Главная Публикации Персоналии Епископ Уральский и Оренбургский Амфилохий (Журавлев), священномученик

Темы публикаций

Епископ Уральский и Оренбургский Амфилохий (Журавлев), священномученик

Еписком Амфилохий (Афанасий Семенович Журавлев) родился в 1873 г. в деревне Старорямово Бердюжской волости Ишимского уезда Тобольской губернии. Юношей тайком от родителей ушел из дома в Архангельский монастырь, основанный в ста с лишним верстах от Томска иноком Феофилактом (Филимоном Савкиным). После отбывания воинской повинности принял иночество в этом же монастыре с наречением  имени Амфилохий. В 1897 г. рукоположен в сан иеродиакона. 13 мая 1907 г. в священноиноки. В мае 1910 г. вернулся к своему евангельскому отцу иноку Феофилакту, основавшему в 1906 г. Ново-Архангельский скит, и поселился вместе с ним. Игумен о. Феофилакт не успел дожить до полного завершения строительства скита, упокоившись 15 декабря 1912 г., а через год, 13 (по др. данным, 14) дек. 1913 г. был возведен во игумены инок Амфилохий.

В епископы игумен Амфилохий был избран на Освященном Соборе 21 авг. 1916 г. по просьбе делегатов от Уральской епархии. Хиротония во епископа состоялась 23 сент. 1916 г. в Томске при участии епп. Антония (Паромова), Иосифа (Антипина), Иоасафа (Журавлева). В 1917 г. резиденция еп. Амфилохия находилась в Уральске, но при этом ему было разрешено наблюдать за жизнью молодой обители, расположенной не в его епархии, и посещать Ново-Архангельский скит. 31 мая 1917 г. на Освященном Соборе еп. Амфилохий  выступил с докладом о прославлении мучеников еп. Павла Коломенского, протопопа Аввакума, Феодосии Морозовой и др., «пострадавших от никониан за древлее благочестие». Собор принял решение о таком прославлении и составлении особой службы каждому святому.

В 1918 г. в Уральске еп. Амфилохий выпустил «Архипастырское обращение к пасомым», в котором он выразил свое отношение к декрету об отделении церкви от государства и которое было расценено властями как контрреволюционное.

Осенью 1918 г. еп. Амфилохий приехал в Ново-Архангельский скит и там в течение двух месяцев с помощью других иноков построил для себя уединенную келью недалеко от обители.

Конец 1918 г. и первую половину 1919 г. ему пришлось провести в Челябинске и Миассе. Вернувшись вместе с отступавшими частями Белой армии в скит в нач. авг. 1919 г., еп. Амфилохий не смог больше выехать оттуда до середины 1921 г. Таким образом, из Ново-Архангельского скита он управлял сразу тремя епархиями: Уральско-Оренбургской, Пермско-Тобольской и Томско-Алтайской. Это управление было поручено ему на старообрядческих съездах в Миассе, а затем, в июне 1920 г., подтверждено управляющим архиепископией Московской и всея Руси еп. Александром (Богатенковым).  После смерти епп. Антония и Иоасафа (в 1918 г. и 1919 г. соответственно) он остался единственным епископом в Сибири.

С середины фев. по кон. марта 1921 г. в келье близ Ново-Архангельского скита производилось печатание  антисоветских листовок, тиражом от 60 до 100 экземпляров каждая. Автором текстов был Ф.Е. Мельников. В издании принимал также участие редактор журнала «Сибирский старообрядец» о. Даниил Суворов. По сведениям, выявленным исследовательницей из Томска Л.Н. Приль, владыка Амфилохий не поддержал идею политической борьбы с большевиками, но и не запретил печатание листовок.

В кон. 1920 г. в Ново-Архангельском скиту на праздник Введения еп. Амфилохий по благословению еп. Александра (Богатенкова) и с согласия других епископов, с которыми удалось наладить переписку, рукоположил на Пермскую и Тобольскую епархию еп. Иоанникия (Иванова). Через короткий промежуток времени, в день св. Николы Зимнего, в том же скиту епп. Амфилохий и Иоанникий рукоположили на Томско-Алтайскую епархию еп. Тихона (Сухова).

В сер. 1922 г. еп. Амфилохий был арестован в Оренбурге по делу об антисоветских листовках, печатавшихся в скиту (судя по одним данным, по сохранившейся в архиве митрополии РПСЦ телеграмме старообрядцев с. Сакмары, 27 мая (вероятно, старого стиля), по другим данным — 13 июня нового стиля), и отправлен в Томск. Во время следствия, которое длилось почти полгода, подписал вместе с еп. Тихоном обращение к пастве с призывом лояльного отношения к Советской власти. Вл. Амфилохий сменил за  время пребывания под стражей почти полтора десятка тюрем (Оренбург, Самара, Омск, Томск, Москва и др.). В Москве находился с кон. нояб. 1922 г. по кон. марта 1923 г. и за это время был допрошен только один раз. 3 апр. 1923 г. был отправлен из Бутырской тюрьмы в Томск. В июне того же года по приговору Томского губсуда вместе с о. Даниилом Суворовым приговорен к расстрелу. Позже по ходатайству томской старообрядческой общины  приговор был заменен на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Заключение еп. Амфилохий отбывал в Доме принудительных работ в Томске и работал в переплетной мастерской. «Нахожусь теперь не в тюрьме, но в мастерской переплетной работаю с другими мастерами, при губотделе ЧеКа, здесь меня держат посвободнее, иногда <…> пускают в квартиру к родственникам без надзора, в баню городскую. Работаем с 8 час<ов> утра до 4 дня, остальное время свободен, есть где помолиться и почитать, и никто не воспрещает и не мешает, ну, только находишься все время среди безбожной и неверующей публики, постоянно слыша матерки и кощунства, табак. Сперва меня уговаривали бросить все: веру и монашество, но теперь уже перестали, видят, что я <…> не сдаюсь. Молитесь о мне, святии отцы, чтобы Бог дал здравия и терпения перенести это испытание», — писал вл. Амфилохий в одном из писем (письмо арх. Мелетию // Во время оно. 2005. Вып. 2. С. 97).

Осенью 1926 г. еп. Амфилохий вернулся в Ново-Архангельский скит, который вскоре был официально передан женской общине. Владыка поселился в уединенной келье близ обители. Поскольку на Уральско-Оренбургскую кафедру был рукоположен еп. Сергий (Кулагин), вл. Амфилохий не управлял ею. После смерти еп. Иосифа (Антипина) (1927 г.) на Освященном Соборе 1928 г. еп. Амфилохию было поручено временное управление Иркутско-Амурской епархией. Еп. Амфилохий осуществлял это управление до хиротонии еп. Афанасия (Федотова), которому он рекомендовал принять святительский сан, и впоследствии, в 1929 г., участвовал в его хиротонии (вместе с еп. Тихоном).

В 1930 г.умирает еп. Иоанникий (Иванов), и еп. Амфилохий временно принимает управление Пермской епархией. В середине 1931 г. архиепископия просит его управлять этой епархией постоянно. По данным Л.Н. Приль, в 1932 г. владыка перенес епископскую резиденцию из Свердловска на станцию  Верещагино. Это было связано с желанием уменьшить расходы на содержание епархии, т.к. налоги, которые приходилось платить религиозным общинам, были в то время неимоверно велики. Приезд епископа Амфилохия  в 1933 г. в Шудельский монастырь совпал с его ликвидацией. «Решением «тройки» большинство проходивших по делу получили срок заключения в ИТЛ на 5 лет; шестеро получили по 10 лет лагерей; двум срок заключения был определен в 3 года. Амфилохий получил пять лет ссылки». Процесс по делу владыки и других старообрядцев-поповцев Колпашевского района Нарымского края «объединили с процессом беспоповцев-«непишущихся», проживавших рядом в Чаинском районе, назвав этот конгломерат процессом старообрядческой организации «Сибирское братство». В результате получился, как теперь говорят, «масштабный проект» с числом арестованных более 200 человек». В их числе «епископа 3, священников и начетчиков 32, монахов 74, бывших кулаков 77, бандитов 16 и т.д.» (Приль Л.Н. Земной путь старообрядческого епископа Амфилохия (Журавлева) в 1873-1937 гг. [Электронный ресурс]. Режим доступа: сайт «Самарское староверие»: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/63-1-0-1445).

Владыка Амфилохий отбывал ссылку в г. Тара, продолжая оттуда руководить Пермско-Свердловской, Семипалатинской и Миасской епархиями, поддерживая обширную переписку со своими духовными детьми и родственниками. 28 июля 1937 г. он был в очередной раз арестован. При обыске была изъята обширная переписка, которую впоследствии истолковали как «создание нелегального епископского совета, который руководил к-р организацией «Сибирское братство… где привлечено было до 200 человек», а мелкие денежные переводы, которыми владыка делился, с кем мог — как «широкую помощь находящимся в к<онц>-л<агерях>, ссылках и тюрьмах однодельцам по бандитско-повстанческой деятельности». Тарское дело было в три раза крупнее, чем дело «Сибирского братства». В обвинительном заключении по нему говорилось, что «Тарским оперсектором НКВД… вскрыта и ликвидирована с центром в г. Омске широко-разветвленная к-р офицерско-повстанческая организация» бывших белых офицеров, эсеров, церковников, сектантов, трудпереселенцев и «кулацко-бандитского элемента», насчитывающая до 600 человек» (Приль Л.Н. Там же).

На следствии еп. Амфилохий вел себя мужественно, оставив яркий памятник духа — «Исповедание веры». В этом небольшом сочинении, положив в основу евангельские тексты,  апостольские послания, в частности апостола Павла, которые цитируются почти дословно, он обозначил основое содержание пути христианиана («многими скорбьми подобает внити  в Царство Небесное» и т. п.). Затем, подводя итог этой части исповедания, епископ Амфилохий писал, что «…должен как епископ погубить свою душу, т.е. тело, не щадить его… чтобы жить вечно». Иначе говоря, он недвусмысленно дал понять следователям, что готов пойти на все, не отступая от веры и своих принципов. Мужественное поведение епископа, например, стремление не оговорить знакомых ему христиан, прослеживается по протоколу его допроса. Епископ Амфилохий открыто называет Советскую власть безбожной, ведущей людей к вечной гибели, и обличает ее (Архив УФСБ по Томской области. Д. 3844. «Исповедание…» — Л. 321об.-323. Протокол допроса от 31 марта
1933 г.; 11-17 июля — лл. 306-320; 323-332) (сообщено Н. Старухиным).

1 нояб. 1937 г. еп. Амфилохий был расстрелян. Место захоронения неизвестно. С 2003 г. Церковь почитает еп. Амфилохия как местночтимого святого.