Главная Документы Комментарий митр. Илариона (Алфеева) к ответам старообрядческой стороны на вопросы, связанные с возможностью признания иерархии Русской Православной Старообрядческой Церкви

Навигация по документам

Раздел документов — это летопись нашей Церкви. В новой версии сайта мы хорошенько поработали над структурой и собрали все важные постановления в одном доступном месте. Также в этом разделе мы публикуем богослужебный устав по месяцам.

Комментарий митр. Илариона (Алфеева) к ответам старообрядческой стороны на вопросы, связанные с возможностью признания иерархии Русской Православной Старообрядческой Церкви

По итогам изучения полученных от старообрядческой стороны «Ответов» на ранее предложенные вопросы приходится признать, что между нами до сих пор сохраняется разногласие в трактовке некоторых исторических событий и в понимании отдельных церковных канонов и вопросов экклесиологического содержания. Обратимся к ранее поставленным вопросам в изначальном порядке.

Вопрос 1: При присоединении бывшего митрополита Босно-Сараевского Амвросия к старообрядцам он был принят через Миропомазание священноиноком Иеронимом. Возможно ли представить нам достоверные исторические сведения о прежних прецедентах, когда чиноприем архиерея через Миропомазание осуществлялся священником? Как такой чиноприем сообразуется со словами св. Апостола Павла: «Без всякого же прекословия меньший благословляется большим» (Евр. 7, 7)?

Вынуждены констатировать, что ответ на наш вопрос не получен: ни в житии преп. Саввы Освященного, ни в житии преп. Максима Исповедника не имеется сведений, что они принимали соответственно патриарха Иоанна и епископа Феодосия каким-либо чином в Церковь. В житиях повествуется лишь о том, что они убеждали указанных лиц принять православное учение. Причем в полученном ответе на наш четвертый вопрос вами утверждается, что севириане (к которым относился патриарх Иерусалимский Иоанн) и монофелиты (мнения которых разделял епископ Кесарии Вифинской Феодосий) принимались в Церковь не Миропомазанием, а третьим чином — через покаяние. Таким образом, авторы «Ответов» сами себе противоречат.

В полученном ответе со ссылкой на Кормчую и вырванные из контекста святоотеческие писания утверждается, что иерей от епископа якобы ничем не отличается, кроме права рукоположения других клириков. С нашей точки зрения такое утверждение противоречит Священному Преданию и повсеместно принятому православному учению: «Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают, ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их» (39-е апостольское правило); «Все последуйте епископу, как Иисус Христос Отцу… Без епископа никто не делай ничего, относящегося до Церкви. Только та Евхаристия должна почитаться истинной, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставит это» (св. Игнатий Богоносец); «Где епископ, там Церковь» (св. Киприан Карфагенский).

Вами приводятся примеры принятия священниками архиереев на исповедь с отпущением грехов и совершение над ними таинства Елеосвящения. Законность таких действий не подлежит никакому сомнению. Важно различать смысл и значение таинств — Покаяния, Миропомазания и Елеосвящения, а также отличать эти таинства от помазания маслом (елеем). Помимо разного их назначения, они различаются и полномочиями клириков их совершать. Миропомазание, заменившее собою древний чин епископского возложения рук, имеет смысл воцерковления помазуемого и совершается по делегированию епископом своих полномочий подчиненным пресвитерам. При этом принять в общение иного клирика может только епископ, а епископа — собор епископов: Карф. 6, 7, 43(52).

Вопрос 2: Каким образом можно определить каноническое достоинство оставившего свое служение и вышедшего из подчинения своему архиерею священноинока Иеронима?

В парадигме восприятия старообрядцами событий XVII века все поступки и действия священноинока Иеронима (самовольное оставление места служения, нарушение священнической присяги и т. д.) представляются старообрядческой стороне оправданными из-за бегства от «ереси». «Ересь» эта ко времени бегства рукоположенного св. митрополитом Московским Филаретом священноинока Иеронима из Воскресенского Новоиерусалимского монастыря никаким собором осуждена не была, и руководствоваться в своих поступках он мог только субъективными домыслами. Это и вызывает необходимость поставить вопрос о его каноническом достоинстве, на который нами не получен удовлетворительный ответ.

Попытка старообрядческой стороны найти какие-либо аналогии между положением священноинока Иеронима и Святейшего Патриарха Тихона представляются крайне неправомерными: Патриарх Тихон никогда не отказывался от епископского сана, и «определения» обновленцев о его сане и монашестве никогда не были признаны православной полнотой.

Вопрос 3: Каким архиереем было освящено Миро, которое было использовано при присоединении митрополита Амвросия?

Вопрос был поставлен нашей стороной не относительно возможности в исключительных ситуациях разбавлять св. Миро елеем. Но разбавлено Миро или нет, оно обладает сакральными свойствами и действенно лишь при условии сохранения канонического подчинения применяющего его пресвитера своему епископу. Поэтому наше непонимание вызывает сама правоспособность беглого священноинока Иеронима совершать Миропомазание.

Между тем, на прямой и конкретный вопрос о происхождении использованного священноиноком Иеронимом Мира мы не получили ответа. Приводится лишь мнение начетчика прошлого столетия Ф. Е.
Мельникова, что «по некоторым историческим свидетельствам» это было Миро, освященное Святейшим Патриархом Филаретом. Каковы же эти свидетельства?

Вопрос 4: Принятие митрополита Амвросия 2-м чином означает ли, что и всю Константинопольскую Церковь старообрядцы Белокриницкого согласия считают впавшей в ересь? Имеются ли об этом какие-либо соборные решения?

Из ответа видится только то, что на прениях в Белой Кринице в 1846 году о способе чиноприема митрополита Амвросия имели место споры, закончившиеся решением принимать всех «еретиков» единообразно — через Миропомазание. Если мы правильно поняли ваш ответ, анализа содержания вероучения и богослужебно-литургической практики Константинопольской Церкви ни в 1846 году, ни позже в Русской Православной Старообрядческой Церкви не проводилось и анафематизмы никогда не формулировались. Тем не менее для нашей стороны вопрос остается открытым: является ли в вашем историческом сознании Константинопольская Православная Церковь и другие канонические Поместные Церкви «еретическими»? Если да, то на каком основании?

В исторической литературе имеются данные о том, что митрополит Амвросий не порывал связь со своим первоиерархом, состоял с ним в переписке, никаким каноническим прещениям после перехода к старообрядцам не подвергался, перед смертью исповедовался у православного священника и был похоронен как греческий православный архиерей, имея разрешительную грамоту от своего патриарха. Принимая во внимание и то, что митрополит Амвросий совершенно не знал русского языка, все это в совокупности свидетельствует о том, что в его намерения вовсе не входило оставлять Православие и предавать его «анафеме». Если это не так. то просим сообщить, имеются ли у старообрядцев противоположные точные и достоверные свидетельства того, что митрополит Амвросий после своего перехода к старообрядцам окончательно порвал отношения с Константинопольским Патриархом и не состоял с ним ни в каких видах взаимоотношений?

Вопрос 5: Старообрядческую иерархию митрополит Амвросий восстановил единолично и без совета с кем-либо из иных епископов. Не были ли нарушены тем самым 1-е Апостольское правило, 4-е правило Первого Никейского собора и 13-е правило Карфагенского собора? Кроме того, свои священнодействия, включая сюда и поставление новых епископов, митрополит Амвросий совершал вне территории своей епархии. Не было ли тем самым нарушено и 34-е Апостольское правило? Если же правила были нарушены, что, по вашему мнению, позволяет считать восстановленную иерархию законной?

В вашем ответе видится непонимание позиции нашей стороны. Суть исполнения церковных канонов при поставлении нового епископа (Апост. 1; 1 Ник. 4: Карф. 13) состоит прежде всего в строгом соблюдении основного принципа — необходим собор (совет) епископов.

Участие нескольких епископов при рукоположении нового необходимо не для «суммирования благодати», а для подтверждения достоинства рукополагающего и свидетельства об имевшем место взаимном совете, что, помимо прочего, должно препятствовать злоупотреблениям властью отдельных представителей епископата. Нарушение этой нормы никогда не допускалось в Церкви.

Митрополит Амвросий на момент рукоположения им для старообрядцев Кирилла в качестве своего преемника действовал единолично, без канонических полномочийот других епископов.
Нарушив указанные правила единожды, Белокриницкое согласие на протяжении всей своей истории, начиная с самых первых лет возникновения, неоднократно попадало в затруднительные обстоятельства, когда тот или иной епископ без совета с другими единолично ставил нового архиерея, создавая новые нестроения.

Видимо, понимая пагубность подобной практики, в настоящее время Русская Православная Старообрядческая Церковь применяет указанные правила достаточно строго: единоличные епископские поставления ею категорически не признаются. Например, священноинок Внифантий (Смольников) в 2007 году был поставлен единолично епископом Германом (Савельевым), но рукоположение не было признано.

В ваших ответах неоднократно утверждается, что «на момент присоединения свт. Амвросия, в 1846 году, не было ни одного православного епископа». Это фактически означает, что все Поместные Церкви старообрядцы Белокриницкого согласия считают безблагодатными и «пребывающими в ереси». Это является одним из ключевых вопросов, решительно влияющим на перспективы признания канонического достоинства Белокриницкой иерархии. Ввиду важности для нас получения ясного ответа, формулируем следующий вопрос к старообрядческой стороне: действительно ли по мнению старообрядцев Белокриницкого согласия благодатный епископат пребывает только у вас, и исключительно только ваше сообщество представляет собой «Святую Соборную и Апостольскую Церковь»?

* * *

При составлении вопросов нами имелось в виду стремление к достижению каких-либо ощутимых шагов в направлении церковного мира — если еще не к ею установлению, то хотя бы к пониманию позиций сторон. Хотелось бы донести до старообрядческой стороны общий принцип нашего подхода к изучению вопроса. Хорошо известно, что правоприменительная практика в церковно-канонической области в значительной степени имеет прецедентный характер. По поиски примеров и аналогий представляют собой весьма непростую задачу — слишком разнообразен контекст событий. Поэтому, как нам представляется, многие из приведенных вами исторических примеров неправомерно соотнести с изучаемым вопросом.

Применение при разрешении канонических вопросов принципов акривии или икономии на практике обычно обуславливается совокупностью многих обстоятельств, включая и динамику возможного развития событий. При этом немаловажное для нас значение имеет более глубокое знакомство с сегодняшним экклесиологическим самосознанием Русской Православной Старообрядческой Церкви.