Мирный акт 9 апреля 1907 года о примирении окружников и неокружников

Главная Публикации История старообрядчества Мирный акт 9 апреля 1907 года о примирении окружников и неокружников

Темы публикаций

Мирный акт 9 апреля 1907 года о примирении окружников и неокружников

Мирный акт 9 апреля 1907 года и дополнения к нему, подписанные 17 октября 1909 года в церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, что в селе Зуево Богородского уезда.

Эти документы (копии 1909 года, хранившиеся в одной из гуслицких старообрядческих молелен) передал мне Александр Яшин, головщик нашего храма в Павловском Посаде, зная мой интерес к жизни епископа Кирила Одесского и Балтского, чьим духовным отцом был мой прадед, о. Григорий Хазов, а также зная мой интерес к местным противоокружникам, примирившимся в начале ХХ века с наконец-то отказавшимся от отстаивания Окружного послания бывшими окружниками из Московской Архиепископии.

Последний Мирный акт с дополнением к нему — это часть, а вернее счастливое завершение почти забытой, к сожалению, но очень интересной, поучительной и важной для всей современной Белокриницкой иерархии истории.

И что немаловажно, они представляют собой не только ценность местного краеведческого значения, но и, по сути, являются основополагающими документами современной Русской Православной Старообрядческой Церкви как преодолевшей в начале ХХ века тяжелейшее разделение на два крупных согласия.

Это разделение началось с издания от имени старообрядческого московского Духовного совета 24 февраля 1862 года так называемого Окружного послания, составленного И.Г. Ксеносом.

Формальным поводом к посланию стало как будто бы растущее в Белокриницкой среде влияние лужкан и часовенных с их порой странными сочинениями, почему-то названными в послании «беспоповскими тетрадями».

В статьях об Окружном послании дореволюционной синодальной церкви разносчиками «богопротивных учений» названы сами иерархи старообрядческой церкви: архиепископ Антоний Шутов и епископ Конон Новозыбковский, почитаемый современными старообрядцами как исповедник, а на момент написания Окружного послания пребывавший в жестоком заточении (освобождён только в 1881 году, после убийства Александра Второго):

«Антоний Шутов, бывший федосеевец, хотя и надел архиерейский омофор, но лишь по честолюбию, и до конца жизни († 1881) не оставлял своих беспоповских убеждений. Так, например, он строго воспретил попам приносить просфору за царя: и в России, и за границей это произвело сильное возмущение. Антоний был не единственный в своем роде. В стародубских слободах проживал, например, Конон († 1884), епископ Новозыбковский. Он был лужковско-беспоповщинских убеждений. Живя в Лужках, сочинял тетрадки «богопротивного мудрования». В 1855 году он получил в Белой Кринице епископское рукоположение, но прежних своих лжеучений не оставил. (Православная богословская энциклопедия, или Богословский энциклопедический словарь: Под ред. проф. А.П. Лопухина: В 12 томах. — Петроград: Т-во А.П. Лопухина, 1900–1911 г. Т. 2.)

Но, наряду с какими-то  «дикостями» из этих «тетрадок», которые приводились в Окружном послании и требовали осуждения (и, к слову сказать, зачастую и осуждались готовыми к миру противоокружниками, наряду с самим Окружным посланием, в тексте каждого нового Мирного акта), часть пунктов Окружного послания уже шла намного дальше и практически стирала грань в каких-то вопросах между старообрядчеством и господствующей церковью, вследствие чего «окружничество» сразу же нарекли «неоединоверием».

Еще большие сомнения в этом документе у старообрядцев вызвало то, что несколько инициаторов Окружного послания, не добившись быстрого желаемого успеха в его принятии, сами перешли даже не в единоверие, а в синодальную церковь, да ещё и ценой потери текущего статуса.

Послание носило характер не просто ещё одного полемического сочинения, которыми знаменито старообрядчество и которое, скорее, призывает всех христиан к диалогу и обсуждению насущно важных вопросов, а подавалось в виде непререкаемой истины и «регламента», обязательного к исполнению для всей Белокриницкой иерархии без всякого рассуждения.

Причем документ этот не был итогом соборной работы всей церкви с широким обсуждением мирянами и иерархами (часть которых, напомним, несла в то самое время исповеднический подвиг в царских темницах), и продвигался исключительно небольшой инициативной группой, и, в основном среди государственных чиновников, чиновников синодальной церкви, представителей миссионерских СМИ и небольшого числа белокриницких иерархов (см. Объявление митрополита Кирила Белокриницкого об уничтожении Окружного послания. 2 марта 1863 года).

Старообрядцы миряне были вообще как-то странно обделены вниманием со стороны этих активных окружников.

Вообще такое поведение было очень необычно для старообрядческой среды, которая хранила память о том, как однажды так же самовольно и повелительно начал свои катастрофические реформы Никон.

Так, печать того времени зафиксировала вполне однозначные события, которые происходили в 1864 году в цитадели, можно сказать, окружничества по поводу одного из важнейших пунктов Окружного послания:

«К той части поповцев, которые молятся за властей, принадлежат по преимуществу купцы, а к немолящимся — крестьяне. Так, 23 января 1864 года на Рогожском кладбище происходило собрание, на котором вся масса, состоящая по преимуществу из крестьян и мещан, оказалась против моления за власть; за моление же было только 10 человек» (Русский Вестник. 1864 г., №2-3, 1869 г., N 10. Статьи Субботина. Слово. 1878 г., №8).

Стоит ещё учесть, что и сама Белокриницкая иерархия возникла всего лишь на 16 лет раньше издания Окружного послания, а до этого к некоторым перешедшим из синодальной церкви беглым попам было недоверчивое отношение в старообрядческой среде, «боевой единицей» которой стала фигура начетчика из мирян. И если дораскольной церкви был присущ только «демократизм» (выборность попов в общинах и пр.), то после раскола в старообрядчестве сформировался если не настоящий антииерархизм, то очень стойкое недоверие к любой формальной иерархии, не заслужившей личным подвигом и праведной жизнью свой авторитет. Об этом говорит  даже само предыдущее название РПСЦ — Церковь Христова старообрядцев, приемлющих Белокриницкую иерархию, где между самими старообрядцами и иерархией обозначена некоторая дистанция (кстати, в Окружном послании даже название Церкви было использовано другое). Тем более что на тот момент сами иерархи в России находились в очень шатком положении и были полностью зависимы от произвола гражданских властей и расположения влиятельных старообрядческих купцов.

Еще стоит отметить, что Окружное послание, делая шаг навстречу господствующей церкви, параллельно, вбивало клин между поповской и беспоповской ветвями старообрядчества (тут и название тетрадок «беспоповскими», а не лужканскими, и осуждение аллегорического толкования Апокалипсиса, ранее общего для всех старообрядцев, и пр.)

Естественно, реакция большинства старообрядцев была вполне ожидаемой, и последствия стали для самой Белокриницкой иерархии настоящей катастрофой — разделением сначала на два больших, а потом и дробление на более мелкие согласия, порвавшие каноническое общение друг с другом.

И в то время, когда принявшая Окружное послание Московская Архиепископия практически начинает восприниматься государственной и миссионерской печатью «официальной» иерархией, чья позиция по этому вопросу всячески освещается в СМИ, на противоокружников на местном уровне обрушиваются все новые и новые репрессии, а с бедным епископом Кононом в суздальском заточении идет планомерная работа по признанию им имени Иисус равнозначным принятому в старообрядчестве Исус. И, в конце концов, епископа Конона «додавливают» до позиции, которая даже для окружнического московского духовного совета была явным перебором (см. Во время оно. №5, 2009. Переписка Московской архиепископии и суздальских узников).

Если Окружное послание и было трагической ошибкой и заблуждением его инициаторов, а не намеренно продуманной провокацией властей и господствующей церкви, то надо признать, что оно добилось того, чего не могли долгое время добиться синодальные миссионеры и полиция Российской империи: раскол крупного согласия, восстановившего недавно собственную иерархию и готовящегося стать реальной альтернативой синодальной церкви и большее размежевание этого согласия в его «окружническом» виде с остальным старообрядчеством — беспоповцами, обвиненными в Окружном послании в зловреднейших лжеучениях.

В принципе, врагам восстановленной Белокриницкой иерархии, заклейменной в Российской империи термином «австрийская», оставалось только изгнать ее с Рогожского кладбища, передав более сговорчивым и «менее опасным» беглопоповцам, усомнившимся в каноничности принятия первого старообрядческого митрополита Амвросия и готовым на определённых условиях принять священство от господствующей церкви.

И такой проект действительно существовал на рубеже веков у московского генерал-губернатора  великого князя Сергея Александровича и председателя Священного синода Константина Победоносцева (см. Агеева Е.А. Генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович против архиепископа Саватия и Рогожского кладбища в Москве. Старообрядчество в России. Выпуск 5).

И также уже была проведена работа с влиятельными старообрядцами купцами и выявлена группа с очень известными фамилиями, готовая пойти на предательство интересов своей церкви.

Проекту этому помешала лишь бомба, брошенная в коварного генерал-губернатора социалистом-революционером Иваном Каляевым.

Формальная фактологическая история «неокружнического раздора», представленная в основном с чисто окружнических позиций, известна сейчас большинству хоть мало-мальски интересующихся прошлым своего согласия современников-старообрядцев, принимающих Белокриницкую иерархию.

Но так получилось, что подробная объективная история этого разделения до сих пор не исследована и не опубликована.

Вот что пишет Ирина Будкина в одной из своих статей на сайте «Самарское староверие»:

«Наш сайт опубликовал уже более сорока документов первых пяти лет, прошедших с момента издания Окружного послания. Прежде чем продолжить размещение документов последующих лет,  хотелось бы остановиться и еще раз оглянуться на опубликованные материалы.

В течение ХХ века в церковных изданиях, будь то журналы 1905–1917 гг.  или издания 1990–2000 гг., последовательно проводилась мысль о том, что инициаторами раздора были неокружники, да и сам раздор именуется неокружническим. Между тем достаточно непредвзято взглянуть на опубликованные документы, чтобы усомниться в этом.

Первый акт об уничтожении Окружного послания датирован 2 марта 1863 года, это было Объявление митрополита Белокриницкого Кирила об уничтожении Окружного послания.  Все российские епископы дали подписку о том, что согласны с уничтожением Послания. Казалось бы, причина для раздора была устранена сразу и навсегда. Но кто буквально через несколько дней объявил об изгнании митрополита Кирила из России и о незаконности его действий, пытаясь, таким образом, реанимировать Окружное послание? Апологеты Окружного послания: епископы Пафнутий Казанский и Варлаам Балтский, будущий отступник, а в то время епископ Онуфрий, и пошедший на поводу у них архиепископ Антоний.

Только в течение 1863–1866 гг. Окружное послание официально объявляли уничтоженным семь (!) раз. И снова навязывали церкви. Совсем не противники Окружного послания. У авторов так называемого неокружнического раздора есть имена. Это, в первую очередь, тогдашние епископы, а позднее отступники Онуфрий Браиловский, Пафнутий Коломенский,  Иустин Тульчинский, а также епископы Пафнутий Казанский, Варлаам Балтский, Аркадий Васлуйский, Аркадий Славский (не путать с исповедником, первым епископом Славским Аркадием, томившимся в то время в тюрьме Суздальского монастыря). К ним нужно отнести и автора Послания Илариона Кабанова (Ксеноса). Именно они вновь и вновь инициировали признание тем или иным способом Окружного послания, не брезгуя порой сомнительными документами…

…В своей работе ,,Окружное послание старообрядцев Поповщинскаго согласия” Н.Попов поясняет: ,,Окружное ПОСЛАНИЕ было искусно распространено Рогожцами между лицами? не принадлежащими к расколу; из старообрядцев же оно было разослано только к начальствующим лицам согласия — к их епископам, старшинам и проч. и разослано вместе с другим циркуляром, озаглавленным так: Объяснение от составителей Окружнаго Послания. В этом объяснении предписывалось не распространять Окружнаго Послания между подведомственными им старообрядцами, а равно не почитать онаго распоряжением собора к исполнению, а только хранить его у себя” (Что такое современное старообрядчество в России/ — Москва, 1866. С. 89).

Что за секретный циркуляр для посвященных? Видимо, те, по чьему заказу было составлено Окружное послание, понимали, какой резонанс в старообрядческой среде оно может вызвать. Чего же опасались апологеты Послания? Не того ли, что большинство старообрядцев сразу поймет истинный смысл этого документа?

Истинный смысл Окружного послания прекрасно поняли и представители господствующей церкви. Так, автор ,,Очерка истории поповщины с 1864 г.” К.Н. Николаев, характеризуя Окружное послание, указывает, что оно есть ,,явный шаг Старообрядца к присоединению к Православию” (Очерк истории поповщины с 1864 г. — Москва, 1865, с. 12). Под ,,Православием” он, естественно, понимает господствующую греко-российскую церковь». (Окружное послание: первые пять лет. Попытка осмысления. Самарское староверие. 1 марта 2011 г.)

В задачи моей вводной к публикации документов статьи вовсе не входит скрупулезное доказательство канонической и исторической правоты противоокружнической стороны, тем более что, согласно принятому в Мирном акте соборному решению Церкви об этом раздоре, всем белокриницким настоятельно рекомендуется забыть как об Окружном послании, так и о его критике. К слову, противоокружническая сторона, пошедшая на примирение (были еще и непримирившиеся, сохранявшие свою иерархию до середины ХХ века), так и сделала, и среди потомков примирившихся противоокружников сейчас практически исчезла память об этом разделении и позиции их предков.

Но проблема в том, что некоторые современные старообрядцы, возможно не знакомые с Мирным актом 1907 года, закрепившем единство согласия, которого достигли ценой огромных усилий епископа Кирила Политова, епископа Инокентия Усова и других миротворцев, начинают называть существующую сейчас иерархию окружнической, а себя окружниками, не понимая, что реконструкция и актуализация одной позиции конфликта неминуемо приведёт со временем к актуализации и противоположной, а затем и к полной реконструкции самого конфликта и разделения.

Наши предки в 1907 году приняли поистине соломоново решение — уничтожить сам предмет разделения Окружное послание и вменить его «яко не бывшим».

Как в древней сказке о вернувшемся домой муже, обнаружившем свою встревоженную жену сидящей на сундуке и после долгого раздумья решившем не открывать этот сундук, а просто навсегда закопать его со всем неизвестным и чреватым конфликтом, содержимым в глубокой яме.

Наши предки, жившие в начале ХХ века, так же как наши предки, жившие до Раскола века ХVII, были не глупее нас. Они решили, что правильнее будет не продолжать дальше затянувшееся обсуждения богословской состоятельности или несостоятельности Окружного послания, которое было, по сути скорее, тем, что сейчас называют термином «политтехнология», чем искренним произведением свободного от влияния заинтересованных лиц богослова, и продвигалось совершенно недостойным средствами.

Было принято решение уничтожить этот навязываемый Церкви в качестве обязательного к принятию и исполнению(!) и неминуемо приведший к раздору и разделению текст, примириться и больше об этом разделении никогда уже не вспоминать.

К большому сожалению, благодаря некоторым недальновидным чадам нашей Церкви, вспоминать все же приходится.

Было бы хорошо, чтобы современные и будущие иерархи и миряне РПСЦ  никогда больше не забывали о тексте предлагаемого вниманию последнего Мирного акта, ставшего результатом многолетних титанический усилий наших предков и нашего знаменитого земляка-гусляка епископа Кирила Одесского и Балтского, убедившего пойти на примирение на зафиксированных документально условиях(!) всю свою огромную Одесско-Балтскую епархию и бОльшую часть старообрядцев-противоокружников своей малой родины — Гуслиц, и не  превращались бы в реконструкторов нового раздора, снова поднимая на свои знамёна столь печально известное Окружное послание.

Текст документов

МИРНЫЙ АКТ

Во Славу Святыя Единосущныя и Неразделимыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, Аминь.

В лето 7415, апреля 9 дня. Мы, ныне собравшиеся в богоспасаемом граде Бендерах, в совокупности со священно-иереями и депутатами от прихода, во исполнение заповеди Христа Спасителя, которую Он преподавал, глаголы: «Мир оставляю вам, мир мой даю вам» (Iоан., зач. 48) и «О сем познают вси, яко мои ученицы, аще любовь имате между собою» (Iоан., зач. 46), какой мир нарушен был предками нашими через издание Окружного послания в 1862 году, — имея довольно долгое суждение о причинах нашего разделения и руководствуясь описанием святых и богоносных отец (прав. 101 Карф. Собора, гл. 15, лист. 159, книга Кормч., и гл. 53, лист. 568; Книги о правой вере, гл. 21, лист. 195 и 2 кн. Севаста Арменопула) — постановил следующее:

  1. Окружное послание уничтожаем и опровергаем и как небывшее вменяем.

Все то, что написано от своего мышления, противно божественному писанию, отвергаем и проклинаем, согласно поучительно Евангелия 1-й недели св. Поста и книги Кормчей гл. 71, лист. 641.

  • Все свободные постановления и сочинения, написанные после издания Окружного послания, укорительные друг против друга, оставить в забвении и впредь руководствоваться только Свящ. Писанием, определениями св. соборов, учениями св. отцов и книг, согласных учению св. церкви.
  • Беспоповские тетради, о которых говорится в упоминаемом послании, и изложенное в них учение отвергаем.
  • Имя Iисус, в наименовании Христа Спасителя и в начертании, усвоенное великороссийскою церковью со времен бывшего патриарха Никона, как нововводное и погрешительное, не бывшее во всеобдержности древлероссийской церкви, не принимать, ибо это мудрование никониан о имени Iисус есть еретическое.
  • Крещение великороссийской церкви признавать согласно 73 правила Карфагенск. Собора и других правил св. соборов и св. отец.
  • Крест четырехконечный употреблять при освящении и других приличествующих тому действиях и местах, но написание и употребление его с изображением распятия Господня воспрещается, как не принятое св. отцами. Изображать же распятие Господне на кресте только восьмиконечном, как принятое древнецерковным святым преданием.
  • О латинских опресноках понимать в том смысле, как понимали древние отцы свят. Церкви, бывшей до Никона патриарха (Потребн. бол., лист. 58. и Кирилл. кн. лист. 256 об. и друг. книг).
  • В вопросе о молитвословии за царя и приношении пятой просфиры поступать согласно учению свят. апостола Павла и преданию свят. Христовой церкви и св. отец (Служебн. лист. 96, Номоканон пр. 210 и кн. Симена Солунского гл. 94 и друг. кн.)
  • В хиротонии епископов, священников и драконов вождения вокруг престола совершать согласно древнему церковному чину и уставу.
  • Епископы, коих в епархиях после сего примирения окажется по два, должны оставаться в тех же епархия без перевода в другую, если от них не последует добровольного согласия на перевод. Дела решать обоим епископам совместно и молиться на ектениях за обоих.
  • Без совета и согласия боголюбивых епископов, примирившихся, ничего не творить, (не) начинать какого-либо суда (34 пр. св. апостол и 12 пр. Карфагенского собора).
  • Во имя братского единения, мы, православные христиане, бывшие в разделении по случаю издания Окружного послания в 7380 лето, ныне собравшись, единодушно решили пребывать в единстве и любви, согласно изложения патриарха Филарета (Потребн., лист. 560), вседушно последуя только учению святой церкви, содержащемуся в книгах её, избегая всяких теоретических нововведений, несвойственных православным христианам.
  • Согласно послании св. Кирилла, архиепископа Александрийского, к Максиму диакону (кн. Кормчая, гл. 34, лист 273 на обор.), злом не поминать о прежних гресех. И если кто будет обзывать примирившихся православных христиан, в смысле порицания, Окружниками, тот будет не сын церкви, а раздорник, и подлежит церковном суду.

С благословения архиепископа Iоанна Московского, 

Смиренный Иннокентий, епископ Нижегородский и Костромской.

Смиренный Кирилл, епископ Балтский и Одесский.

Священник Стефан Кравцов Одесский.

Священноиерей Симеон Шлюшкин, Маякский.

Священноиерей Даниил Рыляков.

Диакон Федор Гусляков, Одесский.

Смиренный Петр, старообрядческий епископ Бессарабский и Подольский.

Смиренный епископ Киприан Тверской.

Священнопротоиерей Стефан, гор. Кременчуга.

Священнопротоиерей Iоанн Храмов, с. Плоского.

Священнопротоиерей Терентий, гор. Винницы и с. Людовики.

Священноиерей Иулиан, града Бендер.

Священноиерей Григорий Шокин, Кишиневский.

Священноиерей Иосиф, града Тирасполя.

Священноиерей Григорий Рудаков, гр. Тирасполя, Б. Моленной.

Священноиерей Стефан, гор.  Гайсина Гребенщиков.

Священноиерей Илларион, с. Петрашей.

Священноиерей Никифор Оргеевский и Теленештский.

Священноиерей Илларион Балтский.

Священноиерей Федот Чернятинский.

Священнопротоиерей Диомид Бершадский.

Священноиерей Галактион, с. Грубного.

Священноиерей Косма, с Плоского.

Священноиерей Василий Степанов, г. Хотина.

Священноиерей Ианцарий Колыханов, с. Покровки.

Староста Бендерской церкви Карп Климович Епифанов.

Зиновий Вышибаев, Павел Гусев, Григорий Понамарев, Алексей Вышибаев, Егор Дубровин, Никифор Кушнарев, Иван Муравьев, Козьма Муравьёв, Лука  Коробков, Артем Худяков, Иван Худяков, Леонтий Ковалев, Федор Белов, Лукиан Семенов, Федор Деомидов Козлов, Иван Бобров, Козьма Зюзин, Гавриил Ткачев, Иустин Крошкин, Платон Труханов, Артем Ковалев, Прокофий Кубышкин, Захар Поляков, Дмитрий Иван. Кубышкин. Григорий Чербатов. Савва Федоров Курбатов. Антипригарным? Мезенцов, Трифон Мезенцов. Елевферий Попов. Феодор Черкасов. Депутаты г. Одессы: Варфоломей Дубинин. Никита Тюрин. Памфилова Кондрашев. Алексей Бакланов. Гавриил Вышибаев. Феодор Баланов. Савелий Потапов. Евфимий Сурсаев. Игнатий Пастухов. Трофимов Трофим. Кожевников. Иван Евтроп. Галкин. Сергей Ситников. Полиект Филатов. Замояков. Логин Фомин. Савва Голосков. Акинфий Солодухин. Филипп Бобров. Иулиан Кнышев.

Настоящий мирный акт подтверждаем и мы своим подписом:

Смиренный Iоанн, архиепископ Москов. старообр.

Смиренный Иоасаф, епископ Казанский и Вятск.

Смиренный Антоний, старообр. епископ Перм.

Смиренный Арсений, старообр. епископ Уральский и временно Саратовский.

Смиренный Иона, епископ Смол. и Кол.

Смиренный Феодосий, старообр. епископ Кавказский.

Смиренный Ермоген, епископ Киевский и Житомирский.

Смиренный епископ Иоасаф, Томский и Иркутский.

Смиренный Михаил, епископ Новозыбковский.

Смиренный Иннокентий, епископ Ниж. и Костромск.

Смиренный Кирил, епископ Балтовский и Одесский.

Смиренный Киприян, епископ Тверский.

По доверенности епископа Петра Бессарабского и Подолского священнопротоиерей Терентий.

Москва, 24 июня, 7415 л.

Епископ Михаил своеручно подписал одно имя, другие все полностью и своеручно, смиренный Иоанн, архиепископ Моск. старообр.

(печать архиепископа Московского)

Подтверждаю своим подписом:

Смиренный Макарий, митрополит Белокриницкий.

Посад Вилково  7416 л. 9 сентября.

(печать митрополита Макария Белокриницкого)

МИРНЫЙ АКТ

Во Славу Святыя Единосущныя и Неразделимыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, Аминь.

В лето 7417, октября 17 дня, я, священноиерей Иоанн, церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, что в селе Зуеве, Богородского уезда, на земле наследников Ф.П. Шкотова.

Во исполнение заповеди Христа Спасителя, которую Он преподал: «Мир оставляю вам, мир мой даю вам» (Iоан., зач. 48) и на основании 52 правила свв. апостол, я считаю своею священной обязанностью совершить богоугодное дело умиротворения и предлагаю именуемым окружникам, которые желают с нами единения, следующее: принять с обеих сторон в руководство Бендерский акт от 9 апреля 7415 лета, но с следующими дополнениями:

  1. К пункту 8, в вопросе о молитвословии за царя и за вся, яже во власти суть, поступать согласно учения апостола Павла (к Тимоф., зач. 282), но не приносить за инославных частицы из просфиры на Божественной литургии, согласно учения св. Симеона Фессалоникийского (94-й главы и прочих книг).
  2. К пункту 9, в хиротонии епископов, священников и диаконов водить вокруг святого престола, согласно древнему чину и уставу («Потребник большой», патриарха Филарета) и обычаю, бывшему от митрополита Амвросия, посолонь.
  3. Епископов Иова, Даниила и Мефодия, при первом же их заявлении быть в единении с нами, во исполнение заповеди Христа Спасителя о мире и любви, признавать боголюбивыми и православными и иметь им права, согласно 10 и 11 пунктов Бендеровского акта.
  4. С сего числа боголюбивые архиереи имеют разослать по всем приходам к точному и неуклонному исполнению Бендерский и сей мирный акт.

Итак, в заключение сего, открыто скажем, — благо будет, если архиереи, священники диаконы, иноки и мирские людие впредь не будут колебаться, но строго будут удерживать от изменения недвижимое и законное святыми отцами, то, что и нами самими ныне признано основательным и вполне истинным. Благодарения Богу за то, что мы, отложивши всякое препирательство, приняли христопреданный мир и союз любви. Аминь.

На подлинном подписано: священноиерей Иоанн села Зуева, храма Рождества Богородицы.

Рассмотрев все вышеизложенное, признаем справедливым и законным и сей мирный акт приемлем и подтверждаем своими подписями.

Смиренный Иннокентий, епископ Нижегородский и Костромской.

Смиренный Кирилл, епископ Балтский и Одесский и временно Петроградский.

По доверенности архиепископа Иоанна священноиерей Федор Спиридонов (Московский).

Подготовил Ю. Исаев