О церковных календарях

Главная Публикации Традиции О церковных календарях

Темы публикаций

О церковных календарях

Преосвященнейший владыка, уважаемые архипастыри, честные отцы и братия, участники Освященного Собора Русской Православной Старообрядческой Церкви! Мне, как руководителю Музейно-библиотечно-архивного отдела нашей Митрополии, было поручено ознакомить Освященный Собор с историей нашего самого популярного церковного  издания, а именно церковного календаря.

Этой истории немногим более ста лет. До известного всем указа 1905 года в качестве календарей старообрядцы успешно пользовались месяцесловами и святцами, отчасти благодаря здоровому консерватизму, отчасти и, вероятно, в основном из-за своего стесненного в конфессиональном отношении положения.

При этом у никониан и в других еретических сообществах церковные календари уже давно были в ходу, так что старообрядцам не пришлось их изобретать, достаточно было посмотреть, не обрящется ли у еретиков доброе, что и нам бы пригодилось.

Итак, первый известный нам календарь, который можно назвать календарем в привычном нам формате, был издан в Нижнем Новгороде в качестве бесплатного приложения к журналу «Старообрядцы». Назывался он «Настольный старообрядческий иллюстрированный календарь на 1908 год» — в нем были опубликованы фотографии деятелей старообрядчества. В середине следующего года журнал «Старообрядцы» прекратил свое существование, и продолжения издания календарей не последовало.

Следующая известная нам попытка издания старообрядческих календарей имела место в городе Уральске, в типографии Симакова. Нам известны два календаря — на 1910-й и 1911-й год. При этом издатели отмечали, что «благодаря новости дела вкралось много корректурных опечаток и ошибок».

Вероятно, не ранее 1910 г. (более ранние календари нам не известны) в Москве изданием календарей занялось Братство Честнаго и Животворящаго Креста (кто не знает, это наши старообрядцы). Эти календари имели яркую цветную обложку с изображением крестного хода, выходящего из ворот Рогожской слободы.

Интересно, что уральские и московские (до 1914 г.) календари начинались с сентября, с новолетия, причем также интересно то, что московские издавались на 16 месяцев! Но календарь на 1915 год уже начинался с января в соответствии с гражданским летоисчислением (и на обложке было указано «7423-7424 лето» и «1915 год»). Более поздние дореволюционные старообрядческие календари нам не известны. Не исключено, что они и не издавались в связи с трудностями военного времени. Не выходили старообрядческие календари в первые послереволюционные годы. Скорее всего, издать их не было никакой возможности.

Для полноты картины добавим, что старообрядческие календари издавали не только староообрядцы, приемлющие Белокриницкую иерархию, и не только старообрядцы. Коммерческим московским издательством «Свет и Жизнь» во главе с немцем В.К. Мюром было издано, по меньшей мере, два выпуска «Все­российского старообрядческого календаря на 1910 г.» и «Русский старообрядческий календарь для приемлющих священство на 1911 г.»; причем там были помещены отрывки из «Словаря общественных деятелей» старообрядчества, а также списки причтов и советов московских общин. Из рижских изданий известны «Старообрядческий адрес-календарь на 1911/1912 г.» и «Всестарообрядческий адрес-календарь на 1912/1913 г.».

Но вот завершилась так называемая Великая октябрьская социалистическая революция, закончился «военный коммунизм», подходила к концу Гражданская война. Наступил период новой экономической политики — НЭП. И в 1922 г. появился старообрядческий календарь. Правда, не совсем старообрядческий. Назывался он «Церковный календарь для православных и старообрядцев». Вероятно, это было чисто коммерческое издание, в котором было два вида святцев — для старообрядцев и для новообрядцев. Также здесь были упомянуты русские святые, не зафиксированные в книгах дониконовской печати. Выпуск последнего известного нам такого календаря пришелся на 1928 год, период свертывания НЭПа. Мы не знаем, какое отношение имели (и имели ли) старообрядцы к этому изданию.

Беспоповцам в послереволюционные годы в отношении церковных календарей повезло несколько больше. На территории Латвии, свободной от советской власти, издание календарей продолжалось, причем не прекращалось и во время немецкой оккупации.

В годы Великой Отечественной войны в связи с изменением политики ВКП(б) в отношении религии наметились некоторые послабления. Старообрядческой архиепископии после долгого перерыва удалось (с разрешения властей) издать свой церковный календарь. В этом несомненная заслуга иже во святых отца нашего Геронтия, епископа Ярославского и Костромского. О подготовке первого календаря (на 1945 год) все, вероятно, читали в воспоминаниях Г. Мариничевой. После преставления владыки Геронтия издание календарей на некоторое время прекратилось.

В 60-е годы над церковным календарем трудился председатель общины Рогожского кладбища Алексей Дорофеевич Бобков, а затем и его сын о. Евгений Бобков.

В 70-е годы в календарную комиссию входили протоиерей Прокопий Карцев, протоиерей Маркел Кузнецов, протодиакон Георгий Устинов, диакон Александр Свистунов, председатель московской рогожской общины Н.П. Милованов.

К 1000-летию Крещения Руси Московской Архиепископией был издан календарь на 1988 год, состоящий из двух частей и содержащий большое количество иллюстраций, сведений о жизни приходов, о взаимодействии старообрядчества с различными нерелигиозными организациями.  Календари 1989–1990 годов были также «двухчастными», весьма интересными по содержанию и по меркам того времени хорошо изданы.

Экономический спад в стране отразился и на старообрядческом календаре. Календарь на 1991 г. вышел без иллюстраций (кроме обложки), мелким шрифтом на газетной бумаге. Содержание не отличалось новизной. Рождественское и пасхальное поздравление архипастыря, собственно календарь, утренние и вечерние молитвы, начало общее всем канонам, каноны шести двунадесятым праздникам и перепечатка не очень понятно написанной статьи о подготовке к причастию.

Ситуация постепенно выправлялась, в календарях печатался интересный материал, например о летоисчислении (календарь на 1992 год), «История и обычаи Ветковской церкви» (календарь на 1994 год), «О вреде телевидения» (1995); вновь появились вклейки с цветными иллюстрациями.

В календаре на 1997 год впервые даны церковные тексты, не имеющие источника в дораскольной традиции — каноны мученикам и исповедникам российским, за древлее благочестие пострадавшим.

С начала 2000-х в календарях дается больше информации новостного характера. Вносятся изменения в привычные утренние и вечерние молитвы (при этом их текст незначительно меняется от календаря к календарю). Качество полиграфии заметно возрастает. И на этом фоне становятся виднее недостатки содержательного характера. Возросло количество опечаток, в том числе в богослужебных текстах. Список святых стал нуждаться в дополнении и пересмотре. В итоге календарь на 2005 год вынудил прихожанина рогожской общины Н.Е. Попова составить обстоятельный доклад о качестве календарной продукции.

Календарь на 2006 год впервые был весь напечатан достаточно крупным, хорошо читаемым шрифтом. К сожалению, эта традиция имела повторение только в календаре на 2009 год (в этом календаре, кстати, напечатан заупокойный канон мученику Уару, причем с досадными ошибками, не исправленными в последующих перепечатках).

С 2007 года в календарях появляется множество несвойственных старообрядческой традиции имен: Владислав, Вероника, Ангелина… Алфавитный список был опубликован только в календаре на 2010 год. На полях замечу, что надо выработать критерии, по которым лица, прославленные во святых в какой-то местности и неизвестные в качестве святых в дораскольном Московском государстве, могли бы почитаться святыми в нашей Церкви и, соответственно, включаться в современный церковный календарь.

В календаре на 2014 год почему-то напечатаны правила поведения в храме для нестарообрядцев. А правила храмового благочестия для старообрядцев так и остались в календаре на 2003 год, хотя в календаре они нужны не меньше, чем утренние и вечерние молитвы.

Подводя итог, можно сказать следующее. Да, наши календари становятся все лучше и лучше. В них все меньше ошибок. Но я думаю, спроси любого участника Освященного Собора — у каждого по поводу нашего календаря найдется ряд претензий, замечаний, пожеланий.

Нашим календарем занимается слишком ограниченный круг лиц… И его надо расширить, чтобы это была полноценная календарная комиссия. И надо, чтобы эта комиссия не только подготавливала материалы для календаря, но и в полном составе участвовала в его выпуске вплоть до чтения сверстанного макета, вплоть до утверждения сигнального экземпляра.

Для справки:

Под церковным календарём в данной статье понимается печатное издание журнального типа, содержащее информацию о датах памяти святых, церковных праздников и постов годичного цикла, а также соответствующих им богослужений. По сложившейся традиции журнальный календарь включает в себя утренние и вечерние молитвы, избранные каноны или службы, назидательное чтение из творений святых отцов, исторические статьи, обзор главных событий минувшего года, святцы, где имена святых расположены в алфавитном порядке с указанием дат празднования их памяти. В середине календаря используется цветная вклейка. Здесь, как и на обороте обложки,  размещаются фотографии с важных событий предыдущего года: освящение храмов, встречи предстоятеля Церкви, фотографии юбиляров. Первой на обороте обложки также по традиции дается фотография предстоятеля Церкви. Для обложки календаря Московской Митрополии выбираются фото с видами храмов Рогожского духовного центра.

Церковный календарь ведет исчисление времени по старому стилю. Первой датой в нем будет 1 января (14 января по новому стилю), праздник Обрезания Господня и память свт. Василия Великого. Даты по новому стилю также указаны в календаре параллельно с датами по старому стилю.

Церковный календарь сегодня одно из официальных изданий Русской Православной Старообрядческой Церкви наряду с «Вестником Митрополии». Подготовкой издания занимается Информационно-издательский отдел Митрополии.