Победитель великого спора: протопоп-священномученик Никита Суздальский

Главная Публикации Персоналии Победитель великого спора: протопоп-священномученик Никита Суздальский

Темы публикаций

Победитель великого спора: протопоп-священномученик Никита Суздальский

Древний русский город Суздаль дал нашему Отечеству великого защитника «старой веры» протопопа Никиту (Константиновича) Добрынина — протопопа собора во имя Рожества Пресвятыя Богородицы.  Имя его означает «победитель», и значение имени он подтвердил доблестными делами.

Победитель великого спора: протопоп-священномученик Никита Суздальский
«Спор о вере». К. Лебедев

Маститый священник, обладавший не только большим авторитетом, но и начитанностью в святых книгах, он в течение семи лет составлял черновой текст «великой челобитной» (на 200 рукописных листах), которую хотел подать царю. В своём обширном труде протопоп подробно рассмотрел многочисленные изменения, внесённые в церковь патриархом Никоном, и опроверг их, обильно приводя в защиту древлецерковного Предания выписки из Священного Писания, церковных правил, постановлений древних Соборов Церкви, творений святых отцов.

Кто-то донёс властям о готовящемся богословском труде отца Никиты, и в начале декабря священника арестовали, изъяв опасную рукопись.

В апреле–мае 1666 года на Большом Московском Соборе новообрядцы пытались сделать разбор и опровержение протопоповой челобитной, но не смогли. Царь разгневался на греческого митрополита Паисия Лигарида, который не смог составить подробного опровержения книги, и поручил эту работу монаху (тайному иезуиту) Симеону Полоцкому.

Призвали на Собор и протопопа Никиту. Пытались уговорами и угрозами склонить его к принятию Никоновой реформы, но тот был непреклонен. 10 мая 1666 года никониане протопопа Никиту прокляли и объявили лишённым священного сана, произведя кощунственный обряд расстрижения в Успенском соборе Кремля. Мученик снова был брошен в тюрьму, где изнемог и впал в уныние. 2 июля он написал покаянное письмо Собору, после которого его выпустили из темницы, и на 15 лет он выпадает из церковной деятельности. По-видимому, он жил где-то «в пустыне», оплакивая своё малодушие, как апостол Петр со слезами каялся в отречении от Христа. Имеются смутные сведения о том, что протопоп находился долгое время в ссылке…

Симеон Полоцкий к никонианскому собору 1667 года подготовил и представил в напечатанном виде книгу «Жезл правления», в которой попытался опровергнуть челобитную о. Никиты, прибегая в ней к подтасовкам, клевете и богословским искажениям. Собор утвердил эту книгу как эталон своей веры…

Весной 1682 года «на Москве» начались волнения среди стрельцов, поддержанных главой Стрелецкого приказа князем И.А. Хованским. Часть восставших придерживалась «старой веры», остальные же были вообще малорелигиозны. Староверов поддержали находившиеся в столице священник Стефан и игумен Симеон Крашенинников.

18 мая 1682 года у «служивых» (стрельцов Титова полка) и «посадских» (т.е. старообрядцев из московских слобод) людей состоялись «дума и совет заедино». Решили подать челобитную, чтобы «в царствующем граде Москве старую православную веру возобновити». По благословению игумена Сергия её «от лица всех полков и чернослободцов» составили Сава Романов, Павел Захарьев, Никита Борисов, С.И. Калашников и другие. Сава Романов зачитал текст челобитной перед полком стрельцов, и они активно её поддержали.

Игумен Сергий вместе с выборными посадскими и стрелецкими представителями передал челобитную князю И.А. Хованскому, который им ответил: «Аз и сам, грешный, вельми желаю, чтобы по-старому было во святых церквах единогласно и немятежно. Аще и грешен, но неизменно держу старое благочестие и чту по старым святым книгам и воображаю себе на лицы своем крестное знамение двема персты».

Решили провести публичный диспут с церковными властями — «прю о вере». Хованский предложил привлечь к спору протопопа Никиту Добрынина: «Знаю я того священника гораздо. Противу тово им (новообрядцам) нечего говорить; тот уста им заградит, и прежде сего ни один от них противу ево не можаше стати, но яко листвие падоша».

Челобитчиков поддержали девять стрелецких полков, то есть до 9000 человек «служивых», а также многие посадские люди Москвы. Никониане были в испуге. Архиереи даже стали носить старые православные жезлы вместо никонианских (со змеями) и благословлять народ двумя перстами. Даже сам патриарх Иоаким стал говорить, что хоть он и благословляет сейчас «по-новому», но скоро придёт время благословлять «по-старому». Это не удивительно: ещё до поставления в патриархи он говорил: «Не знаю ни старой, ни новой веры, а как начальство прикажет, так и верить буду»… 

Диспут власти назначили на 5 июля 1682 г. Утром на площади перед Кремлём стали собираться толпы народа. Патриарх Иоаким, облачившись по-старообрядчески, в Успенском соборе отслужил обедню. Староверы же во главе с отцом Никитой Добрыниным, облачённым в священнические ризы, собравшись в Титовом полку за Яузой, пошли ко Кремлю крестным ходом с крестом, Евангелием, иконами, церковными книгами и зажженными свечами. Староверы хотели провести диспут принародно на Лобном месте у стен Кремля, но власти боялись публичного состязания. Диспут прошёл в Грановитой палате Московского Кремля.

После литургии и обеда в Грановитую палату пришли царевны Софья и Татьяна, вдовствующая царица Наталья, патриарх Иоаким со свитой и бояре. Протопоп Никита Добрынин, инок Саватий Соловецкий, Сава Романов и другие представители древлеправославных христиан шли в Грановитую палату, сопровождаемые стрелецкими выборными и охраной. На крыльце произошёл инцидент: на челобитчиков внезапно накинулась толпа из новообрядческих приходских попов и дьяконов, которые стали их расталкивать в стороны, а протопопа Никиту один из попов схватил за волосы, пытаясь стащить с крыльца. Тогда вмешалась стража и прогнала бесчинствующих за палату, освободив проход староверам. Крестный ход вошёл в стены Грановитой палаты.

Была зачитана челобитная стрельцов и посадских людей, в которой опровергались Никоновы новшества и предлагалось официально восстановить на Руси древлеправославие. Слово предоставили патриарху Иоакиму, но тот как бывший офицер, вовсе не начитанный в церковных книгах, не смог по существу возразить на доводы челобитной, лишь сказал, что староверы не принимают новых книг «невежества ради и отсутствия грамматического разума». «Мы пришли не о грамматике спорить, а о церковных догматах и о новшествах в церковном богослужении, вопреки древнему преданию и обычаям!» — отвечал на это мудрый протопоп.

Епископ Афанасий Холмогорский попытался было говорить вместо патриарха, но отец Никита его остановил, сказав: «Что ты, нога, выше главы ставишися? Я не с тобою говорю, но с святейшим патриархом». Царевна Софья закричала: «Видите ли, что Никита делает в наших очах! Архиерея бьёт, а без нас и подавно убьет». На что присутствующие ей ответили: «Нет, государыня, он не бьет, лишь только рукою отвел да не велел ему прежде патриарха говорить». Софья попыталась исправить ситуацию, обвинив протопопа в том, что он прежде отказался от «старой веры», а ныне вновь её защищает. Тот парировал её нападки, сказав, что покаянное письмо написал по принуждению, в тюрьме, а на челобитную, которую он писал семь лет и подал на соборе, никто ответа дать так и не смог. Царевна велела Никите не говорить более на этом споре.

После стали читать старую челобитную протопопа Никиты, за которую его проклинали в 1666 году. По ходу чтения царевна Софья то и дело перебивала докладчика эмоциональными возгласами, но по существу дела ничего не могла возразить. Очевидец вспоминает: «Дьяк же множество ересей прочте: они же вси (царевны и архиереи) молчали, когда читалось: ,,Они — новой веры учители — Никон, бывший патриарх, со всем своим собором, нас, православных христиан, не приемлющих их латино-римского нового и самопридуманного предания и не знаменающихся по их суемудренному мудрованию тремя перстами, проклятию предают. И поэтому понятно: если мы прокляты от них будем, то и все наши Российские чудотворцы и прародители ваши, государевы, благоверные цари Иоанн Васильевич и сын его Феодор Иванович, и дед ваш царь и великий князь Михаил Феодорович, и прадед ваш, блаженной памяти святейший патриарх Филарет Никитич и отец ваш государь наш и великий князь Алексий Михайлович, до лет Никонова патриаршества, в том же благочестии пребывали, — и они тому же проклятию подлежат, как и мы. Да и сам он, Иоаким патриарх, и прочие архиереи по тем же старопечатным святым книгам приняли святое крещение — и так они и своё крещение вместе с нами проклинают! Однако святые отцы пишут: если святитель не по воле Божией проклинает — не последует ему Божий суд ”, — и  многое другое из святых писаний было написано там… Патриарх же со всеми архиереями против «Челобитной» даже малого ответа не сотворили, только сидя, повесив головы. А бояре, взирая друг на друга, потихоньку ухмылялись, что архиереи ответа не дают, а некоторые и сильно плакали, услышав такое описание находящихся в новых книгах многих ересей и видя великую их неправду…»

Люди, воздев двуперстно сложенные десницы, восклицали: «Мы, государыня царевна, за сей крест желаем умереть». И указывая на изображение Господа Саваофа над троном царевны, двумя перстами ограждающего на обе стороны, говорили царевне: «Смотри, государыня, как Господь благословляет! Мы, хоть и простые, видим, что это предание святых отцов, и ему последуем»… Видя, что не может переспорить староверов, царевна сказала: «Идите вы с миром!» — и пошла из палаты вместе с патриархом и архиереями, сказав, что продолжат спор через день, в пятницу. Староверы вышли под охраной стрельцов из Грановитой палаты и проследовали к Лобному месту, где по просьбе народа снова зачитали челобитную. Потом, запев молитвы, крестным ходом прошли к церкви Всемилостивого Спаса за Яузой-рекой, где совершили молебен иконе Пресвятой Богородицы Одигитрии, после чего народ разошёлся по домам.

Царевна же Софья с патриархом призвали к себе выборных от стрелецких полков и пообещали им великие награды и милости, если они перестанут заступаться за староверов. Одного из выборных царевна произвела в думные дьяки, другим выдала по сто и по пятьдесят рублей, велев напоить всех стрельцов допьяна. И сама царевна «пожаловала» всех стрельцов огромным количеством пива и хмельного мёда. Стрельцы ринулись получать хмельное зелье и упились до беспамятства. Нашлись среди них и прямые иуды-предатели, которые схватили по наущению властей протопопа Никиту и других старцев и выдали под арест. Таким образом в пятницу прение не продолжилось: победители спора были арестованы.

Утром во вторник на следующей неделе (11 июля) протопопа Никиту Добрынина казнили на Красной площади, отрубив его честную главу. И так святой ревнитель Божией правды уподобился Иоанну Крестителю, принявшему главоотсечение за обличение царской неправды.

Память священномученика Никиты празднуется 11 июля по церковному стилю (24 июля по новому стилю).

Тропарь святому священномученику Никите Суждальскому, глас 3-и. Я́ко лучу́ не́кую пусти́ тя́ в сто́льныи гра́д Свети́ло Вели́кое и Це́ркви Христо́ва, да просвети́ши и́же во тьме́ ересе́й седя́щих, и согре́еши  сердца́ ве́рных, е́же и соверши́в, просиял́ еси́ сла́вою му́ченическою, Ники́то от́че на́ш.

Кондак, глас 4-и. Испове́дника вели́каго, протопо́па Никит́у, с любо́вию вси́ почте́м, небреже́ бо о вре́менных ра́ди жи́зни ве́чныя, защища́я ве́ру пред цари́ и наро́ды, те́м во главу́ усе́чен бы́сть, и мо́лится Го́сподеви, да спасе́т душа́ на́ша.

Икос. Благоче́стию насади́теля, и нече́стию искорени́теля, воспое́м Ники́ту священному́ченика, потря́сшаго основа́ния заблужде́нии писа́нии Боже́ственными, и му́дростию духо́вною, его́же преда́ша проти́вницы истяза́нием зе́льным, и ме́чному усече́нию, и предстоя́ Христо́ви, мо́лится Тому́, да спасе́т душа́ на́ша.