О начале жития преподобного и о посещении Великого Новгорода

Предстоящие события

Преподобный Антоний родился в семье  родителей христиан в великом городе Риме, что на западе земли Италии. Научен он был в строгой православной вере, которой придерживались родители и родственники его тайно. В то время Рим отступил от истинной христианской веры и отпал в латинскую ересь, а потому все правоверные молились тайно,  укрываясь в домах своих. Окончательно же заблудились латиняне во времена папы Формоза. В этом зловерии они пребывают и до наших дней. Можно немало поведать благочестивому читателю о римском отступлении и о богомерзкой их ереси, но об этом пока умолчим.

Отец и мать преподобного Антония отошли к Богу в добром исповедании веры. Преподобный же научился грамоте и изучил все Писание на греческом языке.  Он прилежно читал книги Ветхого и Нового Завета, предание святых отцов семи вселенских соборов, которые изложили и изъяснили христианскую веру. После упокоения родителей Антоний возжелал  принять иноческий образ. Он помолился Богу и раздал бедным земли и прочее из имения своих родителей.  Оставшееся из имущества, включая иконы и церковные святыни, он запечатал в деревянный сосуд, то есть в бочку. После того Антоний заковал ее стальными обручами и низверг в море.  Сам же он ушел из города в дальние пустыни. Там он разыскивал  ушедших из мира,  скрывающихся от еретиков в пещерах и в земных расселинах и  труждающихся во имя Бога. И вскоре промыслом Божиим нашел он иноков, живущих в пустыни, среди которых был один старец имевший иерейский сан. Преподобный Антоний много и слезно молил их, чтобы они приобщили его к своей Богом избранной братии. Они же много и строго расспрашивали его о делах творящихся в мире и о римской ереси затопившей западную церковь.  Подвижники боялись, что пришедший юноша может оказаться одним из отступников или еретиков. Антоний исповедал им правую веру и просил сделать его иноком. Старцы ответили ему: «Чадо Антоний, ты молод и не сможешь вынести подвижнической жизни и трудов черница». В то время Антонию было восемнадцать лет. Много другого рассказывали ему подвижники о тернистом пути иноческого делания. Он же непрестанно им кланялся и молил о восприятии иноческого образа.  С большим трудом удалось ему уговорить старцев. Наконец он был пострижен и пробыл в этой тайной и удаленной обители двадцать лет в трудах, посте и молитвах Богу.

В тридцати верстах от этой пустыни была маленькая церковь, освященная во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа. Этот храм был построен руками иноков живущих в этих местах.  Существовал обычай всем монахам из окрестных обителей собираться в этой церкви в Великую Субботу. Священники и дьяконы служили Божественную службу,  пели и молились весь  день и всю ночь. Утром же в самый день светлого Христова Воскресения, на Святую Пасху, отпев заутреню и святую божественную Литургию, причастившись также Святых и Пречистых Божественных и Животворящих Христовых тайн, иноки расходились каждый в свою пустынь.

В то время, ненавистник всякого добра дьявол воздвиг опустошительное гонение на христиан. Богоотступник папа Римский  и князья того города послали воинов по окрестным пустыням. Те стали хватать монахов и подвергать их мучениям. Преподобные отцы из богоизбранного Христова стада от страха разбрелись по разным местам и не сообщались друг с другом. Спасаясь от гонений, Антоний перешел на жительству в некое место у моря, где поселился в непроходимых дебрях. Он стоял на камне, беспрестанно, ночью и днем молился Богу. Не было у него никакого  укрытия и хижины. Вкушал он один раз в неделю немного пищи, которую принес с собой из обители. Пробыл он на том камне целый год и два месяца. И столько трудился он, молясь Богу, в посте, бдении и молитвах, что был подобен ангелам.

Тайну царскую подобает хранить с великой острожностью, — это похвально и безопасно для хранящих, ее и весьма полезно, чтобы никому она не стала известна и тем самым не изменилось царское повеление. Но дела Божии и преславные чудеса, совершаемые его святыми, наоборот следует  всюду всячески проповедать громогласно и ничего о них не скрывать и не предавать забвению. Все это будет на общую пользу и на спасение всем христианам. Так и Господь явил знамение и некоей чудо с преподобным Антонием.   Было же это в лето 6614 от сотворение мира (в 1105 от Рожества Христова) в пятый день месяца сентября, на память святого пророка Захарии, отца Иоанна, Предотечи Господня. Поднялись очень сильные ветры и взволновалось море, как никогда еще не бывало, и морские волны доходили до камня, на котором неизменно стоял преподобный Антоний, воссылая Богу беспрестанные молитвы. И вдруг внезапно появилась громадная волна и подняла камень, на котором стоял преподобный. Волна понесла камень, как  быстрый корабль, однако ничуть его не испугала и не повредила инока стоящего на камне. Преподобный стоял и непрестанно молился Богу и ничего не боялся. Ибо он так возлюбил он Господа всею душою своею, что в его душе поселился Бог, его святой пречистый защитник: «и живет в душе боящегося Его, и творит волю возлюбившего Его». Преподобный, носил постоянно  образ Спасителя в своем сердце —  преславную икону Божию. Только эта икона была не красками написана на доске или на чем-либо ином, но составлена  добрыми делами: постом, воздержанием, добрыми свершениями, нелицемерной любовью к ближним, бдением и молитвами. Посреди кипящего моря нес преподобный эту икону, тайно вписав навсегда в своем сердце  образ небесного Владыки и видя внутренним оком Пречистую Богородицу в облаке, держащую своими пречистыми руками превечного младенца Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа. В последствии преподобный Антоний рассказывал своим ученикам об этом чудесном путешествии: «Не знал я времени, не знал, когда был день, а когда ночь, но был все время объят неземным светом».

Камень же плыл по водам без руля и без кормчего.  Человеческий разум не может представить, что во время сего чудесного и страшного происшествия ни скорбь, ни страх, ни уныние, ни голод, ни жажда, ни иная какая печаль не посетили преподобного. Все время пребывал он в мысленной молитве Богу и радовался душою. В молитвах же воздавал великую хвалу всесильному Господу и Пречистой Богородице.  Путешествие преподобного из Римской страны вначале шло  водами Средиземного моря. Затем  течение унесло его на север, через океан и моря в реку Неву. Из Невы в Ладожское озеро, а из Ладожского озера в  реку Волхов. По реке Волхов камень плыл против  сильного течения и  опаснейших  быстрин. Пока камень не доплыл до предназначенного Богом места, он нигде не приставал к берегу. Ночью камень, на котором стоял и молился преподобный, пристал к берегу. Рядом с этим местом располагалось  малое селенье, которое носило имя  Волховское. Ныне здесь Божией благодатью и молитвами преподобного отца нашего Антония стоит монастырь основанный преподобным.

 Во время заутрени стали в городе звонить к утренней службе. Преподобный услышал великий звон по городу, и стоял в великом страхе и недоумении. Антонию показалось, что волны принесли его обратно у городу Риму — так громко звонили в храмах той местности.

Когда же миновала ночь, настал день и засияло солнце, жившие там люди стали стекаться к преподобному и, глядя на него и удивлялись,  кто сей чужестранец. Приблизившись к нему, местные жители  стали спрашивать его об имени и о родителях, и из какой страны он пришел. Преподобный же, ничуть не владея русским языком, не умел дать никакого ответа, но только им кланялся, не смея сам сойти с камня. И пробыл он тут три дня и три ночи, стоя на камне и молясь Богу. В четвертый же день преподобный долгие часы молился Богу о том, чтобы понять, что это за город и люди, чтобы послал ему Бог такого человека, который рассказал бы ему об этом городе и о людях. Сошел преподобный с камня и пошел в  Великий Новгород. Там он на торговой площади нашел человека из греческой земли,  имеющего купеческое звание по имени Готфин.  Этот купец владел римским, греческим и русским языком. Увидев старца, он спросил его об имени и о вере. Антоний сообщил ему свое имя и назвался христианином и грешным иноком, недостойным ангельского образа. Купец же тот пал к ногам святого, прося у него благословения, и преподобный даровал ему благословение и во Христе целование. Преподобный же спросил его о городе и о земле в которые он попал,  о людях и их  вере, о святых Божиих церквах стоящих здесь. Готфин поведал все по порядку, сказав: «Город этот — Великий Новгород, люди же в нем исповедуют православную христианскую веру; соборная же церковь — святая София Премудрость Божия; святитель же в этом городе епископ Никита, а владеет городом этим благочестивый великий князь Мстислав Владимирович Мономах, внук Всеволодов». И преподобный, слыша от грека эти известия, возрадовался душою и воздал мысленно великое благодарение всесильному Богу.

Антоний спросил  Готфина: «Еще мне скажи, друг, каково расстояние от города Рима до этого города, и за какое время люди совершают этот путь?» Он же ему ответил, сказав: «Италийская земля весьма далека от этих мест.  Путь из Рима труден. Нужно идти и по морю, и по суше. Занимающиеся торговлей приезжают едва за полгода, если кому Бог поможет». И преподобный, размышляя и внутренне дивясь величию Божию, — как это за два дня и за две ночи он преодолел такую дальность пути. Едва удержась в то время от слез, он  поклонился купцу до земли, даровав ему мир и прощение.

И вошел преподобный Антоний в город, чтобы помолиться в храме святой Софии Премудрости Божией и увидеть великого святителя Никиту. И увидев церковное благолепие и порядок на службе, и ревностных священнослужителей весьма возрадовался душою. Помолившись, преподобный обошел окрестности и снова вернулся на место, где пристал к берегу его камень.  К святителю новгородскому Никите Антоний не подошел,  потому что не знал славянского и русского языка и местных обычаев.

И стал преподобный молиться стоя на своем камне, день и ночь, чтобы Бог сделал ему понятным русский язык. Тем временем стали приходить к нему живущие поблизости люди и горожане  за благословением и с просьбой помолиться о них.  Божьим промыслом преподобный вскоре научился от них понимать и говорить по-русски. Люди же спрашивали его о его родителях, и в какой земле он рожден и воспитан, и каким образом пришел в землю новгородскую. Однако преподобный Антоний им ничего не рассказал о себе.

В скором времени слух о нем дошел до святителя Великого Новгорода Никиты. Святитель же Никита послал за ним и велел привести его к себе. Преподобный в сильном страхе, и охваченный в то же время радостью, отправился к святителю в глубоком смирении. Святитель ввел его в свою келью, и преподобный, сотворив молитву, сказал: «Аминь». И принял преподобный благословение от святителя со страхом и любовью, словно из рук самого Господа Бога. Епископ  Никита, постигший благодатью Святаго Духа, что стоящий перед ним человек есть муж необычной судьбы и святой жизни, стал его спрашивать о родине, о путешествии,  и о прибытии его в Великий Новгород. Антоний, не желал раскрыть святителю тайны своего чудесного путешествия, потому что больше всего боялся славы человеческой.  Святитель Никита, расспрашивая преподобного с великой строгостью, заклинал его все рассказать: «Если ты, брат, не поведаешь мне своей тайны, то знай, что Бог все о тебе откроет нашему смирению, тогда ты примешь от Господа наказание за непослушание».

Преподобный пал ниц перед святителем и плакал горько, умоляя его, чтобы не поведал он никому этой тайны, пока преподобный жив. И наедине рассказал все о себе по порядку — о родине своей, о житии в монастыре, о гонениях устроенных еретиками на правую веру, о прибытии своем из Рима в Великий Новгород.

Святитель Никита, услышав эту историю от преподобного,  посчитал его не  простым человеком, но  мужем удостоенным особой благодати Божией.  Поднявшись со своего места епископ отставил пастырский жезл и  припав у святым иконам молился долгое время. Так он был удивлен услышанному!  После этого святитель Никита пал перед преподобным на землю, прося у него благословения и молитвы. Преподобный в ответ сам пал на землю перед святителем, молясь и прося благословения, себя же называя недостойным и грешным. Так долго они лежали на земле, плача, долго орошая землю слезами, прося друг у друга благословения и молитвы.

И святитель Никита говорил преподобному: «Ты удостоен от Бога великого дара  творить чудеса, как это делали в древности пророки и апостолы.  Уподобился ты Илье Фезвитянину или апостолам, которые на Успение Пресвятой Богородицы были

перенесены силой Божией на облаках. Теперь такое же чудо пришло и к нам город. Господь даровал тебе возможность прибыть чудесным образом к нам. Тем самым людей здесь живущих благословил и призрел». Преподобный Антоний же говорил святителю: «Ты — священник Бога вышнего, ты — помазанник Божий, тебе следует молиться о нас».

Святитель же поднявшись с земли, долго не унимал слез.  Затем он поднял инока с земли, благословляя и лобызая его во имя Христово. Беседа двух старцев  длилась долго.  Епископ Никита беседовал с преподобным, но никак не мог насытиться его сладкими и медоточивыми речами. И желал он прославить чудо, но не мог пренебречь обещанием данным преподобному. Святитель Никита  просил преподобного, чтобы он выбрал у него удобное для себя место и остался бы с ним до конца жизни. Но преподобный  не захотел остаться при архиерейском дворе и отвечая  на это сказал: «Святитель Божий, Господа ради, не принуждай меня, мне должно оставаться на том месте, куда привел меня Господь». Святитель Никита дал благословение и отпустил инока с миром на богоизбранное место.

Недолгое время спустя епископ Никита поехал к преподобному Антонию, чтобы увидеть этот камень и место. Преподобный стоял на камне, как на столпе, и, не спускаясь с него, молился Богу день и ночь. А когда увидел идущего к нему святителя, сошел с камня, пошел ему навстречу и принял от владыки благословение и молитву. Увидев камень, святитель еще раз удивился, что инок был принесен из Италийской земли на камне по морю. Желая достоверно узнать о чуде, боясь искушения, владыка стал расспрашивать селян, разводя их по одному, о явлении преподобного. Они единодушно говорили ему: «Воистину, святитель, этот человек Божий по водам принесен был на камне» — и все подробно и достоверно рассказали ему по порядку о старце.  

И сказал преподобному святитель Никита: «Господь наш Исус Христос и Пречистая его матерь Богородица избрали это святое место. Бог желает, чтобы твоими руками здесь был воздвигнут храм во имя честного и славного Рожества Пресвятыя Богородицы.  Будет здесь обитель во спасение монахам, ибо ради этого в день предпразднества праздника Рожества Богородицы доставил  Господь тебя на это место». Преподобный ответил: «Да будет воля Господня».

После этой встречи святитель воспылал еще больше духовной любовью к преподобному и дав ему благословение и уехал к храму святой Премудрости Божией святой Софии на двор епископа.