Главная Митрополит Доклады и выступления «Народосбережение — настоящее и будущее России». Речь митрополита Корнилия на Всемирном Русском Народном Соборе 2019 г.

Публикации Митрополита

Биография Митрополита

Митрополит Корнилий

Будущий предстоятель Церкви родился 1 августа 1947 года в подмосковном Орехово-Зуеве в старообрядческой семье.

Читать далее →

«Народосбережение — настоящее и будущее России». Речь митрополита Корнилия на Всемирном Русском Народном Соборе 2019 г.

По теме народосбережения уже сказано много слов, связанных с необходимостью повышения уровня рождаемости, с поддержкой материнства, много говорится о необходимости государственной материальной поддержки многодетных семей — всё это очень важные вещи, всё это необходимо делать. Но мне бы хотелось обратить внимание на такой немаловажный вопрос — а что есть народ? Ведь прежде чем что-то или кого-то сберечь, необходимо определить его сущность.

Если под словом «народ» подразумевать всё население страны, всех граждан Российской Федерации, то тогда, действительно, всё сведётся к необходимости выделения финансовых средств государства на повышение благосостояния, уровня образования, медицины, социальную поддержку — и всё это, безусловно, крайне важно и нужно.

И всё же, говоря «народ» и, в частности, «русский народ», перечисляя другие народы, созидающие нашу тысячелетнюю цивилизацию, мы подразумеваем нечто большее, нежели формальное гражданство.

Говоря, например, о русском народе, многие, как мне кажется, затруднятся назвать основные его отличительные черты. Что значит быть русским? Не россиянином — с этим как раз всё более-менее понятно, это определение ограничивается гражданством РФ, — а именно русским.

Очевидно, ограничиться языком недостаточно. Русским языком владеют представители многих народов России, а также многих народов за пределами России. Русским владеют граждане других государств, и не только русские, но даже те, кто никогда не назовёт себя русским. Русским владеют миллионы людей за пределами России, и это очень хорошо, но явно недостаточно. Владеть русским языком ещё не значит быть русским. А что тогда?

«Атеист не может быть русским», «русский — значит православный», — эти высказывания Фёдора Михайловича Достоевского мы часто слышим, иногда даже повторяем, и это второе качество, определяющее принадлежность к русскому народу, которое приходит нам на ум, когда мы говорим о том, что значит быть русским. Но все ли с этим согласны? А те, кто не согласен, что предлагают они в качестве альтернативы?

Русский — это успешный? Русский — это сильный, умный, красивый, счастливый. Все эти категории прекрасны, но являются ли они отличительными чертами именно русских людей?

И даже если согласиться с обязательной православностью русского народа, то так ли цельно это определение? Так ли безоблачна история русского православия, особенно учитывая историю раскола русской Церкви в XVII веке, нанёсшего нам глубокую, незаживающую рану. Не отсюда ли стремление вообще вычеркнуть православие из списка обязательных категорий принадлежности к русскому народу — чтобы забыть об этой ране, об этой невосполнимой трагедии русской Церкви.

О хранении нереформированного православия, о верности заветам Христа говорил огнепальный священномученик протопоп Аввакум, 400-летие со дня рождения которого в 2020 году отмечает весь православный мир. «Молю вы о Господе, дети мои духовныя, святии и истиннии раби Христови, — Бог есть с нами и никто же на ны! Кто может нас разлучить от любви Христовой? И сам диавол не учинит нам ничего, стоящим и держащимся за Христа крепце… Ну, запечатлеем мы кровию своею нашу православную веру христианскую».

И всё же православие, при всей его важности в становлении русского народа, это необходимый, но всё ещё не достаточный признак. В конце концов, есть и другие православные народы помимо русских — греки, болгары, сербы, румыны, да много ещё. Есть даже те народы, которые, считая себя православными, говорят на русском, но при этом не считают себя русскими. А значит и православие, пусть важное, но всё же недостаточное свойство принадлежности к русскому народу.

Так кого же нам сберегать? Как выявить русский народ — создатель нашего огромного государства, народ-герой, народ-богоносец, народ — хранитель своей собственной, самостоятельной цивилизации, народ — носитель Русского мира, мира справедливого и умиротворяющего?

И здесь мы неизбежно обращаемся к сфере Духа, выходя за рамки материального. Народ — это, в первую очередь, душа народа. Это то, что существует сквозь века, сохраняя особую уникальность народа. Душа народа — это то, что хранит в себе его принадлежность Святой Руси, православию, переходя из поколения в поколение.

Да, душа народа, а также его Дух — это категории нематериальные. Но и народ не только материален, но и одухотворён. Материально население, материальны массы, граждане, здесь всё ограничивается земным и телесным. Народ же — это то, что существует сверх телесности и материи.

Говоря о русском народе, мы неизбежно должны говорить о русском духе, о душе, стремящейся ко Христу. Наш народ включает в себя не только ныне живущих, но и окончивших земную жизнь наших русских святых, наших праведников и наших героев, сложивших головы не только за нас, ныне живущих, но и за тех, кто ещё не рождён. Русский народ — это наши дети, рождённые и те, которым только предстоит родиться. Которые должны не только родиться, но и стать русскими.

Русский народ — это также идея, вера, ради которой он живёт. Ради несения которой сквозь века в молитве и посте проводили свои земные дни русские святые, складывали свои головы русские герои, совершали трудовые подвиги, идя на бесчисленные жертвы, простые русские люди. Не за благосостояние и комфорт, не за материальные блага и идеалы наживы, а за веру — за русскую идею.

Народ, таким образом, включает в себя душу. И это основное отличие народа от населения. А это значит, что сбережение народа — это, в первую очередь, сбережение его души.

Душа русского народа складывается из христианской веры, из его надежды на спасение через покаяние, из русской жертвенной любви, смирения, терпения, из его готовности совершать подвиги, из его сказаний, из его истории и из его права — что особенно важно — быть самим собой. Свободно развиваться и помнить, кто он есть, хранить свои, а не чьи-то заимствованные или навязанные, традиции. Право на самоопределение — главное право народа. Русский дух есть неудержимое движение к спасению души, собственно и представляющему собой подлинную русскую идею.

Иными словами, для подлинного сбережения народа необходимо создать все условия для сбережения его души. Говоря о сбережении русского народа сегодня, необходимо говорить не только о сохранении населения, его численности. Сохранение русского народа — как, впрочем, и любого другого народа России — это сбережение в том числе его исторических и культурных традиций.

А если у народа отнять душу, искорёжить её, омрачить и осквернить безверием и цинизмом, безудержным материализмом и жаждой наживы, замутить заимствованными западными ценностями — тогда действительно не станет и самого народа. Останется население, которое, конечно, сможет выжить, ведь человек — существо, способное привыкнуть ко всему. Но жить, оставаясь народом, мы уже не сможем. «Все назначение России заключается в православии», — утверждал Ф.М. Достоевский.

Выживать для нас недостаточно. Да и зачем, если мы при этом перестаем быть русскими, теряя свою русскую душу. А нет души — значит нет веры, нет Духа, нет спасения. Тогда всё напрасно. Спастись — значит сохранить русскую душу, русский дух, русскую веру. Веру в Спасение. Или погибнуть. Иного нам не дано, пока мы остаёмся русскими людьми, русским народом!

Только вернув потерянного народом Христа, мы можем сберечь и возродить Россию!

Митрополит Корнилий,

Русская Православная Старообрядческая Церковь