Главная Митрополит Проповеди Проповедь на память четыредесяти мучеников, иже в Севастии

Публикации Митрополита

Биография Митрополита

Митрополит Корнилий

Будущий предстоятель Церкви родился 1 августа 1947 года в подмосковном Орехово-Зуеве в старообрядческой семье.

Читать далее →

Проповедь на память четыредесяти мучеников, иже в Севастии

Дорогие братие и сестры!

Апостол призывает нас, братие и сестры, не ослабевать в духовных и телесных подвигах Великого поста, чтобы наша душа укреплялась в вере и очищалась от грехов во дни святой четыредесятницы. Святые мученики первых веков христианства подобно лучезарным звездам сияют на церковном небосводе непоколебимой стойкостью в подвигах веры. Ободряя и назидая нас, Святая Церковь призывает чтить память четыредесяти мучеников, в Севастии пострадавших, побуждает нас к добродетелям и духовным подвигам.

Сорок славных мучеников, которых прославляет сегодня Церковь, имели раздельные тела, но у них была как бы единая душа в согласии и единомыслии непоколебимой веры. Как воспевает псалмопевец Давыд: Се́ ны́не что́ добро́ или́ что́ красно́, но е́же жи́ти бра́тии вку́пе (Пс. 132, 1). Они явили миру пример стойкости и терпения и, преодолев все испытания и муки, за общий подвиг сподобились равночестных венцов славы.

В IV веке безбожный и нечестивый правитель армянского города Севасти́и воздвиг жестокое гонение на христиан, принуждая их приносить жертвы идолам. Те же, кто отказывался, подвергались различным мучениям — огню, мечу, распятию на кресте, закапыванию живыми в землю, колесованию, побиванию бичами, строганию острым железом, опалению огнём и другим мукам. Под угрозой этих истязаний одни бежали в пустынные места, иные были в нерешительности, иные же, пораженные ужасом зверских пыток, покорялись мучителям и приносили жертвы идолам.

В это время в городе Севасти́и в рядах боевых полков находились воины, числом сорок, которые составляли особенно почётную дружину благочестивых сподвижников, веровавших во Христа. В ратных делах они отличались силою и мужеством. Когда их стали принуждать к принесению жертвы идолам, то эти непобедимые и стойкие воины Христовы смело и небоязнено возвестили о себе, что они христиане. Каждый из них выходил перед нечестивым правителем и говорил: «Я христианин!», — этим как бы заменял своё имя, нарекая себя общим именем Спасителя.

Властитель пытался подкупить воинов лестью, говоря: «Не отдавайте напрасно своей юности, не променяйте этой сладкой жизни на безвременную смерть». Он обещал им деньги, чины и царские почести. Но стойкие исповедники не поддались льстивым ухищрениям, говоря: «Мы ненавидим дар, который влечет за собою вред душе; не принимаем чести, которая бывает матерью безчестия. Желаем мы лишь одного дара — венца праведного, стремимся к одной славе — к славе в Царствии Небесном».

Выслушав эти слова, гордый и жестокий правитель повелел заключить исповедников в темницу, где в ночной молитве они услышали утешающий голос Господа: Вéруяи в Мя, а́ще и ýмрет, оживéт (Ин. 11, 25) и претерпéвыи до конца́ то́й спасе́н бу́дет (Мф. 10, 22). На следующий день мучеников осудили на побиение камнями, но бросаемые в них камни летели мимо или поражали мучителей. Видя это чудо, мученики еще более укрепились в дерзновении о Господе и сказали: «Делайте с нами что хотите; мы — христиане и поклоняться идолам не согласны». Тогда мучитель, исполнившись ярости, повелел связать святых воинов и вести к озеру. Было зимнее время, стояла стужа, и дул пронзительный ветер.

Святой Василий Великий в «Слове на память святых четыредесяти мучеников» так описывает муки холода: «Без сомнения же, знаете вы, испытавшие зимний холод, как невыносим этот род мучения. Тело, подвергшееся холоду, сперва все синеет от того, что кровь сседается; потом оно дрожит и трясётся, между тем как зубы стучат, жилы сводятся, и весь состав невольно стягивается. А сильная боль и невыразимое мучение производят в замерзающих нестерпимое ощущение холода».

Итак, святые воины обнажёнными были поставлены под стражей на лёд среди озера на всю ночь. Как пишет святитель Василий Великий: «Каждый с радостью сбросил с себя последний хитон, и все потекли навстречу смерти, какою грозила стужа, поощряя друг друга: «Не одежду скидаем с себя, — говорили они, — но отлагаем ветхого человека, тлеющего в похотех прелестных (Еф. 4, 22). Жестока зима – но сладок рай. Недолго потерпим, и нас согреет патриархово лоно. За одну ночь выменяем себе целый век».

Для обольщения святых мучеников, чтобы ослабить их твердость, на берегу озера была растоплена баня. Среди ночи, когда холод достиг крайней лютости, один из четыредесяти не выдержал мучения и побежал в баню. Но, едва он ступил на её порог, едва ощутил тепло, как упал замертво. В это время один из стражей, стерегших мучеников, по имени Аглаий увидел необычайное зрелище — с небес спустились венцы на главу каждого из 39 подвижников как великий дар почести Небесного Царя. А сороковой венец стал вновь подниматься на небо. Тогда воин Аглаий понял, что бежавший в баню лишился своего венца, лишился лика святых. Уразумев дивное видение, тотчас Аглаий скинул с себя одежду и побежал в озеро, восклицая: «И я христианин!» Таким образом, он собой восполнил число святой четыредесятницы мучеников и стал им сопричастен. Как работник в евангельской притче о винограднике получил равную плату за свой труд с теми, кто пришел трудиться ранее него, так и добрый подвижник Аглаий получил нетленный венец мученика, присоединившись к тем, кто уже обрел этот безценный небесный дар.

Наутро нечестивый мучитель с удивлением увидел, что святые воины ещё живы и, исполнившись ярости, приказал перебить им голени молотами и тела их предать огню, а пепел бросить в реку. Мать одного из святых мучеников, увидев, что сын ее по телесной крепости остался жив после стольких истязаний и что мучители оставили его в надежде, что он будет жить и переменит свое исповедание, не пролила слез малодушия, а сказала: «Иди, сын, в добрый путь со сверстниками и товарищами, не отставай от сего лика, не позже других явись к Владыке». И доблественная мать понесла своего сына вслед за колесницей, на которой везли тела святых мучеников на сожжение. Так благочестивая мать, отвергнув свойственную ей женскую слабость и воодушевившись мужеством, явила пример для подражания всем матерям в истинной любви, которая все переносит ради обретения ее чадом вечной жизни безсмертной души.

А дьявол был посрамлен доблестью святых страстотерпцев, потому что, воздвигнув на них всю свою силу, был побеждён их непреклонной стойкостью и твёрдой верой. Святитель Василий Великий, заканчивая похвальное слово сорока мученикам пишет: «Святой лик! Священная дружина! Непоколебимый полк! Вас не земля сокрыла, но приняло небо, вам отверзлись врата рая. Находясь в возрасте, наиболее полном жизни, вменили вы ни во что временную жизнь, чтобы прославить Бога в телах своих, став славой миру и Ангелом и человеком (1 Кор. 4, 9). Вы восставили падших, утвердили колеблющихся, усугубили ревность в благочестивых. Все, воздвигнув один победный памятник за благочестие, украсились одним венцом правды о Христе Исусе, Господе нашем».

Мы же, братие и сестры, будем укрепляться примером сорока мучеников и, взирая на их подвиг веры, пройдем сорок дней Великого Поста, как сорок мучеников прошли свой крестный путь, не ослабевая в испытаниях. И по их святой молитве да сподобимся войти в райские обители Небесного Царства, в чем да поможет нам Господь, Ему же слава, ныне и при́сно, и во́ веки веко́м, аминь!