Корьхово

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

  • Праздник святых Жен-Мироносиц на Рогожском. 2017 г.
  • Приглашение на торжества, посвещенные Неделе свв. Жен-Мироносиц
  • Интервью митрополита Корнилия для телеканала Царьград

24 мая 2008 г. исполнилось 100-летие освящения Никольского старообрядческого храма в селе Корьхово. Вековая летопись этой сельской церквушки — одной из многих, которые некогда высились на просторах Руси — по-своему важна и поучительна. Прихожане Никольского храма потрудились сохранить ее, чтобы каждый мог прикоснуться к дорогим для нас страницам истории.

 

После предпринятой патриархом Никоном в XVII веке вероломной церковной реформы многие христиане во всей необъятной Руси почувствовали ее душепагубную сущность и, убоявшись Бога, не пошли за нововведениями, не приняли эту реформу, но остались сохранять дореформенное православие, стали «старообрядцами». Но шли времена, сменялись поколения, а власти снова и снова продолжали принуждать народ к принятию «новой веры», то увещаниями и устрашениями, а то и казнями и пытками. И кто-то, не выдержав многолетних гонений и преследований, отступал от древнего благочестия и переходил в лагерь «новообрядцев» (которые почему-то стали называть себя «православными»), иные же — не взирая на казни и гонения, продолжали крепко держаться отеческой веры, строго соблюдали истинное православное благочестие.

Так было и во Псковских землях — во многих селениях, где тайно, а где и открыто христиане продолжали придерживаться старой веры. Поскольку царские власти долгие годы не разрешали старообрядцам строить и иметь свои храмы, молиться Богу приходилось по большей части в домовых церквях, устроенных в домах и жилищах христиан тайных (а позже — и официально зарегистрированных) моленных.

Особенно тяжкие гонения и казни угрожали в те времена старообрядческому духовенству, и многие священники бывали схвачены и подолгу томились в тюрьмах и острогах. Тех же из них, которым удавалось избегать ареста и остаться на свободе, христиане с особенным старанием скрывали и прятали, сопровождая их из города в город, из села в село, передавая с рук на руки надежным и проверенным людям. Поскольку посещения священников были большой редкостью, повседневные богослужения в моленных вели, как правило, наиболее грамотные или старшие по возрасту из мирян — те, кто знал устав и порядок богослужения и церковные правила. По нужде приходилось им совершать и некоторые требы — принять последнее покаяние умирающего, проводить с панихидой усопшего. Когда же в такую местность приходил священник, он довершал все те дела, которые были совершены мирянами в его отсутствие — отпевал погребения по усопшим (даже если это было и давно — но умершие не получили церковного погребения), совершал крещения младенцев и взрослых, венчания браков и прочее. Для лучшей безопасности требы часто приходилось совершать ночью, за закрытыми дверями и ставнями моленных. И так, совершив все необходимые потребы и прилучившиеся богослужения, священник переходил в иную соседствующую местность, где его тоже давно с нетерпением ждали.

Один из таких старообрядческих приходов исторически сложился в Порховском уезде (ныне — Дновском районе) Псковской области. Многие годы христиане собирались на молитву по разным домам в деревнях Корьхово, Межник, Выскодь. В конце XIX века наибольшую известность приобрела моленная Серапионовых — устроенная в их личном доме в деревне Корьхово; в те годы чаще всего именно там собирались на молитву христиане, туда же приглашали священников, там совершали требы.

Когда наступил 1905 год, и в России была провозглашена свобода вероисповедания, старообрядцы получили возможность приступить к строительству своих храмов. Одними из первых в Псковской губернии — уже в 1906 году — за постройку храма принялись старообрядцы д. Корьхово. Землю для строительства храма пожертвовал Алексей Кузьмин. Еловый лес выделил купец-старообрядец из Санкт-Петербурга, имевший вотчину неподалеку, в д. Рвы.

17 мая (30 мая н.ст.) 1908г. Псковское губернское правление регистрирует Корьховскую общину Порховского уезда — как общину старообрядцев, приемлющих священство Белокринницкой иерархии (журнал «Церковь» за 1908г., №22).

Тем временем строительство храма было завершено, и 23/24 мая 1908 г. состоялось освящение новопостроенного храма во имя святителя и чудотворца Николы, архиепископа Мир Ликийских. В последствии рядом с храмом был возведен и дом для священника, который до настоящего времени не сохранился.

Первым постоянным священником в приходе д. Корьхово стал о.Никола Арсеньев, проживавший с семьей в д. Выскодь. Прослужив в Никольском храме многие годы, он похоронен у алтарной стены. Затем в храме служил о. Иаков, но недолго — как вспоминают старожилы, всего около месяца. После него — протоиерей Гавриил Афонин. Годы его служения пришлись на тревожное время октябрьской революции и гражданской войны.

Примерно, в 1920 — 30 годах в храме служил священник Василий Евсиков из г. Санкт-Петербурга. С 1930 до 1937 гг. служил о. Тимофей Дроздов, приехавший из Ржева. В 1937 году, когда начались массовые репрессии, они уехали всей семьей.

Однако, пожалуй, самым замечательным человеком за вековую историю Никольского храма в д.Корьхово является Наталья Петровна Гречина, чья жизнь полностью связана с этим приходом.

Родилась она в 1912 г. в этой же деревне. Ее мать умерла, оставив 3-х летнюю дочь сиротой. Воспитание дочери легло на плечи отца; ему помогала местная крестьянка «тетя Васса» (так называли ее в Корьхово), глубоко верующая женщина, приходившаяся им родственницей. И уже маленькой девочкой Наташа постоянно ходила в храм — так и до самой смерти она, наверное, не пропустила без уважительной причины ни одной церковной службы.

Старожилы деревни сохранили предание о том, что в далекие тридцатые годы односельчане избрали Петра Гречина — отца Натальи — церковным старостой. И с этого времени Наташа привыкла приходить в церковь раньше других, помогала отцу зажигать лампады перед церковной службой, убиралась в храме. Но вот наступил страшный 1937-й год. В эти годы по всей стране «летали черные вороны» — машины черного цвета, на которых приезжали забирать арестованных; наведывались эти печальные машины и в деревню Корьхово, здесь тоже многих забирали. А однажды под вечер приехали и за церковным старостой, Петром Гречиным. Заходят в избу несколько человек в форме, спрашивают, обращаясь к нему: «Вы — Петр Гречин?». И, услышав утвердительный ответ, приказывают: «Мы из НКВД; вы арестованы, вот ордер. Даем вам 5 минут на сборы, возьмите с собой документы и самое необходимое и следуйте за нами»… В эти минуты отец, собрав нехитрый узелок, повернулся к растерянной дочери, прижал ее к себе и, глядя ей в глаза, сказал: «Вот, Наташа, ключи от нашей церкви — и с этими словами он достал из-за пазухи связку церковных ключей, и на глазах НКВД-шников передал ей, говоря: Возьми их и храни, а Господь тебе поможет». И, поцеловав ее в лоб, вышел вслед за конвоирами. А Наташа стояла посреди избы и обливалась слезами, держа в руках церковные ключи, которые еще хранили отцовское тепло…

Отец ее больше не вернулся в родное Корьхово; где и когда он предал Богу свою душу, и где похоронен — неизвестно. А Наташа всю свою жизнь посвятила тому, чтобы исполнить последнее отцовское благословение. С этого дня, и до конца своей жизни она была и оставалась верным хранителем и попечителем Никольского храма. И Господь явно помогал ей!

С 1937 до 1941г. Никольский храм был закрыт, богослужения в нем не совершались — в эти страшные годы из-за страха христиане молились на дому. Походный престол и другие святыни были унесены и спрятаны по домам. Ключи же от храма находились у Натальи Гречиной. Она, 25-летняя девица, и пыталась-то передать ключи кому-то из прихожан постарше, посерьезнее — но все отказывались, ссылаясь кто на детей, кто — на работу, и упрашивали ее: «Наташа! Уж пусть ключи будут у тебя: ведь если что (т.е. если тебя арестуют) — у тебя ведь деток-то нет, они сиротами не останутся! Уж ты нас пожалей — пусть ключи остаются у тебя!» Ей, потерявшей мать и отца, все достояние которой было в ее глубокой вере и уповании на Бога, чего было бояться-то здесь, на земле? Она жалела других, соглашалась, и оставалась хранителем церковных ключей.

В эти годы власти несколько раз приступали с намерением разорить и уничтожить храм. К Наталье Гречиной, к этой хрупкой сельской девушке, приезжали строгие чиновники с требованием — «отдайте нам ключи от храма, мы его у вас забираем!» Но неизменно слышали ее твердый ответ: «Ключи от храма мы вам не отдадим, и надругаться над святыней не позволим, а вы — власть, делайте сами, что знаете…» И «власть» уходила, не солоно хлебавши, а ключи от храма оставались по-прежнему у Натальи. Очевидно, безбожникам не столько нужен был сам храм, который они вполне могли забрать и без ключей — сколько требовалось сломить сопротивление верующих. Но бесстрашная Наталья не сдавалась. Они могли, конечно, арестовать и ее, но почему-то не сделали этого. Видно, Бог тому не попустил. Так храм и не разорили, и он остался стоять, не поруганный и не сломленный, а крест его по сей день возвышается над деревьями, осеняя всю деревню.

Перед самой войной в деревню приехал священник о.Иоанн Смирнов, и в храме снова начали молиться; продолжалось это и в оккупации. Во время войны о. Иоанн овдовел, а вскоре после войны уехал в Прибалтику, где и умер.

В эти годы Наталья начинает хлопотать перед властями, чтобы в Корьховский приход разрешили поставить священника. Много раз она ездила для этого в Псков, ходила по кабинетам, просила; ее не хотели слушать, прогоняли, а она приезжала в Дно, ночевала на вокзале, а утром опять ехала в Псков. Рассказывают, что кто-то из чиновников в обмен на разрешение просил у нее какую-нибудь икону, но она не соглашалась отдать ни одной церковной иконы, и продолжала настаивать. Так повторялось много раз, и в конце концов она добилась-таки своего: власти дали разрешение на открытие храма.

С 1947 года общину стал обслуживать протоиерей Илья Ближников (1887 — 1983), из ближайшего старообрядческого прихода в д. Сысоево, и это произошло так же стараниями Натальи. Именно она разыскала о. Илью, неоднократно ездила к нему, уговаривала, а потом ездила и в Москву, чтобы получить благословение от архиепископа Иринарха. И с этого времени о. Илья почти сорок лет окормлял приход Корьхово; проживая неподалеку — в д. Сысоево Дедовичского района, он каждый месяц приезжал в Никольский храм и совершал богослужения и все необходимые требы. Матушку его звали Анисия, а детей — Иван, Феодор, Марья. Младшая из детей, Марья Ильинична, жила со своим отцом и ухаживала за ним до самой его кончины; в 1983 году он преставился и погребен на кладбище в д. Сысоево.

В послевоенные годы часто приходилось совершать богослужения и без священника, и Наталья Гречина была их главным и постоянным организатором.

После кончины о. Илии, с 1984 по 1991 годы общину окормлял протоиерей Леонид Гусев, приезжавший из Нижнего Новгорода. И каждый раз к приезду священника Наталья извещала всех прихожан о назначенной службе, договаривалась с односельчанами, кто разместит батюшку, у кого остановятся другие приезжие богомольцы, короче, оставалась той «старостихой», без которой церковь просто не могла бы жить.

В ней сочетались самые лучшие душевные качества: доброта и ласка к окружающим ее людям, любовь к храму и церковной службе. Вся деревня с теплотой вспоминает Наталью за ее отзывчивость и готовность прийти на помощь. Она всегда спешила помочь людям — полола грядки, нянчила маленьких детей прихожан, работала и на колхозных полях — и все это обычно делала бескорыстно, за «Спаси Христос». Сейчас в это трудно поверить, но было именно так. А сама жила в убогом домишке, довольствуясь плодами своего огорода, да тем, что подадут односельчане. Между тем Наталья хорошо знала пение, а после войны учила ребятишек читать Псалтырь, и всегда ревностно оберегала храм, считая себя лично ответственной за него.

Когда 20 ноября 1996 г. Наталья Гречина преставилась в возрасте 84 лет, погребение по ней совершал о. Геннадий Чунин — девятый священник в ее христианской биографии! Раба Божия девица Наталья с почестями похоронена у стен своего родного храма, служению которому она отдала всю свою жизнь. И можно сказать, что именно благодаря ее вере, христианскому усердию и бесстрашию перед опасностями, этот сельский храм выжил в трудные времена и сохранился до сего дня. Перед смертью все свое небогатое имущество она завещала родному церковному приходу.

После кончины Натальи Гречиной храм сразу как-то осиротел и опустел, и была опасность, что он может даже закрыться. В этот период церковные богослужения возглавляли Федор Сильвестрович и Анна Ивановна Бибиковы, незадолго до того возвратившиеся в Корьхово. Анна Ивановна (в девичестве Кузьмина) родилась в 1928 году в деревне Корьхово; и теперь живет в родной деревне, ходит на все богослужения и по силам помогает в храме.

Дарья Карпова, д. Корьхово

В 2004 году в Корьхово из Белоруссии переехала многодетная семья Георгия и Елены Карповых, и Никольский храм ожил детскими голосами. Стараниями христиан восстановлен церковный иконостас. В храме регулярно совершаются Богослужения — по всем праздникам и воскресным дням. Несколько раз в год приезжает о. Геннадий Чунин (он обслуживает приход Корьхово уже пятнадцать лет — с 1992 года), и тогда в храме бывает Литургия. Но прихожане надеются со временем обрести и своего постоянного священника.

 

Корьховская старообрядческая община

Храм Святителя Николы

Обслуживает иерей Геннадий Чунин

Адрес: Дновский р-н, Псковской обл., п.о. Выскодь, д. Корьхово

Телефон: (48336) 4-13-05