Главная » История » Места староверские » Строительство в Боровске старообрядческих храмов в начале ХХ в.

Строительство в Боровске старообрядческих храмов в начале ХХ в.

Поиск

Предстоящие события

    В 1817 г. до Министерства полиции дошли сведения, что в Боровске построена часовня. Постановлением Комитета Министров от 22 декабря 1817 г. было разрешено: «Часовни в городах Чугуеве и Боровске, также и богадельные дома в Саратове, как издавна существующие, оставить в настоящем состоянии, уничтожив только главу в часовне в Чугуеве» [22, с. 53–54].

    К 1817–1820 гг. боровские старообрядцы могли смело утверждать, что их часовня является «старой» и имеет право на существование. В 1846 г. старообрядческий храм (часовня) был отобран и передан единоверцам [15, c. 37–44].

    Весь XIX в. боровские старообрядцы молились по моленным, которые располагались в разных домах [14; 16, c. 170–180].

    По Первой всеобщей переписи населения Российской империи, в 1897 г. в Боровске проживало 8414 человек, из них старообрядцев 3710 человек, что составляло 44,1% [21].

    21 сентября 1891 г. боровский исправник сообщал, что в Боровске проживает до 2700 старообрядцев-окружников [7, л. 5]. 13 марта 1897 г. боровский урядник в рапорте называет количество боровских старообрядцев до 4200 чел. [8, л. 11 – 11об.]. К 1903 г. численность старообрядцев в городе увеличивается [1, л. 47].

    После указа 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» церковная жизнь старообрядцев была легализована [12, c. 37–65].

    С 1906 по 1909 гг. в Боровске официально были зарегистрированы 4 старообрядческие общины, хотя, разумеется, все они существовали задолго до этого. Это Боровская старообрядческая община тульско-лужковская (зарегистрирована 7 апреля 1907 г.), Всехсвятская старообрядческая община (14 января 1908 г.), Покровская 1-я старообрядческая община (14 января 1908 г.), Покровская 2-я старообрядческая община (13 апреля 1909 г.). Кроме того, известно, что служили в них три протоиерея, два иерея, один диакон и один наставник [18, c. 41–50; 19, с. 39].

    Перед началом Первой мировой войны в Боровске существовало 3 старообрядческих храма и 1 единоверческий. Эти храмы были построены в короткий срок с 1908 по 1912 гг. [17, c. 23–25].

     

    Старообрядческий храм Всех святых

    Первым был построен храм во имя Всех святых на Успенской улице (ныне ул. Ленина, 27). Всехсвятская община объединяла старообрядцев — последователей епископа Иова, принявших «Окружное послание» 1862 г. и именовавшихся окружниками (иовцами). Не имея постоянного помещения для проведения богослужений, община «кочевала» по домам богатых прихожан [23, c. 109], пока купцам Ф.М. Шокину и Саниным после долгих ухищрений не удалось добиться разрешения на постройку молельного дома [12, c. 12]. Он был построен во второй половине 1890-х гг.

    13 апреля 1899 г. из МВД калужскому губернатору было направлено письмо с просьбой разрешить обратить дом мещанки Марии Рудаковой в общественную моленную и его расширить. 1 мая 1899 г. эта радостная весть была объявлена боровским старообрядцам и была выдана копия письма из МВД. Боровские старообрядцы начали переделывать дом Рудаковой на Успенской улице под новую моленную. Из нее в первое десятилетие ХХ в. вырос храм Всех святых.

    Всехсвятская община со священником о. Карпом были инициаторами начала крестных ходов к могиле мучениц боярыни Ф.П. Морозовой и кн. Е.П. Урусовой. Первый крестный ход состоялся 11 сентября 1905 г. После этого они стали ежегодными [29, c. 1299].

    31 декабря 1907 г. старообрядцами Всехсвятской общины было подано заявление об официальной их регистрации:

    «В Калужское Губернское Правление

    Нижеподписавшихся старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии.

    Заявление

    В городе Боровске, на Успенской улице, с давнего времени имеется храм во имя Всех Святых, прихожанами которого состоят старообрядцы как города Боровска, так равно и его уезда.

    Прихожане означенного храма и мы, заявители, состоим старообрядцами, приемлющими священство Белокриницкой иерархии, состоящей из трех ступеней: епископов, священников и дьяконов. Они и совершают духовное служение в храме и вообще отправляют церковные таинства и требы.

    Мы учреждаем старообрядческую общину на основании закона 17 октября 1906 года, деятельность которой распространяется на город Боровск и его уезд. В заведование этой общины поступает указанный храм. Учреждаемая община получает наименование «ВСЕХСВЯТСКАЯ СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ОБЩИНА» в г. Боровске. Делами нашей (общины) заведует Совет, избираемый во всем согласно правил закона 17-го октября 1906 года.

    Отсылая одновременно почтовым переводом 4 р. 50 к., из коих 3 р. на публикацию в Сенатских объявлениях и 1 р. 50 к. в местных Губернских Ведомостях, покорнейше просим Губернское Правление разрешить образование Всехсвятской старообрядческой общины в г. Боровске, внести ее в реестр, распубликовать в Сенатских объявлениях и местных Губернских Ведомостях и выдать нашему уполномоченному копию журнального постановления с утверждением нашей общины.

    Подать настоящее заявление верим Ивану Ивановичу Санину, живущему в городе Боровске, которому одному за всех нас просим выдать копию журнального постановления с утверждением нашей общины, а также предъявлять какие-либо требования. Декабря 31 дня 1907 г.». Всего 51 подпись. Заявление поступило 2 января 1908 г., а 23 января 1908 г. Губернское правление разрешило учредить общину [11, л. 1].

    22 февраля 1908 г. состоялось общее собрание общины. На нем выбрали: председателем Алексея Пафнутьевича Ёжикова, товарищем председателя Петра Васильевича Шутова, казначеем Михаила Ивановича Санина. В ревизионную комиссию вошли Яков Карпович Капырин, Василий Иванович Полежаев, Николай Леонтьевич Провоторов. Также 8 прихожан вошли в состав совета ее членами.

    На этом же собрании был избран священник Карп Лазоревич Тетёркин и дьякон Григорий Егорович Борзов. Губернская администрация сделала запрос о благонадежности священства:

    Богородскому Уездному Полицейскому Управлению.

    Совет Всехсвятской старообрядческой общины в г. Боровске Калужской губернии, предоставив постановления общего собрания членов общины об избрании духовными лицами общины крестьянина дер. Коротковой Запонорской(?) волости Богородского уезда Карпа Лазоревича Тетёркина и крестьянина Ильинской волости Богородского уезда Григория Егоровича Борзова, первого как священника и второго как дьякона, просят об утверждении Тетёркина и Борзова.

    Ввиду сего Губернское Правление поручает Полицейскому Управлению донести: не подвергались ли Тетёркин и Борзов за преступные деяния суду и не состоят ли под следствием и судом и в утвердительном случае, когда и за что были судимы и каким наказаниям подвергались или по обвинению в каких преступлениях состояли под следствием, не признаны ли Тетёркин и Борзов по суду лицами несостоятельными и не были ли они исключены из среды общества по приговору того сословия, к которому принадлежат» [11, л. 23 и 23 об.].

    Ответ, полученный от боровского исправника, удовлетворил вышестоящее начальство, так как больше запросов не последовало.

    Храм всех святых, Боровск

    Храм поражал современников добротностью постройки (паровое отопление и т.д.) и роскошью отделки [20, с. 12]. Тем не менее в изданиях господствующей церкви он продолжал именоваться молельным домом. С 1908 г. молельный дом начинает приобретать и внешний облик храма.

    15 мая 1908 г. о. Карпом при храме было открыто училище церковного пения. Учитель пения — И.Ф. Пучков. Пению обучалось до 30 человек, «успех очень благоприятный для церкви и прихожан; поют с хорошим познанием…» [25, с. 592].

    29 июня 1908 г. на праздник святых апостолов Петра и Павла состоялась закладка колокольни, которая «строится на средства Всехсвятской общины и добровольные пожертвования прихожан» [26, с. 979].

    6 декабря 1908 г. состоялось поднятие на храм креста. Богослужение совершали настоятель храма о. Карп Тетеркин, о. Афанасий Ковшов и диакон Григорий Борзов. Песнопения исполнял хор из мальчиков и девочек под управлением Пучкова.

    «После обычных многолетий Государю и Государыне, местному епископу Ионе и всем православным христианам членами общины была послана телеграмма Государю Императору следующего содержания:

    Царское Село.

    Его Императорскому Величеству.

    Боровская Всехсвятская старообрядческая община впервые возносит на храме своем крест Господень и молит Всевышнего Царя о твоем, Государь, здравии и благополучии, даровавшем державною твоею волею свободу хвалить и славить Творца небес по-древнеправославному. Прими, Великий Государь, наши всеподданнейшие поздравления с ангелом и чувства готовности положить жизнь за помазанника Божия.

    Председатель общины А. Ежиков».

    17 января 1909 г. был получен ответ на телеграмму через боровского уездного исправника:

    №11817

    Калуга

    М. В. Д.

    Калужского губернатора

    по канцелярии Копия:

    13 декабря 1908 года Государь Император Высочайше повелеть соизволил благодарить боровскую всехсвятскую старообрядческую общину за выраженные во всеподданнейшей телеграмме от 6-го сего декабря верноподданнические чувства по случаю высокоторжественного дня тезоименитства Его Императорского Величества.

    Об этом даю знать вашему высокоблагородию для объявления по принадлежности.

    Подлинный подписали: и.д. губернатора вице-губернатор Оленников, управляющий канцелярией Генералов и старший помощник правителя канцелярии С. Соловьев [33, с. 214–215].

    22 марта 1909 г. в Вербное воскресенье, на вновь отстроенную колокольню храма Всех святых были подняты колокола. Первый в 205 пудов был пожертвован старообрядцами Ёжиковыми, а другой в 60 пудов — Саниными. Всех колоколов 10, и звон отличался чистотой звука. «Только местный городской собор может сравниться по силе звона с вновь повешенными колоколами. Боровские старообрядцы особенно радостно праздновали Святую Пасху в текущем году, после многолетнего невольного затворничества» [34, с. 631].

    21 ноября 1913 г. состоялось торжественное чествование местного протоиерея о. Карпа Лазаревича Тетеркина по случаю 25-летнего служения его в сане священника при сказанном храме. Также состоялось чествование диакона Григория Георгиевича Борзова за 25-летнее служение его в г. Боровске при храмах Всехсвятском и Покровском [40, с. 24–25].

     

    Старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы 1-й общины

    Покровская 1-я старообрядческая община была официально зарегистрирована 19 февраля 1908 г., хотя существовала задолго до выделения из нее Всехсвятской общины [23, с. 109]. Еще до ее регистрации было начато строительство нового храма на ул. Нижней (сейчас ул. Циолковского).

    В середине 1904 г. было подано прошение в канцелярию калужского губернатора прихожанина общины купеческого сына Поликарпа Капырина о разрешении приспособить пожертвованное купцами Саниными здание под молитвенный дом. 30 декабря 1904 г. боровскому исправнику был направлен запрос:

    1) действительно ли существующий молитвенный дом пришел в ветхость и имеется ли разрешение на открытие его, 2) действительно ли является необходимость в устройстве нового молитвенного дома и предположено ли закрытие существующего молитвенного дома и какое он будет иметь назначение по устройству нового молитвенного дома… [10, л. 1].

    В 1905 г. начинается переписка между калужским губернатором и Департаментом общих дел МВД по поводу новой моленной. Губернатор А. Офросимов в письме от 7 марта 1905 г. в Департамент общих дел МВД писал, что со «своей стороны не нахожу препятствий к удовлетворению просителей». Вместе с губернатором подписались вице-губернатор кн. Голицын и губернский инженер Б. Савицкий [10, л. 5].

    21 марта 1905 г. пришел ответ из МВД:

    Уведомляю Ваше Превосходительство, для зависящих распоряжений, что я признаю возможным разрешить уполномоченному от проживающих в гор. Боровске последователей австрийской секты купеческому сыну Поликарпу Капырину перестроить пожертвованный купцами Саниными дом и обратить его в моленную, при условии предварительного одобрения Строительным Отделением Калужского Губернского правления…» [10, л. 6].

    Это новое разрешение из МВД позволило членам общины подойти по-новому к этому вопросу. Зачем переделывать старый дом под моленную, если рядом можно построить новый храм. Но как за это дело взяться? Решение пришло оригинальное. Надо добиться разрешения в МВД на возведение наружного купола с крестом и звонницы, после этого попросить не перестраивать старое здание, а рядом построить новое на земле, принадлежащей общине.

    Примерно по такому сценарию и были дальнейшие действия общинников. Они просят МВД разрешить им возведение наружного купола с крестом и звонницей, и 22 сентября 1905 г. калужский губернатор получает из МВД ответ: «Уведомляю Ваше Превосходительство, для зависящих распоряжений, что я признаю возможным разрешить уполномоченному от старообрядцев гор. Боровска Поликарпу Капырину к разрешенной предложением Министерства от 21 марта сего года, за №281, постройке молитвенного дома, на месте, пожертвованном для этой цели купцом Саниным, добавить наружный купол, крест и звонницу, при условии предварительного рассмотрения Строительным Отделением Калужского Губернского правления… [10, л. 16].

    6 октября 1905 г. было подано прошение на имя губернатора от П.Е. Капырина с прошением о разрешении построить старообрядческую церковь, взамен разрешенного молитвенного дома. В прошении подчеркивалось, что ранее в МВД были поданы план храма и прошение, на которые они получили разрешение. Все прошения и планы были рассмотрены Строительным отделением Калужского губернского правления. Возражений против строительства храма не было. Все это было утверждено калужским губернатором А.А. Офросимовым [10, л. 17]. Но дело с постройкой храма затянулось до 1908 г.: сначала нужно было решить вопрос с официальной регистрацией общины. Старая моленная продолжала действовать.

    19 февраля 1908 г. состоялось собрание членов общины в здании старого молитвенного дома [24, с. 398]. На собрании избрали председателя Ф.И. Шокина и настоятеля — бывшего ранее священника о. Афанасия. Был избран совет из 9 членов: священник Афанасий Ковшов, Ф.И. Шокин, П.Е. Капырин, А.М. Калашников, Петр Капырин, И.А. Калашников, И.П. Капырин, А.П. Памухин, Т.А. Глухарев, в ревизионную комиссию избраны: Л.И. Демин, Ф.П. Памухин и А.Ф. Глухарев. Рассматривался и имущественный вопрос — какое назначение получит имущество общины в случае прекращения ее деятельности. Постановлено: в случае прекращения деятельности общины оно переходит в собственность Всехсвятской общины в г. Боровске. Также в собственность общины поступило от И. Санина, М. Санина, Ф. Шокина и П. Капырина недвижимое имущество (2 дома и 2 земельных участка).

    13 июля 1908 г. по благословению местного епископа Ионы в воскресенье была произведена торжественная закладка престола в новом храме Покрова Пресвятой Богородицы. Членами Покровской общины был приглашен священник о. Карп Тетеркин из Всехсвятской общины с причтом. После службы из моленной («старый Покровский храм») вышел крестный ход в новый храм, где был отслужен молебен с водоосвящением, по окончании которого была совершена по чиноположению закладка престола. Первые кирпичи были положены о. Афанасием и им был возжжен и поставлен светильник; вторые кирпичи клали: о. Карп Тетеркин и диакон Григорий Борзов. После этого был водружен и залит цементом крест. «Во время богослужения песнопения исполнял местный детский хор» [28, с. 1076].

    Через несколько месяцев, 16 ноября 1908 г., в общине состоялось торжественное поднятие колоколов на временную звонницу. Богослужение совершал о. Афанасий Ковшов с диаконом Григорием Борзовым и священником о. Карпом Тетеркиным из всехсвятской старообрядческой общины. Колокола были пожертвованы Ф.Е. Морозовой, Е.В. Провоторовой и М.Ф. Капыриной [30, с. 1636].

    18 декабря 1908 г. в общине состоялось долгожданное знаменательное событие — освящение храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Освящение совершал архиепископ Московский Иоанн в сослужении епископа Ионы Смоленского и Калужского, 5 священников и 3 диаконов. Пел московский хор, соединенный с местным мужским и женским. По окончании богослужения владыкою Иоанном была сказана речь. Затем настоятелю храма о. Афанасию Ковшову, строителям храма председателю совета общины Ф.И. Шокину и его товарищу П.Г. Капырину были поднесены благодарственные адреса. Тексты адресов полны уважения и признательности за укрепление общины и строительство храма [31, с. 59–62].

    9 января 1909 г. в общине состоялось второе общее собрание. Председательствовал Ф.И. Шокин. Подлежали обсуждению следующие вопросы:

    1) отчетность строителей и церковного старосты с заключением ревизионной комиссии;

    2) об улучшении церковного пения;

    3) о постройке ограды с уличной стороны храма;

    4) об увеличении состава совета тремя членами и приискании средств для погашения долгов.

    Все вопросы собранием были приняты, и средства для покрытия долгов постановлено собрать подпиской, которая тут же была начата. Было собрано и скинуто долга на 2500 рублей [32, с. 175].

    С построением храма налаживалась и церковная жизнь. В мае 1912 г. в Боровске состоялся съезд благочинных для избрания делегатов на Освященный Собор в Москву. Были избраны о. Афанасий Ковшов, от мирян П.Е. Капырин и кандидаты к нему П.И. Санин, И.В. Пашутин [38, с. 730–731].

    28 июля 1910 г. храм Покрова Пресвятой Богородицы посетил великий князь Михаил Александрович. Он был встречен старообрядческим духовенством, попечителями и прихожанами. От имени прихожан была поднесена икона прп. Пафнутия Боровского. (На память об этом событии была изготовлена гранитная доска размером 45х76 см и закреплена внутри храма. Текст на доске: «1910 г. 28 июля 5 ч. дня. Сей храм Покрова Пресвятой Богородицы посетил Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Александрович / Был встречен старообрядческим духовенством, попечителями и прихожанами / Священником о. Афанасием Ковшовым от прихожан была поднесена икона Пафнутия, Боровского Чудотворца».)

    24 июня 1912 г. по благословению архиепископа Московского Иоанна о. Афанасий в сослужении благочинного Всехсвятской общины о. Карпа Лазаревича Тетеркина и местного диакона Григорая Егоровича Борзова произвели закладку колокольни. На месте закладки был отслужен молебен храму с водоосвящением. После речей крестный ход возвратился обратно в храм с пением стихир. После этого была трапеза для духовенства и гостей в доме городского головы Пафнутия Георгиевича Капырина [37, с. 709]. 15 февраля 1914 г. колокольня была построена и на неё был поднят большой колокол. Вот как это описывает очевидец: «Погода стояла не холодная, народу было много. Старообрядческое духовенство при участии диакона московского Рогожского кладбища Хрусталева отслужило молебствие, и произнесены многолетия. Торжественное служение и стройное пение умилило молящихся. Трогателен момент поднятия колокола, когда все обнажили головы и набожно крестились, ожидая первого удара в колокол, и наконец раздался первый удар и звон колоколов, который своею торжественностью звуков усугублял радость всех бывших на том торжестве» [41, с. 292].

    8 августа 1914 г., в день праздника явления Толгской иконы Божией Матери, храм посетил и вел службу епископ Павел. «По окончании службы был крестный ход, и во главе хода шел вышеозначенный епископ в полном облачении, при колокольном звоне. Настроение было праздничное у всех, и народу было много. Против здания городской управы отслужен молебен о даровании победы нашему христолюбивому воинству над врагами и произнесены многолетия. За молебном присутствовали боровский исправский уездный воинский начальник и боровский городской голова Капырин» [42, с. 822].

    Первая мировая война внесла сильные изменения во внутреннюю жизнь боровчан. Каждый старался чем-либо помочь армии. В стороне не осталась и община. 3 сентября 1914 г. было освящено здание под лазарет для больных и раненых воинов. «Помещение, отремонтированное из старого бывшего молитвенного дома, очень приличное, вместимостью на 15 кроватей. Все места уже заняты вышеназванной общиной и доброхотными добротворителями-старообрядцами. Чин освящения совершал о. протоиерей Афанасий Дионисиевич Ковшов, совместно со своим причтом. При этом был совершен канон — молебен Господу Богу о даровании победы над врагами. По окончании молебна и по прочтении положенных молитв о. протоиереем была сказана трогательная речь о больных и раненых воинах.

    Затем о. диаконом Борзовым были провозглашены многолетия ,,царское“ и победоносному христолюбивому воинству. При ограждении крестом была поставлена тарелка в пользу раненых воинов и собрана значительная сумма от православных христиан. При возвращении крестного хода в храм певцы пели: ,,С нами Бог, разумейте, языцы, и покаряйтеся, яко с нами Бог“» [43, с. 890].

     

    Старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы 2-й общины

    Позднее других был построен храм Покровской 2-й общины, долго не имевшей постоянного молельного дома. Неокружники позднее других зарегистрировали свою общину и позднее приступили к строительству храма. 2 апреля 1909 г. на собрании прихожан была зарегистрирована давно существовавшая община и проведена подписка на постройку храма. Главными жертвователями были богатые предприниматели Ждановы, внесшие 25 тыс. руб., а также члены общины Е.Е. Шевелев, И.А. Головтеев, П.М. Шестов. [34, с. 631].

    Освящение храма Покрова Пресвятой Богородицы 2-й общины состоялось 18 июня 1912 г. [36, с. 683−684]. В журнальной заметке описание храма сопровождается эпитетом «великолепный». Освящали его два архиерея: местный Калужский Иоасаф и вновь рукоположенный на Москву Конон. Из священников были: местные протоиерей о. Иоанн Щедрин и о. Александр Соколов, приезжие о. Лев молоковский, о. Иоанн московский, о. Стефан чулковский и архидиакон Феодор Осетров. Всенощное бдение и литургию пел свой местный хор. Вокруг храма был совершен крестный ход, с хоругвями, запрестольными и местными иконами. После крестного хода последовало архиерейское облачение местного епископа Иоасафа. На освящение были приглашены также и принадлежащие к пастве архиепископа Иоанна; были и последователи господствующей церкви, и светские официальные лица: судебный следователь, член окружного суда, воинский начальник, бывший исправник, городской голова и надзиратели частей города.

    На торжествах прихожанином храма Павлом Дементьевичем Голофтеевым был прочитан благодарственный адрес Н.Н. Жданову, который оказал помощь в строительстве храма. В ответной речи Жданов обратился к присутствовавшим с речью:

    «Преосвященные владыки и святые отцы! Наш родитель, ныне покойный, завещал нам: когда будет воздвигаться храм Божий в г. Боровске, помогайте своими средствами этому святому делу; в то же время он убедительно просил нас постараться, чтобы был мир церковный и не было бы между нашим и прочими обществами раздора церковного. Потому прошу вас, владыки и отцы, подумайте о мире! Позаботьтесь о примирении с прочими и о разрушении раздора церковного».

    Слова Жданова не встретили сочувствия у епископов и священства. Но своим поступком он показал, что некоторая часть неокружников придерживаются его взглядов. Через несколько дней он присутствовал на закладке колокольни храма Покрова 1-й общины окружников.

    К этому времени в обществе боровских старообрядцев, разделенных Окружным посланием 1862 г., появляется тенденция к преодолению разобщенности. Инициаторами примирения выступали окружники: священники Всехсвятской и 1-й Покровской общин о. Карп Тетеркин и о. Афанасий Ковшов. В 1912 г. они направили открытое письмо членам Покровской 2-й общины с призывом к последователям епископа Иова (противоокружникам) прекратить вражду и «подумать о мире и соединении». Письмо было опубликовано в журнале «Церковь» [35, с. 342−343]. В нем говорилось:

    Обращаемся к вам не как к противникам или врагам (избави нас Бог от этого!), а как к своим друзьям и братьям, находящимся с ними в разделении не по каким-либо основательным причинам, а лишь в силу печальных недоразумений. Довольно нам уже враждовать и спорить. Надо подумать о мире и соединении, как заповедано Самим Господом, и о том мы молимся Ему.

    Переживаемое нами время − самый удобный момент для разъяснения существующих между нами недоразумений и для устройства мира христопреданного, без чего спастись невозможно. …Сам Бог неисповедимыми Его судьбами приводит нас с вами в единение к миру церковному. У нас епископ Иона, волею Божиею, скончался и переселился в иной мир покоя. Теперь мы находимся без своего епархиального архиерея, а ваш епископ преосвященнейший Иоасаф может быть теперь вашим и нашим, общим святителем, и да будет едино стадо и един пастырь. Предбудущий собор наших Боголюбивых епископов с великой радостью утвердит его. Мы вполне надеемся и на граждан наших православных христиан, а также и вся наша епархия примет это все с радостью, без всякого прекословия….

    Братие! Что было прежде между нами и вами — предадим все это забвению, а обымем друг друга и простим вся Воскресением и сотворим в любви величайшее торжество. Остаемся в надежде на вашу добрую благосклонность, что не оставите наш сердечный призыв, исходящий из глубины душ наших. Желающие спасения вам и мира церковного.

    Если в церковном плане разделение окружников и неокружников продолжалось, то в общественных делах они выступали совместно. Объединяющим началом служила работа в комитете по строительству храма великомученицам Ф.П. Морозовой и Е.П. Урусовой, пострадавшим за древлеправославие в XVII в. 18 июля 1912 г. состоялось объединенное собрание старообрядцев разных согласий. Инициатива исходила от 2-й Покровской общины (неокружников). На заседание прибыли: член Совета всероссийских съездов старообрядцев М.И. Бриллиантов, от 1-й Покровской старообрядческой общины священник А.Д. Ковшов, диакон Г.Е. Борзов, П.Е. Капырин, П.П. Капырин, И.А. Калашников, Н.А. Шевелев, А.А. Калашников, И.П. Капырин; от Всехсвятской старообрядческой общины священник К.Л. Тетеркин, Я.К. Капырин, П.В. Шутов, М.И. Санин; от старообрядческой общины, приемлющей священство, переходящее от господствующей церкви, тульско-лужковского согласия И.П. Полежаев, Г.П. Глухарев и от 2-й Покровской общины (последователи епископа Иова) священник о. Иоанн Щедрин, И.А. Головтеев, Я.Е. Шевелев, Ф.Д. Голофтеев, М.П. Капырина, К.П. Капырина, А.П. Капырина, С.И. Голофтеев, Б.И. Леснов. Всего 28 человек. Собрание единогласно выразило желание постройки часовни на могиле боярыни Морозовой и княгини Урусовой. Тогда же был рассмотрен и выбран проект часовни гражданского инженера Амилюстина с широким куполом в псковско-новгородском стиле, окруженной пристройками московско-ярославского стиля. Для выполнения постановлений был избран комитет, включающий по 2 лица от совета каждой старообрядческой общины Боровска и несколько лиц из других мест России. В него вошли от Совета всероссийских съездов старообрядцев П.П. Рябушинский, М.И. Бриллиантов, А.И. Морозов; от Всехсвятской общины священник К.Л. Тетеркин и А.П. Ежиков; от 1-й Покровской общины священник А.Д. Ковшов и А.А. Калашников; от тульско-лужковской общины И.П. Полежаев и Г.П. Глухарев; от 2-й Покровской общины Я.Е. Шевелев и Н.Н. Жданов, а за его отсутствием — С.И. Голофтеев [39. с. 749−750].

    После регистрации старообрядческих общин были заведены метрические книги. В Государственном архиве Калужской области сохранились метрические книги Покровской 2-й общины за 1909–1919 гг. Церковная жизнь неокружников шла своим ходом: крестили, венчали, отпевали, решали общинные дела.

    С декабря 1909 г. на помощь старенькому священнику о. Иоанну Щедрину был поставлен второй священник Александр Соколов. О. Иоанн Щедрин упоминается в книгах за 1909−1915 гг. С января 1915 г. ему вместо священника Александра Соколова стал помогать исполнять церковные требы новый священноиерей Иоанн Трофимов, который в 1918 г. служил уже без о. Иоанна Щедрина. Можно предположить, что тот умер между 1916−1918 гг. С 1913−1918 гг. в храме псаломщиком был Аким Иппалитов.

    В 1909−1917 гг. председателем Совета общины был Иван Головтеев, а его постоянными членами Яков Ефимович Шевелев и П. Головтеев. В 1918 г. подписывался за председателя Совета П. Головтеев.

    Итак, можно сделать вывод, что на протяжении второй половины XIX в. – 1917 г. боровские старообряцы, несмотря на все преследования со стороны духовных и светских властей, имели две моленные, вокруг которых группировались общины. Сохранение моленных позволило в первом десятилетии ХХ в. укрепить старообрядческому обществу свои позиции и построить вместо моленных храмы Всехсвятский, Покрова 1-й общины и Покрова 2-й общины.

     

     

    В.И. Осипов

     

    Источники и литература

    1. ГАКО. Ф. 32. Оп. 4. Д. 959.

    2. ГАКО. Ф. 32. Оп. 5 Д. 1097.

    3. ГАКО. Ф. 32. Оп. 13. Д. 3171.

    4. Там же. Д. 3713.

    5. ГАКО. Ф. 32. Оп. 15. Д. 42.

    6. ГАКО. Ф. 56. Оп. 2. Д. 414.

    7. ГАКО. Ф. 62. Оп. 6. Д. 360.

    8. ГАКО. Ф. 62. Оп. 8. Д. 2055.

    9. ГАКО. Ф. 62. Оп. 17. Д. 1713.

    10. Там же. Д. 2453.

    11. ГАКО. Ф. 62. Оп. 19. Д. 2246.

    12. Миловидов В.Ф. Старообрядчество в прошлом и настоящем. М., 1969.

    13. Осипов В.И. К вопросу о численности старообрядцев Калужской губернии в XIX – первом десятилетии XX вв.// Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 8. М., 2000. С. 33–38.

    14. Осипов В.И. Численность старообрядческого населения Боровска и уезда в XIX – начале ХХ в.// Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья. Материалы VIII региональной научной конференции 17–19 марта 1999 г. Калуга, 2001. С. 110–116.

    15. Осипов В.И. Боровская драма: от старообрядческой часовни к единоверческой церкви// Земля боровская. Вып. 3 . Боровск, 2006. С. 39–58.

    16. Осипов В.И. Моленные и храм боровских неокружников (вторая половина XIX – середина ХХ вв.// Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. М., 2007. С. 170–180.

    17. Осипов В.И., Осипова А.И. К вопросу о времени постройки старообрядческих храмов в г. Боровске// Бюллетень РНИА «Верхнее Поочье», Калуга, 1993. С. 23–25.

    18. Осипов В.И., Осипова А.И. Из истории боровских старообрядческих общин ХХ в.// Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 6. М., 1998. С. 41–50.

    19. Осипов В.И. Калужские старообрядцы. 1900–1914 гг.// Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 3. М., 1995.

    20. Отчеты Братства Пафнутия за 1883–1910 гг. Калуга, 1884–1910.

    21. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. Тетр. 1. Спб., 1901; Тетр. 2. Спб., 1903.

    22. Собрание постановлений по части раскола. СПб., 1858.

    23. Тихомиров И. Раскол в пределах Калужской епархии. Калуга, 1900.

    24. Церковь. 1908. №11.

    25. Церковь. 1908. №16.

    26. Церковь. 1908. № 28.

    27. Церковь. 1908. № 30.

    28. Церковь. 1908. №31.

    29. Церковь. 1908. №38.

    30. Церковь. 1908. №48.

    31. Церковь. 1909. №2.

    32. Церковь. 1909. №5.

    33. Церковь. 1909. №6.

    34. Церковь. 1909. №19.

    35. Церковь. 1912. №14.

    36. Церковь. 1912. №28.

    37. Церковь. 1912. №29.

    38. Церковь. 1912. №30.

    39. Церковь. 1912. №31.

    40. Церковь. 1914. №1.

    41. Церковь. 1914. №12.

    42. Церковь. 1914. №35.

    43. Церковь. 1914. №38.