Главная » История » Краткая история старообрядчества » Древлеправославная Церковь в ХХ веке

Древлеправославная Церковь в ХХ веке

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

  • Новостной сюжет телеканала «Мир» о визите президента на Рогожское
  • Визит президента России Владимира Путина в Рогожский духовный центр
  • Праздник святых Жен-Мироносиц на Рогожском. 2017 г.

Февральская революция стала значимым событием в жизни старообрядчества. Древлеправославные христиане восприняли ее с надеждой на то, что времена насилия над совестью и верой уйдут в прошлое. Только что созданное Временное правительство объявило о намерении снять все ограничения с деятельности древлеправославной Церкви.

В апреле 1917 года состоялся внеочередной съезд старообрядцев Белокриницкой иерархии. В его резолюции говорилось о необходимости установления принципиально новых отношений Церкви и государства: «Церковь не может быть в услужении у государственной власти, Церковь должна отказаться от всяких поползновений к господству, должна отказаться от денежной поддержки государства… Полное отделение Церкви от государства и свобода религиозных групп, находящихся в России, послужит только к благу, величию и процветанию свободной России».

Летом 1917 года религиозная ситуация осложнилась. Вопреки первоначальным заявлениям, Временное правительство вновь взяло курс на поддержку господствующего исповедания. Было образовано министерство исповеданий, в котором пост министра и обоих его заместителей были заняты членами синодальной церкви.

Правительство издало постановление, которым были подтверждены «прежние правящие установления русской церкви, к учреждению коих государственная власть приложила печать своей санкции». Тем самым сохранялся, хотя и временно, дореволюционный порядок религиозного устройства. На запросы старообрядцев о причинах отказа от принципа равноудаленности конфессий от власти министр по делам исповеданий А. В. Карташев ответил, что, будучи русским, национальным, правительство должно относиться к синодальной церкви как «к исторически-первенствующей среди других исповеданий в русском государстве».

Осенью 1917 года в стране разразился глубокий правительственный кризис. Под напором леворадикальных сил Временное правительство пало, и к власти пришли большевики.

В ноябре 1917 года епископ Александр (Богатенков) писал епископу Филарету Казанско-Вятскому (Паршикову): «Да, «большевики » столько бед творят, что великая Россия становится бедной «рассеей», от «рассеяния народов», ее составлявших: отделяются Финляндия, Латвия, Украина, Кавказ, Крым, Дон, Сибирь, а может быть, Волга и проч., и проч.»

Сразу после октябрьских событий начались закрытия древлеправо-славных храмов, монастырей и учебных заведений. Гражданская война на несколько лет отрезала Московскую архиепископию от многих епархий России. Архиепископ Мелетий был вынужден уехать на Дон, где ему пришлось скрываться в течение нескольких лет. Тотальный контроль, установленный большевиками в период «красного террора», вынудил предстоятеля Церкви прекратить переписку с Архиепископией.

Обязанности архиепископа в этот период исполнял епископ Александр (Богатенков). Одновременно он вынужденно замещал несколько епископских кафедр. Единственным его помощником стал владыка Геронтий (Лакомкин), епископ Санкт-Петербургский и Тверской.

В годы гражданской войны в Сибири отошли в вечную жизнь епископ-апологет Антоний Пермско-Тобольский (Паромов) и Иоасаф Томско-Алтайский (Журавлев).

Значительное число древлеправославных христиан, особенно проживавшие на окраинах России крестьяне и казаки, выступили против большевистской диктатуры и активно участвовали в Белом движении. В казачьих частях А. И. Деникина действовали старообрядческие полковые священники. В армии А. В. Колчака существовали состоявшие из старообрядцев «добровольческие крестоносные дружины», был создан и институт военных священников Белокриницкой иерархии. Епископ Иннокентий (Усов) в конце 1918 года составил молитву об избавлении России от власти безбожников. Староверы участвовали в самом крупном крестьянском восстании тех лет, получившем в советской историографии название антоновского мятежа.

В связи с такой ситуацией Высший революционный совет РСФСР принял 12 декабря 1918 года «Инструкцию», в которой говорилось, что «подлежат обязательному истреблению все генералы; помещики; штабс- и обер-офицеры; окружные, станичные и хуторские атаманы; все контрреволюционеры и — все казачество». Таким образом в годы гражданской войны одна из опор древлеправославной Церкви — казачество — была подвергнута геноциду.

В годы гражданской войны всеми сибирскими и дальневосточными приходами управлял священномученик епископ Амфилохий (Журавлев). Он сумел восстановить контакт с Архиепископией только в 1920 году. Некоторые епископы были вынуждены эмигрировать (епископ Иннокентий Нижегородский и Костромской — в Молдавию, епископ Иосиф Иркутско-Амурский — в Китай). В последующие годы благодаря усилиям владыки Амфилохия на Сибирь и Дальний Восток были поставлены новые епископы (среди них — священномученики Тихон Томско-Алтайский и Афанасий Иркутско-Амурский).

После окончания гражданской войны духовная жизнь Церкви стала постепенно налаживаться. В отличие от новообрядческой церкви, у древлеправославных христиан в этот период не было каких бы то ни было расколов, автокефалий, обновленчества и т. п. Церковь сохраняла целостность и единство благодаря древнему духу соборности.

После октябрьской революции церковный собор удалось созвать только в мае 1922 года. На нем среди прочего было принято решение о возведении епископа Александра в митрополиты в случае, если отсутствующий архиепископ Мелетий не сможет явиться в Москву. Однако в том же 1922 году владыка Мелетий прибыл в столицу и принял управление Церковью; таким образом учреждение Митрополии было снова отложено.

Впоследствии этот вопрос неоднократно поднимался на соборах, и каждый раз в силу объективных причин его не удавалось решить положительно.

В 1920-е годы состоялось еще несколько Освященных соборов. Были хиротонисаны новые епископы, большинство из которых приняли впоследствии венцы мучеников и исповедников. Обсуждались вопросы о противодействии атеизму, о старообрядческом церковном образовании, о пастырских курсах, о создании старообрядческих братств, об участии мирян в жизни Церкви.

Старообрядческие начетчики вступили в открытое противостояние с апологетами безбожия. Именно в этот период состоялись знаменитые диспуты Ф. Е. Мельникова с Бухариным, Луначарским и другими апологетами атеизма. Итогом этих дискуссий стала серия книг, опровергающих безбожие. Большинство этих сочинений ныне опубликовано в старообрядческом издательстве «Лествица» (Барнаул).

Последний Освященный собор состоялся в 1927 году. В это время в древлеправославной Церкви Христовой служили 27 епископов. В 1928 году состоялся последний съезд старообрядцев, приемлющих Белокриницкую иерархию. 2 января 1928 года скончался епископ Александр.

В 1920-х годах ряд архиереев и некоторые приходы новообрядческой церкви из-за обновленческого раскола и сергианской смуты стали тяготеть к старообрядчеству. В 1929 году перед угрозой очередного раскола синод новообрядческой Церкви, руководимый митрополитом Сергием (Страгородским), принял постановление об отмене клятв соборов 1656 и 1666-1667 годов на старые обряды. В «Деянии» синода говорилось: «Признаём: а) богослужебные книги, напечатанные при первых пяти русских патриархах, православными… Клятвенные определения собора 1666-1667 годов… разрушаем и уничтожаем яко не бывшие».

В 1930 году вышло постановление ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулаческих хозяйств в районах сплошной коллективизации». Новая политика советского правительства в первую очередь ударила по старообрядчеству — ядру зажиточного крестьянства. Постановление предполагало заключение «кулаков» в концентрационные лагеря либо высылку в отдаленные местности СССР. В течение года практически все передовые и богатые крестьянские хозяйства были уничтожены. Наиболее активные и состоятельные крестьяне были либо репрессированы, либо вынуждены покинуть родные края. Таким образом, крепкое крестьянство, значительную часть которого составляли старообрядцы, было уничтожено.

Одновременно с борьбой против «кулаков» власти начали широкомасштабное закрытие старообрядческих храмов и монастырей. Последние преследовались не только как религиозные центры, но и как высокоэффективные хозяйства, «конкурирующие» с создаваемыми колхозами.

4 июня 1934 года отошел ко Господу архиепископ Мелетий. Многие епископы к этому времени находились в ссылке или под арестом, некоторые умерли, некоторые оказались в эмиграции. Оставшиеся на свободе епископы не могли собраться вместе и избрать нового предстоятеля Церкви.

После длительной переписки местоблюстителем архиепископского престола избрали епископа Викентия Кавказского (Никитина). Протоиерей Василий Никитин принял иноческий постриг в 1928 году. В апреле 1932 года подвергся аресту, пробыл в заключении полтора года. «Условия жизни ему достались тяжелейшие, негде было и главу приклонить, — писала в своих воспоминаниях секретарь Архиепископии Галина Мариничева. — Тем не менее он принимал участие в богослужениях в уцелевших московских храмах на Рогожском кладбище, на Тверской, на Апухтинке и в самый острый период антирелигиозных гонений находил мужество после богослужений говорить проповеди, которые были струей свежего воздуха в удушающей атмосфере распространявшегося безверия… Его речь была продуманной, немногословной, серьезной и доступной для понимания каждого слушающего. Авторитетом среди верующих он пользовался огромным, народ его почитал и любил».

В 1937 году епископ Викентий был повторно арестован и 25 апреля 1938 года казнен. В 1930-е годы большинство старообрядческих храмов было закрыто. На территории СССР не осталось ни одного легально действующего старообрядческого монастыря, ни одного учебного заведения. Большинство архиереев, священников, иноков было репрессировано.

Мученические венцы приняли святители Амфилохий (Журавлев), Тихон (Сухов), Афанасий (Федотов), Рафаил (Воропаев). «Я лично человек очень верующий и за веру готов жизнь отдать», — записал следователь в протоколе допроса слова священника Маркела Маслова из деревни Фокино (ныне Медынский район Калужской области).           

В 1938 году единственным архиереем, оставшимся на свободе, был престарелый епископ Калужско-Смоленский Сава (Симеон Ананьев), хиротонисанный в 1922 году. Бело-криницкая иерархия на территории СССР оказалась под угрозой полного исчезновения. Стараясь избежать этого и ожидая каждый день ареста и казни, в 1939 году владыка Сава единолично рукополагает епископа Паисия (Петрова) своим преемником на Калужско-Смоленскую епархию. К счастью, ареста не последовало, и в 1941 году владыка Сава по ходатайству рогожских старообрядцев возвел вернувшегося из заключеия епископа Иринарха Самарского (Парфенова) в достоинство архиепископа.

«Я занял осиротевший первосвятительский престол не по своему желанию, — говорил впоследствии архиепископ Иринарх. — Меня этот пост очень смущал, я трепетал душой принять такую великую ответственность. Я не искал его, но был найден, потому что в то время я был только один-единственный епископ. Второй епископ, Сава Калужский, был болен. Так волею Божиею я пришел к вам на московский престол. Пришел не для того, чтобы мне служили, но чтобы вам послужить, согласно слову Господню: «Хотяи быти в вас первыи, да будет всем слуга» (Мф. XX, 26)».

В следующем 1942 году вернулся из заключения епископ Геронтий (Лакомкин), ставший помощником архиепископа.

В Великую Отечественную войну, древлеправославные христиане, как и в прежние трудные времена, встали на защиту Отечества.

Многие тысячи старообрядцев пали на поле брани, умерли от голода и болезней. Зимой 1942-1943 года скончался от тифа епископ Паисий (Петров), а протоиерей Андрей Попов был расстрелян в оккупированном Ржеве немецкими захватчиками.

Епископ Иринарх Киево-Винницкий (Вологжанин), протоиереи Маркел Кузнецов (Калуга), Лазарь Турченков (Иваново, Ржев) и другие были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», епископ Александр (Чунин) Волжско-Донской и Кавказский — медалями «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией». Легендарный разведчик Николай Кузнецов был выходцем из старообрядческой семьи…

Едва закончив школу, по 16 часов в сутки работал сварщиком на Ярославском паровозоремонтном заводе, где выпускали и ремонтировали бронепоезда, будущий архиепископ Иоанн (Витушкин). Тяжелая работа сварщиком повредила зрение будущему владыке. В 24 года он стал инвалидом второй группы.

В 1942 году, в один из самых тяжелых периодов войны, архиепископ Иринарх обратился к жителям оккупированных территорий с посланием. В нем говорилось: «Возлюбленные чада старообрядческой Христовой Церкви, находящиеся в немецком пленении и оккупации… Из центра старообрядчества — из достославной Москвы, с Рогожской заставы, — я, ваш архипастырь и богомолец, обращаюсь к вам со словами утешения и надежды и призывом оказывать всяческое противодействие врагу. Помогайте партизанам, вступайте в их ряды, будьте достойны своих предков, бившихся за свою святую Русь. Вспомните, как наши достославные предки, движимые любовию к Родине, все как один вилами и рогатинами истребляли, и гнали с своей земли двунадесять языков гордого завоевателя. И сколько же их ушло из России? Жалкая кучка! Освобождение нашей матери-родины от исконного врага и губителя русского народа — немца — всенародное святое дело. Помогайте нашей армии истреблять и гнать врага с священной земли нашей и тем самым приближать радостный час соединения с вами. Мы же здесь возносим Господу Богу непрестанные молитвы, чтобы он сохранил вас от зла и губительства и дал вам силы предков наших в борьбе за освобождение нашей отчизны от захватчиков».

Миллион двести тысяч рублей собрала Архиепископия Московская и всея Руси на оборону страны. «Трогательно до слез было смотреть, с какой готовностью, с каким горячим порывом протягивались руки к тарелке «На оборону Родины», чтобы положить на нее свою посильную трудовую лепту», — вспоминала секретарь Архиепископии Галина Мариничева о службах в Покровском кафедральном соборе в военные годы.

В 1943 году начались перемены в отношении советской власти к религиозным объединениям. В мае 1944 года Совнарком СССР принял решение о создании Совета по делам религиозных культов при СНК СССР, на который возлагалась задача осуществлять связи «между правительством СССР и руководителями реигиозных объединений: мусульманского, иудейского, буддийского вероисповеданий, армяно-григорианской, старообрядческой, греко-католической, католической и лютеранской церквей и сектантских организаций по вопросам этих культов, требующим разрешения правительства СССР».

В послевоенный период положение древлеправославной Церкви было крайне тяжелым. Большинство закрытых в 30-е годы храмов так и не были возвращены Церкви. Архиепископия Московская и всея Руси ютилась в подсобке единоверческого храма святителя Николы на Рогожском кладбище. Не было получено разрешения на открытие монастырей и учебных заведений. Единственным признаком религиозной «оттепели» стало разрешение издания церковного календаря на 1945 год.

Несмотря на трудности, владыка Иринарх делал все возможное для возрождения старообрядчества.

К 1950 году в Церкви служило пять епископов, на сохранившиеся приходы было рукоположено несколько десятков священников. Несколько общин было восстановлено.

7 марта 1952 года скончался архиепископ Иринарх, а 12 марта того же года архиепископом Московским был единогласно избран епископ Донецко-Донской и Кавказский Флавиан (Слесарев). Владыка Флавиан родился в крестьянской семье в селе Городище области Войска Донского. 22 сентября 1905 года он был рукоположен в диаконы ко Успенскому храму родного села, 12 февраля 1910 года — в сан священника к тому же храму. Публиковал свои произведения в старообрядческой периодике. В 1947 году был избран кандидатом в епископы. В начале 1948 года принял иноческий постриг, а марте того же года архиепископом Иринархом и епископом Геронтием хиротонисан в сан епископа. Архиепископ Флавиан скончался 25 декабря 1960 года.

19 февраля 1961 года в сан архиепископа был возведен епископ Иосиф Кишиневский (Моржаков). Еще отроком он был отдан в Елесинский старообрядческий монастырь, где в его воспитании принимали участие знаменитые старообрядческие епископы Кирил Нижегородский и Арсений Уральский. В ноябре 1916 года епископом Иннокентием (Усовым) он был поставлен священником к кафедральному собору Нижнего Новгорода, на следующий год возведен в протоиереи. В 1924 году овдовел, оставшись с семью детьми. В 1935 году был арестован и определен в карагандинские лагеря. Отбыв срок, поселился во Ржеве, где поступил на работу в швейную артель. Во время немецкой оккупации с бригадиром артели отказался шить полушубки для захватчиков и был вынужден бежать из Ржева. В мае 1945 года ему было предложено принять сан епископа, а 9 сентября он был поставлен архиепископом Иринархом и епископом Геронтием на Кишиневскую кафедру. Во время его предстоятельства в Россию возвратилась большая группа староверов-некрасовцев. 22 сентября 1962 года в порт Новороссийска прибыли морским путем 400 казачьих семей (около тысячи человек), большинство из которых поселились и проживают поныне в Ставропольском крае. Архиепископ Иосиф скончался 3 ноября 1970 года. 22 октября 1971 года новым архиепископом был избран епископ Никодим (Латышев), а 24 октября в Покровском кафедральном храме на Рогожском кладбище состоялось его возведение в этот сан. Архиепископ Никодим родился в 1916 году в Молдавии, в трехлетнем возрасте остался без матери. С детства был приучен к церковной службе. Дав обет безбрачия, епископом Иннокентием (Усовым) был поставлен в сан диакона на приход села Добруджа. В 1943 году диакон Никита отказался служить в храме по новому стилю и был заключен в концлагерь. В 1944 году, когда лагерь переводили в Кишинев, он бежал и скрывался до прихода в Бесарабию Красной армии. 5 октября 1961 года Никита Латышев был пострижен в иноки, а 8 октября того же года в Покровском кафедральном соборе хиротонисан во епископы на Кишиневскую кафедру.

Архиепископ Никодим по болезни не мог постоянно находиться в Москве и в последние годы своего первосвятительства проживал в Добрудже. В эти годы церковными делами фактически ведал епископ Донской и Кавказский Анастасий (Кононов) (1896-1986). Чуткий к нуждам паствы, он делал все возможное, чтобы облегчить жизнь христиан в это непростое время. Стараниями владыки Анастасия были рукоположены десятки священников, диаконов и чтецов.

В 1950 — 1980-х годах не было массовых репрессий против Церкви. Однако развиваться свободно она не могла. Так, например, вопросы об учреждении новых епархий, хиротонии новых епископов решались и согласовывались с отделами по делам религиозных культов годами, а чаще и вовсе не решались.

Эти несколько десятилетий можно определить как период стагнации, проходивший на фоне активной антирелигиозной пропаганды и давления органов государственной безопасности. Государство вело политику, направленную на исчезновение древлеправославия.   К   середине 1980-х годов в Церкви осталось только три престарелых епископа.

С большими трудностями по благословению архиепископа Никодима 5 января 1986 года был хиротонисан епископ Алимпий (Гусев). 11 февраля того же года архиепископ Никодим скончался, а в апреле скончался и епископ Донской и Кавказский Анастасий, избранный местоблюстителем архиепископского престола.

13 апреля 1986 года местоблюстителем московского архиепископского престола стал епископ Алимпий; вскоре на Освященном Соборе он был избран архиепископом Московским и всея Руси. Интронизация была совершена 6 июля 1986 года российскими епископами и епископом Браиловским Киприаном (Румыния) в Покровском кафедральном храме Москвы.

В 1988 году архиепископ Алимпий был избран Митрополитом московским и всея Руси. Чин возведения на кафедру состоялся 24 июля 1988 года. На этом же соборе древлеправославная Церковь России приняла официальное наименование — Русская Православная Старообрядческая Церковь.

Это время можно считать началом нового периода в истории Церкви. Возрождение старообрядчества оказалось сложным и медленным процессом. Уже не существовало классов, составлявших социальную основу староверия: крестьянства, казачества и купечества. Церковь была сильно ослаблена организационно. Отсутствовала система образования. До начала Перестройки власти так и не дали разрешения на открытие монастырей.

Тем не менее в 1990-е годы возрождались старые и появлялись новые приходы, старообрядцам возвращались некоторые закрытые в годы безбожия храмы. Были воссозданы Дальневосточная, Донская и Кавказская епархии. Начали регулярно созываться Освященные Соборы. В 2003 году здоровье митрополита Алимпия пошатнулось, и в декабре того же года он преставился ко Господу.

Внеочередной Освященный Собор был созван местоблюстителем митрополичьего престола архиепископом Ярославским и Костромским Иоанном в феврале 2004 года. Подавляющим большинством голосов митрополитом Московским и всея Руси был избран епископ Казанский и Вятский Андриан (Четвергов).

Время первосвятительства митрополита Андриана оказалось недолгим. На первосвятительской кафедре он пробыл немногим более полутора лет. Однако за этот непродолжительный период митрополит Андриан успел многое совершить на благо Церкви. Владыка рукоположил двух епископов, 5 священников, 8 диаконов, 7 чтецов, 3 свещеносцев. Он совершил 7 архипастырских поездок, посетив 23 региона Российской Федерации.

В Рогожской слободе возобновило свою деятельность Духовное училище, закрытое в 1917 году, был создан информационно-издательский отдел и возобновлено издание «Вестника Митрополии». При содействии Русской Православной Старообрядческой Церкви прошел ряд научных и культурных мероприятий.

Значительным событием в духовной жизни России стало празднование 100-летия дарования свободы вероисповедания в России и распечатания алтарей храмов Рогожского кладбища. За время предстоятельства митрополита Андриана были налажены контакты с представителями государственной власти, руководителями регионов Российской Федерации, главами муниципальных образований. 10 августа 2005 года во время Великорецкого крестного хода (традиционный крестный ход на место явления иконы святителя Николы Чудотворца) митрополит Андриан преставился ко Господу.

18 октября 2005 на Освященном Cоборе Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополитом Московским и всея Руси был избран епископ Казанский и Вятский Корнилий.

Митрополит Московский и всея Руси Корнилий (в миру Константин Иванович Титов) родился 1 августа 1947 года в г. Орехове-Зуеве Московской области в старообрядческой семье. Окончив восемь классов школы, он стал учеником токаря на Литейно-механическом заводе Ореховского хлопчатобумажного комбината. На этом комбинате он проработал 35 лет, совмещая работу с учебой в вечерней школе, техникуме и Московском автомеханическом институте, который окончил в 1976 году. До 1997 года он работал начальником отдела технического контроля завода; с 1991 по 1995 год являлся председателем церковного совета Орехово-Зуевской старообрядческой общины храма Рожества Пресвятыя Богородицы. В 1997 году, дав обет безбрачия, поставлен в сан диакона. Рукоположение совершил преосвященнейший митрополит Алимпий.

7 марта 2004 года в Москве, в Покровском кафедральном соборе,

преосвященнейший митрополит Андриан рукоположил диакона Константина в сан иерея. Местом служения ему был назначен храм Рожества Пресвятыя Богородицы г. Орехова-Зуева.

21 октября 2004 года Освященным Собором иерей Константин Титов был избран кандидатом в епископы на Казанско-Вятскую кафедру, а 14 марта 2005 года принял иноческий постриг.

7 мая 2005 года в Покровском кафедральном соборе митрополит Андриан в сослужении епископов Силуяна Новосибирского, Евмения Кишиневского и Германа Дальневосточного рукоположил его в сан епископа Казанского и Вятского.

21 июля владыка Корнилий со¬ершил чин восхождения на Казанскую кафедру.

18 октября 2005 года Освященный Собор, собравшийся в Москве для выборов нового предстоятеля Церкви, избрал епископа Корнилия митрополитом Московским и всея Руси. Его возведение на кафедру состоялось в Покровском кафедральном соборе 23 октября 2005 года.