил Шахзад

Итак, теперь настало время спросить самого о. Кирила о православной миссии в Пакистане, итогах этого церковного года и жизни старообрядцев Пакистана.

Отец Кирил, расскажи, как теперь относятся к твоей общине после присоединения ее к Русской Православной Старообрядческой Церкви?

Многие интересуются и спрашивают меня о старообрядчестве. Они считают, что между конфессиями нет разницы, на что я отвечаю им, что мои прихожане стали намного духовнее, и это заметно в нашей повседневной христианской жизни.

Какие взаимоотношения у вас с другими конфессиями и государственными структурами в Пакистане?

Слава Богу, что есть сочувствующие нам в местном управлении, кто оказывает поддержку, например, в выделении земли. Среди других конфессий многие интересуются и нашей верой. Мы живем среди разных христианских церквей, это копты, римокатолики, греческие и российские новообрядцы, а также протестанты. Однако интерес к нашей вере с каждым месяцем растет. Многие уже приходят на наши ежедневные службы, оглашаются. Слава Богу, что Он приводит людей в храм. Отношения с другими конфессиями у нас нормальные, мы стараемся жить по заповедям христианства.

Отец Кирил, скажи, тяжело ли окормлять священнику столько прихожан?

Мы должны это делать по Божией воле. Раньше мы вместе с матушкой все время ездили на байке (мотоцикл как транспортное средство очень распространен в Пакистане. — Прим. авт.). В перспективе было бы лучше это делать на машине.

Каким тебе видится совместное сотрудничество общин России и Пакистана?

Мы не хотим быть иждивенцами, чтобы постоянно просить денежных средств у российских общин. Для нас было бы интересно ведение бизнеса, так как Пакистан славится тканями, красной солью, ремеслами, а также апельсинами.

Присоединению о. Кирила предшествовало еще одно испытание. Православная миссия Пакистана была закреплена первоначально за Русской Зарубежной Церковью (ROCOR), окормлявшим их священником был отец Адриан. Через некоторое время были выбраны кандидаты в священники — Кирил Шахзад и Джозеф (Иосиф) Фарук. Рукоположил во иереи этих кандидатов митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский первоиерарх РПЦЗ Иларион (Капрал). Дальнейшая судьба священников была непростая. О. Кирила запретили, но не лишили сана, за то, что они вместе с отцом Джозефом описали ситуацию, которая происходит в общинах под руководством благочинного священника из Шри-Ланки. Отец Кирил продолжал участвовать в богослужениях, но они проходили как без священника, из повиновения правящему архиерею. Отцу Джозефу вскоре было разрешено продолжить служение.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия

Все стало меняться в лучшую сторону после того, как пакистанский священник написал письмо в Московскую Митрополию Русской Православной Старообрядческой Церкви. Спустя пару лет ему, с Божией помощью, удалось приехать в Россию. Как только отец Кирил побывал на Рогожском, эта весть дошла и до его оппонентов, которых возглавляет отец Джозеф Фарук. В сети Интернет появились подложные документы и оскорбления в адрес о. Кирила. Более того, на сайте ROCORа опубликовали документ, что отец Кирил извержен из сана. Однако отец Кирил был только под запрещением, и лишить его сана из-за желания совершить переход в Русскую Православную Старообрядческую Церковь невозможно ни по одному церковному правилу. По всей видимости, публикация подобных материалов была сделана специально, чтобы очернить ушедшего в старообрядчество священника в глазах людей. Отбросив ложь и подлог в отношении пакистанского священника, Комиссия по чиноприему инославных клириков постановила принять иерея Кирила в сущем сане, что и было исполнено. После этого голоса клеветников смолкли.

В то время как на Рогожском встречали президента России Владимира Владимировича Путина, отец Кирил находился в Троице-Сергиевой лавре, впервые познакомившись с обителью небесного покровителя пакистанской общины (главная община в городе Саргодхе названа в честь преподобного Сергия Радонежского). За время поездки о. Кирилу удалось побывать во всех древних храмах лавры, приложиться к ракам преподобных Сергия и Никона Радонежских и другим святыням монастыря.

Надо сказать, что во время своего путешествия в 2017 году отец Кирил сильно проникся духовной культурой русского старообрядчества и его историей на Руси. Он очень тепло отзывался о прихожанах, ведь по приезде на Рогожское он сразу поступил под «патронаж» пожилой женщины-коменданта, которая, как он говорил потом, стала ему как мама. Всякий человек, независимо от своего языка, понимает язык доброты. Более всего его поразило наше богослужение, в котором он со временем стал участвовать. Надо сказать, что получалось служить у него вполне хорошо, иногда он произносил возгласы на церковнославянском языке, хотя и с небольшим акцентом.

Первый за столько столетий православный священник Пакистана проходил обучение на Рогожском, постигая основы древнерусского богослужения, участвовал в требах и таинствах. Его приглашали на венчания, погребения, крещение младенцев. Часто доводилось видеть его уставшим, но довольным, что удалось что-то изучить. Во время своего недолгого пребывания в России в 2017 году о. Кирил успел познакомиться со многими людьми в нашей Церкви. Особенно он подружился со своим наставником и переводчиком отцом Николой Бобковым, который тогда был вторым священником на Рогожском.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Отец Кирил и отец Михаил Родин на Международном форуме старообрядцев 1-2 октября в московском доме Русского зарубежья им. А. Солженицына

Отец Кирил подружился также с отцом Михаилом Родиным и даже отправился к нему погостить и вместе послужить в Балакове (Саратовская область). Там он посетил Черемшанские скиты, один из центров древлеправославной веры. Существует видео в Сети, где отец Кирил поет псалмы на урду, находясь на Черемшане. Отмечу, что отец Михаил является руководителем Просветительского отдела нашей Церкви, поэтому приезд в Балаково был для отца Кирила полезен вдвойне.

Не хотелось расставаться с отцом Кирилом, очень ценен его духовный опыт, интересны и поучительны его истории из христианской жизни в Пакистане. Когда в аэропорту на стойке регистрации спросили, не страшно ли ему как христианскому духовному лицу среди иноверных, он ответил, что «ни единый волос не упадет с его головы без воли Божией». Эти слова точно отражают настрой христиан в Пакистане. Стоит как раз рассказать и о них не только со слов о. Кирила, но и на основании увиденного в Интернете, где раз в несколько дней публикуются материалы об успехах в духовной жизни христиан Пакистана. У них также есть свой сайт — ocpak.com.

Довольно часто на интернет-ресурсах о. Кирила появляются фотографии с богослужения. Они молятся вечернюю службу, часы, без литургии. Особенно интересна их певческая традиция. Они часто поют псалмы и молитвы своим распевом. Традиция пения тоже единогласная, но они пока не знают крюков и поют всё на память.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Богослужения в молельне во имя прп. Сергия Радонежского в Саргодхе, Пакистан

Когда о. Кирил прилетел обратно в Пакистан, то началась «жатва», которой, как всегда, «много». В большинстве своем начались присоединения через миропомазание, в других общинах — крещения (сиречь погружения). Таких общин несколько — Саргодха, Исламабад (столица), Джехания и другие, пока еще не зарегистрированные, общины. В течение 2017–2018 года отец Кирил объезжал эти приходы, в результате присоединилось более 1000 человек, много оглашенных и интересующихся. В сети Интернет появились материалы о крещении в разных общинах — на фотографиях радостные лица детей и взрослых. Все было бы много проще, если бы были помощники, но таковых у первого старообрядца Пакистана пока нет. Христиане Пакистана — люди глубоко верующие, о чем свидетельствовал будущий приезд спутников о. Кирила — его жены Аллы (Алмы) и прихожанина Иоанна. В традиции пакистанцев есть и особое благодарение, которым они часто оканчивают диалог: «Бог благословит тебя», что весьма напоминает русское «спаси Христос».

В скором времени по благословению митрополита Корнилия в Пакистан прилетел иерей Михаил Родин из Балакова. Это было в начале 2018 года до праздника жен-мироносиц, на первой седмице Пасхи. Отец Михаил преподает английский язык и начал изучать урду. В аэропорту Лахора торжественно встречали своего гостя пакистанские христиане. Многие люди, бывшие в аэропорту и увидевшие о. Михаила, подумали, что он хаджи (паломник), так как у него достаточно ортодоксальный внешний вид и скуфия, которая внешне напоминает тюбетейку или тафью. Кроме того, в это время у пакистанцев как раз был период паломничества.

 

Отец Михаил пробыл в Пакистане чуть больше десяти дней, но за это время удалось многое успеть. Во-первых, передать запасные Дары, потому что молятся на сегодняшний день пакистанцы без литургии, а следовательно, и без Причастия, что, конечно же, должно будет в скором времени наладиться. В прошлом году, после первой поездки, отец Кирил привез в Пакистан пожертвованные преждеосвященные Дары из саратовских приходов. Этого должно было хватить на первую волну крещений и миропомазаний.

Во-вторых, иконы… Надо отдать должное христианам, которые пожертвовали иконы, а особенно старообрядческой общине Сергиева Посада. Ведь где будут в Исламской Республике Пакистан продавать иконы? Да нигде… Христиане там не особо в чести. Итак, неравнодушные российские христиане передали иконы в Пакистан. Это была серьезная помощь нуждающимся, так как в основном прежние их иконы — печатные, картинки, некоторые из которых совсем не имели вида канонических. На смену им пришли деревянные, медные иконы (писаные иконы просто бы не пропустили через границу). Иконы освятили, и теперь они часть духовной культуры христиан Пакистана.

В-третьих, отец Михаил передал отцу Кирилу знания по некоторым богослужениям и молитвам. Так, совместно они смогли совершить первое водоосвящение в общине.

Год открытий ознаменовался первым Пасхальным крестным ходом по христианскому кварталу Пакистана! Верующие шли молитвенным шествием с иконами. Священники совершали каждение, и все пели песнопения Пасхе на урду. Народ, а здесь живут и протестанты, и католики, и новообрядцы, с любопытством наблюдал за крестным ходом, так как видел такое впервые. Никогда еще не было такой духовной радости и трепета у местных жителей. Все прошло, с Божией помощью, замечательно. Надо отметить, что власти стали благосклоннее, так как миссия принадлежит Русской Православной Старообрядческой Церкви, чему способствуют хорошие взаимоотношения Пакистана и России.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Совместное богослужение в деревне Дурасово Костромской области

Отец Михаил вернулся в Россию не один — с ним также прилетели отец Кирил с женою Аллой и прихожанином Джоном (мы звали его Иван или Ваня). Мы встретили их в аэропорту Внуково по старой русской традиции — хлебом и солью, положив хлеб и соль на расписной пакистанский платок в знак почтения и приветствия (в Пакистане принято встречать человека, надев на него ожерелье из цветов или длинный платок-шарф). Матушка Алла была впервые за границей, и мы очень обрадовались, что она побывала первый раз именно в России. Иван был в России во второй раз и часто говорил, что был там-то и там-то, когда мы проходили знакомые ему места.

Впереди их ждали — праздник святых жен-мироносиц и Совет Митрополии, на котором отец Кирил должен был предоставить отчет о миссии в Пакистане. Во время крестного хода в Неделю святых жен-мироносиц отец Кирил облачился и участвовал в крестном ходе. Возле него в облачении шел отец Иоаким Валусимби из Уганды. О. Кирил посетил этот праздник второй раз, а участвовал он в нем впервые. Матушке Алле и Ивану этот праздник тоже пришелся по душе, и они встретили его с духовной радостью.

Надо сказать, что они достаточно хорошо владеют английским языком. Английский язык считается вторым языком в Пакистане. Люди среднего возраста и младше знают его, т.к. английский изучают в школах и колледжах, люди старшего возраста в основном владеют только родным урду. Об английском языке мы продолжим разговор чуть ниже.

На Совете Митрополии отец Кирил совместно с отцом Иоакимом предоставляли отчет о жизни общин Пакистана и Уганды. Отец Кирил объяснил, что община нуждается в расширении молитвенного пространства, которое у них до сих пор представляет собой «офис общины», а также выразил надежду, что им предоставят антиминс для служения литургии в Пакистане. Постройка церкви в Пакистане не такая трудная задача в отличие от российских реалий. В России, особенно в северных регионах с низкими температурами, нужно больше стройматериалов, утеплителей, требуется укрепление кровли, а в Пакистане климат жаркий, отчего и стены будущего храма можно делать более тонкими. Пока что ни у одной старообрядческой общины в Пакистане нет нормального молитвенного помещения.

Отец Кирил рассказал и о сложных случаях из жизни христиан Пакистана, например, если человек кому-то из местных мусульман неугоден, то обычно возле двери его дома рвут и разбрасывают Коран — священную книгу магометан, что, по сути, является надругательством над религиозным чувством людей иного вероисповедания. Христиане ни в коем случае не могут даже что-то высказать в этом случае, находясь под шариатом — сводом магометанских законов, и часто в таких случаях проигрывают, несмотря на то, что надругательство совершил не христианин.

В России подобных случаев не было, люди разных вероисповеданий стараются жить добрососедски с иноверными, сохраняя при этом свою идентичность и религиозную культуру.

В работе пакистанского священника занимает немаловажное место и помощь бедным. В Пакистане существуют целые общины людей, по разным причинам ставших бедными и обездоленными. В настоящее время отец Кирил берет над ними патронаж, его жена Алла, являясь преподавателем начальных классов в школе, обучает детей языкам (родному и английскому) и предметам начальной школы.

В заключение своего отчета отец Кирил обратился к присутствовавшим за молитвенной помощью в благоустроении Божией Церкви в Пакистане.

Во время этого, уже второго, визита в Россию отец Кирил посетил приходы Костромской епархии вместе с другими зарубежными гостями. В Дурасове при участии иностранных священников была совершена архиерейская литургия с элементами на английском языке. В составе делегации были также и англоговорящие русские старообрядцы, и несколько ектений и песнопений («Отче наш» и «Верую») прозвучали на английском языке. Отец Кирил впервые прочитал по-английски Евангелие дню (после аналогичного церковнославянского текста, прочитанного игуменом Мануилом). Владыка Викентий, епископ Ярославско-Костромской, подчеркнул важность развития христианства в дальних регионах, а также проповеди древлеправославной веры на понятном для тех народов языке. В конце путешествия в кафедральном соборе Преображения Господня в Костроме была совершена павечерница на английском языке. Стоит подчеркнуть, что христиане этих общин впервые видели зарубежных гостей и были очень рады тому, что Церковь Христова не ограничивается только Россией.

На этом духовный опыт зарубежных гостей не ограничился. Спустя некоторое время в недавно возвращенном Церкви московском храме Покрова и Успения, что в Малом Гавриковом переулке, божественная литургия была совершена на английском языке. По-английски звучали часы, псалмы и песнопения литургии. На богослужение собралось около 40 человек (служба была на субботу). Три священника: настоятель Покрово-Успенского храма иерей Никола Бобков, иерей Кирил Шахзад (Пакистан), иерей Иоаким Валусимби (Уганда) — совместно читали молитвы из английских древлеправославных молитвословов (перевод которых отредактирован и одобрен в нашей Церкви), хор под руководством братьев Василия и Ильи Гладышевых из Ржева пел по материалам будущего первого англоязычного Обихода нашей Церкви.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
В Преображенском кафедральном соборе после павечерницы на английском

Чтобы представлять полную картину духовной жизни в наших общинах Пакистана, следует добавить еще кое-что. Христиане с удовольствием приходят на все службы в молельню, в том числе и на те, в которых по благословению настоятеля совершаются и обычные вечерние чинопоследования. В молельню приходят и старые, и молодые. Молодежь в большинстве. Многие люди — оглашенные, стоят «в притворе» (если можно так сказать, т.к. моленная очень маленькая).

Отец Кирил (в рамках образовательной вечерней беседы до Совета Митрополии в Неделю жен-мироносиц) рассказал о случаях исцеления, и не только прихожан, но и людей других вероисповеданий. В общине о. Кирила совершаются молебны о здравии, иногда и сам отец Кирил прочитывает молитву над болящим, что в результате Божией силой приводит к излечению недужного. Самым, пожалуй, потрясающим случаем было исцеление глухонемого от рождения, который стал говорить на третий день после крещения. Местные жители, узнавшие о случаях исцеления, стали приходить к отцу Кирилу за помощью и тоже получали излечение. Это немного странно для стороннего наблюдателя, что к православному священнику обращаются за помощью нехристиане. Сам Господь дает христианам Пакистана по их вере, чтобы укрепить их.

Христианство Пакистана. Первый год православия спустя столетия иноверия
Первая служба отца Кирила Шахзада с братьями из России, справа — митрополит Корнилий (Титов), иерей Никола Бобков, слева — протодиакон Виктор Савельев

Эти случаи стали известны и о. Иосифу Фаруку, который, как мы помним, находится в оппозиции. Может быть, скоро и сам отец Иосиф убедится в неправильности своих суждений, и Господь сделает его верным пастырем Своей Церкви, как сделал Он Своим пастырем апостола Павла, и будет помогать в службе отцу Кирилу, которому сейчас не так просто духовно окормлять несколько тысяч человек.

Отец Кирил в сентябре–октябре 2018 г. вновь побывал на Рогожском, а также 1–2 октября принял участие во Всемирном старообрядческом форуме от наших общин в Пакистане, где рассказал о новых успехах древлеправославной миссии в его стране. Кроме того, он дал несколько интервью российским телеканалам.

Вера Христова разгорается в разных уголках мира, о чем нам свидетельствует и служение о. Кирила в Пакистане, который с Божией помощью приумножает Тело Христово, обращая людей на истинный и спасительный путь в Царствие Божие.