Монастырские истории

Главная Публикации Церковь и мир Монастырские истории

Темы публикаций

Монастырские истории

Прежде чем начать повествование о делах монастырских, встречах необычных и чудесах по молитвам, хотела бы пояснить, как и почему родились эти рассказы из реальной жизни.

Монастырские истории

Началось всё с дальнего путешествия из Пермского края в Ярославскую область, в Николо-Улейминскую обитель Русской Православной старообрядческой Церкви. С того момента, как ступила на эту святую землю. Возможно ли описать вспышку молнии, лёгкий шёлк солнечных лучей, еле заметное дуновение ветра или волшебное порхание бабочки? Это то, что остаётся в сердце, в мысленном взоре. Слова не всегда с точностью отображают наше мировосприятие. Но стоит закрыть глаза, вспомнить моменты встреч, и душа наполняется нежным теплом и светлой радостью.

Именно такие чувства оставила у меня первая поездка в Улейму, которая была в ноябре 2019 года. Чем встретил тогда монастырь? Великолепием старинных зданий, красивым убранством храма Пресвятой и Животворящей Троицы, архитектурной выразительностью фасада церкви Введения Пресвятой Госпожи Богородицы.

С благоговением рассматривала реставрируемый собор во имя святаго Чудотворца Николы, фреску, изображённую на наружной стене колокольни. 560 лет назад место сие святое основано было иноком Варлаамом по провидению Господнему и при помощи Божиего угодника. Шёл странник с образом святителя из далёкого итальянского города Бари. Как вдруг у реки Улеймы, в красивом безлюдном месте, невероятная усталость овладела всем его телом. И не было сил сделать ещё хоть шаг. Решил задержаться на лесной поляне. Приладил образ меж сосновых ветвей и сам прилёг тут же. Через некоторое время встал с намерением двинуться дальше. Взялся за икону. Каково же было его удивление, когда не смог сдвинуть её с места. Образ словно прикипел к сосне, и руки разом ослабели.

Смутился старец. Но решил, что утро вечера мудренее. Остался тут же на ночлег. Во сне посетило его видение. Чудотворец обратился к Варлааму со словами: «Остановись с моим образом. И будет поставлена обитель моя, благодать Божия и молитвы мои будут здесь. Не оставлю тебя без помощи своей».

Есть на монастырском дворе и другие достопримечательные уголки. Со скорбью проходила я мимо Поклонного креста в память о двух тысячах защитниках обители, убиенных во время русско-польской войны. Багряные розы, посаженные здесь, заставляют острее чувствовать случившуюся несколько столетий назад трагедию…

А что за люди населяют монастырь! Они вызывают безмерное уважение. Нас, незнакомцев, встретили как долгожданных гостей. С сердечным трепетом вставали мы с ними на вечернюю и ночную службы. Инокини легко возносят свои молитвы к Господу. А ещё они терпеливо и безропотно несут послушания в насущных делах… Постоянно чем-то заняты. Ни разу не видела, чтобы они праздно сидели или прогуливались. Само собой возникало неистребимое желание чем-то им помочь. По мере сил так и делали.

Спустя несколько дней вернулись домой. Тогда и решила поделиться с близкими впечатлениями от посещения святой обители. Потом решила доверить заметки свои игумении Олимпиаде. Она для меня главный окрыляющий пример, важный наставник в духовной жизни. А теперь, как выяснилось спустя время, ещё и творческий мой вдохновитель. Отправила ей письмо со своим «дневником». Вскоре звонок от неё и благословение писать «Монастырские истории».

Прежде чем приступить к поручению сему, просила помощи Пресвятой Животворящей Троицы. Молила Господа Исуса Христа и Пресвятую Матерь Богородицу дать мне разума и сил, просветить сердце мое, чтобы суметь поведать о тех, кто ежечасно прославляет Бога нашего Вседержителя. Так начали рождаться «Монастырские истории». Переступив через сомнения и переживания, с Божией помощью совершаю я шаг за шагом.

Жизнь монастыря за вековыми каменными стенами никому не видна. Со стороны думается, что здесь царит безмятежное спокойствие. Но обитель всё-таки наполнена удивительными историями. Они есть и у каждой инокини, здесь поселившейся, и их не дано нам знать. Только Господу известны те пути, которыми вошли насельницы в Дом Божий. А мы будем повествовать о вещах насущных, о событиях неких, о встречах с обителью Николо-Улейминской…

Господи, благослови!

Берёза митрополита Алимпия

Многие заезжают в Николо-Улейминский женский монастырь Русской Православной Старообрядческой Церкви. Кого-то пути приводят сюда по зову души, кто-то забредает между делом. Каждый оставляет о себе память — глубокую или мимолётную. Но есть особые гости. И не гости вовсе, а духовные пастыри, благотворители. Именно таким был митрополит Московский и всея Руси Алимпий. С добрым словом и душевной радостью посещал он стены обители, к созданию коей приложил свои силы. Немало городов и весей объехал, прежде чем остановил выбор на белокаменных стенах Улеймы. С его благословения возрождается жемчужина старой веры.

Любил владыка бывать в монастыре. Как необходимы и многоценны были эти визиты! Ещё больше вдохновляли они инокинь на служение Господу. Он сам отличался великим боголюбием. Подолгу, часами, молился, уединившись в келье. Скромный и непритязательный, митрополит Алимпий ценил эти качества в других. Поэтому и к насельницам относился с особым уважением. Знал всех по именам, справлялся о делах и самочувствии.

Преисполнен был чуткостью и состраданием ко всему живому, к каждому Божьему созданию. В очередной приезд владыка, проходя по монастырскому двору, поднял взгляд к куполам церковным. Внимание привлекла одна из башен крепостной стены. На ней, цепляясь корнями за выступы, робко зеленело деревце — тоненькая, чуть больше метра высотой, берёзка. На чём только держалась? Как не зачахла в каменном стеснении? Она раскачивалась на ветру, но всеми своими хрупкими веточками тянулась к небу.

Сними, Христа ради, — обратился митрополит к работнику, — достань оттуда бедное растение. Да осторожней, корней не обломай.

Так маленькая жизнь оказалась внизу, на благодатной монастырской земле. Нашлось ей место у Поклонного креста, где покоятся мощи двух тысяч мучеников, погибших от рук польско-литовских интервентов. Поглядывали на неё с сомнением: «Приживётся ли?» Но на ней вскоре набухли почки. Из них осторожно проклюнулись навстречу солнцу нежно-зелёные листья…

С той поры прошло два десятилетия. Простились давно с митрополитом Алимпием. А берёза стоит. Только теперь уж не узнать то самое худенькое растеньице, что всеми силами рвалось ввысь на самой верхушке башни. Теперь это красивое ветвистое дерево. А сколько в нём выносливости! Любой человек позавидует. Сломалось однажды от ветров сильных. Самая верхушка рухнула. Сдалось, думаете? Ничуть! Боковая ветка потянулась вверх. Теперь уж не меньше 20 метров выросло. Смотрит с высоты, в окна храмов заглядывает. Охраняет покой погибших защитников монастырских стен. Радует проходящих мимо: то в зимние серебряные одежды нарядится, то сквозь листья солнечные кружева нарисует.

Смотрим на берёзу — как тут не вспомнить митрополита Алимпия? И его судьба не была простой. Однако, не сворачивая, шёл он по жизни — с Божьим словом, с богоугодными делами. К вере цепко корни его приросли. Сильная воля, бездонное любящее сердце, великое самоотречение делали его примером для многих старообрядцев. А у Поклонного креста, на монастырской земле, растёт спасённая им берёза. Так и нас Пастырь наш духовный пересаживает порой на благодатную почву, давая силы для роста, просвещая наш разум, озаряя светом и надеждой…

Господь да помянет душу раба Своего митрополита Алимпия во Своём Небесном Царстве и нам простит грехи по его святым молитвам.

Господу нашему Слава. Аминь.

Молитва о детях

Встречи… Они бывают приятные и неприятные. Но не зря Бог сталкивает нас друг с другом. Всех он создал разными. У кого-то мы учимся смелости или великодушию. У кого-то — упорству или благоразумию. Кто-то восхищает нас своим примером, а кто-то заставляет быть терпимее. Всегда мы наполняемся какими-то новыми чувствами, знаниями. Бывает, надолго задерживаем в памяти совсем незнакомого человека…

История эта началась с нескольких метров ковровой дорожки, которую матушка Олимпиада, игумения Николо-Улейминского монастыря, приобрела в столице. Давно нужна была в хозяйстве. А тут как раз и по цене устроило, и по расцветке приглянулось.

Доставила её в монастырь. Там раскатала, отмерила необходимую длину, сделала отметки. Свернула обратно и поехала в Углич, в магазин ковровых покрытий. Там есть и мастерская с инструментами, чтобы разрезать и края обработать… Молодой человек, продавец, увидев посетительницу в иноческом одеянии, встретил её приветливо, заказ принял вежливо.

Когда можно будет забрать? — спросила матушка, надеясь, что ждать долго не придётся и дня через два можно будет увезти в монастырь готовые дорожки.

Минут через двадцать… — неожиданно услышала в ответ и удивилась расторопности мастера. Не знала тогда, что это не единственное, чему она сегодня удивится.

У игумении нашлись ещё дела в городе. Вернулась как раз к назначенному сроку.

Сколько должна?

Нисколько. Просто помолитесь, пожалуйста, обо всех детях мира.

— Хорошо…

Далеко не каждый вместо денег просит помолиться. А уж о ходатайстве перед Господом Богом обо всех детях земного шара никто никогда и речи не вёл. Слова эти застали врасплох. От них перехватило дыхание, смешались мысли, поэтому и не спросила ни имени, ни того, верит ли он в Бога… «Почему, — размышляла матушка по дороге в монастырь, — мне никогда даже мысль такая не приходила на ум? Обо всех детях?! Они же наша эстафета, наше будущее. Ну что тут скажешь… Это же чудесно! Век живи — век учись».

Волнение, радость, воодушевление… Какие ещё чувства можно пережить, когда вдруг получаешь доброе и полезное, чего никак не ожидаешь? А если это что-то действительно невероятное? Господь сотворил этот свет необыкновенным: радуга в небе, росинка на цветке, птичий щебет, шум дождя… Далеко не всё мы замечаем, далеко не всё ценим. Вроде бы просто. Но так прекрасно, любвеобильно!

И эта встреча с незнакомым человеком вдруг встала в один ряд с потрясающими случайностями. Она заставила по-другому посмотреть на обычные вещи, на то, мимо чего много раз проходила, но никогда даже не задумывалась.

Почему человек пожелал добра и здоровья детям, живущим на Земле? Чистое сердце? Встреча с болью? Или любовь?.. Теперь уж не узнать, что подвигло его на такое благое пожелание.

Инокини исполняют просьбу и возносят к Господу молитвы обо всех детях мира. С тех пор, верим, где-то случаются Божьи чудеса: мальчики и девочки избавляются от тяжёлого недуга, открываются знаниям и творчеству, становятся добрее… Никто даже не предполагает, что Всевышний не оставил их в страданиях благодаря молодому человеку из угличского магазина-мастерской и иноческим тёплым молитвам.

Как часто мы сомневаемся в своих силах: «Что я могу? Ничего от меня не зависит». Хотя даже не представляем, сколько добрых дел легко можно совершить с великой Божьей помощью при своём искреннем желании. Ибо сказано: «Просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; стучите, и откроется вам»…

Исцеление

И похвалятся о Тебе любящие имя Твое, яко ты благословиши праведника. Господи, яко оружием благоволения венчал еси нас.

Псалом 5

Что же это такое? — матушка игумения с недоумением прислушивалась к странному постукиванию, которое раздавалось в жилом корпусе монастыря. Оно не было похоже ни на что привычное, поэтому настораживало. Строительных работ не велось. Насельницы заняты на послушаниях.

Матушка, осенив себя крестом, поглядывая по сторонам, начала обход здания… Чем дальше по коридору, тем чётче звук. Лестница на второй этаж. И вот он — источник шума. На одной из ступенек сидит инокиня-схимница Анна и что-то старательно толчет в ступке. Пестик, ударяя о стенки сосуда, и издавал тот самый характерный звук.

Чем занята, матушка? — поинтересовалась игумения.

Да вот, лекарство для матушки Афанасии…

Инокиню-схимницу Афанасию недавно выписали из больницы. Выписали с раной, которая образовалась из-за неудачно сделанного укола. Залечить в стационаре не смогли, так и отправили назад в монастырь. Больное место сильно беспокоило. Конечно же, сёстры не могли безучастно смотреть на страдания и пытались всячески их облегчить. Молились о здравии. Ещё вспоминали народные рецепты целебных снадобий… А то и заезжие гости давали полезные советы.

Как раз один из таких целительных порошков и готовила с молитвой схимница Анна. В ступке толкла… коровью лепёшку. Услышали монахини, что присыпка из сушёного коровяка помогает при заживлении, решили и такое средство попробовать… Когда борешься за здоровье близкого человека, любые средства хороши. А глубокая вера в Господа во сто крат усиливает успех лечения.

Инокини не рвутся в больницу по всякому поводу. Обращаются к врачам только в исключительных случаях. Уповают на Бога, Пресвятую Богородицу и помощь всех святых в своём стремлении справиться с болезнями, которые, к сожалению, не минуют и их. Уйдя в монастырь, тела и души свои вверили они Всевышнему. На Него всецело и полагаются.

«Господи Боже мой, возвах к тебе, и исцели мя» (Пс. 29), — возвещал пророк Давыд… Так случилось в тот раз и в женской обители. Недуг отступил. Рана затянулась благодаря присыпкам и по милости Отца нашего Небесного.

Инокиня-схимница Анна, что толкла «природный продукт», прожила более 90 лет. А инокиня-схимница Афанасия, слава Богу, жива до сего дня. Ей под девяносто… Не оставляет Господь инокинь без Своего покровительства. Вдохновенные труды и старания молитвенниц, обращённые ко Творцу, не проходят бесследно. Животворящее слово Божье даёт светлым душам крепость в повседневном подвижничестве.

Господи, не оставляй и впредь без заступничества Своего насельниц монастыря и всех православных христиан. Огради их от недугов телесных. Даруй им спокойствия душевного, здравия и терпения по велицей милости Своей.

Путь к истине и свету

Никогда не предавайся отчаянию, но будь крепок в вере, обратись с печалью своей к Богу, чтобы он позаботился о нас, как ему будет угодно.

Преподобный Феодосий Печерский

ЖИЛ-БЫЛ МАЛЬЧИК. Рос в добропорядочной семье. Учился в школе. Занимался в секциях. Гулял со сверстниками. Родители гордились сыном. Нарадоваться не могли на своё сокровище.

Но прошло детство. Наступили отрочество и юность. Вокруг появилось столько искушений, от которых трудно отказаться, особенно тем, кто ещё не окреп духовно и смотрит на жизнь с желанием «попробовать всё». Боговраждебный мир затянул юную душу в свою западню, привёл в компанию подростков, где курение, употребление наркотиков было не только нормой, но обязательным правилом.

Наш мальчик попал в омут пагубных страстей и даже не замечал этого. Родители слишком поздно разглядели перемены в своём чаде. Вдруг куда-то исчез их замечательный ребёнок. На его месте оказался чужой больной парень, закрытый для общения и понимания. Ни увещевания к сыну, ни молитвы ко Господу не помогали родителям вернуть прежнего мальчика, такого доброго, рассудительного, любящего… Крепко дьявол в него вцепился.

Через несколько лет наркоманская напасть, вроде бы, отступила. Но облегчённо вздохнуть не удалось. Ввергли демоны единственного ребёнка в иную пучину безбожия. Окутали соблазнами, греховными помышлениями. Появилась другая, уже взрослая, компания. Здесь проповедовали лёгкий успех, быстрое продвижение по карьерной лестнице и деньги… много денег.

Юноше дарили красочные книги, хвалили за успехи, награждали высокими титулами. Вот-вот он займёт наивысший пост. Думалось, последнее испытание пройдено, но появлялось новое. Ничего не менялось…

Очередное задание для человека здравого оказалось бы невыполнимо. Но для того, чей мозг затуманен лестью и обещаниями, не было ничего невозможного.

Перед тобой колодец, — указали молодому мужчине на выгребную яму. — На дне есть ключ к твоему успеху. Нужно только открыть замок. Ныряй!

И он нырнул в вонючую жижу. Добрался до самого дна. Справился с железной задвижкой. Но никакого ключа не нашёл. Ему помогли выбраться из канализации, вымыли под струёй воды, дали чистое полотенце и сухие одежды. И опять с одобрением кивали, пели дифирамбы, превозносили. Но почему-то в этот раз слова «сподвижников» прошли мимо сердца.

Нужно было окунуться в грязь, чтобы очиститься разумом: «Где я нахожусь? Зачем я тут? Моё ли здесь место?» Вскоре юноша обратился к наставникам с просьбой отпустить его в город по делам. А сам, стоило только вырваться из порочного круга, кинулся за спасением к родителям…

ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА. Росла в добропорядочной семье. Училась в школе. Занималась в кружках. Гуляла со сверстницами. Родители нарадоваться не могли на свою умницу и красавицу.

Прошло время, и девочка превратилась в прекрасную девушку. Бог наделил её и умом, и привлекательной внешностью. Как говорят, перед ней были открыты все двери. Но… утонула она в безбожной людской суетности. Не по нраву пришёлся ей добропорядочный образ бытия, примером коего служила семья. Зато друзья, которым безгранично доверяла, оказались проводниками в мир, практически потусторонний, враждебный всему светлому, человеческому, божественному…

Заманчивы получались их рассказы о том, как меняется жизнь, если смотреть на неё сквозь пелену наркотика, как становится всё легко, просто и достижимо. Не смогла устоять юная душа от соблазнов. Захотелось временного наслаждения, сиюминутного счастья. И погналась она за бессмысленными иллюзиями.

Раз за разом, день за днём всё плотнее дьявольская тьма закрывала от девушки Божий свет. Важнее всего — наркотик. Цель — забыться. Вскоре перестали иметь смысл и все земные дела, теряли авторитет родные. Они пытались вытащить её из бесовских лап, отвести от бездны. Но безуспешно.

Сама же она, стоящая на краю чёрной пропасти, не осознавала, как гибнет в ней всё человеческое, что даровано Господом. Не понимала, что попала в сатанинские сети, и всё сильнее и сильнее увязала в них. Ещё немного, и родители потеряли бы дочь…

ЕСТЬ ЛИ НАДЕЖДА НА СПАСЕНИЕ? Есть ли силы, способные излечить молодых людей от адского дурмана? «Господи, не оставь наших детей без защиты Своей!» — со слезами молили родители. День и ночь слышались их стенания. Всевышний не отвернулся от просьб, подал им спасительную мысль. И те и другие вспомнили о Николо-Улейминском старообрядческом женском монастыре.

С поклоном и великой просьбой обратились они к игумении: взять взрослых уже детей на попечение и перевоспитание, наставить на путь истинный. Как отказать обратившимся в их крайней нужде и верующим в спасение, если учит нас Господь: «Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5, 42). Так поселились потерянные молодые люди в тихой обители.

Первым появился в монастыре Кирилл. Определили его в отдельно стоящее здание. Но на молитву и на работу ходил со всеми. Он уже пообвык, когда привезли Марью. С Божьей помощью инокини врачевали несчастные, почти погибшие души.

Вся монашеская жизнь, как определял её основатель скитского пустынножительства на Руси Нил Сорский, достижение духовного совершенства путём напряжённой деятельности: душеспасительные беседы, чтение и осмысление святых книг и наставлений отцов Церкви, труд на общее благо, пение молитв, выполнение заповедей Христа… Подобно и с новыми постояльцами поступили.

Непривычной и диковинной показалась поначалу Кириллу да Марье жизнь монастырская. За стенами здешними это воспринимается как нечто неведомое. И отношение соответствующее — как к музейной редкости, с некоторой настороженностью.

«Куда нас привезли? Скучно. Однообразно. Чему тут научат?» — примерно такие мысли посещали юные умы в первые дни «послушания». Ершистые и пренебрежительные поначалу, ребята постепенно оттаивали, прятали свои «колючки». Со временем они не только освоились в обители, но и постигли азы церковных правил.

«Вот, — научали матушки, — это читается: «Живыи в помощи вышняго, в крове Бога небеснаго водворится» (Пс. 90)… А ещё просили помочь: «Пойдёмте-ка, картошку почистим». Или какое иное поручение давали. Ненавязчиво, участливо. И, конечно, без разговоров по душам не обходилось. Помогали на себя со стороны посмотреть, спрашивали, говоря об их прошлом: «Добро ли это?»

Юноша и девушка обучились грамоте церковнославянской, в ежедневных службах участвовали. По хозяйству помогали. Постепенно отступали от них тёмные силы, светлели их души, открывались для истины. Встали-таки на путь праведный, начали по-другому смотреть на всё, понимать, где есть благо, а где худо. Толковыми оказались. Не прошли даром наставления инокинь.

Уже сами обращались к Господу: «Отврати лице твое от грех моих, и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50). Наконец, пришло время, когда не только внешне, но и внутренне удалились они от губительных желаний, дурных устремлений, от хаоса, царящего ещё совсем недавно в душах. Отец Небесный принял их покаяние, внял молитвам инокинь и плачу родителей.

Свёл Господь молодых людей в богоугодном месте. Очистились их сердца, освободились они для любви. Уехали ребята из монастыря совсем другими людьми. Уехали, надо сказать, вместе. Попросили благословения у родителей, повенчались. История, начавшаяся драматично, с Божьей помощью счастливо завершилась.

Кирилл да Марья живут счастливо до сих пор. Время от времени навещают монастырь, давший им шанс на спасение. В чистоте и согласии растят дочь.

С давних времён в монастырях находили защиту и убежище сирые, больные, оступившиеся. Глубокая вера, искреннее раскаяние, усердные молитвы, каждодневный труд и сама благостная аскетическая атмосфера избавляли от недугов и пороков, заслоняли от врагов. Божья обитель воспитывает и исправляет. Большинство уже не сворачивают с Христовой тропы. Лишь единицы, выйдя за монастырские стены, вновь нарушают границы, положенные законами церковными, государственными, человеческими.

Сколько заблудших душ прибивает в Николо-Улейминский монастырь течением времени? Все ждут защиты и утешения. Инокини безропотно становятся их духовными наставницами, отважными проводниками сквозь запутанные судьбы. Всех они стремятся спасти от отчаяния и гибели, от безверия и греховных страстей. Многим помогли остановиться у края бездны и повернуть на единственно верный путь — к Богу и свету, к истине и надежде.

«Имейте веру Божию»

Близ Господь всем призывающим И, всем призывающим И воистину. Волю боящихся Его сотворит, и молитву их услышит, и спасет их.

Пс. 144, 20, 21

День жен-мироносиц в Москве на Рогожском, как всегда, порадовал торжественной службой, а потом и яркой ярмаркой. Чего только не встретишь в торговых рядах: свечи, книги, церковную утварь…

А ещё и день выдался по-весеннему солнечным и теплым. Всё говорило о том, что время приближается к лету. Игумения не спеша шагала вдоль прилавков с товарами. Не ради праздного любопытства, но с определённой целью. Возрождающийся храм нужно украсить, наполнить всем необходимым.

Знала, что конкретно нужно. Время от времени замедляла шаг, но, приглядевшись, не замечала желаемого. Наконец, решила заглянуть в церковную лавку. Все образа развешаны, расставлены аккуратно — тут-то игумения и решила осмотреться.

Продавщица, с исконно русской внешностью, в аккуратненьком светлом платочке, оказалась очень внимательна к покупательнице в монашеском одеянии. Она не спешила, не тараторила, не отмахивалась от вопросов. Доброжелательно улыбаясь, вежливо отвечала.

Пожалуй, хватит, — через какое-то время сказала игумения, отложив довольно приличное количество товара. — Сколько с меня?

Женщина назвала сумму.

Вы не ошиблись? Может, что-то не посчитали? — удивилась матушка, заметив, что просят с неё намного меньше, чем она предполагала.

За крест не возьму денег, — пояснила женщина. — За него уже заплачено. Возьмите записку. Сказали, отдать крест первому, кто спросит. Просили помолиться.

Спаси Христос! Конечно, помолимся.

Уже в монастыре игумения, начав разбирать покупки, развернула записку, а в ней всего-то несколько слов: «Помолитесь о здравии рабы Божией, творящей милостыню».

Имея большую веру, кто-то сделал добро незнакомому человеку, ожидая взамен молитву о спасении своей души и даже не сомневался, что так и будет. Но ожидал ли, что крест окажется у инокини и моление пойдёт из монастыря — места святого, близкого самому Господу?..

Конечно же, неизвестный проситель не мог не заметить разрешения своих проблем в лучшую сторону, ибо сделано всё с верою — и оплаченный крест, и переданная в добродетельные руки записка, и чистая иноческая молитва.

«Имейте веру Божию», — взывал Исус Христос к ученикам Своим. «Сего ради глаголю вам, вся елика аще молящеся просите, веруйте яко приемлете, и будет вам». (Ев. от Марка, гл. 11).

Пути Господни…

Скажи мне, Господи, путь, в онь же пойду, яко к Тебе взях душу мою.

Пс. 142, 10

Мама, дай денег!

Мама, принеси поесть!

Мама, не мешайся! Можешь в сторону отойти?

Ощущение постоянного обязательства быть своей дочери прислужницей, но никак не матерью, не другом, не покидало Клавдию на протяжении многих лет. Мать неоднократно пыталась поговорить об этом с девушкой, но та не желала слушать.

Однажды женщина решила вырваться из нерадостного для неё семейного круга и пройтись по яркому осеннему парку. Вернулась отдохнувшая, в приподнятом настроении. Легко перешагнула порог квартиры.

И… тут случился ураган. Шквал обвинений обрушился на растерявшуюся маму: «Мне позвонили с работы, а я из-за тебя не могла выйти. Где ты была?»

У Клавдии перехватило дыхание: «Всё! Не могу больше! Уйду. А куда? В монастырь!» Она поспешила уединиться в свой уголок. Открыла ноутбук, набрала: «Женский монастырь». Первое, что увидела: «Николо-Улейминский…». Не раздумывая набрала номер телефона.

На другом конце неожиданно быстро ответили:

Слушаю вас!

Клавдия растерялась, но взяла себя в руки:

Помогите! Возьмите меня в монастырь.

Мы вам поможем. Как вас звать? Какой вы веры?

Не знаю. Я не крещённая.

Вот как! Почему же вдруг решились на такой шаг?

Клавдия начала рассказывать. Её не перебивали. Но тут в комнату вновь ворвался торнадо: «Что ты делаешь? Совсем из ума выжила?»

Я перезвоню, — со слезами проговорила она в трубку и отключилась.

Дочь ушла. «Погода» в доме затихла. А Клавдия размышляла: «Позвонить ли ещё той приветливой женщине? Так ли просто вдруг возникла мысль о монастыре? Может, невидимая рука ведёт меня по жизни, подталкивает к верному решению? И не умом принимать это надо, а слышать всем сердцем?»

Клавдия смогла разглядеть в том промысел Божий. И снова позвонила в обитель.

Можно ли всё-таки приехать к вам? — спросила она тихо. — Пожить немного. Осмотреться.

— С радостью примем на необходимое время, — по-доброму ответила игумения.

Как жила раньше Клавдия? Не по заповедям Божиим судьбу свою строила. Но вовремя заметила указку свыше и обратилась к Господу: «Всем сердцем моим взысках Тебе, не отрини мене от заповедей Твоих» (Пс. 118, ст. 10).

Сколько подобных звонков в Николо-Улейминский монастырь случается еженедельно! Сколько людей находятся на перепутье: ещё шаг — и либо свет, либо тьма… Каждого ищущего игумения поддерживает словом, советом, наставлением.

Пути же Господни неисповедимы…

Возвращение из прошлого

Благ и прав Господь, сего ради закон положит согрешающим на пути.Пс. 24, 8

«Крещается раб Божий Григорий, — трижды приговаривала бабка, погружая младенца в купель, — во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

В тот же день отец ребёнка отправился в ЗАГС и записал его Владимиром, а не Григорием…

Рос мальчик по-советски. Пионерия. Комсомол. Молодёжная стройка — Байкало-Амурская магистраль… Семья. Дети. Всё, вроде, было в его жизни, чего только можно пожелать: и покой, и достаток.

Дожил до пенсии. Но вдруг случился инсульт. Выкарабкался. Помогли жена, дети и… бабушкины молитвы, которые помнились с детства. До конца так и не поправился. Ходить стал, но понемногу и только с чьей-то помощью. И рука правая отказала. А вот мысли о Боге с тех пор не покидали. Закроется в своей комнате и беседует с Ним о чём-то своём.

Володя, тебе не плохо? — волновалась жена первое время.

Нет, всё хорошо.

Домашние старались не мешать. Уважали его христианское рвение. И стал он жить в собственном мире. Но однажды попросил: «Может, найдём храм старообрядческий? Все-таки в той вере крещён». А ближайший — только Николо-Улейминский старообрядческий женский монастырь.

Туда они направились с женой и дочерью. Нашли святое место. Остановились у ворот, но те оказались заперты. Никто не откликнулся на их стук. Только птицы, звонко чирикая, перелетали через высокую стену.

Так же безуспешно съездили второй раз, третий. Всё время встречали их закрытые двери. Но ехали снова и снова. С такой невероятной силой тянула сюда проснувшаяся внезапно вера!

В очередное посещение их услышали и предложили войти. Несмело прошли они на монастырский двор.

Хотели бы побывать на святой земле? — задала вопрос подошедшая к ним игумения.

Очень хотели. И Владимиру в храме старообрядческом нужно помолиться. Не откажите нам! Только он не сможет дойти. Как же быть?

Решим эту проблему. Найдётся у нас инвалидная коляска. Довезём.

По дороге к церкви матушка поинтересовалась:

Крещён ли?

Да. Бабушка погружала, нарекла Григорием. А по паспорту — Владимир. Отец так назвал.

Ты всё-таки Григорий. Каким именем крещён, то и записано на небесах.

Так Григорий пришёл на встречу с Господом. Впервые поднял свой взор к иконам. Присел на стул и… попросил оставить его одного. О чём беседовал, в грехах ли каялся, молил ли о чём-то, Господь знает.

Приедете завтра на исповедь? — спросила игумения. — Священник будет.

Хорошо! — хором ответили все трое. Не только Григорий, но вся его семья словно просветлела, воодушевилась от соприкосновения с благодатной намоленной атмосферой.

На следующий день к назначенному сроку они были в монастыре. Григорий долго беседовал с батюшкой. Жена и дочь с нетерпением и волнением ожидали у дверей. Вышел навстречу родным сам, без сторонней помощи, с лицом вдохновенным, с ярким блеском в глазах. Женщины не узнавали своего мужа и отца.

Ну, что, Володя? — кинулись они к нему.

Не Володя я, а Григорий. Намного легче мне стало!

После исповеди появились внутренние силы, уже не так больно скребли сердце душевные раны, накопленные годами, хотелось жить дальше, верить, молиться. Спустя десятилетия вспомнились-таки слова, сказанные бабушкой: «Главное, чтобы имя Господне никогда не отходило от тебя, внучек, чтобы в нужное время присоединился ты к молитвам нашим». Время, видно, настало…

Молитва и вера предков сильны. Это то, что заложено в человеке с самого рождения. И желает ли он признавать данный факт, нет ли, но рано или поздно возвращается к своим корням. Так случилось с Григорием.

Прощаясь, семейство твёрдо сообщило о своём решении: «Мы обязательно вернемся, чтобы оставшиеся дни быть с Богом!»