С пожеланием хранить веру православную

Главная Митрополит Интервью С пожеланием хранить веру православную

Публикации Митрополита

Биография Митрополита

Митрополит Корнилий

Будущий предстоятель Церкви родился 1 августа 1947 года в подмосковном Орехово-Зуеве в старообрядческой семье.

Читать далее →

С пожеланием хранить веру православную

Ваше высокопреосвященство! Вы родились в старообрядческой семье. Расскажите, чем занимались ваши предки, как жили, трудились, ходили в церковь?

Жизнь и деятельность моих предков была связана с текстильным городом Орехово-Зуево, который был основан предпринимателями и благотворителями старообрядцами Морозовыми. Здесь селились старообрядцы, бежавшие из Москвы от послераскольных гонений. В местности, которая называется Гуслица и объединяет многочисленные села на Востоке Московской области, были храмы, моленные, скиты, монастыри, в которых молились старообрядцы — поповцы и беспоповцы, жившие дружно, поддерживая друг друга в трудное время гонений и притеснений. У меня в семейном альбоме много фотографий моих предков, которые были наставниками, чтецами, певцами в храмах и моленных. Дед мой Константин Гаврилович Титов — коренной старообрядец, был певцом в храме села Зуево, работал он всю жизнь на ткацкой фабрике помощником мастера. Бабушка моя Мария Николаевна также работала на швейном производстве, постоянно ходила в церковь и меня в детстве по воскресеньям водила к причастию. Мама Мария Константиновна была инвалидом — с трудом передвигалась из-за перенесенного в детстве полиомиелита, но она была хорошей портнихой и имела много заказов, так что приходилось работать очень много. Я часто видел ее и за чтением духовной и светской литературы. В доме у нас было много икон. 

С пожеланием хранить веру православную

В целом семья была религиозной и трудолюбивой, что и мне прививали с детства.

Что вам ярче запомнилось из детства?

Мое детство проходило в подмосковном городе Орехово-Зуево, где были в основном одно- и двухэтажные дома, река Клязьма, в которой я два раза чуть не утонул. Запомнилось, как весной на реке был ледоход, плыли огромные льдины, перед единственным в городе деревянным мостом их взрывали. Нам, мальчишкам, было интересно смотреть, как взрывают льдины, осколки от которых далеко разлетались и падали совсем рядом с тем местом, где мы стояли.

Помню из детства эпизод — смерть Сталина в 1953 году, тогда мне было шесть лет. В этот день мы пошли с бабушкой на базар, где при входе на столбе висел громкоговоритель и оповещал людей о трагедии — потере отца народов. Все смотрели вверх на этот рупор и плакали.

Вашим духовным воспитанием занималась бабушка. Расскажите, как она приобщала внука к вере?

Моя бабушка Мария Николаевна Титова была коренной старообрядкой-поповкой. Она много молилась и трудилась и меня приучала вести христианский образ жизни, хотя в те годы нельзя было открыто говорить о своей религиозной принадлежности, в школе не разрешали носить нательный крест и ходить в церковь. Поскольку бабушка меня в церковь водила, то, узнав об этом, к нам домой пришли из школы и предупредили: если еще раз Костя пойдет в церковь, мы его отправим в детский дом.

Церковь белокриницкого согласия в селе Зуево была закрыта в 30-е годы XX века, и верующим пришлось приспособить частный дом под моленную, которую называли в народе Черной моленной, так как там молилось много иноков, а власти называли дорогу к храму Черный тупик, хотя в тупике они сами оказались в конце XX века. У меня в семейном фотоархиве есть фото 50-х годов прошлого столетия, где на пороге нашего храма в Зуево стоят прихожане, а в центре запечатлен отец Леонтий Пименов — совсем молодой человек, а справа на фото стоит моя бабушка. Возможно, и я тогда был рядом, но мне, вероятно, не разрешили фотографироваться по идеологическим причинам. К сожалению, нашу моленную сожгли в 80-е годы прошлого века, когда начался снос зданий для постройки на их месте многоэтажек.

Известно, что ваше светское образование техническое, вы инженер. Московский автомобильно-дорожный университет — престижный столичный вуз. Какие впечатления остались в памяти после учебы в университете? Что было интересного? Какие преподаватели запомнились?

Мое образование началось с восьми классов школьного обучения, затем еще два класса в вечерней школе рабочей молодежи, так как из-за тяжелого материального положения в семье в пятнадцать лет я пошел работать на завод учеником токаря. Затем окончил вечерний индустриальный техникум, поступил в вечерний институт, который назывался МАМИ (Московский автомеханический), и стал инженером по обработке металлов. Поскольку учился после работы по вечерам, то от учебы в институте никаких особо интересных впечатлений не осталось — уставал и иногда засыпал на вечерних занятиях, после которых надо было зимой топить печь, идти за водой на колонку и делать другие дела по хозяйству, так как мама и бабушка часто болели. Хотя особо вспоминается первый экзамен в институте, который я завалил, это была история КПСС.

35 лет вашей жизни и трудовой деятельности связаны с Орехово-Зуевским литейно-механическим заводом. Какова была специфика работы?

В текстильной промышленности Орехово-Зуева, которую основала известная династия Морозовых, работали многие из моих родственников, в частности всю жизнь на ткацкой фабрике работал мой дед Константин Титов, в память о котором мне нарекли имя при крещении. Литейно-механический завод Ореховского хлопчатобумажного комбината, где в свое время работало более 30 тысяч человек, стал моим вторым домом. Наш завод технически обслуживал все фабрики комбината, выпускал запчасти для станков и средства механизации. Несколько лет я отработал в механическом цеху токарем, затем в литейном помощником мастера, а затем меня перевели в ОТК начальником. В девяностые годы наш комбинат постепенно стал закрываться, так как текстиль стали привозить из-за рубежа, и сегодня фабрики, построенные Морозовыми, представляют печальную картину — это или офисы и магазины, или полуразрушенные строения.

В начале 90-х годов я ушел с завода, проработав на нем 35 лет и получив медаль «Ветеран труда». Ныне мне присвоено звание Почетного жителя Орехово-Зуева.

Насколько было тяжело вести церковную жизнь в государстве с официальной атеистической идеологией?

Об этом уже написано довольно много. Но это не было время жесткого атеизма, который к концу 80-х годов совсем выдохся, так что я мог открыто говорить о религии с рабочими, особенно после 1988 года, Тысячелетия крещения Руси.

Каким образом вы выбрали иноческую стезю?

Так получилось, что, ухаживая за мамой, которая с трудом передвигалась, я не имел возможности и желания жениться. После моего прихода в церковь в конце 80-х годов и знакомства с отцом Леонтием Пименовым у меня возникло стремление служить церкви и помогать людям, которые ее посещали. Все больше прилепляясь к церкви, хотелось больше молиться и поститься, а это свойственно инокам — так созрело решение принять иночество, что было одобрено моим духовным наставником отцом Леонтием. Иноческое имя Корнилий мне возвестил митрополит Андриан.

Расскажите о приснопамятных митрополите Андриане (Четвергове) и протоиерее Леонтии Пименове. Кем они были для вас?

К сожалению, за те полтора года, когда владыка Андриан был предстоятелем нашей Церкви, мне не часто приходилось с ним встречаться. После того как меня Освященный Собор избрал епископом Казанско-Вятским, мы с владыкой Андрианом посетили Казань, где состоялось мое возведение на кафедру, и владыка Андриан меня тепло приветствовал и наставлял на новое для меня поприще епископства.

Об отце Леонтии можно говорить много. Это был одаренный от Бога человек, который умел любить Бога и ближних! Благодаря встрече с ним, в моей душе произошло благое изменение, он научил меня церковной грамоте и азам пения, а самое главное — своим примером учил меня любви, милосердию и смирению.

17 лет вы возглавляете Русскую Православную Старообрядческую Церковь. Что для вас как руководителя, как архипастыря и как человека за эти годы стало новым? Что поменялось? Что сделано? О чем радуетесь? О чем жалеете?

Начнем с уточнения постановки вопроса — руководит и возглавляет Церковь Господь Исус Христос, а я лишь предстоятель РПСЦ. Новым для меня как архиерея стало знакомство с приходами и людьми наших общин в России, Украине, Молдавии, Австралии. К сожалению, не все приходы я посетил за эти годы, и поэтому, если Бог даст, буду продолжать знакомство, в том числе с приходами Уганды и Пакистана.

В моем понимании, в последнее время поменялись взаимоотношения государства и нашей Церкви, особенно после визита на Рогожское президента России В.В. Путина.

Сделано с Божией помощью: в родном Орехово-Зуеве окончена реставрация храма, на Рогожском восстановлено и обновлено много строений, приведены в порядок пруды и в целом территория храмового комплекса, а сейчас начато восстановление старообрядческого института имени протопопа Аввакума.

Радуюсь, что Бог посылает возможность строить храмы и организовывать новые общины, свободно заниматься образовательной, проповеднической и издательской деятельностью, и, конечно, хотелось бы завершить воссоздание института, который так нужен нашей Церкви. Жалею, что так быстро летит время.

Как вы, будучи руководителем религиозной организации — старообрядческой Церкви видите ее будущее? Что в ближайших планах? Что еще хотелось бы сделать?

Надеюсь, что наша Церковь будет развиваться и укрепляться, создавать новые приходы и усиливать проповедь истинной православной веры.

А осуществить в будущем хотел бы то, что Бог даст, исходя из складывающихся обстоятельств. А основное — хотелось бы очистить свою душу от греха, через молитву и покаяние.

Ваши пожелания верным чадам Церкви, ищущим истину и всему российскому обществу?

Хранить веру православную, любить Бога и ближних. Как сказал протопоп Аввакум: «Стойте твердо в вере и незыблемо, страха же человеческого да не убойтеся… Господа же Бога нашего святите и в сердцах ваших прославляйте, и Той будет нам, грешным, во освящение, яко с нами Бог…»