Главная » История » Старообрядческие святые » Исаия, мученик и исповедник в Москве за древлее благочестие сожженный

Исаия, мученик и исповедник в Москве за древлее благочестие сожженный

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

Св. Исайя был дворецким боярина Салтыкова, управлял всем его имением и
людьми. Преданный помощник и мудрый советник своего господина, за благоразумие
был часто похваляем самим царём Алексеем Михайловичем. Когда патр. Никон стал
вводить церковные новины, исповедник укреплял своего молодого госпо­дина в
верности отеческому благочестию, и боярин некоторое время держался
христопреданной старины.

Однажды Алексей Михайлович после последовавшего на
боярина доноса самолично убедился, что тот на людях ограждается двуперстным
крестным знамением. Зная о влиянии на молодого Салтыкова его дворецкого,
самодержец добился от боярина признания, что тот придерживается церковной
старины не по собственному разуму, а по научению благочестивого слуги. Тотчас
царь повелел направить в салтыковские палаты отряд для поимки угодника Божия.
Когда воины пришли в дом, боголюбец пел «полудне часы». Поняв, что в дом пришла
смерть, от попросил слуг кесаря подождать, пока не отдаст Богу Божие.
Простившись после молитвы со сродниками и ближними, благочестивый христианини
был доставлен к царю.

На вопрос Алексея михайловича, почему он не ходит в
церковь, исповедник чистосердечно признался: «Не могу солгать Богу и
благочестию, боюсь запрещений отеческих, ужасаюся и трепещу древлецерковныя клятвы.
Сего ради к новинам никоновым приступити не могу, но отвращаюся всеусердно, и
бегу от них всячески». Услышав такие речи, архиереи упросили государя предать
страдальца гражданскому суду. Мученика подвергли длительным и жестоким пыткам,
изуродовав полностью его тело и лицо. Видя стойкость и мужество воина Христова,
ему приготовили огненную казнь. Перед тем, как его объяло пламя, святой мученик
и исповедник Исайя поднял десницу с двуперстием и возгласил народу: «За сие
благочестие стражду, за древлецерковное Православие умираю. И вас,
благочестивыя, молю: крепце в древнем благочестии стояти, ничтоже боящеся».