Главная Публикации Персоналии Преподобный Евфимий Архангелогородский

Темы публикаций

Преподобный Евфимий Архангелогородский

Шесть столетий назад в устье реки Двины, в тридцати верстах от ее впадения в студёное Белое море, был основан малый монастырь. Он носил имя небесного воеводы святого архангела Михаила. В суровых и тяжких условиях там несли свои труды подвижники веры — безвестные ныне монахи. Одним из них был преподобный Евфимий, о земной жизни которого сведений почти не сохранилось. В древних книгах писали, что пришел он из Корельского монастыря, что на Двине-реке, где был прежде игуменом.

Преподобный Евфимий Архангелогородский

Архангельская обитель дала начало городку Ново-Холмогоры, позже названному Архангельском — в честь её небесного покровителя. Полагают, что преставление святого Евфимия было в 1427 году. Гроб с мощами подвижника был погребен неглубоко (чуть глубже «одного локтя») в промерзшей архангельской земле, на монастырском дворе. В XVII веке на этом месте оказался воеводский двор.

7 июля 1647 года кузнец Евстафий Трофимов для устройства новой кузницы начал копать на воеводском дворе яму. Внезапно лопата наткнулась на деревянную доску. Ожидая, очевидно, что это сундук с кладом, кузнец обкопал находку со всех сторон. Открылось, что это не сундук, а гроб. Попытался он было засунуть под крышку руку, надеясь найти сокровище внутри, но не смог. Раздосадованный, он стал говорить непочтительные речи в адрес погребенного и вдруг почувствовал какое-то недомогание. Ослабевшими руками он поставил стул на крышку гроба и вылез из могилы.

Решив подкрепиться, зашел кузнец в поварню, что была неподалеку, — но внезапно почувствовал себя еще хуже. Решил прилечь в поварском чулане, но вдруг напала на кузнеца «трясовичная болезнь»: покрывшись холодным потом, он стал дрожать всем телом, руки и ноги расслабились и перестали слушаться, так что и крестным знамением оградить себя был не в силах.

Оказавшиеся рядом два земляка казначей Иван Григорьев и токарь Яков Максимов, увидев беду кузнеца, расспросили того о случившемся и доложили всё воеводе — князю Юрию Петровичу Буйносову-Ростовскому. И по его приказу взяли больного под руки и с трудом привели назад, к могиле. Кузнец со слезами повинился перед преподобным и тотчас получил такое облегчение от болезни, что смог перекреститься и даже идти своими ногами до храма. В церкви отслужили панихиду по безвестному усопшему, и болезнь совершенно оставила кузнеца.

После этих чудес стало ясно, что явился гроб святого, но имени его не знал никто. На третий день, 9 июля, чудотворный гроб перенесли и захоронили у церкви Происхождения честных древ Креста Господня. При этом увидели, что дерево гроба почти не тронуто тлением. В новой могиле стояла вода, но во время погребения она вдруг исчезла — то было еще одно чудо святого. Над могилой с мощами начали строить деревянную гробницу (часовню), которая вскоре прославилась новыми чудесами.

Первое из них произошло уже через десять дней после пренесения мощей — рядом с церковью, у которой плотники строили святую гробницу. Проходя мимо них, приезжий из Холмогор Максим Михайлов посмеялся в уме своем, подумав: «Зачем гробницу строят, что это за святой?!» И тут напал на него ужас: оцепенев, он впал «во исступление ума». Потом, вспомнив о своем согрешении, подошел к гробнице и стал просить прощения у преподобного — и здоровье сразу же возвратилось.

На другой день случилось новое чудо. Старый священник-вдовец Димитрий Козьмин, который тяжко «болел обеими ногами», с трудом пришел в храм на обедню в Ильин день. Отстояв литургию, он вместе с людьми вышел из храма, но задержался у гробницы святого. «И он, у гроба того преподобнаго помолився с верою, получил ногам своим здравие, как бы никогда своими ногами не болел», — записано было тогда его свидетельство.

Одно исцеление произошло весной, ещё до обретения мощей святого, но известно в Архангельске стало только года через полтора. Холомогорская жительница Марфа, жена сотника Хайбутова, девять лет лежала на одре, страдая «утробною болезнью». Однажды во сне ей явился благообразный муж высокого роста, с рыжеватыми власами и полуседою брадой, а одежда его была белой, как снег. Он взял ее за руку и посадил, и расспросил о болезни. Потом же велел молиться и пообещал исцеление. Когда же Марфа спросила имя святого, он его назвал, однако больная потом не смогла его вспомнить. И еще сказал святой, что он «лежит в Архангельском граде». Наутро Марфа поведала мужу о чудесном посещении. «Сотник же пел после того Всемилостивому Спасу молебен, и в то время бысть жена его здрава». Через полтора года, в октябре, болезнь к Марфе опять возвратилась — и вновь явился во сне преподобный, сказав, что она слишком скоро забыла о своей прежней немощи (очевидно, что Марфа перестала призывать святого на помощь). Святой «велел ей идти в город [Архангельск], и пети у гробницы панихиду, обещая здравие. По совершении же панихиды мужем ея над гробницею преподобнаго, абие жена его сделалась здравою».

11 ноября 1648 года у архангельского стрельца «Михайла Химялы» случился приступ грудной жабы, и явился ему человек в иноческой одежде, глава и лицо которого были скрыты клобуком. Он «велел идти в Архангельскии град, и приложиться с верою к гробнице преподобнаго, обещая здравие, и как я приложихся, то и исцеление получил», — рассказал стрелец. Но имени своего святой не явил и теперь.

25 ноября того же года, «в пятом числу ночи», святой явился в видении больной 10-летней девочке Со́фии Ермолиной, племяннице серебреника Еремея Несторова. Отроковица в течение трёх лет страдала слепотой и около двух лет — болезнью обеих ног и «расслабленностью». Той ночью ей показалось, что глаза ее стали очень большими, и она увидала свет во сне, «и явился ей человек возрастом велик [то есть высокий ростом], в черном платии, брада черна, ничего не говорил, и невидим бысть». И слепая прозрела. Вечером же, помолившись перед сном святому, девочка обнаружила, что и «расслабленность» ее прошла, и ноги исцелели. Слух об этом чуде прошел по всем окрестностям, и из всех церквей священники приходили в Архангельский град с крестными ходами и колокольным звоном и совершали молебны у гробницы новоявленного чудотворца.

Чудеса от явлений святого и при его гробнице умножались. Получали здравие и взрослые, и младенцы, но имя преподобного так и не было известно. Только поздней осенью 1648 года преподобный открыл свое имя архангельской вдовице Феодоре и велел, чтобы горожане молились пред его гробницей образу Пресвятой Богородицы Одигитрии и во время панихид домаливались до конца, а не расходились, и назвал свое имя — Евстафий.

На следующий год преподобный исцелил трудника Архангельского монастыря Козьму Игнатьева, посланного на рыбную ловлю и внезапно заболевшего. В полдень лежал больной в хижине, и вдруг свет в его очах помрачился, и посетило его божественное видение: «Вниде старец ко мне, брада седа вполовину, и рече ми: тяжко болиши, и молися Богу и призови на помощь лежащаго во гробе, у церкве Происхождения Честнаго Креста Господня. И аз рех: Господи, не ведаю имени его». И он рече ми: Имя мое Евфимий, а родом от Вознесения, а лета моя срочная проходят. Сие ми рече, и вдруг невидим бысть. И аз от того часа здрав бысть вскоре».
В одном из явлений преподобный сообщил, что преставился лет 120 назад, то есть около 1527 года.

Все эти чудеса по приказу воеводы расследовали его чиновники, а некий старец Иосиф записывал сведения о них в особую книгу.

2 января 1649 года князь Буйносов-Ростовский известил Новгородского митрополита Никона о явлении нового чудотворца в Архангельске. Митрополит же издал 7 сентября грамоту на имя Сийского игумена Феодосия, в которой повелел провести расследование о том, кто погребен в чудотворной могиле, и о происходящих там чудесах. Игумен собрал сведения о чудесах преподобного и освидетельствовал мощи. Длани святого оказалась сложенными в двоеперстие. При расспросах исцелевших выяснилось и имя святого — Евфимий. После освидетельствования святые мощи преподобного с подобающим торжеством, в присутствии множества народа были пренесены внутрь церкви Происхождения Креста Господня. Дым, как из некоего кадила, вышел из святого гроба и наполнил, как фимиам, всю церковь. От гроба исходило тепло, но часть гроба с покровцем и ближайшая к гробу стена заиндевели, как бы покрывшись снегом. Гроб установили у южной стены храма. С того времени почитание преподобного Евфимия Архангелогородского стало официальным. Игумен Феодосий повелел написать икону святого Евфимия, составить ему церковную службу, кондак и икос из которой вписал в свой рукописный Псалтырь. Митрополит Никон, будущий Московский патриарх-реформатор, когда ехал на Соловки за мощами святителя Филиппа, посетил храм, где лежал преподобный, и слушал там молебен у честных его мощей.

В семнадцатом столетии были записаны десятки случаев исцелений, совершенных святым Евфимием, — со слов как самих исцелённых, так и по рассказам их близких. Множество младенцев и отроков исцелил новый чудотворец. Болящие ногами, глазами, чревом и всякими недугами, обратившись с молитвою к преподобному, получали исцеление и приходили с благодарностью ко святому его гробу. И погибавшим на море рыбакам приходил на выручку архангельский чудотворец, и всем нуждающимся, кто бы к нему ни обратился. Слава о великом святом распространялась по всему Русскому Северу, а царский посланник Богдан Щепетвин, спасенный в Архангельске от смертной болезни, донес эту славу до самой столицы…

Но вот началась церковная реформа. Переиначили не только обряды и книги — замахнулись даже на списки русских святых. Новолюбцев раздражали святые, у мощей которых было найдено двуперстное сложение: старообрядцы, защищая древлецерковное предание, нередко ссылались на пример таких мощей. В 1677–1678 годах патриарх Иоаким отменил почитание преподобной Анны Кашинской. Церковные администраторы на окраинах восприняли это как сигнал к аналогичным реформам в своих епархиях. Среди спешно разжалованных оказался и преподобный Евфимий Архангелогородский. За двуперстие на мощах и иконах он был исключен из списка святых, несмотря на обилие чудесных исцелений, связанных с его молитвенным предстательством. В 1683 году холмогорский архиепископ Афанасий приказал перестроить церковь, где лежали мощи святого. При перестройке честные мощи были намеренно скрыты под полом. Когда в 1860-х годах на месте деревянного храма возводили каменный, обнаружили гроб святого, совершенно не тронутый тлением, но так и оставили его в земле. Каменный собор был снесен в советское время, и мощи преподобного с тех пор утрачены совсем.

Старообрядцы свято хранили память о преподобном Евфимии: создавались его иконы, бытовал в списках его канон. В иконописном подлиннике читаем описание внешности святого: «Июля 9 [7]. Обретение мощей преподобнаго отца нашего Евфимия, архангелогородскаго чудотворца. Преподобный отец наш Евфимий подобием сед, брада подоле Сергиевой, ризы преподобническия, на главе клобук черный, правая рука аки благословенна, а в левой — свиток и клюка».

Позже и новообрядцы Московской Патриархии возобновили почитание святого Евфимия Архангелогородского, служба ему даже включена в дополнительную Минею. Память сего святого (обретение мощей) — 7 июля по церковному стилю, 20 июля по гражданскому.

Канон преподобному Евфимию Архангелогородскому (читать)