О старообрядческой Церкви

Главная Митрополит Интервью О старообрядческой Церкви

Публикации Митрополита

Биография Митрополита

Митрополит Корнилий

Будущий предстоятель Церкви родился 1 августа 1947 года в подмосковном Орехово-Зуеве в старообрядческой семье.

Читать далее →

О старообрядческой Церкви

Что для вас есть старообрядчество?

Процесс христианизации Руси был сложен и занял несколько веков. Христиане на Руси были до князя Владимира. Однако заслуга святого равноапостольного князя состоит в самой масштабности распространения христианства и тех духовных, творческих и волевых усилий, которые приложил сам Владимир для распространения Веры в своём Отечестве. Так вот, те чины, церковные обычаи и молитвенная культура, которые сохранились сегодня в старообрядческой среде, есть та православная вера, которую нам принес князь Владимир. На Святой Руси христиане бережно соблюдали и хранили истинный древний византийский обряд, что теперь и продолжают делать старообрядцы.

О старообрядческой Церкви
Митрополит Корнилий во время крестного хода

«Старообрядцы», «древлеправославные» и «православные» — в чем разница?

Старообрядцы всегда называли себя православными или просто христианами. В реальности не практикуется такое обращение, как «дорогие старообрядцы» или «уважаемые старообрядцы». Сам термин «старообрядчество» для нас является вынужденным. Сами мы себя никогда так не называли. Данный термин появился после церковного раскола, уже при Екатерине II. Однако мы привыкли, что нас так называли. «Староверие», «старообрядчество» — вполне благообразные, достойные термины. Слово «Старообрядческая» входит в официальное название нашей Церкви: Русская Православная Старообрядческая Церковь. Широко распространено такое название старообрядцев как «древлеправославные». «Древле» означает «искони», «изначально». Сразу же после раскола старообрядцы себя называли «ревнители древлего благочестия» — самое точное определение православных христиан, не принявших Никоновы реформы.

Какие у вас сегодня взаимоотношения с Московским Патриархатом? Каковы перспективы этих отношений?

Наши сегодняшние отношения с самой многочисленной конфессией Российской Федерации расцениваются как добрососедские. У нас единая семивековая история, множество общих святых. Мы обладаем единой точкой зрения в отношении института семьи, православных духовно-нравственных ценностей. Однако то, что произошло в середине XVII, века создало между нами разделение и привело к невозможности литургического общения.

Признаёт ли РПСЦ иерархию РПЦ МП и других поместных Церквей?

О возможности принятия новообрядческого священника в староверие писал ещё протопоп Аввакум. До 1846 года староверы, нуждающиеся в священной иерархии, принимали в старообрядчество священников и диаконов новообрядного рукоположения через миропомазание. Главное, чтобы было соблюдено одно важное условие: принимаемый должен быть крещён посредством троекратного погружения. Что касается поместных Церквей – практика аналогичная. Святитель Амвросий Белокриницкий, восстановивший трёхчинную иерархию для старообрядческой Церкви, был принят от поместной (Константинопольской) Церкви. Практика принятия новообрядного священства в сущем сане сохранилась и после того, как староверы обрели себе самостоятельную иерархию.

Почему исключительно трёхпогружательное крещение является единственно правильным для старообрядцев?

В греческом оригинале Священного Писания термин «крещение» («баптисма») означает дословно «погружение». Самое главное христианское таинство описано очень конкретно, даже на уровне терминологии (в частности, 50-е правило святых апостол). Обращено внимание на форму совершения таинства – троекратного погружения во имя Святой Троицы. А само погружение есть символ умерщвления греха и начала святости, праведной жизни во Христе. Обливание и окропление, принятые после раскола у новообрядцев, есть поздние нововведения, противоречащие самому духу Таинства. В самых исключительных случаях обливание допускается, когда человека нельзя погрузить по немощи физической. Иной раз мученики крестились своей кровью или их крестили песком и т.п. Но это было в крайних обстоятельствах. И если человек выживал – его всё равно потом крестили правильно.

Есть такое понятие, как «церковная икономия». Насколько данная практика распространена в старообрядчестве?

Икономия есть церковная практика послабления канонических требований: строгости устава, постов, количества земных поклонов и других видов канонической практики и аскезы. Икономия возможна для начинающих или при телесной немощи по старости, болезням, повышенным трудовым нагрузкам, младенцам. Тогда возможно сокращение молитвенного правила, небольшое послабление поста и тому подобное. Главное – не лукавить, не путать телесную немощь с обычной ленью.

Ныне в староверии сравнительно мало монашествующих и монастырей.

К сожалению, сравнительно мало, ведь во время почти постоянных гонений на Церковь монашество физически истреблялось, а сохранялись старообрядческие монастыри преимущественно за рубежом.  Сейчас и в России традиции иноческой жизни постепенно восстанавливаются, но простое математическое число монахов ещё ничего не означает: важно, чтобы иноки были искренними молитвенниками, исполняли данные Богу обеты. Монашество очень нужно Церкви, с одной стороны – как пример подражания в христианских добродетелях, с другой – как кузница епископских кадров.

Старообрядцев часто упрекают в «обрядоверии». Насколько это соответствует действительности?

Чтобы получить ответ на этот вопрос, необходимо погрузиться в духовный мир нашей Церкви, попытаться почувствовать её духовную силу, узнать трепетное отношение старообрядцев к традиции.

Для начала необходимо отметить, что понятие «обряд» не встречается в дораскольной русской православной вероучительной литературе. Неизвестно оно и святым отцам — представителям патристики. Мы не видим его и в сочинениях поздних византийских богословов и историков. Тут дело вот в чём. Термин «обряд» имеет наше доморощенное происхождение, и появилось оно в России в эпоху Просвещения, во время правления Екатерины II. Именно в годы правления этой императрицы начали отходить от оскорбительных в наш адрес выражений, таких как «раскольники», «еретики», «мракобесы» и т д. Никакого раскола мы не совершали. Его учинили бывший патриарх Никон, царь Алексей Михайлович с одобрительного молчания почти всего высшего духовенства. Тем не менее нас при Екатерине начали именовать «старообрядцами». В этом термине, хоть и вынужденном, нет никакого оскорбления. Просто в религиозном мировоззрении «новообрядцев» появляется типичное католико-лютеранское умонастроение по отношению к таинству: неважно, как совершить таинство, с точки зрения внешних действий, а главное — верить в совершение оного. Данная точка зрения нетипична для восточно-православного понимания таинства, где внешняя и внутренняя сторона молитвосовершения состоят в нераздельности. Меняется внешняя сторона – меняется смысл таинства. И наоборот, еретическое догмато-мудрование приводит к соответствующим внешним «обрядовым» действиям.

Обрядоверие было более присуще Никону, Алексею Михайловичу и их последователям, когда за приверженность к двуперстию можно было лишиться жизни.

Нередко можно слышать, что в старообрядчестве нет своих святых. Насколько это верно?

Необходимо сделать оговорку, что ныне в старообрядчестве есть несколько согласий, имеющих вероучительные отличия. Так, например, Древлеправославная Поморская Церковь или старопоморцы-федосеевцы действительно не имеют новопрославленных святых после 2-й половины XVII века, так как отсутствие священной иерархии в этих согласиях не позволяет совершить прославление святых. Что касается нас — Русской Православной Старообрядческой Церкви — после XVII века мы имеем целый сонм старообрядческих святых, настоящий расцвет святости.

Это прежде всего большое количество мучеников и исповедников, за древлее благочестие пострадавших. Есть у нас и иноки-пустынники, прославленные святостью жизни, прославлены мученики и исповедники за веру XX века. Самые известные из наших святых – митрополит Амвросий Белокриницкий, святитель-мученик Павел Коломенский, священномученики протопоп Аввакум, протопоп Лазарь, диакон Феодор, инок Епифаний, боярыня Морозова, священномученик Никита Добрынин, диакон Александр Керженский, преподобномученики и исповедники Константин и Аркадий Шамарские, святитель Арсений Уральский и прочие. Недавно вышла отдельная книга, посвящённая старообрядческим святым, под названием «Род сей не прейдет». Настоящее издание представляет собою результат кропотливого агиографического труда по нахождению и систематизации сведений о наших святых. Им пишутся иконы и церковные службы, во имя этих святых освящаются храмы, приделы и часовни.

Что бы вы ответили тому, кто скажет: не в бороде Бог, а в сердце.

Ответил бы: правильно, в сердце, но это не повод для игнорирования других требований, касающихся традиций добродетельной христианской жизни. Так если мы отбросим весь культурный и канонический пласт нашей церковной жизни, то будет ли Бог в нашем сердце? Вождь простестантизма Лютер практиковал подобное и других увлёк своим учением. Что из этого получилось? Современные протестантские организации стали подобны светским клубам «почитателей Христа». Ни слова о покаянии. Всё сводится к тому, «как мы любим Христа», под песни и гимны, именуемые «молитвами». На Западе повсюду закрываются храмы и духовные учебные заведения, так как молиться и учиться в них некому. Так небрежение в духовных вопросах приводит к  настоящему маловерию.