Главная Публикации Персоналии Святитель Амбросий Саратовский

Темы публикаций

Святитель Амбросий Саратовский

В начале 1865 года в скиту на Черемшане умирал от тяжкой болезни первый старообрядческий епископ Среднего и Нижнего Поволжья Афанасий. Он составил замечательное по своему содержанию Духовное завещание. Вот текст этого документа, сохранившегося в Саратовском областном архиве стараниями бывшего насельника и историографа Черемшанских обителей Самсона Ивановича Быстрова:
«[л.1]

Духовное завещание смиренного Афанасия, епископа Саратовскаго древлеправославных християн глаголемых старообрядцов

Предварительная от завещателя молитва

Владыко Святыи и Царю Славы, Творче и Господи твари, Содетелю и Содержителю видимым и невидимым, Безначальныи Отче, Соприсносущный и единородныи Сыне и Пресвятыи Животворящии Ду́ше! Неразделимая и безначальная, присносущная и животворящая <,> и всех благ виновная, непостижимая и умы́ необъемлемая Троице Святая, вышеиме́нныи Боже, Царю Пресвятыи! Неизреченная Благосте, неистощимое Сокровище щедрот, неисчерпаемая Пучина Милости, Источниче приснотекущии Премудрости, непости́жимыи Владыко, в Вышних от всех разумных Сил славимыи Боже, и в нижних от человек, от всея твари видимыя и невидимыя покланяемый и от всякаго дыхания хвалимый! С ними же и аз, худая и малейшая тварь, брение и прах, дерзаю к неприступному Твоея славы величеству приносити худое и малое моление сие. О, Всемилостивая, Преблагословенная Святая Троице, Отче Святыи и Сыне Единородныи и Ду́ше Благии, Еди́нице Триипостасная, Существом Нераздельная, Лицы делимая, Божеством нераздельная, Власть и Воля Единая! Приими моление нечистое от уст скверных! Благодарю Тя, благодарю Тя, благодарю Тя, припа́даю Ти, покланяю Ти ся и благодарственное моление приношу из недостойных моих и нечистых уст, и движу всескверныи мой и нечистыи язык. О, Владыко, Владыко, Господи Небеси и земли! Что́ воздам, Милостивыи Царю́, за неизреченную милость Твоих даров, яко толикую благость щедрот Твоих изъявил еси надо мною<,> грешным и злым рабом и недостойным? Привел мя еси от небытия в бытие, кости и жилы составил ми еси и плотию//[л.1 об.] одеял еси, и вдохнул ми еси душу разумную и словесную, во образ Твой созданную. И толикими дарами мя злонравнаго почел и на свет мира сего произвел еси, и сыновство Свое ми даровал еси в купели Крещения. И един талант ми ленивому предал еси, да Тебе, Владыце моему<,> усугубя принесу, и неизреченная благая восприиму. Аз же окаянныи и злонравныи раб, ленивыи и непотребным, бых воли Твоея преступник, и толиких даров Твоих возгордитель; обуях в юности моей, возсвирепех в гордости, взыграхся, яко безсловесный конь, не имыи обращения узды – страха Твоего; вскочих на погибельныя стремнины, отъидох на страну, беззакония творя, забых Тебе, благаго ми Отца, причтохся к тем, о них же отрекохся , вдахся в работу врагом<,> от них же бых искуплен Твоею кровию. И тако погубих Твое сыновство, и одежду духовную скверно окалях, и данныи ми талант скрых в темной земли злаго сердца моего; и прельщен бых сладостию мира сего. И тако слякохся весь до́лу умом;и возложи на меня враг, бремя лености и уныния, яко отнюд не могущу ми восклонитися под бременем лености и всякаго беззакония. И тако свинское житие препровождах и мерскии рожец изжевах, и сим душу много насыщах и тело мое питах . И тако умножах беззакония, яко превзыти главу мою; и возсмердеша и согнишася вся кости моя, и не бысть ни единаго чувства чи́ста в плоти моей, недостоин сотворихся очи мои на высоту Небесную возвести, ни руце мои воздети к Тебе, ни язык мой на молитву прострети, понеже вся скверна и нечиста сотворих. Но благодать Твоя, Господи мой, таковаго мя зла суща помилова; и по множеству щедрот Твоих не оставил мя еси в таковых злых в конец погибнути. Но поискал мя еси заблужьшаго, обрел еси по- //[л.2]гибшаго, возвратил еси отъбегшаго , спящаго мя грехом и аки мертваго чрез гибельную реку беззаконий превел еси, и на избранной ми части винограда Твоего поставил мя еси. И тако благодать Твоя, Господи, Господи мой, воздвиже мя, в нечаянии лежащаго, и востави мя спящаго Божественная десница Твоя <,> и перстом Святаго Духа Твоего коснул еси в ребра сквернаго и тупаго ми ума, и рекл ми еси окаянному: «востав делай в Винограде Моем, бодрствуй, не лежи в злобе, не объядайся мертвечины прелестной сладости века сего». И тако повелел еси умершему глаголати, грубому <–> благодать Твою проповедати и невежде пастырем быти. И даровал ми еси, слепоумному, не по мере достоинства моего толикий свет благодати Твоея зрети, отъложил еси ветхость ума моего, яко орлиную юность обновил еси. И в таковую скверную душу мою присети Твоя благодать. И Глас Твой сладкии побуди мя, и десница Твоя простре крыле́ сердца моего, и возстави мя делати в винограде Своем, и толику ми немощному пришедшему в единонадесятый час делати, приими Господи делание якоже и в первый час пришедшаго. Приими, Господи мой, малое зерно пшенично, израс<т>шее в изсохшем класе ума моего; сотвори его в мире вкоренитися, умножи и разсей по лицу всея российския державы и во всех верных идеже прославляется имя Твое. Приими, Пресвятыи Боже, едину каплю слезную, над сим худым молением излиянную, и из глубины воздохновение мое о злых моих, в юности содеянных и ныне творимых. Аще и грешен есмь, не дело рук Твоих, и на Тебе всю надежду возлагаю. Не остави мене<,> смиреннаго раба Твоего<,> и не отрини мене от лица Твоего, и сподобим я обрести милость Твою в День испытания Твоего и праведнаго воздаяния. Со избранными рабы Твоими, верою и чистою совестию послужити Тебе, сопричти мя, благодатию //[л.2 об.] и человеколюбием Твоим, Царю Святыи, яко благословен еси во́ веки веко́м. Аминь.

Духовное завещание

Божиею милостию смиренный Афанасий епископ.
Во имя Пресвятыя Единосущныя<,> Животворящия и неразделимыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа. Аз<,> многорешный и смиренный раб Божий, Афанасий епископ Саратовский старообрядческий, прежде смерти плоти моея разсуждая тленность и непостояние жизни естества нашего, к тому и без известия времене кончины моея, умыслих же сие заветное начертати писание, да аще не́гли праведными Божиими судьбами или внезапу смертный час найдет на мя, или сила отъимется глаголания, или память приидет во оскудение, не кроме прощения, или последняго целования отниду в дом вечности моея. Сим бо всяк и тем подобным случаем, все естество наше за преслушание подвержеся; вси же умираем; и яко вода, приходящая на землю, не собирается в стихия вращаемыя, несть же человек, иже поживет и не узрит смерти; вси бо, яко реки в море, во гробную течем яму и в персть, от нея же взяхомся, по Онаго Праведнаго Судии неизреченному изглаголанию: «Земля еси, и паки в землю поидеши.» Земля убо, яже в нас<,> земли предается, но дух к Богу, от Него же создася и плоти сопряжеся, возвращается на место, себе по делам уготованное, дондеже паки в ту же плоть последней трубе //[л.3] гласящей возвратится, или венец славы совершенныи купно с плотию прияти или вечную казнь в неугасимом та́ртаре за злобное в мире житие страдати; ея же казни лютость нестерпимая, долгота неокончаваемая выну и́мать всех верных сердца от злоб отъвращати , венец же небесныи к добродетелем надеждою возбуждати. За воздаяние венца Небеснаго, угодницы Божии мир и яже в нем презреша, и саме́х себе́ пренебрегоша; страха же ради гонения муки вы́ну смерть поминаху, да не забвением ея въторою смертию умерщвлени быхом. Велие светило вселенныя, святыи Василий Великий, сице за святость и премудрость нареченный, никогда же смертнаго часа забываше, во еже бы не согрешати к Богу; но аще и светло иногда прилучашеся Ему вин ради богословных [благословных? – Ред.] веселитися, и тогда прихождаше к нему отрок, на то учиненный, и глаголаше сице: «Поминай отче смерть!» И раку повеле совершити. Подобне и святыи Иоанн Милостивыи творяше: ибо от начала епископства своего повеле гроб себе готовити и в свершение не приводити, всегда же воспоминати себе о повелении совершения. И тако присным воспоминанием того гроба выну память смерти в уме своем обновляше. И видя ея неизвестие, тако выну живяше, якоже быти ему всегда готову разрешитися от союза плоти своея. Тако творяху и инии Святии Божии. Но аз многогрешныи не подобихся им во всем житии моем, в глубокой забвения яме закопанну имех память смерти. Изжих вся дни живота моего в небрежении, лености; мамоне паче работах, неже Го́сподеви; спах во унынии присном, а не бдех на стражи моем , темже сном глубоким, яко едва //[л.3а] [не читаются на фотокопии неск. строк вверху листа] <…> Се приближаюся к пристанищу иного века. Торжище доспевает к разрешению, аз же не купих елея во светильник мой во сретение Жениха Небеснаго; к тому узрех и ужаснухся зело, наипаче яко время ко исправлению сокращается и отвсюду бедне стискает: частыя болезни зельне постизают мя, смерть косою люте прещает, Судия Нелицемерный изречения готовит, яма гробная на пло́ть, ад же ненасытный на грешную мою душу, еже поглотити ю́; свирепо грозится; во всех же сих Божиею подкрепляем десницею, не падох в ров отчаяния, но надеждою по милосердию Его утвердихся, стах во уповании непозыблем, чаях Бога, спасающаго мя, не по моим согрешениям осуждение, по по Его безконечному и непобедимому милосердию отрады спасения, при сицевой же надежде веру православную кафолическую<,> изображенную в книгах пяти первых российских патриархах и прежде оных. Божиею благодатию соблюдах доныне неврежденну, и якоже в рождении моем духовном, им же вся предания от Святыя Соборныя Апостольския Церкве хранимая, и вся узаконения //[л.4] любезно целу́ю а их же отцы святии и богоноснии благословиша, благословляю; и их же паки они прокляша, и аз проклинаю. О вере убо и о надежде дерзновенно похвалихся, взирая на святаго апостола Павла<,> о себе проглаголавша: «Течение скончах, веру соблюдох; прочее соблюдаетмися венец правды;» <–> но о делех моих с ним глаголати еже подвигом добрым подвизахся, не дерзаю: зане́ все житие мое изъжих в суетах и злобах, выну гневая Творца Моего беззаконии безчисленными и преступая Божественныя Его заповеди. О нем же от всея души моея каюся и молю непобедимую благость<,> да мя<,> грешнаго раба Своего<,> простит в сем веце и в будущем и помилует окаянную мою душу. Не точию же пред Божиим согрубих престолом, но и от вас<,> ближних моих, многих зело оскорблях, озлоблях и соблязнях окаянным житием моим. О них же злых ныне от глубины сердца моего умиляюся, и судих себе тацех ради зол моих. И ныне убо от тяжких моих попечениих, яко свободь есмь отхожу в путь вечности моея, ко Господу Богу моему. О содеянных мною лютых пред всеми вами покаяние приношу, и желая по обещанию моему о вас вскоре отъити, идеже благоволит Бог кончину приити жизни сея, вообще всех вас<,> православных християн<,> с усердными слезами смиренно молю о оставлении и прощении в бывших моих, еже к вам, озлоблении , аще же вы отпустите согрешения моя, отпустит и вам Отец ваш Небесныи согрешения ваша; оставите ми долги моя, да во правду, а не во осуждение себе, глаголете пред Господем: еже остави нам долги наша<,> якоже и мы оставляем должником нашим. Уповая же на любовь вашу християнскую и добре ведая, яко и сами от моего смирения//[л.4 об.] требуете, по обычаю християнскому, прощения и благословения, се аз с радостию и любовию благочестию вашему сие подаю, и оставляю по отшествии моем мир и благословение. Таже аз всесмиренно главу мою преклоняю и стоп ножных касаяся<,> прошу прощения и благословения у великаго господина отца нашего, Святейшаго Кv́р Антония<,> Архиепископа Владимирскаго и всея России и всех Северных Стран древлеправославных християн – старообрядцев. Такоже усердно молю о Святом Дусе братию нашу, Преосвященных Митрополитов, Архиепископов, Епископов, яко да благоволят ми грешному даровати свое прощение, мир и благословение, и во святых своих молитвах сохранять незабвенна<,> во еже бы мне грешному их пособием жизнь скончати в покаянии, и по разлучении от тела воздушных мытарей удержания свободну быти<,> и тихаго Небеснаго безбедно пристанища достигнути. Аз же их святительству оставляю прощение и любезное воздаю целование. Преподобным архимандритом, всечестным игуменом, священноиноком и священнопротопопом, честным иереом, и иеродиаконом, и протодиаконом, и диаконом, и иноком, и инокиням и всему причту церковному, оставляю мир и благословение, и прощение. А сам от их святыни прошу прощение и молитв святых требую в пособие души моея грешныя. Такожде моего смирения епархии Саратова, и временно управляемых мною Астрахани, Симбирска и Самары со всеми их селы и пределы<,> в них же обитающим всем православным християном всякаго сана и чина, обоего пола и всякаго возраста людем во единстве Церкве Матере сущим и велению Ея повинующимся, оставляю мир и благословение и прощение; а сам от всех купно прошу прощения и молитв святых требую. Аще же коего священника или //[л.5] диакона, по правилам святых апостол и богоносных отец от служения отлучил, а мирских от причастия Животворящих Таин Тела и Крови Господа нашего Исуса Христа и от входа церкве удалих; они же коих-любо ради вин не успевше от нашего смирения прощение получити, от века сего в страну вечности преселишася; и аз вся тыя имам прощены и разрешенны. И молю о них Всещедраго Бога, да милостив им будет и вчинит их со духи праведными от века Ему угодивших. Напоследок уже удаляюся от видения и сожительства вашего, отходя от церкве воюющей и подвизающейся, в тишине смирения и покаяния моего ныне сокровенно торжествующие Церкве<,> покрываемыя неисповедимым промыслом Божиим в богоспасаемых градех и селех и на всяком месте, и работающии в них Господеви вся служители<:> протопопы, священники и протодиакони и диакони, и весь причет церковныи, и всяких чинов люди <–> вручаю впредь Всемогущему Богу в покров Его и защищение. Прошу и молю Его Божие благоутробие, да яко доселе храмы сия святыя и мое смирение благоизволи Своею благодатию снабдевати во вся времена служительства моего, тако и по отшествии моем не престанет милостивно хранити и от всяких наветов вражиих защищати, со всеми люботрудившимися в них. Наипаче же донележе Он<,> всех Благопромысленник и Высочайший правитель и Глава Святыя Церкве Своея Христос Господь<,> благоволит согласным всего Освященного Собора избранием, достойным толикия высоты лицем престол сей честныи украсити и возвеселити и словесное стадо Свое бодрым пастырем обрадовати, Егоже аз от всея души моея чадом моим о Святем Дусе любезнейшим желаю доселе: а по сем бывшия ми врученныя Епархии архимандритом, игуменом, священноиноком, протопопом и попом, и протодиаконом и иеродиаконом и диаконом, //[л.5а] и всякаго чину людем, и всем инокам и инокиням, и церковнаго причту причетникам, и всякаго чина и возраста миряном<,> от велика и до мала, мужеска пола и женска, оставляю, да будет с ними благодать Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа, и нашего смирения благословение ныне и присно<,> и во́ веки веко́м. Аминь.
Саратовскии старообрядческий Епископ Афанасий своеручно подписал.
17 генваря 1865 года».

8 марта 1865 года первый саратовский святитель-старовер преставился ко Господу и был тайно от властей погребен на Черемшане. Через две с небольшим недели, 24 марта, на мужской черемшанский скит была произведена полицейская облава. Иноков во главе с игуменом Серапионом схватили и три года держали в заточении.

Эти события стали препятствием к тому, чтобы избрать нового саратовского архиерея. Когда же появилась такая возможность, многие кандидаты (в их числе и игумен Серапион) отказывались от принятия высокого сана. Наконец нашелся один кандидат – священноинок Алексий, проживавший в обители матушки Фелицаты. Делегация его сторонников в конце ноября 1871 года приехала в Москву, чтобы просить архиепископа Антония о рукоположении о. Алексия во епископский сан. Однако архиепископ не согласился с этим прошением и предложил избрать архиерея другим способом, а именно жребием, по примеру древних святителей. 30 ноября в доме московского купца-благотворителя Бутикова состоялся церковный собор, на котором присутствовали архиепископ Антоний, епископ Казанский Пафнутий, архимандрит Виссарион (приехавший из-за границы, из турецких владений), священноинок Серапион с Черемшана, московский священник Петр и другие священники, диаконы и миряне, в том числе попечители Рогожского кладбища и члены Высшего духовного совета. Перед избранием архиерея была совершена в походной церкви-палатке, расставленной в одной из комнат хозяйского дома, всенощная служба с литургией; в течение всего моления на святом престоле лежали три запечатанные записки-жребия с именами кандидатов в епископы. После литургии протодиакон Варлаам вытянул жребий. Божиим избранником стал вдовый священник Александр Гераськов, служивший в селе Ивантеевка Самарской губернии с 1863 года. Соборяне пропели ему «многая лета». Собор поручил епископу Пафнутию совершить в Хвалынске иноческий постриг названного архиерея, а затем и таинство хиротонии, на что были даны грамоты от митрополита Белокриницкого Кирила и архиепископа Московскаго Антония. В «Постановлениях апостольских» допускается по нужде рукоположение епископа одним архиереем, при условии согласия других святителей. Так 20 декабря 1871 года, после шестилетнего вдовства, Саратовская кафедра вновь обрела своего владыку, носившего теперь титул Самарского и Саратовского.

Святитель Амбросий Саратовский
Архиепископ Антоний Шутов и диакон Варлаам.

Новый архипастырь был из простых сельских жителей. Он родился в вышеупомянутом селе Ивантеевке примерно в 1805 году, то есть был лишь 2 годами моложе давно уже почившего епископа Афанасия. Был женат, держал в селе ямщину. Новообрядческий миссионер Ливанов, происходивший из того же села, вспоминал, что, будучи студентом, не раз ездил из Самары домой с этим односельчанином. У Александра было несколько детей. От юности он любил читать святые книги и стал начетчиком-самоучкой. Однако, в отличие от святителя Афанасия, он не был красноречивым оратором и вел себя просто, по-крестьянски. Очень любил лошадей, и даже будучи архиереем, в поездках брался за вожжи.

Святитель Амбросий Саратовский
с. Ивантеевка. Современный снимок

В 1863 году был избран односельчанами во священники и получил от архиерея рукоположение. Услыхав о своем избрании в архиереи, пытался воспротивиться, ссылаясь на свою старость, неопытность и малограмотность, но староверы уговаривали: «Мы тебя выбираем в епископы не за ученость, а за строгую жизнь твою! Ты вдовый человек! Ты содержишь себя в строгом благочестии, живешь по уставу святых отец, а писаря мы к тебе приставим!»

И действительно, о строго благочестивой жизни старца писали даже противники – синодальные миссионеры. Так, в «Московских ведомостях» (№273, от 27 октября 1879 года), святитель охарактеризован как старец «преклонных уже лет, аскет по жизни, чуждый всякого тщеславия и самолюбия», «постоянно искавший уединения», человек «доброй и безукоризненной жизни». (Судя по всему, эта анонимная статья принадлежит перу синодального священника-миссионера Константина Попова, который лично знал старообрядческого святителя и позже издал книгу документов из его архива.)

Поставление совершал на торжественной литургии в Хвалынске епископ Пафнутий в сослужении архимандрита Виссариона, в присутствии именитых купцов и горожан. Иноческое имя было выбрано в честь покойного митрополита Амбросия, восстановившего тречинную иерархию в Старообрядческой Церкви. Новый епископ, по неопытности, допустил какие-то заминки в служении, что сразу было замечено придирчивыми знатоками из партии сторонников священноинока Алексия. Они уговорились не принимать нового епископа по причине его малограмотности. Среди этих сторонников был купец М.Л. Михайлов, во владении которого находились первая резиденция и ризница почившего владыки Афанасия. Он не пустил нового архиерея в свои здания под предлогом «опасности от полиции». Тогда с несколькими черемшанскими монахами святитель поехал в Саратов, остановившись у здешнего попечителя С.Ф. Шамшина. Саратовское купечество радушно приняло архиерея, лишь один Ефим Яковлевич Горин не участвовал в торжествах.
Саратовские попечители просили письмом хвалынского купца Михайлова выдать епископу Амбросию облачения из ризницы, но тот отказал. Возмущенные саратовцы написали об этом архиепископу Антонию.

В ответ на это весною 1872 года из Москвы последовало строгое письменное внушение:

«От Московская Духовнаго Совета Богоспасаемому христианскому Саратовскому обществу
Наставление

Православнии христиане и богопослушныя чада Святой Соборной и Апостольской Церкви, елико вас суть, иже с верою приемлюще благословение от христопреданнаго святыя церкви и богодарованнаго нам чрез почившаго о Бозе блаженной памяти митрополита кир-Амвросия, а потому истинно благочестиваго священноначалия, приклоните уши ваша и послушайте от нашего смирения сего извещения и наставления. Вам небезызвестно, что после многолетнаго в высшем священноначалии вдовства Святой Церкви, когда благоволением Божиим яко орлу юность обновися сей необходимо нужный недостаток, тогда по вере и тщанию вашему на Саратовскую епархию был поставлен блаженной памяти епископ Афанасий, который данною ему властию Свыше и собственным благоразумием учредил было у вас святительскую кафедру, и благоприлично устроил священноначальное управление; но, к сожалению, сей ваш многоуважаемый архипастырь, по общим всему человечеству законам кратковременной сей жизни, вскоре должен был врученную ему церковь паки без архипастыря оставить, каковое новое вдовство нашей церкви, по разным причинам, препятствовавшим избранию наместника новоустроенному у вас святительскому престолу, паки немалое время. Во истекшем же году ваших христианских обществ попечителям Бог вложил желание определить избрание себе архипастыря жребием их трех лиц, имеющихся в виду сему сану достойными. И по исполнении сего угодно было Господу Богу указать ныне произведеннаго вам во архипастыря боголюбивейшаго епископа Амвросия. И как во свидетельство для несомненнаго в сем удостоверения, он о поставлении своем во святительский сан имеет от поставившаго его ставленную грамоту, то посему и следовало бы вам всем принимать его благословение и все законныя распоряжения, якоже и почившаго о Бозе блаженной памяти епископа Афанасия, за преподанную им обоим одну благодать святительства без всякаго сомнения.
Но, к великому сожалению, слух до нас доходит, что некоторыя из вас по простодушию своему, видя сверхмерную кротость новопоставланнаго своего архипастыря и неприобыкновение его ко управлению священноначалием и архиерейской службы, унижают его и презирают, и наконец аки бы инии доходят до таковыя крайности, что не хотят его сознавать даже и за архипастыря своего. И положим, что таковое отношение их происходит ни от чего-либо иного, как только от единыя простоты, однако же сие производит, по неложному словеси, таковую тяжесть греха, о нем же даже и рещи́ ужас обдержи́т. Ибо небеси и земли непреложнейший глас Самаго Христа Спасителя нашего ко святым апостолам м наместникам их возгласи тако: ”Слушаяи вас Мене слушает; и отметаяися вас Мене отметается; отметаяижеся Мене отметается и пославшаго Мя”(Марк. зач. 51). И как ныне новопоставленный вам архипастырь г. Амвросий есть истинный святых апостолов наместник, и ко отвержению его вопреки евангельской заповеди, по всецелому содержанию его праваго исповедания веры, никаковой усумнительной вины он не имеет, а потому, чтобы чрез презрение и отметание его не могло произойти у вас презрения и отметания Самого Христа, Сына Божия, и Отца, пославшаго Его, просим и увещеваем вас всех, добродушных христиан и простосердечных, находиться в благом послушании к собрату нашему и своему архипастырю г. Амвросию, да чрез него низойдет на вы как на добропослушныя чада мир Божий и благословение. Но аще враг человеческаго рода и завистник спасения нашего диавол будет указывать кому из вас за своим архипастырем каковый-либо политический недостаток, тогда воспомяните, что и Сам Господь наш Исус Христос не от мнящихся быти мудрых и разумных, но от малозначительных по тогдашнему времени лиц и препростых рыбарей избрал Своя ученики, из коих впоследствии показался лик святых и всеславных апостол Его, и благоизволил, по выражению апостола Павла, не мудростию мира сего, но буйством проповеди их спасти верующия (1 Коринф. зач. 125). И при сем просите и вы Его милосердия, чтобы благоволил Он и вас помиловать и спасти при простодушном наставлении истинному благочестию вашего архипастыря, к чему всегда первым нравоучением да будет для всех вас истинно непритворная, но аки от естества врожденная кротость его. Но для того, чтобы за сие не могло происходить у него каковых-либо упущений в распоряжениях иерархических, во исполнение онаго апостольскаго завещания: “Друг другу тяготы носи́те, и тако исполните закон Христов” (Галат. зач. 214) – потщитеся в помощь к нему приспособить людей богобоящихся и ве́дущих закон церковный. И тако да почиет на вас купно милость, благодать и мир Божий, как здесь, во вся дни живота вашего, так равно и завсегда в непреходящия веки веко́м. Аминь.
Смиренный Антоний, Архиепископ Московский и Владимирский.
Иерей Петр, иерей Феодор, иерей Прокопий Федотов.
13 марта 1872 года.»