Главная » К сведению » Погребение и поминовение усопших » О том, как писать имена в синодики

О том, как писать имена в синодики

Поиск

Предстоящие события

    Видеозаписи

    Как известно, все прошения об усопших на­чинаются со слов:

    Помяни, Господи, душа
    раб Своих
    , или Покой,
    Господи, душа раб Своих…
    (или: душу
    раба Своего…
    ).

    А поскольку поми­наются бессмертные души умерших людей, то их имена следует писать в родительном падеже.
    Душа — кого? — Николы, Иоанна, Марии, Да­рии, Татианы и т.п.

    Но при чтении молитвы Помяни, Господи
    Боже, иже о вере и о надежди живота вечнаго…
    , входя­щей во все заупокойные
    молитвенные последования, имя ставится в винительном падеже; напри­мер, …усопшую рабу Твою Марью.

    Имена должно писать в их полной
    церковно-книжной форме
    , которая часто отличается от раз­говорной. В
    поминаниях, для удобства чтения, очень желательно отделять священство от мирян,
    мужчин от женщин и т.д.

    Первыми пишут имена епископов, за ними священноиноков, священников и
    диаконов, потом ино­ков и инокинь, мужей, жен, отроков, девиц и отро­ковиц и,
    наконец, младенцев мужского и женского пола.

    В поминание не записывают имена людей, не веровавших в Бога или иноверных,
    а также право­славных христиан, скончавшихся без покаяния, самоубийц и детей,
    которые умерли некрещеными.

    Относительно таких детей часто спрашивают: можно ли молиться за упокой их
    душ и имеют ли они надежду на спасение? Ибо рождены они от родителей-христиан и
    без Крещения остались не по своей воле. Отвечает на этот вопрос само святое
    Евангелие: Если кто не родится от воды и
    Духа, не может войти в царствие Божие
    (Ин. 3, 5). То есть никто некрещеный,
    ни взрослый, ни ребенок, не может унаследовать вечное блаженство. Таким
    образом, некрещеных младенцев невозможно поми­нать в общих заупокойных молитвах,
    тем более что и имени христианского им не наречено. Какова же загробная судьба
    таких младенцев? В житии преподобного Василия Нового описано Божие от­кровение
    ученику преподобного Григорию; Господь открыл ему, что после всеобщего
    воскресения и Страшного Суда младенцы, которые по вине роди­телей умерли
    некрещеными, не будут преданы в вечную муку, в отличие от других людей, не по­знавших
    и не принявших веры в истинного Бога. Но они не получат и тех благ, которые
    уготованы верным и истинным рабам Христовым. Родители же, которые виноваты в
    том, что лишили своих детей Небесного Царствия, восприимут за этот тяж­кий грех
    суровое наказание. В особенности жестоко мучимы будут матери, преднамеренно
    лишившие своих детей как земной, так и вечной жизни, извергнув их из чрева
    путем аборта, посредством каких-то снадобий или колдовства.

    Что же, если мать, повинная в детоубийстве, искренне раскаиваясь в своих
    прегрешениях, скор­бит о душах своих умерщвленных младенцев и всем сердцем
    желает молиться о них Богу, чтобы хотя бы так исполнить свой материнский и христиан­ский
    долг? В таком случае она в душе своей может воздыхать к Богу об этих детях с
    надеждой на Его бесконечную милость и промышление о каждом человеке, наипаче же
    о младенце. Священное Писа­ние многократно говорит об особенном Божествен­ном промышлении
    о рождающихся чадах: Храняи младенца
    Господь
    (Пс. 114, 6); Яко Ты созда
    утробы моя, восприят мя из чрева матере моея
    (Пс. 138, 13); Яко Ты еси исторгни мя из чрева, упование
    мое от сосцу матере моея
    (Пс. 21, 9). Хотя, как уже сказано, совершать Божественную
    Литургию и вообще молиться в Церкви за души некрещеных, мертворожденных и
    изверженных мла­денцев нельзя, надо, однако, знать, что молитвы, возносимые в
    храме Божием за упокой всех право­славных христиан, приносят пользу и душам
    этих детей. Ибо прп. Макарию Великому, великому подвижнику и духовному учителю,
    было открыто Богом, что даже души идолопоклонников имеют некоторое облегчение,
    когда христиане молятся в храмах за прежде усопших христиан. Насколько же больше
    заслуживают милости и облегчения души безвинно загубленных младенцев.

    Заключая слово о поминаниях, считаем небеспо­лезным привести отрывок из
    предисловия к древлеписьменному синодику: «Сие пишем вам, пасты­рем стада
    Христова… иже кто от них, паствы вашея, нищетою духовною живя, и преставится
    от жития сего, и егда глаголете: «яко не дал вкладу — не пишем его в синодик»,
    — то уже несте пастыри, но яко наемницы. Да како дерзнете рещи пред Богом в
    День страшный: Се аз и дети моя, а не
    приносяще должных молитв к Богу за душа их? А кто, чреду держа Божественныя
    службы, леностию и небрежением не поминает написанных в книгах животных, — сам
    не помяновен будет пред Богом. В ню бо меру кто мерит, отмерится ему праведным
    судом Божиим, ему же слава во веки, аминь» (Синодик древлеписьменный Рогожского кладбища № 10 л. 11).

    Наши древние наставники придавали столь высокое значение книге поминовения,
    что называли ее книгой животной — т.е.
    книгой жизни. Ибо прилежная молитва за усопших есть великая доб­родетель,
    вводящая в вечную жизнь и поминаемых, и тех, кто поминает.