Главная Публикации Старообрядцы за рубежом Старообрядческая иммиграция после 1917 года

Темы публикаций

Старообрядческая иммиграция после 1917 года

Следующий большой поток старообрядческой иммиграции связан уже не с преследованиями ревнителей «старой веры» гражданскими и церковными властями Российского государства, а с Гражданской войной и мероприятиями советской власти (продразверстками, расказачиванием, раскулачиванием, коллективизацией). Старообрядческую иммиграцию этого периода условно можно поделить на два неравных потока. Первый — иммиграция старообрядческой интеллигенции и староверов-участников белого движения на Юге России на Запад: в Румынию и Западную Европу. Второй — массовая иммиграция с Дальнего Востока и Средней Азии в Маньчжурию и Синьцзян и далее.

Иммиграция старообрядческой интеллигенции в Румынию и Западную Европу во время и после Гражданской войны

Иммиграция старообрядцев на Запад во время и после Гражданской войны не носила такого массового характера как иммиграция в Маньчжурию и Синьцзян. С отступающими за рубеж частями Белой армии и позже тайно поодиночке уходили участники боевых действий (как правило, казаки), известные представители духовенства, церковно-общественные деятели, предприниматели (представители торгово-промышленно-финансовой буржуазии). Численно этот поток не был и не мог быть огромным. Но частью его были такие видные фигуры, как епископ Иннокентий (в миру Иван Григорьевич Усов), Дмитрий Васильевич и Василий Васильевич Сироткины, Павел Павлович, Сергей Павлович, Владимир Павлович, Степан Павлович, Николай Павлович и Дмитрий Павлович Рябушинские, Федор Ефимович Мельников и многие другие.

В иммиграции многие из них продолжили свою деятельность. Например, епископ Иннокентий писал и издавал свои работы, а в 1921 году был избран митрополитом Белокриницким [13, c. 22]. Секретарем Белокриницкой митрополии какое-то время был тайно перебравшийся в 1930-х годах в Румынию Ф.Е. Мельников, который так же активно продолжал в иммиграции свою писательскую деятельность [23, c. 168]. В 1930-х годах в Белокриницкой митрополии митр. Иннокентий, Ф.Е. Мельников, о. Стефан Кравцов (будущий митр. Силуян) и другие составляли так называемую «русскую партию», вели активную просветительскую деятельность, боролись против попыток румынских властей навязать старообрядческой церкви богослужения по григорианскому календарю (новому стилю).

Д. Сироткин, обосновавшись в Югославии (Сербии), владел двумя пароходами, которые обеспечивали существование его семьи, оказывал материальную помощь бежавшим из России в Румынию старообрядцам [30, c. 259; 18]. Рябушинские после бегства из России обосновались во Франции и Италии. Владимир Павлович Рябушинский в Париже основал общество изучения древнерусского искусства «Икона», а также оставил после себя значительное литературное наследие, в частности книгу «Старообрядчество и русское религиозное чувство». Дмитрий Павлович Рябушинский был профессором в Сорбонне [26, c. 47–48; 28, с. 245–247].

Все эти известные личности умерли и были похоронены за рубежом. Их потомки (если таковые имелись) в иммиграции, как правило, ассимилировались. О своих знаменитых предках они, в лучшем случае, бережно хранят воспоминания. И не более.

Иммиграция в Китай (Маньчжурия и Синьцзян)

Напротив, иммиграция в Китай носила массовый характер. Хотя массовый приток старообрядцев в Маньчжурию начался в связи с отступлением Белой армии и установлением советской власти; известно, что на Дальнем Востоке в Харбине и Трехречье старообрядцы жили еще до 1917 года. В 1917 году харбинские старообрядцы объединились в приход в честь святых верховных апостолов Петра и Павла и обратились к епископу Амурско-Иркутскому Иосифу (Антипину) (рукоположен 18 декабря 1911 г. ) с просьбой направить к ним священника. Для окормления маньчжурских старообрядцев епископом Иосифом был определен священник Николо-Александровского прихода с. Красный Яр Суражевского подрайона Амурской области о. Артемий Соловьев [14, c. 34; 33].

В 1919–1923 годах в Маньчжурии в «Полосе отчуждения КВЖД» собирается довольно много старообрядцев-беженцев: с отступающей армией Колчака с Урала и из европейской части России уходят на Восток и военнослужащие (в т.ч. казаки), и представители духовенства, и гражданские лица. В Харбине оказываются епископ Иосиф (в середине 1919 г. объезжал свою епархию, но в начале 1921 г. по причине закрытия границы не смог вернуться в свою резиденцию в с. Бардагон Амурской области и остался в Харбине), иерей (с декабря 1923 г. протоиерей) о. Иоанн Кудрин (в 1919 г. был главным старообрядческим священником в армии Колчака, отступил с армией генерала Каппеля во Владивосток, в сентябре 1922 г. после разгрома белого движения на Дальнем Востоке выехал в Харбин), протоиерей Артемий Соловьев (из с. Красный Яр) и иерей (до 1919 г. диакон) Иоанн Старосадчев (приехал в Харбин с группой старообрядцев с Амура в июле 1923 г. с целью дальнейшего переселения в Австралию) [19, c. 204–207, 221–225; 14, с. 34; 33]. Прибывший в Харбин в декабре 1923-го о. Артемий Соловьев, впрочем, пробыл в Харбине не долго — в июне 1924 г. с прибывшими с Амура старообрядцами он выехал в Канаду [19, c. 225–226].

Стараниями о. Иоанна Кудрина и еп. Иосифа в Харбине в 1924–1925 годах была построена старообрядческая церковь святых верховных апостолов Петра и Павла [33, 19, c. 231–235], в которой о. Иоанн Кудрин и служил до октября 1957 года [19, c. 262].

Вторым священником в Харбинском старообрядческом храме Петра и Павла был о. Иоанн Старосадчев. С 1932 года он являлся настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в с. Покровке в Трехречье [33; 19, с. 254; 36]. В Трехречье же в с. Верх-Кулях с 1920 года служил протоиерей Иоанн Шадрин, до своего переселения в Китай служивший в Забайкалье (Читинской обл.) в стан. Доно [19, c. 226, с. 253].

Проживавшие в Маньчжурии старообрядцы-поповцы входили в состав Амурско-Иркутской епархии, которую до своей кончины 14 января 1927 года возглавлял епископ Иосиф [19, c. 244–245; 14, с. 35; 33]. После смерти еп. Иосифа управление епархией временно было поручено еп. Клименту (Логвинову), который по решению Освященного Собора с декабря 1926 г. являлся помощником еп. Иосифа [19, c. 244; 33]. 6 мая 1929 г. на Иркутско-Амурскую и всего Дальнего Востока кафедру был хиротонисан епископ Афанасий (Федотов), который был расстрелян органами НКВД 18 апреля 1938 г. [33]. После мученической кончины еп. Афанасия старообрядцы Китая поддерживали канонические взаимоотношения с Белокриницкой митрополией [33].

Крестьяне Сибири и Дальнего Востока в массе своей поначалу не сочувствовали «белым» и ожидали «красных», как несущих им «свободу» и «счастье» [19, c. 204]. Однако по мере того, как Советская власть укрепляла свои позиции, крестьяне-старообрядцы все более ощущали на себе проводимую ею политику. К началу 1930-х годов проводимые под эгидой борьбы с кулачеством конфискации имущества у зажиточных и не только крестьян приобрели невиданный до того масштаб (забирали не только скот и птицу, но и последний хлеб и даже недошитую одежду), а попытки оказать сопротивление не увенчались успехом. Как следствие крестьяне-старообрядцы были вынуждены бросать свои дома, переселятся в приграничные районы, а затем при первом же удобном случае уходить на территорию Китая: в Маньчжурию (в основном из Приморья, Приамурья и Забайкалья) и Синьцзян (в основном с Алтая). Уходили семьями. Как свидетельствуют очевидцы и участники событий (А. и М.И. Басаргины, П.Г. Мартюшев и др.), уходили от преследования властей спешно и скрытно. При этом как от рук преследователей, так и из-за трудностей пути (например, переправ через реки) гибли люди, в том числе и дети [8, с. 649–652; 20, с. 643–649; 35; 3, с. 67–69; 2, с. 89–91; 20, с. 643–649].

До начала 1930-х годов в Маньчжурии уже существовали старообрядческие общины в Харбине и Трехречье (территории около рек Хаул, Дербун и Ган — правых притоков р. Аргунь). Они состояли как из дореволюционных староверов-переселенцев, так и из бежавших из России в Китай после поражения Белой армии. Последние к началу 1930-х годов составляли большинство. С прибытием в Маньчжурию в начале 1930-х годов новой партии старообрядцев-беженцев значительно пополнились уже существовавшие общины и образовались новые. Так, в Харбине кроме уже существовавшей общины Белокриницкого согласия появилась община беспоповцев-поморцев. В Трехречье, кроме уже существовавшего с начала 1920-х годов с. Верх-Кули [35], старообрядцы поселились также в селах Покровка, Усть-Кули и Ключевая, поселке Ширфовая. В период японской оккупации (после 1932 года) властями были созданы села Татьяновка и Ивановка, в которых были поселены исключительно старообрядцы. В сельской местности близ городов Харбин и Муданьцзян старообрядцы образовали села Романовка, Коломбо (Колумбэ), Чипигу (Масаловка), Силинхэ, Медяны. В Коломбо обосновались семьи Гостевских и Басаргиных, в Селинхе — Мартюшевы, в Романовке — Гуськовы, Селедковы, Калугины, Кустовы, Одинцовы и др. [2, с. 91; 3, с. 70].

Конфессионально большинство старообрядцев Маньчжурии принадлежали к Белокриницкой иерархии и часовенному согласию. Белокриницкая иерархия имела в Харбине на Ляоянской улице храм святых верховных апостолов Петра и Павла, настоятелем которого был протоиерей о. Иоанн Кудрин [33: 19, c. 231–262], и два храма в Трехречье: храм в с. Верх-Кули (настоятель протоиерей о. Иоанн Шадрин) [35] и храм Покрова Пресвятой Богородицы в Покровке (настоятель о. Иоанн Старосадчев) [37, c. 670–671; 36].

Часовенные с начала 1930-х годов образовали в Маньчжурии общины сел близ городов Харбин и Муданьцзян. В с. Романовке был построен молитвенный дом часовенных, настоятелем в котором был Ксенофонт Петрович Бодунов [35; 3, с. 73; 11, с. 71]. В старообрядческих селах в Маньчжурии проводились соборы часовенных, на которых обсуждались церковно-канонические вопросы. Так, 23–24 июня 1941 года в Романовке состоялся собор часовенных, где в числе прочего были приняты постановления, подтверждающие канонические правила о запрете ношения «необычных» «не по старинному обычаю» одежд. На Соборах, состоявшихся 15 апреля 1943 года в Силинхэ и 31 марта 1953 года в Татианцван (Татьяновке), обсуждался вопрос о возможности благословения брака в некоторых запрещенных степенях родства, были приняты постановления о нерасторжимости брака и о запрещении употребления крепких спиртных напитков (водки — «ханы») [11, с. 50–51].

Начиная с 1930-х годов имелась в Харбине и община беспоповцев-поморцев [33]. В Трехречье в селах Ключевая и Шифровая, как отмечается, также проживали семьи беспоповцев. Однако, были это поморцы или часовенные, не ясно [35].

Сведения о быте и хозяйственной деятельности сельских общин русских старообрядцев в Маньчжурии известны как от самих старообрядцев и их потомков, переселившихся в дальнейшем в США, Южную Америку и Австралию, так и из работ японских исследователей Тэруоки Гито, Фудзиямы Кадзуо и др. Поселенцы занимались земледелием, скотоводством и охотой: выращивали зерновые (пшеницу, гречиху, овес, ячмень), картофель, кукурузу, бобовые, овощи (капусту, огурцы, редиску, редьку и пр.), арбузы, держали птицу, крупный рогатый скот, свиней, лошадей, охотились на медведя, кабана, оленя, зайца, белку и тигра. Живые тигры (которых потом поставляли в зоопарки) были самой дорогой добычей. В Романовке проживал охотник, на счету которого была поимка 24 тигров. Особо отмечались общинный уклад жизни маньчжурских старообрядцев, развитая система взаимопомощи в общинах, бытование традиционной русской одежды и традиционной русской кухни [2, с. 90–92; 3, с. 68–70; 11, с. 69; 35; 36].

Период японской оккупации Маньчжурии и существования созданного японцами марионеточного государства Маньчжоу-Го был для русских старообрядческих общин, пожалуй, наиболее благоприятным (естественно, с некоторыми оговорками). Японские оккупационные власти не преследовали трудолюбивых русских колонистов, более того, под протекцией Квантунской армии было создано представительное учреждение русских Маньчжурии — Бюро российских эмигрантов (БРЭМ). Из числа староверов-охотников были сформированы отряды самообороны. Опыт обустройства и жизнедеятельности русских переселенцев скрупулезно изучался японскими учеными (Тэруоки Гито, Фудзияма Кадзуо, Ё. Накамура) [2, с. 90–92; 3, с. 68–70; 35; 11, с. 69–70].

В Синьцзяне старообрядцы жили близ городов Кульджа и Урумчи. Занимались сельским хозяйством, охотой. Примечательной особенностью этой группы старообрядцев-иммигрантов было то, что в каждом из сел жили представители разных старообрядческих согласий. Кроме того, многие мужчины воевали, надолго уезжали на заработки. Как следствие в одних семьях более строго соблюдали обычаи и церковные установления, в других — менее. Значительной проблемой поселившихся в Синьцзяне старообрядцев были конфликты с местным населением — уйгурами и дунганцами. Контактов с маньчжурскими старообрядцами, до того как они повстречались в Гонконге по пути на американский континент, у синьцзянских старообрядцев не было [35; 1; 40].

С освобождением Маньчжурии от японской оккупации советскими войсками и установлением в Китае коммунистического режима у маньчжурских старообрядцев начинаются злоключения. Захватив в Харбине архив БРЭМа, советские власти начали арестовывать всех, кто имел хоть какое-то сообщение с японскими властями. Многие мужчины-старообрядцы были арестованы и депортированы в СССР. Одновременно советские дипломаты стали проводить в Маньчжурии и Синьцзяне агитацию за возвращение русских семей на Родину [35]. Некоторая часть старообрядцев после смерти Сталина все-таки вернулась в СССР, однако большая часть решила переселяться из Китая в другие страны [3, с. 77].

Ходатайствовать о переселении из Китая в Америку и Австралию старообрядцы начали с 1952 года. Примечательно, что в Китае русские старообрядцы считались советскими подданными и, соответственно, находились в сфере ответственности российского консула. В результате до 1957 года разрешения на выезд из Китая в другие страны старообрядцам не давали. Удавалось выехать только тем, у кого родственники уже проживали в Австралии и Канаде. Только начиная с 1957 года (когда отношения Китая и СССР обострились) старообрядцы стали распродавать свое имущество и перебираться сначала в Тяньцзинь и Шанхай, а затем на пароходах в Гонконг, который находился под контролем Великобритании. Стараниями Толстовского фонда, Объединенного всемирного совета церквей и Международного Красного Креста в 1958–1959 годах старообрядцы из Китая переселились в Австралию, Южную Америку и США [21, с. 654–656; 35; 34].

Начиная с 1953 года стали переселяться в Австралию старообрядцы, проживавшие в Харбине. Когда в харбинском приходе уже почти никого не оставалось, принял решение о переселении в Австралию о. Иоанн Кудрин. Из Харбина он вместе с семьей выехал в октябре 1957 года, а 8 января 1958 года отплыл из Гонконга в Австралию. Во время пути в Австралию на пароходе умерла супруга о. Иоанна — матушка Анна Зотиковна Кудрина [19, с. 257–266, 34, 1]. Священник о. Иоанн Старосадчев и старообрядцы из Трехречья переселились в Австралию в 1962-м и начале 1963 года [34].

Старообрядцы в Австралии

В Австралии из числа переселившихся из Китая старообрядцев образовалась община, и в 1958 году стараниями протоиерея о. Иоанна Кудрина в пригороде Сиднея в районе Auburn был открыт храм. Храм был освящен в честь святых верховных апостолов Петра и Павла на антимисе? привезенном из Харбина. Сам о. Иоанн Кудрин служил в Сиднее не долго: 29 июня 1960 года он почил в Бозе. В настоящее время этот приход подчиняется старообрядческой митрополии в Москве (Русской Православной Старообрядческой Церкви) и именуется Христорождественским. Постоянного священника в этом приходе в настоящее время нет, и приход по благословению Московского митрополита Корнилия окормляет о. Никола Егоров из Большого Мурашкина Нижегородской области [19, с. 269–274, 34, 1].

Кроме этой общины в Сиднее существовали еще две старообрядческие общины — это община, которую возглавлял священник о. Кирил Иванов (приехавший из СССР) и Успенская старообрядческая община в пригороде Ликомб, в которой служил о. Иоанн Старосадчев. Позже община о. Кирила Иванова влилась в Успенскую общину. Успенская старообрядческая община г. Сиднея подчиняется старообрядческой митрополии в Браиле (Румыния).

Какое-то время (в 1980-е годы) в Сиднее служил священник о. Петр Пересыпкин, переведенный впоследствии в Покровскую общину в Дадедонге в Мельбурне. После его смерти священником этого прихода является о. Павел Фефилов. Кроме того, старообрядческие общины имеются в Брисбене, в штате Квинсленд и на Тасмании [34, 1].

Старообрядцы в Австралии, как правило, имеют довольно высокое социальное положение и материально обеспечены. Они работают в строительном бизнесе (собственном или занимают руководящие должности), являются госслужащими, имеют собственные фермы (иногда площадью до нескольких тысяч гектаров), где выращивают хлопок, бананы, сахарный тростник, разводят страусов и крокодилов. Старообрядцы в Австралии активно занимаются благотворительной деятельностью. Так, еще в конце 1960-х они оказали значительную финансовую помощь в постройке дома для престарелых в Сиднее [38].

Старообрядцы в Южной Америке

В 1958–1959 годах старообрядцы (в основном часовенные) из селений, находившихся близ городов Харбин и Муданьцзян (Романовка, Коломбо (Колумбэ), Чипигу (Масаловка), Силинхэ, Медяны и др.) через Гонконг выехали в Южную Америку. В настоящее время старообрядцы проживают в Бразилии, Аргентине, Боливии, Уругвае, Парагвае и Чили.

Изначально в конце мая — начале июня 1958 года первых 400 старообрядцев-«харбинцев» поселили в Бразилии. Однако место их первого поселения было выбрано неудачно, т.к. земля там была малопригодна для сельского хозяйства. Тогда с помощью Всемирного совета церквей и лично представителя этой организации А. Муравьева-Апостола в штате Прана, в муниципалитете Понта-Гросса, в 200 милях от Сан-Паулу им было выделено 6 тыс. акров земли. Здесь было образовано три селения, в которых было поселено 500 человек. [7, с. 66; 4, с. 19; 39]. На каждую семью было выделено по 20 гектаров земли, по несколько кур, по одной корове и одной свинье, финансовая помощь, материал для строительства домов, сельскохозяйственная техника (по трактору на каждый поселок) [39; 21, с. 656].

В 1962 году в Бразилию прибыли и «синьцзянцы». Сегодня староверы в Бразилии проживают в штатах Прана, Мату-Гросу, Гойяс, Токантинс. Они занимаются выращиванием сои, фасоли, риса, гречихи, подсолнуха. По местным бразильским меркам, староверы считаются очень зажиточными. Живут они особняком от местного населения. Местных стараются не нанимать даже в качестве рабочих, считая их ленивыми. Смешанные браки случаются крайне редко. Одеваются бразильские старообрядцы в традиционную одежду, сохраняют благочестивые христианские обычаи. Дети бразильских старообрядцев учатся в государственных школах [39].

Самое большое из поселений русских староверов в Латинской Америке — Колониа-Русса, или Масса-Пе — расположено в штате Мату-Гросу в 40 километрах от города Примавера-ду-Лести. В Колониа-Русса проживает порядка 60 семей (400–450 человек). Конфессионально все жители селения принадлежат к часовенному согласию.

Из Бразилии часть старообрядцев переселилась в другие страны Южной Америки и США [39; 21, с. 657].

Часть старообрядческих семей переехала из Бразилии в Боливию. Крестьян-старообрядцев в Боливии около 2 тысяч. Они населяют деревни в тропических департаментах страны — Санта-Крус, Кочабамбa, Лас-Пас, Бени. Старообрядцы в Боливии занимаются животноводством, выращиванием риса, кукурузы, пшеницы, подсолнухов, сои, различных тропических фруктов. Старообрядцы в Боливии сохраняют древлеправославную веру, бытовые обычаи предков и родной русский язык. Они носят традиционную одежду, не смотрят телевизор, не читают светскую литературу, не едят в боливийских кафе и ресторанах, естественно, как и положено старообрядцам, не курят и прочее. Однако дети боливийских староверов учатся в испаноязычных государственных школах [15; 24].

В Уругвае русские старообрядцы (в основном «харбинцы») проживают недалеко от города Сан-Хавьер, и уругвайцы называют их «барбудос» (т.е. бородачи). В селении проживает 15 семей (около 200 человек). Занимаются сельским хозяйством. Местных жителей называют «испанцами» и считают их лентяями и бездельниками [27; 31: 40].

В Аргентину староверы попали в 1961 году. Это были «синьцзянцы», которых изначально планировалось поселить в Чили, но в результате четыре семьи (Можаевых, Зенюхиных, Шарыповых и Зайцевых) приняла Аргентина. Поселены были первые прибывшие в Патагонии близ города Чоэле-Чоэль. В ту же местность в 1966 году Толстовский фонд переселил еще большую партию «синьцзянцев». Переселенцам были выделены земля, строительные материалы для постройки жилья, инструмент, сельхозтехника (трактора) и материальное содержание по числу детей в семье. Конфессионально состав переселенцев был неоднороден: были и часовенные, и поморцы. В дальнейшем часть старообрядцев переселилась из Аргентины в США [40].

В Чили старообрядцы (семьи Анофриевых и Ивановых и др.) переселились в 1990-х годах из Боливии, где у них стали возникать проблемы с производителями коки, претендовавшими на их освоенные земли. В Чили староверы поселились недалеко от городка Футроно и занимаются скотоводством. В материальном отношении чилийские староверы живут несколько скромнее других южноамериканских староверов, однако в Чили жизнь спокойнее, имеет место некоторая помощь от государства [41].

Старообрядцы в США и Канаде

Первые русские старообрядцы оказались в США еще в конце XIX века. Это были староверы-беспоповцы из Сувалкской губернии Польского царства. В начале XX века прибыла еще небольшая группа беспоповцев из Виленской губернии. Все они поселились в Пенсильвании и Калифорнии. Эти первые переселенцы работали на заводах и в шахтах. Одна часть их довольно быстро ассимилировалась, другая же в 1980-х годах воссоединилась с Русской Православной Церковью За границей (РПЦЗ) [4, с. 17]. Таким образом, в Эри в Пенсильвании образовался старообрядный (единоверческий) приход РПЦЗ. Впрочем, часть беспоповцев в Эри не пожелали принять священства от «никониан», и сегодня там существуют также беспоповцы-поморцы, которые имеют свою молельню [18].

Летом 1924 года (в июне они выехали из Китая), как уже говорилось, в Канаду вместе со священником о. Артемием Соловьевым прибыла группа старообрядцев с Амура [19, c. 226]. К этой группе позже присоединялись другие старообрядцы, выехавшие из Китая. В настоящее время в Канаде в провинции Альберта в местечке Фэарвью (Fairview) существует старообрядческая община численностью порядка 500 человек и храм Покрова Пресвятой Богородицы, который находится в подчинении старообрядческой митрополии в Браиле.

Отдельным старообрядцам (воевавшим против коммунистов и, следовательно, опасавшимся расправы в коммунистическом Китае) удалось бежать из Китая через Индию в США в 1949 или 1950 годах. Среди них был дед Данилы Терентьевича ЗайцеваМануйла Сергеевич Зайцев [40].

В 1960-х годах в США прибыли большие группы старообрядцев. По месту выхода эти группы старообрядцев получили наименования «синьцзянцев», «харбинцев» и «турчан» [4, с. 17]. Отмечается, что на момент своего прибытия в США большинство этих старообрядцев (кроме «турчан») принадлежали к беспоповским (в том числе часовенному) согласиям [6, с. 115].

В 1963 г. около 200 человек отказавшихся от переезда в СССР некрасовцев (как собственно некрасовцев, так и «дунаков») из Турции при помощи Толстовского фонда и лично главы департамента юстиции США Роберта Кеннеди на самолетах были переправлены в США. Они были поселены сначала в штате Нью-Джерси (около городов Лейквуд и Паттерсон), однако позже из опасения «разложения» молодежи перебрались в окрестности г. Вудборн в штате Орегон и на Аляску. [4, с. 18; 7, с. 67].

«Синцзянцы» и «харбинцы» сначала были определены на поселение в Южную Америку, но климатические и экономические условия в Южной Америке устроили не всех переселенцев. Тогда, вначале 1960-х из Южной Америки при помощи Толстовского фонда и некоторых спонсоров (в основном молокан) они переселились в США. Сначала в Нью-Джерси, а затем в Орегон и на Аляску [7, с. 66; 4, с. 19; 21, с. 657].

В Орегоне старообрядцы поселились недалеко от г. Вудборн в долине Ульямет по соседству с сельскохозяйственной общиной молокан. Сначала переселенцы работали (собирали ягоды) на фермах своих спонсоров, чтобы оплатить долги за переезд, встать на ноги. Серьезной проблемой было незнание английского языка. Однако природное трудолюбие и смекалка старообрядцев компенсировали создавшиеся трудности, а опыт работы с деревом стал для многих «харбинцев» и «синцзянцев» пропуском на работу на мебельные фабрики. Со временем собрав необходимый стартовый капитал, большинство старообрядцев завели собственные фермы («фармы»), где стали выращивать ягоды, декоративные растения и даже елки (для новогодних праздников). В настоящее время в Орегоне живут и трудятся уже второе и третье поколения староверов-переселенцев. Многие считаются зажиточными и даже богатыми [7, с. 67–68; 4, с. 19–20]. На 1992 год община в Орегоне насчитывала порядка 6000 человек.

На момент своего переселения в США, как уже отмечалось, старообрядцы «харбинцы» и «синьцзянцы» преимущественно принадлежали к часовенному согласию. Поповцами (старообрядцами, приемлющими священство) среди переселенцев в США были только «турчане». Однако в 1980-х годах многие часовенные старообрядцы в Орегоне присоединились к старообрядческой Церкви Белокриницкой иерархии. Сегодня в Вудборне существует храм Вознесения Господня, принадлежащий старообрядческой Белокриницкой иерархии и находящийся под юрисдикцией старообрядческой митрополии в Браиле. Настоятелем храма является священник Порфирий Торан (по происхождению «турчанин»). Кроме того, в Вудборне и окрестностях существует несколько храмов и молитвенных домов старообрядцев-беспоповцев.

Серьезной проблемой орегонских старообрядцев стали довольно тесные взаимоотношения с местным американским населением. Дети старообрядцев учились в американских англоязычных школах, вследствие чего к началу 1990-х часть молодежи уже плохо знала русский язык и предпочитала говорить на английском. Старшее поколение старообрядцев также беспокоило и беспокоит возможное влияние на молодежь телевидения и таких характерных атрибутов американской культуры, как наркотики, табакокурение и алкоголь.

Из Орегона многие семьи переселились в другие регионы США. Сейчас старообрядцы проживают также в штатах Миннесота, Вашингтон и Монтана. Хронологически первой отпочковавшейся от орегонской общины и наиболее крупной в США (после орегонской общины) стала община в штате Аляска. Причиной переселения староверов из Орегона на Аляску, в более «глухие» места было стремление сохранить строгость в вере, уберечь молодежь от тлетворного влияния цивилизации [7, с. 68]. В настоящее время на Аляске проживает более 1000 старообрядцев.

Первыми старообрядческими ходоками, приехавшими на Аляску, были «харбинцы» Прохор Мартюшев и Григорий Гостевский, которые в 1967 году по совету Толстовского фонда отправились на Кенайский полуостров для поиска подходящей для поселения земли [7, с. 68; 17, с. 679; 29]. Ездили несколько раз, выбирали тщательно. В конце концов, при помощи того же Толстовского фонда взяли кредит и за 14 тысяч долларов приобрели три участка (общей площадью в одну квадратную милю) в 10 милях к северо-востоку от местечка Анкор-Пойнт и 25 милях к северу от морского порта Хомер [7, с. 68; 17, с. 679; 29].

Первыми семьями, переселившимися на Аляску, были семьи Прохора Мартюшева, Григория Гостевского, Павла Косачева и Анисима Калугина (который был женат на родной сестре Мартюшева Соломии) [29]. Прибыли на место и поставили палатки 13 мая 1968 года [7, с. 68; 17, с. 680].

Сначала жили в палатках. Местные жители американцы и алеуты приносили староверам еду, одежду. Соседи-американцы дали переселенцам металлическую дровяную печь, и староверы соорудили навес, в котором сделали кухню. Одну из палаток переоборудовали в баню. Вскоре, впрочем, напилили леса и построили деревянную баню на санях. Мужчины рубили лес и прокладывали дорогу, приступили к строительству деревянных домов. Основанное поселение назвали поселком Николаевском. Первой русской старообрядкой, рожденной в Николаевске, была дочь Анисима и Саломии Калугиных Марина [7, с. 69; 17, с. 680–681].

Как и в Китае и на Дальнем Востоке, большое значение в питании старообрядцев на Аляске вновь приобрели дикоросы (грибы, голубика, морошка, брусника), которые здесь были в изобилии. Подспорьем стали также свои молочные продукты (переселенцы вскоре завели скот), яйца, овощи. Пока мужчины занимались прокладкой дорог, строительством и находились на заработках (в том числе работали на рыбоконсервных заводах), женщины также ловили рябчиков. На второй год по переселении в поселке уже были водопровод и электричество. Пищу стали готовить на электроплите, а стирать — в стиральной машине [7, с. 69].

На следующий год на Аляску приехали новые семьи старообрядцев из Орегона. Через четыре года население старообрядческой деревни на Аляске превышало 200 человек [7, с. 69], а в середине 1970-х составляло уже 400 человек (60 семей). Как уже говорилось, поселение на Аляске основывалось исключительно «харбинцами». «Синьцзянцы» и «турчане» попали на Аляску позже в качестве мужей или жен «харбинцев» [6, с. 116].

Хозяйственная деятельность старообрядцев на Кенайском полуострове ввиду климатических и географических особенностей приобрела специфические черты. Ввиду суровости климата поселенцы не могли заниматься традиционным землепашеством или выращиванием ягод, как это делали в Орегоне. Таежные же промыслы, скотоводство и огородничество в полной мере не покрывали пищевые потребности. В то же время одежду, обувь, домашнюю утварь, предметы обихода, строительную и бытовую технику приобрести можно было только за деньги. Следовательно, нужно было искать другой способ заработка. Мужчины стали работать на рыбоконсервном заводе (в 40 километрах от Николаевска) и на имевшемся в округе небольшом заводике по производству маломерных рыболовных судов. Эти два направления деятельности стали в дальнейшем основными. Старообрядцы Николаевска основали «Русскую морскую компанию» и на крытых верфях наладили выпуск дизельных рыболовецких катеров. Верфь в Николаевске в год выпускала 15–16 катеров стоимостью 150 тысяч долларов каждый. В основанных близ Николаевска старообрядческих селах тоже появились свои верфи. Кроме того, старообрядцы сами занялись рыболовецким промыслом в океане, добывая лосося, палтуса, королевского краба, креветок и прочие дары моря. Эта деятельность стала приносить значительный доход, что привело к тому, что многие старообрядческие семьи перестали разводить скот и птицу, предпочитая покупать молочные и мясные продукты в магазинах ближайших городов. В то же время огородные культуры старообрядцы выращивать продолжают [7, с. 70; 4, с. 20].

Уже вскоре после переселения старообрядцы поняли необходимость изучения английского языка. Сначала дети ходили в школу в соседний поселок, но вскоре николаевцы выделили под школу два однокомнатных дома, где учителя-американцы занимались, соответственно, с учениками младших классов и учениками 3–9 классов. Учеников младших классов обучали только на русском языке. Помощницами учителей-американцев стали русские староверки (чьи дети также учились в школе) Татьяна Мартюшева и Гликерия Кузьмина. В 1983 году в Николаевске была открыта государственная школа с прекрасно оборудованными классами и спортзалом, преподавание в которой ведется на английском и русском языках. По просьбе родителей-старообрядцев в школьную программу вносятся некоторые коррективы [7, с. 70–71].

Начиная с января 1983 года инициативная группа старообрядцев из Николаевска стала ходатайствовать перед старообрядческой митрополией в Браиле о восстановлении священства. Большую помощь в этом оказывал священник из Австралии о. Тимофей Овчинников. Кандидатом был избран «харбинец» Кондратий Созонович Фефелов, который был рукоположен 7 февраля 1983 года. Так в Николаевске появились старообрядцы-поповцы и церковь во имя святителя Николы, в которой служил о. Кондрат Фефелов, а после него сейчас служит о. Никола (Николай Пименович) Якунин [22, с. 676–678; 7, с. 71; 4, с. 20–21; 6, с. 116–117].

Однако принятие частью американских старообрядцев священства вызвало негативную реакцию другой части старообрядцев, оставшихся беспоповцами. В результате треть староверов выселились из Николаевска и образовали в 70–80 километрах от него беспоповские поселения (деревни): Вознесенка, Раздольное, Находка, Ключевая, Качемак-село и др. [7, с. 71; 4, с. 21; 6, с. 117].

Значительной проблемой для старообрядцев в США (в Орегоне и на Аляске) продолжает оставаться поиск пары, что затрудняется близкородственными степенями родства. И если в период с начала 1960-х по 1980-е казалось, что в результате соединения «турчан», «харбинцев» и «синьцзянцев» в единую общность эта проблема была решена, то с принятием частью американских старообрядцев священства и появлением конфронтации между поповцами и беспоповцами брачная проблема вновь стала крайне актуальной. При этом браки с американцами (американками) по-прежнему не приветствуются, хотя имеют место при условии перехода будущего супруга (супруги) в старообрядческое вероисповедание [7, с. 71; 6, с. 117].

Следует сказать, что старообрядцы США неоднократно становились объектом изучения ученых из различных стран. О них снимали фильмы. В 1988 году в гостях у староверов Николаевска дважды побывал известный российский журналист В. Песков.

Возвращение старообрядцев из-за рубежа в Россию

Вопрос о возвращении старообрядцев из-за рубежа на историческую Родину поднимается периодически. В XX веке в Россию и затем в СССР несколькими потоками возвращались некрасовцы и липоване. В конце 1940-х — начале 1950-х годов были предприняты попытки вернуть в СССР с территории Китая «харбинцев» и «синьцзянцев», однако те еще хорошо помнили трагические события Гражданской войны и коллективизации и, опасаясь репрессий, возвращаться не спешили. Вернулись лишь немногие семьи.

В конце первого десятилетия XXI века в России стала действовать программа по возвращению из-за рубежа соотечественников, и российские дипломаты предложили проживающим в Южной Америке русским старообрядцам вернуться на Родину. Живущие на чужбине старообрядцы по-прежнему считали (и считают) Россию своей Родиной, всегда хотели увидеть дорогую их сердцу Россию и искренне надеялись, что произошедшие в России перемены позволят им, вернувшись, спокойно жить и полноценно трудиться [32; 40; 9].

Немаловажными факторами, сопутствовавшими решению некоторых старообрядческих семей вернуться на Родину своих предков, также стали:

  1. возрастающие затруднения в поиске пары для заключения законного брака вне запрещенных степеней родства;
  2. изменение отношения к русским поселенцам-староверам руководства стран, где они проживают (например, Боливии), напряженные отношения с частью местного населения (недовольного, что русские составляют им конкуренцию и даже доминируют в некоторых сферах), с криминальными и околокриминальными структурами (в частности, производителями коки) [15; 24; 40].

То есть во многом повторяется ситуация, сопутствовавшая возвращению некрасовцев и «дунаков» из Турции в Россию (а затем в СССР) в XX веке.

Первые семьи староверов приехали в Россию из Уругвая и Боливии в 2008 и 2009 годах [25; 12]. Данила Терентьевич Зайцев в первый раз побывал в России в ноябре 2007 года. Встречался с представителями МИДа, региональных администраций, видными старообрядческими деятелями [40]. Великим постом 2008 года Данила Терентьевич Зайцев с женой Марфой и пятерыми младшими детьми, а также их старший сын Адриан с семьей и дочь Елена с мужем и всей семьей приехали в Россию. Сначала Даниле Зайцеву, который в Южной Америке имел собственное хозяйство, предложили в Красноярском крае работу скотника и заработную плату 3100 рублей в месяц, но он не согласился. С помощью московских чиновников и друзей-старообрядцев Данилу Терентьевича и прибывших с ним поселили в Белгородской области. Сначала дела пошли в гору. Но потом с местными чиновниками не заладилось. Пришлось вновь переселяться. Поселили в Красноярском крае в Шушенском заповеднике. Там, мягко говоря, тоже не все сложилось, но чудом удалось бежать. После долгих мытарств и злоключений Зайцеву с семьей помогли уехать назад в Аргентину. Данила Терентьевич подчеркивает, что бежал он не от России, не от Родины, которую любит, а от чиновников [25; 32; 40].

В 2009 году в Россию приехали и другие старообрядческие семьи из Южной Америки. Староверы из Уругвая поселились в с. Лаули Приморского края [10]. Иосиф Мурачев с семьей поселились в селе Огорь Калужской области [9]. В Приморье в селах Дерсу и Большой Кут поселились Ульян Мурачев с семьей и другие староверы из Боливии и Уругвая [12; 16]. В 2016 году часть староверов поселились в 10 километрах от г. Свободного Амурской обл. К 2017 году на Дальнем Востоке проживало уже 126 староверов-переселенцев [12].

Главными проблемами для староверов-переселенцев являются недобросовестные чиновники и всякого рода бюрократические препоны. Так, например, приехавшему из Уругвая с женой и четырьмя детьми Иннокентию Фефелову пришлось для получения въездной визы в Россию выезжать в Финляндию, а приехавшую из Боливии зажиточную семью Реутовых глава местного поселения (ныне отбывающий заключение) обманул на 5,3 миллионов рублей (Реутовым вернули 500 тысяч) [12].

Вопрос о возвращении на Родину старообрядцев из-за рубежа вновь актуализировался после встречи президента России Владимира Путина с предстоятелем Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополитом Корнилием весной 2017 года. Возвращение старообрядцев стало темой прошедшего 1 июня 2018 года в Москве Международного круглого стола «Возвращение старообрядцев на Дальний Восток» [9] и одной из главных тем прошедшей 1 октября 2018 года Международной конференции «Международный старообрядческий форум». В конференции также приняли активное участие представители старообрядческих общин из Южной Америки. Форум принял решение оказывать поддержку и содействовать старообрядцам, желающим вернуться на Родину. Поддержку и помощь старообрядцам и в том числе поддержку и помощь в переселении старообрядцев из-за рубежа на Дальний Восток гарантировало и Российское государство. Для оказания информационной поддержки зарубежным старообрядцам, желающим переселиться на Дальний Восток, был создан специальный информационный портал.

Посетившие Москву, Дальний Восток и другие регионы России представители старообрядческих общин из Южной Америки и других стран не скрывали своих наилучших впечатлений и своего искреннего желания вернуться на Родину. Уезжая, они выразили надежду на свое возвращение в Россию и на то, что Российским государством им будет предоставлена такая возможность, будет оказана соответствующая адекватная поддержка.

Список источников

  1. Алексей Муравьев. Австралийские старообрядцы: жизнь и судьба. — URL: http://ruvera. ru/articles/tri_volny_russkih_immigrantov (дата обращения: 24. 08. 2018).
  2. Аргудяева Ю.В. Русские крестьяне в Маньчжурии// Известия Восточного института. — 2010. — С. 89–102.
  3. Аргудяева Ю.В. Русские старообрядцы в Маньчжурии. Новые материалы // Известия Восточного института. — 2010. — №2. — С. 67–79.
  4. Аргудяева Ю.В. Русские старообрядцы в США // Ойкумена. — 2010. — №4. — С. 16–23.
  5. Аргудяева Ю.В. Семья и семейный быт приморских старообрядцев в Маньчжурии // Вестник ДВО РАН. — 2018. — №5. — С. 143–158.
  6. Аргудяева Ю.В. Семья и семейный быт русских старообрядцев в Америке // Вестник ДВО РАН. — 2012. — №1. — С. 114–125.
  7. Аргудяева Ю.В. Русские старообрядцы в Северной Америке // Вестник ДВО РАН. — 2011. — №1. — С. 64–74.
  8. Басаргина А. Как мы бежали из России. Приложение. История и судьбы // Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. В двух томах. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 649–654.
  9. Вернутся ли староверы Южной Америки в Россию? — URL: http://ruvera. ru/articles/3_stol_vozvrashenie_staroobryadcev (дата обращения: 24. 08. 2018).
  10. Допетровская Русь возвращается в Россию. — URL: https://www. pravda. ru/faith/religions/orthodoxy/27-07-2011/1085258-oldbeliever-0/ (дата обращения: 28. 08. 2018).
  11. Дни в Романовке. Японские фотографии, запечатлевшие русское старообрядческое село в Маньчжурии на рубеже 1930–1940-х годов, из собрания приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева во Владивостоке. М., Программа «Первая публикация», 2012. — 368 с.
  12. «Здесь нас Бог лучше слышит, а государство — нет». — URL: https://dv. land/people/staroobryadtcy (дата обращения: 28. 08. 2018).
  13. Иннокентий. Епископы Русской Православной Старообрядческой Церкви в 1920-х гг. // Во время оно. Приложение к журналу «Церковь», 2012. — Вып. №6. — С. 15–26.
  14. Иосиф. Епископы Русской Православной Старообрядческой Церкви в 1920-х гг. // Во время оно. Приложение к журналу «Церковь». — 2012. — Вып. №6. — С. 33–36.
  15. Как русские старообрядцы оказались в далекой Боливии и хорошо ли им там живется. — https://kulturologia. ru/blogs/100118/37377/ (дата обращения: 28. 08. 2018).
  16. «Какой дурак сюда поедет?» Как живут староверы, переселенцы из Южной Америки. Репортаж из уссурийской тайги. — URL: https://lenta. ru/articles/2017/06/17/oldiri/ (дата обращения: 24. 08. 2018).
  17. Калугина С. История Николаевска. Приложение. История и судьбы// Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. В двух томах. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 679–687.
  18. Кононова М. Старообрядческие общины Русского зарубежья. — URL: https://slavynka88. livejournal. com/73590. html (дата обращения: 24.08.2018).
  19. Кудрин И. Жизнеописание священника и отца семейства. Барнаул: Издательство Фонда поддержки строительства храма Покрова Пресвятыя Богородицы Русской Православной Старообрядческой Церкви, 2006. 288 с.
  20. Мартюшев П.Г. Исход. Приложение. История и судьбы// Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 643–649.
  21. Мартюшев П.Г. Вот как русские делают. Приложение. История и судьбы // Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. В 2 тт. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 654–664.
  22. Мартюшев П.Г. Рукоположение первого священника для «часовенных» старообрядцев Америки. Приложение. История и судьбы// Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. В двух томах. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 675–679.
  23. Мельников Федор Ефимович// С.Г. Вургафт, И.А. Ушаков. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. — М. , 1996. — С. 167–168.
  24. Наумов А. «Старообрядческая» Боливия. — URL: http://ricolor. org/rz/latin_amerika/bl/b_r/1/ (дата обращения: 24.08.2018).
  25. Приключения русского иностранца в России. — URL: https://rg. ru/2008/05/28/obschestvo. html (дата обращения: 28. 08. 2018).
  26. Родословие Рябушинских// Рябушинский Вл. Русский хозяин. Сборник статей. М. , 1998, С. 47–48.
  27. Русские староверы в Уругвае. — URL: http://ru-ar. ru/starovery (дата обращения: 24.08.2018).
  28. Рябушинские// С.Г. Вургафт, И.А. Ушаков. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. — М., 1996. — С. 244–247.
  29. Семья у русских староверов на Аляске. — URL: https://usa. e-migration. ru/istoriya-ssha/semya-u-russkix-staroverov-na-alyaske. html (дата обращения: 24.08.2018).
  30. Сироткин// С.Г. Вургафт, И.А. Ушаков. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. — М., 1996. — С. 257–259.
  31. Староверы в Уругвае глазами жителя Латинской Америки. — URL: http://starove.ru/izbran/staroobryadtsy-v-urugvae-glazami-zhitelya-latinskoj-ameriki/ (дата обращения: 24.08.2018).
  32. Староверы сбежали из новой России. — URL: https://www. mk. ru/social/2010/10/07/535087-staroveryi-sbezhali-iz-novoy-rossii. html (дата обращения: 28.08.2018).
  33. Старообрядцы Дальнего Востока в Китае. 1917–1958 гг. — URL: http://www. orthodoxchina. info/localchurch/chinaoldbeliever_ru. htm (дата обращения: 10. 09. 2018).
  34. Старообрядцы в Австралии. — URL: http://www. unification. com. au/articles/read/966/ (дата обращения: 20.09.2018).
  35. Хисамутдинов А.А. Старообрядцы: из России в Америку через Китай — URL: http://simvol-veri. ru/xp/staroobryadci-iz-rossii-v-ameriku-cherez-kitaie-chast-1. html (дата обращения: 21.09.2018).
  36. Шахматов А. Китай (глава из книги «Вселенная Россия»). — URL: http://golos. ruspole. info/node/437 (дата обращения: 21.09.2018).
  37. Шахматов П. Покровка. Приложение. История и судьбы// Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. В двух томах. М.: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. — С. 669–675.
  38. Тимофеев В.В. Русская старообрядческая диаспора в Австралии// Вестник Самарского государственного аэрокосмического университета. — 2005. — №1 — С. 164–166.
  39. Откуда в Бразилии появились русские староверы? — URL: https://cyrillitsa. ru/actual/32553-otkuda-v-brazilii-poyavilis-russkie-s. html (дата обращения: 27.12.2018).
  40. Зайцев Д.Т. Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева. — URL: https://biography. wikireading. ru/283061 (дата обращения: 29.12.2018).
  41. Царенко Ю.В. Встреча через четверть века. — URL: http://samstar. ucoz. ru/news/ju_v_carenko_vstrecha_cherez_chetvert_veka/2011-12-31-5174 (дата обращения: 31.12.2018).