Главная » История » Старообрядческие святые » Амвросий, митрополит Белокриницкий

Амвросий, митрополит Белокриницкий

Поиск

Предстоящие события

(жизнеописание)

АМВРОСИЙ (Андрей Попович; 1791-1863) — первый старообрядческий митрополит белокриницкий Древлеправославной Церкви Христовой. По происхождению грек. Родился в с. Маистра (по-турецки — Ионжок), в 6 км от г. Эноса, тогда принадлежавшего Турции, позже присоединенного к Болгарии (ныне снова принадлежит Турции). Его отец, Георгий, был в своем роду 22-м священником греческой церкви и с детства готовил сына к церковному служению. Юноша поступил в духовное училище, где прослушал курс богословских наук. В 1811 г. Андрей женился и в том же году был поставлен в священники эносским митр. Матфеем. Его супруга скончалась в 1814 г., оставив ему сына Георгия. В 1817 г. Амвросий стал священноиноком. Митр. Матфей принял его к себе в архиерейский дом. Усердием к службе, хорошим богословским образованием и высокими личными качествами Амвросий скоро обратил на себя внимание иерархов греческой церкви, и в 1823 г. его поставили настоятелем Троицкого монастыря на о. Халки в Мраморном море. Отсюда он был переведен патр. Констанцием в Босфор. Он быстро продвигался по иерархическим ступеням, и скоро получил в патриархии почетную и ответственную должность протосингела константинопольской церкви. Должность эта предоставлялась людям, известным своими духовными дарованиями.

После кончины митр. Вениамина, в 1835 г. боснийская кафедра пребывала вдовствующей. Патриарший синод предпочел другим кандидатам на эту кафедру кандидатуру Амвросия, дав ему следующую характеристику: «Избрася и предпочтеся, — написано в ставленой грамоте от 9 сент. 1835 г., — от всех других высокословеснейший великий протосингел святыя Христовы великия Церкви, господин Амвросий, яко достойный восприяти архиерейское предстательство и пастырский жезл святейшия митрополии босанския, муж благочестив же и изряден, Богу работаяй, и умная очеса высопарною молитвою к Нему возносяй, кроток, смирен, в делании добра не леностен и готов ко всякому благотворению, и вообще рещи, достоин отеческаго наказания, воеже примерно пасти стадо духовное и вести е к спасительной пажити. Чесо ради и предразсудился синодально произвестися на святейшую митрополию босанскую». Рукополагал Амвросия в митрополиты константинопольский патр. Григорий в сослужении четырех архиереев.

Получив ставленую грамоту, митр. Авмросий выехал в г. Босно-Сараев (ныне Сараево), принадлежавший в то время Турецкой империи. В отношении местного населения турки проводили грабительскую политику. Традиционно босно-сараевские митрополиты не вмешивались в дела турецких властей. Не таков был митр. Амвросий. «Митрополит Амвросий, — пишет о нем проф. Н.И.Субботин в «Истории белокриницкой иерархии» (М., 1874, с. 365), — явился исключением из боснийских владык-фанариотов. Человек от природы добрый, он не мог равнодушно смотреть на бедственное положение народа — стал на его сторону и по возможности старался облегчить его нужды. Это было таким необыкновенным явлением, так противоречило издавна сложившемуся народному понятию о греческих архиереях, что народ даже не признавал Амвросия за грека: утвердился слух, что он природный славянин, и именно болгарин. Вот замечательные слова об Амвросии, занесенные в одну боснийскую летопись: «Этот владыка был святой человек, он много заботился о бедных. Он был родом болгарин, вовсе не был сребролюбив и радел только о том, чтобы народу было покойно, чтобы народ не терпел неправды»».
В Босно-Сараеве в то время от имени боснийского визиря Веджид-паши управлял Мустафа-паша. В его жестокое правление произошло восстание против турецкого ига. Когда был спрошен митр. Амвросий, на чьей он стороне, то ответил: «За кого народ — за того и владыка».

К сожалению, восстание привело к печальным результатам. Хотя удалось добиться смещения Веджид-паши, зачинщики восстания пострадали много серьезней, и с ними вместе Амвросий. Новый правитель Боснии, Хозрев-паша, оставил Мустафу-пашу в должности управителя Босно-Сараева, несмотря на то, а может быть как раз в силу того, что именно из-за его жестокости произошло возмущение в народе. Мустафа подговорил местных купцов написать константинопольскому патриарху донос на митр. Амвросия, будто бы он «мешается в нехорошие дела», «сочинил клевету на Веджид-пашу» и пр. Патриаршую кафедру занимал в то время Анфим II, который хотя понимал, чем вызваны обвинения против Амвросия, не смел выступить против притязаний турецких властей, требовавших смещения популярного в народе митрополита. 12 сент. 1840 г. патр. Анфим отозвал митр. Амвросия в Константинополь.

Русский посланник в Константинополе, Титов, по свидетельству, приводимому Субботиным (там же, с. 370), спросил патр. Анфима, чем вызвано удаление Амвросия с боснийской кафедры. Патриарх ответил, что «отозвал его с босно-сараевской кафедры только уступая настоятельному желанию турецких правителей Боснии, от которых взведены на Амвросия многие клеветы». Прибыв в Константинополь, митр. Амвросий стал безместным архиереем, получающим на содержание «приличную пенсию».

В это время русские старообрядцы-поповцы, доведенные преследованием правительства имп. Николая I до состояния, когда старообрядческое священство буквально таяло на глазах, предприняли решительные меры к учреждению за границей епископской кафедры. В 1844 г. уполномоченные посланники русских старообрядцев, иноки Павел Белокриницкий и Алимпий (Милорадович), получили от австрийского правительства разрешение на учреждение в старообрядческом Белокриницком монастыре архиерейской кафедры и приступили к приисканию на Востоке благочестивых, преемственно рукоположенных епископов, которые согласились бы присоединиться к старообрядчеству. Побывав в Египте, Сирии, Палестине, иноки Павел и Алимпий стали изучать обычаи и богослужебные порядки греческой церкви, особенно ее пастырей. Они убедились, что в греческой церкви сохраняется правильное трехпогружательное крещение, обливание считается за ересь, так что приходящих от католиков здесь обязательно перекрещивали. В Константинополе иноки познакомились с митр. Амвросием и несколько раз беседовали с ним о разных религиозных вопросах, затем — о старообрядчестве и его нуждах. Они изложили митр. Амвросию идеологию и историю старообрядчества, не скрыли, что присоединение к древлеправославной Церкви Христовой потребует исправить положенный для сего случая чин проклятия и отречения от ересей, говорили о том, что идти придется трудным и скорбным путем. Одновременно иноки присматривались к тому, как митр. Амвросий ведет богослужение: он служил в патриаршей церкви, участвовал в патриаршем служении и однажды — в рукоположении нового епископа.

Приняв решение и поручив себя воле Божией, митр. Амвросий вместе со старообрядческими послами в конце мая 1846 г. отправился в Австрию. 11 июня он был представлен австрийскому императору и подал ему прошение, в котором, в частности, писал о том, что он «с твердостью решился принять избрание реченнаго староверческаго общества в верховнаго пастыря, видя пред собою самое явное Божественное Провидение, которое меня предназначило, дабы лишенное до сих пор священнаго архипастыря оное общество (числящееся, кроме австрийского царства, в соседних державах до трех миллионов) руководить к вечному блаженства пути». В этом же прошении содержится и другое ценное признание греческого митрополита, что он «совершенно уверился, что все догматы и уставы греческой церкви только у реченных староверцев во своей чистоте и точности содержатся».
28 окт. 1846 г. в Белокриницком монастыре произошло торжественное присоединение митр. Амвросия к старообрядческой Церкви во всем согласно правилам, положенным для принятия еретиков второго чина. Чиноприем совершил священноинок Белокриницкого монастыря Иероним, который принял его исповедь в алтаре, став духовным отцом митрополита.

Но недолго было суждено митр. Амвросию прожить в монастыре среди единоверных ему старообрядцев. В дек. 1847 г. имп. Николай I потребовал от австрийского правительства закрыть Белокриницкий монастырь и решительно прекратить деятельность митр. Амвросия. Требование российского императора к тому времени было уже запоздалой реакцией на восстановление в старообрядчестве полноты трехчинной иерархии, так как владыка Амвросий успел поставить двух епископов — майносского Кирила и славского Аркадия, пять священников и трех иеродиаконов. И поэтому оно уже не имело смысла, однако, поскольку сопровождалось угрозами, его нельзя было не выполнить. Вскоре митр. Амвросий был вызван в Вену, где ему предложили возвратиться к греческому патриарху или отправиться в пожизненную ссылку, причем тут же ему было вручено и письмо патриарха с увещанием вернуться в греческую церковь и обещанием милостивого попечения и покровительства (ему посулили одну из лучших епархий). Амвросий ответил: «Я единожды сию религию (т.е. древлее православие. — Авт.) принял и уже вспять возвращаться не желаю». 26 июля 1848 г. митр. Амвросий получил предписание отправиться в г. Цилли (ныне находится в Словении), куда вместе с ним отправился его сын Георгий с семьей.

В течение 15 лет владыка жил в уединении, строго соблюдая уставы иноческой жизни. С 1863 г. его здоровье пошатнулось. Водянка, которой он был подвержен, стала проявляться с нарастающей силой. Пребывая в ссылке, митр. Амвросий поддерживал общение со своей паствой, посылая в Белую Криницу письма. Изредка, когда удавалось, его навещали гости из России и Белой Криницы. Побывал в Цилли и инок Павел. Последними посетителями у него были послы российского старообрядческого Освященного собора еп. Иустин и иеродиакон Ипполит. Дела, по которым они прибыли в Цилли, происходили во многом от иерархического неустройства в старообрядчестве и раздора, вызванного Окружным посланием. Эти обстоятельства жестоко поразили сердце старца. Однако он полностью выполнил архипастырский долг, составив и подписав все необходимые грамоты и наставления, поддержав российских епископов и пригрозив отлучением тем, кто станет чинить церковный раздор. Посланцы из России выехали домой 28 окт. 1863 г., а 30 окт. митр. Амвросий скончался. Сын Георгий похоронил отца на греческом кладбище в г. Триесте (Италия), так как в Цилли все кладбища были католические. Погребение отслужил в Белой Кринице еп. Кирил.

Освященный собор Древлеправославной Церкви Христовой (старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию), проходивший в 1912 г. в Москве, постановил возбудить ходатайство перед австрийскими властями о переносе останков митр. Авмросия из Триеста в Белую Криницу. Начавшаяся мировая война помешала осуществлению этого плана. В настоящее время вопрос о переносе останков митр. Амвросия в Белую Криницу вновь поднят Митрополией Русской Православной Старообрядческой Церкви и находится в стадии обсуждения и изучения.
В журнале «Церковь» 26 (1) за 1912 г. помещено свидетельство 90-летней инокини Евфросинии из румынского Мануиловского женского старообрядческого монастыря, помнившей митр. Амвросия в период его жизни в Белокриницком монастыре. Она вспоминает, что служил он на славянском языке, читал Евангелие, говорил возгласы очень отчетливо и правильно. Во время службы часто плакал от умиления. Крестился истово и складывал персты очень старательно. Кланялся очень низко. Жил в двух келиях, в которых было много икон. Пища была самая простая: суп или похлебка, каша и рыба, когда дозволялось уставом. Занимался физическим трудом в саду. Говорил по-русски, но некоторые слова произносил по-церковнославянски.