Главная Публикации История старообрядчества О принятии митрополита Амвросия

Темы публикаций

О принятии митрополита Амвросия

Выдержка из книги старо­обрядческого епископа Арсения Уральского (1840-1908) «История о существовании священства в Старообрядческой Христо­вой Церкви».  Этот очерк по подробности описаний и из-за приводимых в нем доку­ментов является одним из наиболее точ­ных повествований о воспоминаемых ныне исторических событиях 1846 года. Текст приводится по изданию 1910 года, с незна­чительными сокращениями и исправлением ряда слов и выражений по правилам совре­менной грамматики. Опубликован в Старообрядческом календаре за 1996 год.  Все примечания принадлежат редакции.

В 1837 году по совету некоторых христи­ан инок Геронтий (Серковскаго, что в Бесса­рабии, монастыря) и Петр Васильев (вал­дайский житель, по пострижении инок Па­вел), по примеру предков решились пред­принять путешествие по вселенной для оты­скания епископа, презирая все опасности, не щадя даже и самой жизни, но вручая себя промыслу Божию с несумненною верою, по словам Евангелия: «Просите и дастся вам, ищите и обрящете, толцете и отверзется вам; всяк бо просяи приемлет и ищаи обре­тает, и толкущему отверзется» (Матф. зач. 20). Они отправились в многотрудное путе­шествие по слухам, будто бы в закавказских ущельях находятся единоверные нам право­славные епископы. Прежде обратились в Грузию и прибыли в город Тифлис, но там ничего подобнаго отыскать не могли. Некоторыя приключения и разныя противныя обстоятельства, встречавшияся путешест­венникам, здесь пропустим, чего и описать невместимо, ибо начатое ими дело продол­жалось целые десять лет. Потом путешественники отправились за границу, в австрий­ские пределы, где в Черновицком уезде, на месте, называемом Буковина, в селениях Белой Кринице, Климоуцах и Соколинцах, проживали с давних лет наши единоверные христиане, которым дозволено содержать древлеправославную христианскую веру и открыто иметь священство. Этот случай пу­тешественникам к достижению их цели был самым удобным; они поместились в мона­стыре Белокриницком на жительство, а ино­чествующая братия, видя благоразумие ино­ка Геронтия, учинили его настоятелем. И вскоре, по всеобщему белокриницкаго обще­ства согласию, подали австрийскому прави­тельству прошение, дабы на основании 1-го пункта данной оному обществу привилегии дозволило иметь в Белокриницком мона­стыре епископа. Правительство, быв не в силах удовлетворить сему прошению, отка­зало. Они обратились к самому императору, который соизволил их прошению, только с тем, чтобы верховнаго святителя, котораго они где-либо за границею изыскать возмо­гут, содержали на своем иждивении, не тре­буя от правительства никакой помощи. По получении всевысочайшаго предписания Белокриницкое общество убедило в сотруд­ники иноку Павлу деятельнаго инока Алимпия, ибо иноку Геронтию по монастырской обязанности уже невозможно было отлу­чаться. Алимпий и Павел получили от мона­стыря доверенность и немедленно отправи­лись в восточныя страны для отыскания епископа. И наконец по многом странство­вании, на обратном уже пути, быв в Царь-граде, познакомились с проживавшим там грековосточнаго исповедания Босанским митрополитом Амвросием, который рукопо­ложен был в митрополита Цареградским патриархом Григорием и удален бысть от своего престола, сиречь митрополии, по ненависти турок. И по многом убеждении Ам­вросий изъявил согласие обратиться в нашу древлевосточныя Церкви православную ве­ру. В разговорах с митрополитом Амвросием инокам Павлу и Алимпию содействовал Кон­стантин Евфимович Огнянович, родом Сер­бии, служивший при цареградской патриар­хии, многоученый человек и хорошо знаю­щий многие языки, вступивший в помощь странным путешественникам по просьбе Осипа Семеновича Гончарова, главнокомандующаго заграничных казаков-некрасовцев, единовернаго нам христианина. Впоследст­вии Огнянович прибыл в Белокриницу и присоединился подобающим чиноприятием к нашей православной Церкви. (…).

О принятии митрополита Амвросия
Святитель Амвросий Белокриницкий

Таже митрополит Амвросий учинил с по­слами-иноками условие, содержание же его сицево:

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Мы нижеподписавшиеся, бывший греческой религии Босанский митрополит Амвросий, ныне по увольнению на свободном жительст­ве находящийся в Царьграде, и депутаты Белокриницкаго монастыря, состоящаго в Буковине, Алимпий Милорадов и Павел Ва­сильев, учинили сие условие в том, что я, ми­трополит Амвросий, не желая далее провождать жизнь свою праздно, и не по нужди и ни по какой страсти, но по чистой совести со­гласился с вышереченными депутатами, со­гласно данному им всевысочайшему указу и во исполнение глагол Исуса Христа, изреченных в притче о духовном производстве: «Куплю дейте дондеже прииду», и паки: «Не вжигают светильника и поставляют его под спудом», заблагоизволил поступить в староверческую религию в сущем звании митрополита над всеми духовными лицами и мирскими людьми, состоящими во оной религии, верховным пас­тырем; и при том обязуюсь по прибытии в Белокриницкий монастырь, учиня церковное присоединение, согласно святых отец прави­лам, неотлагательно поставить там наме­стника себе другаго архиерея, так, как дозво­лено им высочайшим указом. Мы же, мона­стырские депутаты Милорадов и Васильев, обязуемся по данному нам от монастыря доверию, по прибытии его высокопреосвящен­ства господина митрополита Амвросия Белокриницкий монастырь, содержать на всем монастырском иждивении, во спокойствии и удовлетворении во всю жизнь с тем, что его высокопреосвяшенство должен у нас все законно исполнять по правилам святых отец, согласно монастырскаго устава без нарушения.

Константинополь, 16 апреля 1846 года.

Сие условие учинили в двух экземплярах, дабы хранить содержание онаго с обеих сторо, свято и нерушимо, в верность чего своеручно подписуемся.
На подлинном подписано:
Митрополит Амвросий.
Депутаты: Алимпий Милорадов и Павел Васильев, иноки.

Потом митрополит Амвросий получил от Цареградскаго патриарха на отправление богослужения дозволение сицево:

Мерность наша с сим патриаршеским изда­нием, поручаем и позволение даем тебе, пре­освященному митрополиту, прежде Босанскому, собрату нашему возлюбленному и сослужителю господину Амвросию, во еже к с утреннем в другии день в неделю, взыти в сущую в Бешикташе священную церковь Пресвятыя нашея Богородицы двустолпныя совершити божественныя и священныя таин­ства службы со всяким осмотрением… и помянеши имя о упокоении Анастасии. На сие и дадеся ти убо патриаршеское наше издание.

1847 года, марта 5 дня.
Патриарх Константинопольский

И немедленно отправились из Царьграда, и прибыли в австрийскую столицу Вену, где митрополит Амвросий лично представлялся императору австрийскому Фердинанду I, по­дав ему прошение о принятии себя в авст­рийское подданство, причем представил сле­дующие документы:
1) Условие с монастырскими депутатами.
2) Ставленую митрополичью грамоту.
3) Дозволение от патриарха цареградскаго на отправление богослужения и священно­действа. И засим подал его величеству — за собственноручным подписом, с изъяснением о роде своем и происхождении в сан архиерейства — следующее:

Ваше Императорское Величество!
По всевысочайшем решении от 18 сентяб­ря 1844 года Ваше Императорское Величест­во всемилостивейше позволили староверче­скому Белокриницкому обществу, состояще­му в Буковине, изыскать, где восхощут за границею, архиерея и иметь у себя навсегда верховным пастырем, никем от иных религий не зависимаго. Вследствие таковой всевысочайшей милости и отправились тотчас Белокриницкаго монастыря два посланника, иноки Алимпий Милорадов и Павел Васильев, в державу турецкую и посетивше не токмо Турцию европейскую, но и азиатскую, вместе и святую землю Иеросалима и далее Аравию и Египет, потрудившись о таковом деле единственно для изыскания таковаго архие­рея, который бы полезен был староверческим обществам и верен австрийскому государст­ву. При особенных обстоятельствах сии хри­стиане от многих лет во угнетении от вели­короссийской церкви находились при крайней боязни не избирать пастыря, который был бы желателем соединения, проискиваемаго от Церкви русской словами и угнетениями. По желанию же их угодно было милосердию Божию, да и аз с глубочайшим страхопочитанием нижеподписанный греческий митро­полит, по правилам святых вселенских собо­ров и по примерам святых отец, к вышереченному обществу староверцев согласился быть верховным их пастырем на условии, учиненном 16 апреля 1846 года, иже своеручно мною подписанном. О роде и жизни моей объяснюсь: я рожден в городе Еносе, теперь от роду имею 55 лет, крещен именем Андрей, сын тамошняго иерея Георгия, вступил в суп­ружество 1811 года, рукоположен от еносскаго митрополита Матфея во священники, будучи в своем роду двадцать третий свя­щенник. По умершей моей супруге, 1814 года, вдов сый, принял чин монашеский в 1817 году. И по многолетной службе у реченнаго митро­полита поставлен был в 1823 году игуменом монастыря Пресвятой Троицы, во острове Халки, близ Константинополя, где оставался до 1827 года. В то самое время по изволению патриарха цареградскаго поставлен предстоятелем церкви, иже в Мекаревма, в Бос­форе цареградском, а после того патриархом Константием поставлен был протосингелом самой патриархии. Наконец, синодально из­бран в Царьграде и поставлен в митрополита Босанскаго, утвержен же патриаршею гра­мотою от 9 сентября 1835 года, которую при сем в подлиннике на благоусмотрение Вашему Императорскому Величеству пред­ставляю следующее:

Григорий, милостию Божиею архиепи­скоп константинопольский Новаго Рима и вселенский патриарх.

Великоименитая Премудрость Отча, не­пременный образ присносущия Его и перво­родный всей твари, иже за неизреченное че­ловеколюбие Свое человек бысть, восхоте падшаго воздвигнути человека, возведе его не точию к первоначальней его славе, но и вышшия чести сподоби, украси его высоким архиерейства достоинством, увенчав его сла­вою и честию по подобию Своему, во еже о людских неведениях приносити жертву, вхо­дя во внутреннее олтаря, идеже предотеча за нас вниде Христос и облече в таинствен­ную силу божественных дарований Пресвятаго Духа, преподавати верным к просвеще­нию и освящению: да тако предпоставлен быв и озарен от божественныя благодати, аки столп огненный возможет предводити нова­го Израиля в таинственную обетования зем­лю. Сице убо и мерность наша всевысочайшим промышлением Божиим удостоившися одержавати святейший сей апостольский патриаршеский вселенский престол и подчиненныя ему церкви недремлющима очима посещати и укрепляти, якоже подобает ко спасеню, видевши святейшую Босанскую митро­полию вдову, оставшуюся [без] законнаго ея архиерея господина Вениамина, уже от жи­вота скончавшагося и к небесным обителем преложшагося. И должность признавши оте­ческую, немедленно другаго вместо онаго поставити потрудихомся, и все тщание приложихом к обретению достойно восприяти имущаго духовное сие промышленные. Тем же и повелевше нашею патриаршею властию бытии правильному избранию во всечестнем патри­аршеском храме святаго славна го великому­ченика Георгия Победоносца в царствующем сем граде находящимися преосвященнейшими архиереи, пречестными по Духу Святому возлюбленными братиями и сослужителями нашея мерности. И убо Ефесским господином Хрисанфом, Ираклийским господином Диони­сием, имущим доверие от Никомидийскаго господина Филарета, председателя анкирскаго, господина Герасима и Софийскаго гос­подина Паисия избрася и предпочтеся от всех других высокословеснейший великий протосингел святым Христовы великия Церкви господин Амвросий, яко достойный восприяти архиерейское предстательство и пас­тырский жезл святейшия митрополии Босанския, муж благочестив же и изряден, Богу работаяй и умная очеса высокопарною мо­литвою к Нему возносяй, кроток, смирен, в делании добра не леностен и готов ко всякому благотворению и, вообще рещи, достоин отеческаго наказания, воеже пасти стадо духов­ное и вести ё к спасительной пажити. Чесо ради и предразсудися синодально произвестися на святейшую митрополию Босанскую, сего и мерность наша силою и благодатию Пресвятаго и Всесовершительнаго Духа рукоположихом архиерея и поставихом его митрополита приснаго и правильнаго свя­тейшия митрополии Босанския, и председа­теля духовнаго всея епархии сея, и господина и владетеля всех движимых и недвижимых вещей митрополии сея. Должен есть реченный сей преосвященнейший митрополит Босанский, пречестный по Духу Святому воз­любленный брат и со служитель нашея мер­ности господин Амвросий, пришед в богодарованную ему митрополию сию и приняв корми­ло ея, благословляти, освящати и учити в ней люди Господни и увещавати и наказовати я спасительне, имея власть поставляти чте­цов, рукополагати диаконы и в достоинство презвитерства производити, поставляти духовныя отцы своими подтвержениями и про­чая вся делати, елика присным и господ­ствующим архиереем творити подобно есть, вкупе с седением священнаго сопрестола. Плодособирати же и приимати вся церковныя приходы и оправдания, обычныя и узаконенныя. Должни же и вси в епархии сей нахо­дящийся честнейший клирицы, благоговейный священницы, иеромонахи же и монахи, честнии председатели, старцы и предстоятели и прочее христоименитое исполнение всякаго чина и состояния воздавати его преосвященству всякую честь и благоговение, с прияти­ем и благоразумием, послушествовати и подчинятися ему, якоже присному их пастырю и господствующему владыце, и подати ему с признательностию и послушанием вся подо­бающий ему церковным приходы и оправда­ния, господствующая и случившаяся обычныя и узаконенным, си есть, спомоществованыя честолюбныя, правильным подати, от брако­сочетаний и торжеств церковных, помест­ную милостыню, подать за вечное поминание душ, предложения четыредесятныя за упо­коение душ и все прочее обычное поместное узаконенное. Поминати же и правильное его имя во всех священных совершениях и иссле­дованиях, якоже узаконено есть, и притекати и помогати ему во всех церковных его ну­ждах и делах, и ни в чем противитися или прекословити ему безчинием: ибо бываемая его преосвященству честь, благоговение, по­слушание и покорность на нас возносится, а чрез нас к Самому Богу, Котораго образ ар­хиереи на земли носят. А противная побелен­ному делаяй, и умом развращенным архиерею противитися хотяй, или прекословяй, или удерживаяй обычественных его приходов, а не воздаяй достодолжную ему честь и послу­шание, таковый якоже гордый несмысленник божественным негодованием накажется, а и от нас тяжчайшим запрещениям подверг­нется. На сия убо вся издадеся настоящее патриаршеское на коже (пергамене) писан­ное деятельное подтвержение и дадеся вышереченному преосвященнейшему митропо­литу Босанскому, по Духу Святому возлюб­ленному брату и сослужителю нашея мерно­сти господину Амвросию, к собственному и всегдашнему его утвержению. В лето спасе­ния 1835,  месяца сентября 9, индикта 9.

На подлинном подписано: «Григорий, милостию Божиею архиепископ Константинопольский, нового Рима и вселенский патриарх». У подлинной грамоты привешена на шелковом шнуре оловянного металла печать, на одной стороне изображен образ Пресвятыя Богородицы, на другой — озна­чено имя патриарха. Но как в то время в патриархах разныя происходили перемены: перемененным двум патриархам Григорию и Лнфиму Никомидийскому, а при Анфиме, патриархе Кизическом, вызван я был от моей митрополии в Царь-град 1841 года. На место же мое определен по желанию и ходатайству визиря Хусрев-паши Босанскаго другий митрополит, Игнатий. Такие противозаконныя сменения и новыя поставления епископов еще при жизни перваго, в христианском законе жестоко запреща­ются, яко духовное есть прелюбодеяние, од­нако в греческой церкви уже происходит сего премножество, так что теперь в Царьграде находится вдовствующих шесть патриархов и более двадцати митрополитов и епископов (в числе которых находился и аз смиренный митрополит нижеподписанный), и все тако­вые иерархи от своих престолов удалены без измены сана их, а на места их другия лица поставлены. Я все эти, даже и другие порчныя дела греческой церкви, во все время моего удаления от своей епархии, с жалостию и сердечною болезнию оплакивал, а к тому и совершенно уверился, что все догматы и ус­тавы греческой церкви только у реченных староверцев во всей чистоте и точности со­держатся. По возвании же моем от своей митрополии, я имею также в неизменном содержании мое высокое священнослужения достоинство, как явствует от патриарха данное мне написание 5 марта 1846 года для богослужения в Царьграде, которое также подлинником при  сем Вашему Император­скому Величеству представляю. И свободен будучи, с твердостию решился принять из­брание реченнаго староверческаго общества в верховнаго пастыря, видя пред собою самое явное божественное провидение, которое ме­ня предназначило, дабы лишенное до сих пор священнаго архипастыря оное общество (чис­лящееся, кроме Австрийскаго царства, в соседственных державах до трех миллионов) руководить к вечному блаженства пути. Для того с искреннейшим желанием, и одушевлен будучи любовию и ревностию, свою силу и жизнь за благосостояние таковаго общества пожертвовать, которое под высоким покро­вительством Вашего Императорскаго Вели­чества в ненарушимой и известной верности и приверженности к пресветлому царскому дому и в славу Божию успевает. Я, покорней­ше нижеподписанный, имея неограниченную надежду на всевысочайшую милость Вашего Императорскаго Величества, дерзнул сам лично сие мое прошение на степень всевысочайшаго императорскаго престола принести, для чего и предпринял путешествие прямо в Австрию, не ожидая должнаго о мне и о моей непорочности доношения, дабы за долгим изъяснением не могло случиться со стороны греческой церкви каких-либо препятствий. А как моя совесть чиста и мое желание богобоязливо и смиренно, так я и уверен, что Ваше Императорское Величество, вземши в разсуждение неотложным духовныя нужды старо­верческаго общества, таковое мое дерзнове­ние и скорое пришествие всемилостивейше оправдает. Наконец еще покорнейше прошу, дабы Ваше Императорское Величество благоизволили мне, нижеподписанному, позво­лить вступить в кесарокоролевское австрий­ское подданство, по причине принимаемой мною публичной должности.

Вена, 11 июля 1846 года.
На подлинном подписано:
Амвросий митрополит.

Почему митрополит Амвросий и допущен был священнодействовать в Белокриницком монастыре по долгу освященнаго епископа, где и ожидать ему до последования настоящаго утвержения о принятии его в австрий­ское подданство.

Между тем австрийский император сде­лал о митрополите Амвросии к цареградскому патриарху справку чрез своего консу­ла. Патриарх, не знав еще, что митрополит Амвросий поступил к староверцам, полагая, что он хощет быть в австрийском подданстве при митрополии Карловицкой, единоверной с церковию греческой, скоро дал ответ авст­рийскому императору чрез консульство в действительности грамот и о безпорочности митрополита Амвросия, и что он освобожден от правления своей митрополии не за погрешности, но по ненависти турок.

По получении от цареградскаго патриарха сведения австрийский император немедлен­но утвердил принятие в австрийское под­данство, и последовавшею утвердительною от 7 июля 1847 года под № 16130 грамотою признан был первосвятителем староверческаго Белокриницкаго монастыря, ни от ка­ких духовных лиц прочих религий отнюд не зависимым.

Митрополит Амвросий, вследствие поданнаго австрийскому императору проше­ния, получил от Его Величества милостивое разрешение и возвратился чрез Львов, и 12 октября 1846 года прибыл в Белокриницкий монастырь, где встречен был от всех иноче­ствующих братий и многочисленнаго христианскаго народа с подобающею честию и неизглаголанною радостию. И немедленно послано было в Молдавию к ясским хри­стианам, и в соседственные российские го­рода, и прочие христианские общества из­вещение о прибытии митрополита Амвросия в Белокриницкий монастырь, дабы оные христиане сходились на собор в Белую Кри­ницу для общаго разсуждения о принятии реченнаго митрополита в православную ве­ру. И в скором времени прииде из молдавскаго Мануиловскаго монастыря игумен Иоиль с братией и со старцы Мануиловскаго скита и с прочими депутатами из Ясс, такожде и из прочих мест безчисленнии людие, иноцы и мирстии, снидошася.

Собор сей бысть в Белокриницком мона­стыре 28 октября 7354 года, в день недель­ный пополудни, следующим образом. В хра­ме Покрова Пресвятыя Богородицы после всенощнаго бдения и святыя литургии, на амвоне поставлену украшенному аналою, на нем же положену святому Евангелию с предстоящею возжженною свещею. По обою страну амвона вдоль церкви для заседания присутствующих поставлены стулья, а по­среди на другом, аналое положена была Кормчая и другия многия божественнаго писания книги; сим же тако устроенном, по трикратном ударении в колокол собравшие­ся людие за священноиноком Иеронимом и настоятелем иноком Геронтием с благогове­нием взошли в церковь и по обычном начале сели на приготовленных местах; по одной стороне в начале сел настоятель инок Геронтий со всеми своими соборными старцами и прочих скитов иноками, а по другой стороне сел священноинок Иероним, за ним устав­щик белокриницкия церкви Киприян Тимо­феев, потом депутаты от Молдавии — ясские купцы Никифор Панкратьев, Иаков Иванов Железников и Логгин Андреев, далее — де­путаты от своих слобод: белокриницкие, климоуцкие, соколинские, михидрские и прочие христиане, собравшиеся из окрестных сло­бод, в безчисленном множестве предстояще со угнетением, наполнили всю церковь и притвор, даже невместительно.

Бывшу же молчанию, абие востав настоя­тель инок Геронтий и сотвори молитву Исусову, возгласи во услышание всем, указуя на святое Евангелие, глаголя сице:

«Отцы святии и братия, и вси православнии христиане, видите святое Евангелие, вонмите, яко Сам Христос, Праведный Судия, посреде нас присутствует, то убо должны мы разсуждать и строить предстоящее дело без всякаго ли­цемерия, согласно святых отец писанию и воли Божией, а именно: приступающаго ны­не в наше древлеистинное православие, от внешней греческой религии, господина высокопреосвященнаго митрополита Амвро­сия, каким образом и которым чином приня­тие быти долженствует?» Вси сущие на со­боре отвещаша, тако глаголюще: «Потребно убо есть всеопасне разсмотрети святых все­ленских и поместных соборов и особь быв­ших святых отец правила и святоотеческия события и примеры, еще в первенствующей восточной Церкви бывшия, иже к сему предмету относящияся. Притом же наипаче должно есть видети и о самом крещении гос­подина митрополита Амвросия, по обычаю принимаемых от великороссийския церкви священников, яко да по силе гласящаго святейшаго патриарха Филарета соборнаго из­ложения, о сем подробное испытание сотво­рится, и не сомнительным удостоверением обычай действия трехпогружательнаго в греческой церкви крещения соборне засвидетельствуется. Сия слышав, настоятель, инок Геронтий, вызвал из среды посылае­мых в Палестину иноков Павла и Алимпия, яко да засвидетельствуют о действующемся убо есть всеопасне разсмотрети святых все­ленских и поместных соборов и особь быв­ших святых отец правила и святоотеческия события и примеры, еще в первенствующей восточной Церкви бывшия, иже к сему предмету относящияся. Притом же наипаче должно есть видети и о самом крещении гос­подина митрополита Амвросия, по обычаю принимаемых от великороссийския церкви священников, яко да по силе гласящаго святейшаго патриарха Филарета соборнаго из­ложения, о сем подробное испытание сотво­рится, и не сомнительным удостоверением обычай действия трехпогружательнаго в греческой церкви крещения соборне засвидетельствуется. Сия слышав, настоятель, инок Геронтий, вызвал из среды посылае­мых в Палестину иноков Павла и Алимпия, яко да засвидетельствуют о действующемся обычаи трехпогружательнаго крещения в греческой патриархии, где находился ми­трополит Амвросий. Иноки пред лицем все­го собора ответствовали о действительности трехпогружательнаго крещения в восточной греческой церкви: «Мы очевидным наследо­ванием быв уверены, о чем даже и прежде сего, в бытность нашу во Иеросалиме, во Египте и в Царьграде, письменно извещали, что греки восточнаго исповедания, в коем находился и господин митрополит Амвро­сий, повсюду действуют крещение в три по­гружения. И когда по предложению нашему его высокопреосвященству поступить в на­шу староверческую религию и по святоотеческим правилам учинить церковное при­соединение, быть первосвятителем Белокриницкаго монастыря и всех христианских обществ, на что изъявив ревностное желание и усердие, и на предлог о трехпогружательном крещении его преосвященства он, гос­подин митрополит Амвросий, по долгу при­сяги, с целованием святаго образа и своеручнаго подписания в данном нами условии, нас заверил, яко о себе известно уверен, что крещен в три погружения. А именно потому уверен, что отец его, от котораго он рожден, был всеревностный священник и всеобщий хранитель всего того, что изображено в пе­чатных их потребниках. А наипаче сие важ­ное дело, когда в потребнике напечатано крестить в три погружения, как то самое слово показует — ваптизмо (греч. — погружение), то отнюдь не можно и помыслить, чтобы он сам, то есть отец его, ему учинил крещение по еретиче­скому латинскому обычаю. Еще же и сие ми­трополит Амвросий сам помнит твердо, бу­дучи еще он во училище, бывший в Еносе архиерей, хотящих происходить в попы, на экзаменации каждаго испытывал о знании восточной греческой церкви закона, и по­учал оных, дабы могли различать греческую веру от латинской, особенно же в крещении младенец. Также и прочие еносские после­дующие архиереи, как ему известно, тем же порядком поступали. А потому и сам он во все время своего священства тако действовал, всюду и прочих тоже творящих видел. А к тому еще и мы очевидные свидетели, что в Царьграде, в Сирии и Иеросалиме видели трехпогружательное крещение и по многим распросам ни от единаго человека не слыха­ли, не только чтобы в нынешнее время греки обливанием крестили, но ниже помнит кто, чтобы когда в крещении у них обливали, ис­ключая только тех грекосириан и славян, уклонившихся во униятство с католиками. Однако даже и самые католики, в восточных странах живущие, подражая восточным, в крещении погружают. О чем во Александ­рийской патриархии, то есть в Египте, из­давна тамо находящиеся единоверные наши иноки Богом о том заверили, что и в письме к настоятелю Славскаго скита иноку Макарию с братиею, между прочим, и о трехпогружательном крещении упомянули. Сия же слышавше вси, иже на соборе присутство­вавшие, присудиша, дабы и сам митрополит Амвросий лично засвидетельствовал о дей­ствительности трехпогружательнаго креще­ния, учиненнаго его высокопреосвященству. Егда же сие желание собора предъявлено было митрополиту Амвросию, тогда он, тща­тельно пришед в собор, и пред всеми лично, подобно вышереченным послам, чрез пере­водчика с великим удостоверением изъяс­нялся, что он действительно крещен в три погружения по неизменно содержащемуся обычаю во всей восточной греческой церкви, кроме католиков, которые аще и обливают в крещении, но от греческой церкви проклинаеми суть, ибо от них приходящих она со­вершенно перекрещивает. И к тому еще для несомнительнаго удостоверения представил на разсмотрение привезенныя им из Царь-града печатныя на греческом языке книги, а именно Кормчую, яже по-гречески называ­ется «Пидалион», которая напечатана 1800 года, Симеона Фессалонитскаго, иже напе­чатана 1791 года, и потребник греческий, по которому он священнодействовал. И за сим его преосвященство благочинно удалился из собора. Тогда немедленно приступили ко изследованию вышереченных греческих книг чрез искусных переводчиков, которые, всеопасно и тщательно разсматривая, находили то же самое подтвержение о крещении во всем согласно реченных послов и самого господина митрополита Амвросия личному устному уверению. В сих книгах ясно свиде­тельствуется трепогружательное крещение, а обливательное, как латинское и еретическое, весьма воспрещается. По таковом личном вышеупомянутых послов удостоверении и самого митрополита Амвросия засвидетель­ствовании, и изследовании греческих книг, где о трехпогружательном крещении в вос­точной церкви несомненно подтверждается, вси сущий на соборе были уверены, яко упо­минаемый митрополит Амвросий действи­тельно крещен есть в три погружения, про­сили настоятеля инока Геронтия, дабы по преждереченному его предложению присту­пить к надлежащему разсмотрению и разсуждению соборных правил и святоотеческих событий, яко да сим общим советом опреде­лено будет приходящему митрополиту за­конное чиноприятие. Тогда настоятель пове­лел иноку Павлу вычитать пред собором вкратце составленное описание о разных ере­тических верах, святыми соборами осужден­ных, и от которых действуемое крещение и хиротония достойны суть ко приятию в пра­вославную Церковь без повторения. За сим тому же подобное сличение о великороссий­ской и греческой церкви, с кратким означени­ем нововнесенных догматов, следующее:

Нынешние великороссияне, малороссияне и украинцы вселенскими соборами не осужде­ны, а потому определение чина принятия должно быть по степени сравнения с прочи­ми осужденными еретиками, сообразно со­борным правилам, то есть, хотя все они, ве­ликороссияне и малороссияне, и украинцы в нераздельном мире состоят, даже и архиереи меняются епархиями по церковному союзу, но принятие обращающихся от них должно быть разно, как и на самом деле есть. Поне­же и святейший Филарет Московский от унии из Польши приходящих разделил в при­нятии многим различием, взирая не на согла­сие их совокупное, но на разное действие та­йн, совершаемых ими. Великороссияне, мало­россияне и украинцы во Святую Троицу и во Христа Спасителя веруют православно, но имя Исусово, пишемое с единою итою, похабно и зловредно опорочили, якобы оно не изо­бражает Спасителя, но «инаго некоего равноухаго Исуса [1]».

Великороссияне и малороссияне, и украин­цы все седмь вселенских и девять поместных православные соборы приемлют. Бывшие же древлероссийские православные соборы в Мо­скве, при митрополите Макарии и при пат­риархе Филарете, отвергают. Не последую­щих же но во выдуманным уставам и предани­ям никоновым проклинаютКрещение вели­короссияне совершают хотя и в три погру­жения, но и обливательное за равно прием­лют и даже хотя бы какой-нибудь только вид омовения был, как явствует в книге о поливательном крещении, изданной от всероссийскаго синода 1724 года, а потому малорос­сияне и украинцы крещение и доднесь облива­нием действуют всеобдержно. В великорос­сийской церкви сень Креста всюду предпочи­тается паче истиннаго Креста Христова3. Тремя персты знаменуются и херосложением благословляют . От великороссийской церкви, после никоновых нововведений, по соборному установлению отцев, иже на Керженце и на Ветке, узаконоположено приходящих от оной великороссийской церкви, как священных, так и простых, принимать вторым чином под миропомазание, как и действуется во всех обществах нашей православной Церкви и по настоящее ныне время без всякаго изменения. Последовательно же сему установленному чиноприятию и присоединившийся в нашу православную веру епископ Епифаний, хиро­тонисанный ясским митрополитом, был при­нят на Ветке, в Покровском монастыре, то­же вторым чином, который по надлежащем чиноприятии и миропомазании так, как и прочие принимаемые от великороссийской церкви, на основании осьмаго правила Перваго Вселенскаго собора священнослужители, пребывающий в прежнем звании и действии, оставался в том же епископском сан5

Нынешние греки тоже вселенскими собо­рами не осуждены, а потому и они также подлежат чиноприятию по сравнению по­грешности их, смотря на самое их действие, а не на согласие, что они мируют с Россиею и с митрополиями, иже у нас в Австрии (Львовскою и другими прежде бывшими ма­лороссийскими епархиями) и в Сербии имею­щими крещение смешанное и другия некото-рыя погрешности, коих греческая церковь не имеет. Греки в догмате веры о Самом Боже­стве никакой погрешности не имеют, что есть главный пункт православия. Все седмь вселенские и девять поместные православные соборы приемлют, но приемлют еще и ново­московский неправославный собор о новых преданиях церковных6

Однако сопротивно российскому синоду крещение трехпогружательное, во имя Отца и Сына и Святаго Ду­ха, всеобдержно действуют, а обливательное латинскою схизмою порицают. А если к пат­риарху в том обличен будет поп, то абие от парохии7 и от службы отлучается. В грече­ской церкви богослужение неправославное, перстосложение на благословение и моление, и все прочее точно то самое, какое ныне в великороссийской  церкви  содержится.   Он греческой церкви, со времен согласования оной Никону в нововведениях, принимаемаго свя­щенства в нашу православную Церковь еще не было, не за сомнение новшеств, в греческой церкви существующих, какие и в великорос­сийской церкви содержатся, но по причине неспособности греческаго священства, сущих другаго языка, для нашего русскаго народа. А притом же ко приятию греческих попов и нужды не предвиделось, поелику во всех на­ших обществах существовали принимаемые русские священники, поставления церкви ве­ликороссийской, более способные для отправ­ления богослужения и священнодействия, совершаемаго повсюду в наших обществах на славянском языке. Но что касается до грече­ских архиереев, за различие словесности ме­жду нами и греками, так как и в разсуждении греческих священников, то можно видеть яс­ный пример в древлеправославной российской Церкви, яко во оной от лет равноапостольнаго князя Владимира до Никона патриарха почти безпрерывно существовали греческие епископы и митрополиты в разных россий­ских епархиях, священников же из Греции и тогда весьма мало в России находилось. А по­тому и о приходящем ныне митрополите, сущем греке другаго языка, не должно иметь смущения. Итак, предварительно представ­ляем мы сие краткое соображение на раз-смотрение всякому православному нашему обществу: как поступить в принятии ныне приступаюшаго в нашу православную веру от греческой церкви господина митрополита Амвросия, яко да общему всех христиан разсуждению определено будет ему, митропо­литу, законное чиноприятие. О чем вседушно просим благаго о Христе совета, понеже спа­сение во многом совете бывает».

Той же инок Павел в заключение приба­вил следующее:

О содержащихся ныне в греческой и великороссийской церкви новопреданиях, хотя и не было такого осуждения ересем и ограничения чиноприятия, каковое было на вселенских и поместных соборах о вышеупомянутых еретиках, однако видно из соборных деяний, учиненных значительны­ми соборами керженских и ветковских отцев, где, по разсмотрении святоотеческих правил и событий и по соображении нововводств в церкви великороссийской с древ­ними неправомудрствующими еретиками, установлено принимать приходящих от ве­ликороссийской церкви священников и про­стых людей вторым чином, как и действова­ли даже и до днесь во всех наших христиан­ских обществах неизменно. Итак, если мы, принимая от великорусской церкви священ­ников, не сомневались в том, что оная цер­ковь приемлет и обливательное крещение за истинное, не приемлющих же оное за равно­сильное с трехпогружательным сумасброда­ми, атеистами и прямыми безбожниками нарицает, что явствует из книги, напечатан­ной от всероссийскаго синода в 1724 году под названием: «Оправдание о поливательном крещении» [8].

И всему свету известно есть, что она целыя епархии имеет в Мало­россии и на Украине, где всеобдержно в крещении обливают, архиереев меняют из одной епархии в другую без всякаго разли­чия. О чем даже праведно бы и усумниться, если бы святейший Филарет, патриарх Мос­ковский, не означил в Соборном изложении ясным словом9 что приходящаго в право­славие от таких стран, где разнообразно крещение действуется, но при прилежном распросе сам о себе скажет, что он есть трехпогружательнаго крещения, таковаго вновь крестить не подобает, хотя бы и свидетелей о том не было. А когда при освященном лице прежнее крещение остается, то по силе гла­сящих правил и хиротония не повторяется. То кольми паче о принятии ныне от греков приходящаго митрополита за крещение никаковаго сомнения быть не должно, потому что греческая церковь в главном догмате ве­ры состоит весьма справедливее великорос­сийской. Яко оная, то есть греческая, цер­ковь обливанием действуемое крещение ла­тинскою схизмою порицает, а священников за то от прихода отрешает и от службы отлу­чает, от западной же церкви приходящих без разсуждения покрещевает трехпогружательным крещением. Итак, теперь, поступая к нам, митрополит Амвросий желает во всем последовать древлеотеческим преданиям и в присоединении к нашей православной Церк­ви какому подлежит чину? Третьему ли, на­равне с несторианами, евтихианами, северианами, единовольниками и иконоборцами, как учинено было преподобными Савою и Феодосием в принятии патриарха Иоанна и пре­подобным Максимом Исповедником убеж­ден наго Пирра патриарха, принятаго соборне Церковию, и самим Максимом, приявшим епископа Феодосия, Тарасием и Мефодием, приявшими иконоборцев? Или второму, на­равне с наватианами и арианами, так, как и от великороссийской церкви принимаем священников, якоже и епископ Епифаний на Ветке был принят, сие дело, то есть приня­тие митрополита Амвросия, учиним? Про­сим безпристрастно разсудить и как пред Богом свое мнение открыть, как вас Бог вра­зумит, дабы после времени не дать места между нас поселиться вражде (от чего Боже сохрани) в радость диаволу; а если ныне умолчите, а после противное возглаголите, в том судит вам Бог.

И по таковом инока Павла изречении, абие предъявлено было деяние Задунайскаго собора, которое списал и доставил в Бело­криницкий монастырь в соборе бывший инок Ануфрий, которое и прочтено было во услышание всем, следующаго содержания:

Собравшихся в Задунайском скиту 23 ию­ня 1846 года изо всех задунайских старовер­ческих обществ, а именно Серяковой, Славы, Журиловки и прочих всех отец и братий, в силу представленнаго от доверенных Белокриницкаго монастыря соображения правил, со испрошением на то безпристрастнаго разсуждения, предложено мнение со стороны собора сице: яко разсмотряя все святыя церковныя правила касательно принятия ныне греческаго митрополита Амвросия, признали правильно, дабы сделать принятие третьим чином, в согласность 95 правила Шестаго Вселенскаго собора, и 69 и 70 правил поместнаго Карфагенскаго собора. Притом еще яв­ствует и от жития святаго Савы О священнаго и преподобнаго Максима Исповедника, яко Савва Освященныи принял от ереси севериан патриарха Иоанна, и святый Максим Ис­поведник убедил Пирра патриарха, который принят был Церковию от ереси единовольников и сам принял епископа Феодосия. И на Седьмом Вселенском соборе, при патриархе Тарасии, многие епископы от иконоборства прияты третьим чином. И после Седьмаго Собора патриарх Мефодий по втором иконо­борстве восстановил православие тоже одним только проклятием ересей. Но даже и в самой России был подобный тому случай, как явст­вует в Макарьевской Минеи-Четии, месяца августа, на листе 46, яко Исидор, митропо­лит Московский, присоединившийся к папе римскому на нечестивом Флоренском соборищи, поставил по латинскому обряду Даниила епископа на Владимирскую и Берестинскую епархию, а когда Даниил отступил от Исидо­ра, то принят был Ионою, митрополитом Ки­евским, третьим чином, который и позволил ему Даниилу епископу служить и хиротони­сать, яко истинному святителю10. Еще в то время и нужды во священстве не предвиделось, но у нас теперь настоит необходимая нужда в священстве. Таковыя ради благословныя вины, еще же и за уважение столь высокаго лица, надлежит принять и сего митрополита третьим чином. Всеобдержное же принятие от великороссийския церкви приходящих свя­щенных и простых, как было у нас доныне, вторым чином, так навсегда да останется в своей силе». Наконец настоятель Макарий предложил собору свое мнение, чтобы, ради некоторых не весьма сведущих в Писании и не имеющих довольнаго разсуждения, утверж­дающихся же в принятии священников, всеобдержно принимамых на основании 8-го прави­ла Перваго Вселенскаго собора вторым чином, потому и ныне приступающаго в наше право­верие греческаго митрополита долженствует принять тоже вторым чином. На каковое мнение реченнаго настоятеля и все соборные старцы, согласившись, положились.

По выслушании же деяния Славскаго собора, молдавскаго Мануиловскаго монастыря игумен Иоиль, посоветовав с братиями, и старцы, и с ясскими депутатами, сказал пред всем собором, яко и мы согласуемся мнению Славскаго скита настоятеля, на коем положися и весь собор Задунайский, дабы приступающа­го ныне в нашу православную веру митропо­лита Амвросия принять вторым чином.

Подобно сему подтвердил и Белокриницкаго монастыря священноинок Иероним от лица монастырских старцев и белокриницких депутатов, яко соборному нашему суж­дению о принятии приходящаго ныне в пра­вославие греческаго митрополита Амвросия воистину надлежит согласовать с прежним всеобдержным чиноприятием приходящих от великороссийской церкви священников; и иже принятаго на Ветке епископа Епифания, посредством втораго чина, то есть под миро­помазание, как и в деянии Задунайскаго со­бора учиненном, по общему согласию славских и прочих отцов предположено.

Настоятель же инок Геронтий, в подтвер­ждение вышесказаннаго предпомянутых лиц определения, повелел вычитать в книге Корм­чей Перваго Вселенскаго собора осьмое пра­вило и выписку из соборных правил Никифора, патриарха цареградскаго, взятую из греческой книги, которая хранится в Моск­ве, на Печатном дворе, яже суть Кормчая, лист 35, в толковании предозначеннаго пра­вила изложено сице: «От приходящих еретик ко святей Божией соборней и апостольстей Церкви, ови убо крещаеми бывают совер­шенно, друзии же, иже токмо миром помазуются, инии же токмо проклинают своя и иныя ереси вся. Сии же глаголемии чистии, прельщени бывше в таковую ересь от Навата презвитера римския церкве, от него же и чистии наречени быша… понеже не приемлют покаяния обращающихся от грех, и второе женитися возбраняют, двоеженца же отнюд не приемлют на общение. И таковии, аще приступят ко святей соборней и апостольстей Церкви, и исповедят двоеженца приимати на общение и не хулити втораго брака, и согрешающим и кающимся прощати грехи, и просто рещи, всем церковным последствующе повелением, свою ересь прокленше и иныя вся, прияти да будут, и токмо святым миром помажутся. Аще же неции от них суть и епископи, паки в своем чину да пребывают».

Никифора, патриарха цареградскаго, в предпомянутой книге, в чине приятия от еретик явствует сице: «Сии вси втораго чина еретики, второе не покрещеваются, но точию прокленше ереси, помазуются святым миром и тако приемлются. Аще же от них суть хиротонисаннии, во своем чину да пребывают».

По прочтении сих правил все присутство­вавшие на соборе единогласно подтвердили, еже приступающему в присоединение к древлеправославной Церкви греческому митро­политу Амвросию учинить принятие вторым чином, посредством святаго миропомазания.

За сим [был дан ответ] на вопрос некото­рых от сущих на соборе, аки недоумеющихся от преждереченных святаго Савы Освященнаго и преподобнаго Максима Исповедника событий: «Может ли священник принять епи­скопа, когда по церковному узаконению меньший от большаго благословляется?» На что по всесоборном разсуждении, по изы­скании надлежащих свидетельств, ответ по­ложен следующий: «Аще меньший от большаго и благословляется безпрекословно по церковному узаконению, но по тому же са­мому узаконению и меньший большаго связует и разрешает. Сиречь, егда самим свя­тейшим патриархам духовнии отцы, точию суще священники, епитимий налагают и прощают, власть имеют вязати и решати. Разньство бо епископа от иерея токмо суть строения ради чинов, как свидетельствует святая Церковь в книге Кормчей, во главе 36, на листе 283, на обороте, в красных стро­ках сице: «Токмо яко не поставляет иерей от епископа разньствует, священство же со­вершенно имать.»

Подобие и святый Иоанн Златоуст в «Книге о священстве», на листе 247, глаго­лет сице: «Яко не много есть посредство между епископы и презвитеры, ибо и презвитери учительства сан и настоятельство церковное на ся прияли суть. Постановле­нием бо на степени над тех они вышши суть, и сим токмо видятся от презвитерей больше имети».

Сице и в «Беседах апостольских», на По­слание к Тимофею, на стр.2451, подтвержда­ется; такожде и в «Книге о правой вере», на листе 182, засвидетельствуется.

Да и по другому разсуждению, если бы святая Церковь, ид еже не сущу епископу, не уполномочивала иереев в принятии священ­ных лиц, от ереси приходящих, равномощным исправлением и поданием благодати Святаго Духа на священнодействие, то всяко в соборных правилах и номоканонах непре­менно ограничила бы разделением, дабы принимать от ереси простых людей иерею  хиротонисанных архиерею, но сего разделе­ния нигде в святом Писании не видится, да­же и не слышится, кроме всеобдержнаго из­речения: «приимати архиерею или иерею зри в Большом Потребнике в чине принятия от ереси приходящих. И паки «в Кормчей Лаодикийскаго собора правило 7-8 гласит сице: «Приходяй к Соборней Церкви, веру исповесть пред епископом или презвитером». О чем и преподобный Никон Черныя Горы, в книге своей, в слове 63, на листе 563 подтверждает тако: «Яко темже чином епи­скопское приятие, и не к тому может Цер­ковь правило некое излагати епископскаго ради принятия».

Итак, благоявленно есть, яко всяк право­славный священник, аще чины строити, си­речь, хиротонисати не может, понеже не имеет совершительной благодати, какова дана суть епископам, обаче священнодействовати и совершати таинства равну силу и благодать имать, якову же имут и епископы, архиепископы, митрополиты и даже самые патриархи, якоже явствует в Большом По­требнике на листу 318. Но как приходящих от ереси священным лицам не требуется та совершительная, то есть сановоздательная, благодать, а точию утвердительная, сиречь, печать дара Святаго Духа, то оную как ие­рею, так и архиерею, приходящим от внешней религии, сущим трехпогружательнаго креще­ния, православный священник без всякаго сомнения подать может, как свидетельствует святейший архиепископ Тимофей Алексан­дрийский в Кормчей, на листе 606: «Яко и возложением руку презвитерску и молитвою весть приходити Дух Святый, якоже свиде­тельствуют Деяния святых апостол».

Все сии вышепоказанныя свидетельства, еже о чиноприятии священных лиц в право­славную веру приходящих, как от архиерея, так и от иерея равносильно бываемом, вычи­таны были во у слышание всем, и по надле­жащем разсуждении и соображении с на­стоящим делом обще приговорили, дабы пречестному отцу священноиноку Иерониму приступить к чиноприятию митрополита Ам­вросия посредством святаго миропомазания, то есть вторым чином, и действовать точно так, как действовали в принятии приходящих от великороссийския церкви священников и предупомянутаго епископа Епифания. И на­конец, священноинок Иероним предложил собору, дабы сотворить всенощное бдение святителю Николе чудотворцу, яко да хода­тайством Христова угодника всемогущий промысл Божий споспешествует к соверше­нию столь великаго дела. На что вси с радостию соизволившия и воставше с мест своих и положивше пред святым Евангелием обыч­ный начал, с миром разыдошася.

На утрии в понедельник, после всенощнаго бдения, настоятель инок Геронтий с неко­торыми иноками взошел в келию к митропо­литу и по обычнем поклонении благоговейно предложили определение собора, дабы его высокопреосвященство в настоящий той день соблаговолил присоединиться ко свя­той древлеправославной Церкви посредст­вом втораго чина, то есть под миропомаза­ние. Митрополит же Амвросий, обратився к настоятелю веселым лицем и со восхити­тельною радостию, изъявил свое согласие ко определенному соборне чиноприятию и не­медленно повелел начинать часы к божест­венной литургии. Сам же, облачившись во святительскую мантию и в достодолжном сопровождении, вниде во святую церковь и сотвори обычный начал, уже пребывая с 12 октября по 27 в Белокриницком монастыре и к обычаю несколько приспособившись. И отдав поклонение народу, облачился во вся святительская одеяния и возшел на амвон, где приготовлены были два налоя: на первом для митрополита положен написанный «Чин проклятия ересей», переведенный гречески­ми литерами на русский выговор (точно так, как изображен для принятия от великорос­сийския церкви приходящих; таким же обра­зом переведена была для митрополита и ис­поведь, и еще чин божественныя литургии Василия Великаго и Иоанна Златоуста, и «Чиновник» для поставления священнослу­жителей). На другом же налое положен был Потребник, при котором находился священ­ноинок Иероним во всем священническом облачении. Митрополит же, стоя против царских дверей, начал велегласно русским языком проклинать все ереси, поелику он имел некоторую способность к произноше­нию славянской речи, потому что босанское наречие есть самое сербское наречие, кото­рое почти во всех существенных словах со­гласуется с русскими словами. По прокля­тии же ересей помазан был святым миром и потом вниде во святый олтарь, где и испове­довался пред священноиноком Иеронимом по чину. По окончании же исповеди священ­ноинок отворил царския двери и, вшед на амвон, возгласил к народу пристойное по­здравление, объявив достоинство митропо­лита. Тогда митрополит Амвросий, по обы­чаю святительскому прием в руки трикирий и дикирий (трисвещие и двусвещие) и вы­ступив из царских дверей, благословлял на­род прямо на церковь и по сторонам, певцы же пели: «Исполла эти деспота». Посем свя­щенноинок Иероним, взем благословение от святителя, начал святую литургию, и совер­шалось чинослужение по уставу. По окон­чании божественныя службы прочтено было на амвоне о достоинстве его высокопреосвя­щенства господина митрополита Амвросия свидетельство от приимателя его и духовнаго отца священноинока Иеронима следующаго содержания:

В надежде божественнаго обетования и посещения Господня, по глаголу Господа наше­го Исуса Христа, рекшаго, не оставлю вас сирых, и прочая, жительствую я, нижеподпи­санный священноинок Иероним, при обществе богоспасаемаго места Белой Криницы, сви­детельствую вам: увидев с восхитительною и величайшею радостию исполнение долговременнаго общественнаго желания и сладких плодов долговременнаго труда преподобных монастырских братий, для будущаго и вечнаго спокойствия древлеправославных церквей и обществ христианских, то есть приведение к нам в Белокриницу его высокопреосвященства господина митрополита Амвросия к приня­тию паствы осиротевшей нашей Церкви, и к воздвижению славы оной, и собранию разсеявшихся ее чад, и к упасению душ их во славу Божию. И как к торжественному приятию его высокопреосвященства во особо назначен­ный сей день собрались все общества окруж­ных мест во святую Белокриницкую обитель, в храм Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и присно Девы Марии, честнаго и славнаго Ея Покрова, где по всесогласному опреде­лению собора, по правилам святых апостол и богоносных отец и присоединен был к нашей древлеправославной Церкви вторым чином. И когда я приступил ко исповеди его высокопре­освященства во святом алтаре пред престо­лом Божиим, испытывая тщательно всю глубину сердца его, представил ему великую важность высокаго его сана и о пастве неот­ложную его должность, даже и самую буду­щую смерть, муку грешным и воздаяние пра­ведным, то его высокопреосвященство с со­крушенным сердцем и в страсе Божий, ис­тинно исповедал всю сущность православныя христианския веры, и что он действительно крещен в три погружения. И так я с душев­ною радостию в сей час, с восхищением про­возглашаю о достоинстве его высокопреосвя­щенства пред целым в церкви Собором и по­здравляю все благочестивое собрание с его высокопреосвященством, с давно желанным богодарованным нашим архипастырем, о чем свидетельствую пред Богом и в том своеручно подписуюсь.

Белокриницкаго монастыря священнои­нок Иероним, октября 29 дня, 7354 года (по современному летосчислению 1846 год).

По выслушании же сего о достоинстве митрополита Амвросия свидетельства вси правовернии христианстии людие прослав­ляли премудрое и неизреченное Божие ми­лосердие и из глубины душевныя возсылали Господу Богу благодарение, явившему людем Своим, Новому Израилю, милость Свою по премногу. И всеобщим собором с подобающею честию и песнопением прово­дили митрополита до келий его, он же пред дверьми входа благословив сопровождающий его народ и отпусти с миром. И тако вси бывший на соборе иноцы и мирстии люди, благодаряще Бога с неизглаголанною радостию и веселием духовным, во своя места отхождаху.

К сему же да будет убо ведомо и о священноиноке Иерониме, откуду бе ро­дом и како рукоположен во священство, и где принят в православную веру. Иеро­ним родом бе московский купец и в Воскре­сенском монастыре, именуемом Новый Ие­русалим, пострижеся во иночество, и потом произведен по степеням во священноинока московским митрополитом Филаретом11. И некогда архимандрит града Одессы, быв в Новом Иерусалиме и познакомившись с Иеронимом, приглашал его в свой мона­стырь во Одессу. Почему Иероним, испро­сив у митрополита позволение, отправился со оным архимандритом. И по прибытии в монастырь познакомился Иероним с живу­щими христианами в городе Одессе, и час­то со оными беседуя, прииде в познание истинныя христианския веры, которые и просили его поступить в их общество для исправления священнодейства, на что весьма охотно Иероним согласился, но только пожелал быть за границею; и так, по желанию его, отправлен был в Австрию, в Белокриницкий монастырь, и оттуду для принятия от ереси отправили его в Моск­ву, где в 1842 году принят был надле­жащим чином священноиноком Иларием. И потом возвратився в Белокриницкий монастырь, священнодействовал до кончи­ны своея.

Приниматель же его, священноинок Иларий, принят был от ереси в Никольском мо­настыре на Иргизе в 1818 году, и мало пожив в том монастыре, отправлен был в Екатерин­бург и тамо в скитах проживал тайно. Бывшу же от правительства о нем разысканию, уехал на Керженец, где прожив несколько времени, отправился в Москву и проживал там тайно до кончины своея и в 1848 году преставися. И чрез три года тело его было перенесено на другое место, не предавшееся еще тлению.

Господин же митрополит Амвросий с того числа, то есть октября 29 дня, приняв должность белокриницкаго верховнаго ар­хипастыря, немедленно приступил к со­вершению священнодействия и богослуже­ния и с полною святительскою властию торжественно отправлял божественную ли­тургию и хиротонисал во священные чины церковнослужителей.

По усмотрению его начатся поставление с игумена того монастыря, инока Геронтия, который 6-го ноября 1846 года поставлен был во иеродиакона, 13-го того же ноября рукоположен во священноинока, а 6 декабря произведен во архимандрита; 2) Евфросин 13 ноября поставлен во иеродиакона, а 24-го того же ноября рукоположен во священнои­нока; 3) Арсений 24 ноября поставлен во иеродиакона; 4) Иоасаф 6-го декабря по­ставлен во иеродиакона в Молдавию, а 10-го того же декабря рукоположен во священои-нока; 5) Кирил 10 декабря поставлен во ие­родиакона. 25-го того же месяца рукополо­жен во священноинока, а в 6-й день месяца генваря 1847 года, при многочисленном соб­рании христианскаго народа, торжественно хиротонисан во епископа наместника11; 6) Захарий 25 декабря 1846 года поставлен во диакона в Климоуцы, а 18-го генваря 1847 года рукоположен во священноиерея; 7) Никифор 2 февраля поставлен во диакона в Яс­сы, а 25-го марта рукоположен во священ­ноиерея; 8) Аркадий 15 августа поставлен во иеродиакона, 17-го августа рукоположен во священноинока, а 24-го того же августа, в присутствии наместника епископа Кирила и всего Освященнаго собора, Хиротонисан во епископа славскаго; 9) Иаков 17-го августа поставлен во иеродиакона за Дунай, в Славский скит; 10) Ануфрий 1-го октября по­ставлен во иеродиакона. (…).

Ненавистник же человеческаго спасения, иже на Церковь Христову присно ратующий, и зде убо утверженное на основании краеугольнаго камени, божественное здание поколебати и низринути покушается, подвизая дышущих враждебною ненавистию, ко ис­треблению православныя христианския ве­ры неудержанно стремящихся, еже низложити истиннаго святыя Церкви архипастыря (…) которые, как непримиримые враги исти­ны, с презельною яростию возстали на возстановленную во святой Церкви священную иерархию.

Патриарх цареградский, узнав о митро­полите Амвросии, что он поступил к старо­верцам и пребывает в Буковине, в монасты­ре Белокриницком, предписал Карловецкому митрополиту, единоверну сущу с церковию греческою и под властию константинопольскаго престола состоящему, дабы убедил митрополита Амвросия паки обра­титься в греческую религию и поступить в прежнее достоинство в Греции в сущем его сане. Митрополит карловецкий, получив означенное от цареградскаго патриарха пред­писание, немедленно отправил своих по­слов в Белокриницу, которые, прибыв к ми­трополиту Амвросию, объявили ему патри­аршее предписание и убеждали его сотво­рить волю патриарха. Но митрополит Ам­вросий, несмотря ни на какие увещания и убеждения, решился ответствовать, что он единожды отверг греческую веру и не жела­ет во оную паки обратиться, но при помощи Божией пребывать в истинном древлеправославном отеческом благочестии даже до конца своей жизни.

Патриарх же, не видя по первому пред­писанию успешности в убеждении митро­полита Амвросия, вторично писал о том карловецкому митрополиту, почему и от­правлены были в другой раз к митрополиту Амвросию послы, но в предприятии своем также не имели ни малейшаго успеха.

Между тем высокопреосвященнейший митрополит Амвросий, занимаясь обыкновенными по должности своей делами, про­стирался к дальнейшему устроению благо­чиния и украшения церковнаго. Почему онаго Белокриницкаго монастыря архиман­дрит Геронтий отправлен был в Россию для покупки церковной утвари и других свя­щенных вещей и облачения для церковно­служителей, новопоставляем ых в сан священнический. (…) Во время пребывания своего в России он был замечен от прави­тельства и строжайше преследован и, нако­нец, на обратном пути взят был и удержан в темничном заключении, и потом представ­лен к допросу о местопребывании его в Ав­стрии и звании, его сане, рукоположении и о причине путешествия его в Россию. Ар­химандрит Геронтий объяснялся во всем подробно, как о причине путешествия сво­его, что он послан в Россию от монастыря для покупки нужных вещей, так и о сане своем и даже о самом рукоположении, учи­ненном господином митрополитом Амвро­сием. Российское правительство, удержав его в заключении за строжайшим присмот­ром на дальнейшее время, возыимело слу­чай ко оклеветанию господина митрополита Амвросия к австрийскому императору, и немедленно послано было от императорска­го русскаго двора в Вену сообщение, напол­ненное жалобами на пребывающаго в Буко­вине греческаго митрополита Амвросия. Почему австрийский император приказал предписать львовскому губернатору вы­звать митрополита Амвросия в Вену для оправдания себя на сообщенныя на него от Российскаго правительства жалобы.

Митрополит же Амвросий, пребывая до­селе благополучно в монастыре Белокри­ницком, не знал еще о обстоятельствах со стороны российскаго императора и константинопольскаго патриарха и неожидан­но, в 8-й день месяца декабря 1847 года, по­лучил от губернатора Стадиона запечатан­ное письмо с следующею надписью: «Его Преосвященству липованскаго13 закона гос­подину Амвросию». Содержание письма со­стояло в следующем:

Его Преосвященству господину архи­епископу.

Я нахожусь в положении, вынужденном Ваше Преосвященство просить по принятии сего письма вдруг в Лемберг (во Львов) после­довать и прямо ко мне явиться. Имею честь с полным уважением остаться Вашего Преос­вященства нижайший слуга.

На подлинном подписано:
Стадион. Лемберг, 6-го декабря 1847 года

Почему митрополит Амвросий, не зная будущаго приключения, в 9-й день декабря выехал из Белокриницкаго монастыря: прибытии своем во Львов послан был в Ве­ну, где, по долговременном пребывании, по­лучил предписание господина министра, гра­фа Инцаги, с нижеследующим вопросом:

Его Кесаро-Королевское Величество благоизволило со всевысочайшаго кабинета посла­нием от 29-го ноября прошедшаго года пове­леть, чтоб Ваше Преосвященство в Вену по­звано было, здесь должны Вы на Ваше Преос­вященство донесенныя жалобы быть услы­шаны (испытаны). Прежде всех предаю Вам в приключении сем на Ваше Преосвященство управленное письмо патриарха Константинопольскаго, из котораго увидеть имате, ка­кое доношение он на поступки ваши приводит и какое позывание на вас управляет; со от­ношением на содержание сего письма и на приспевшие жалобы императорскаго русска­го двора Ваше Преосвященство теперь позы­ваетесь на свое оправдание: 1) как Ваше Пре­освященство сказывать могли, что от Константинопольскаго патриарха в Буковину посланы 2) как могли вы, как духовный вер­ховный пастырь терпеть, чтоб в Белокри­ницкий монастырь, без высшаго позволения, русские подданники принимаемы были? 3) от которых одни суть преступники. 4) другие из русских монастырей бежавшие монахи. 5) а другие от наказания избегший? 6) Как вы терпеть могли, чтоб монастыря настоятель с проводящим его одним иноком подложным характером14 как купцы три раза в Россию ходили? 7) как вы терпеть могли, чтобы монастырь непрестанно проповедников в Рос­сию посылал? 8) как могли себе позволить разширение власти вашей в России, когда оп­ределение ваше было только стараться для липованов в Буковине? 9) как, наконец, без полученнаго позволения русских подданников могли посвящать во священники? Я позываю Ваше Преосвященство, изъясните по самой строжайшей истине на каждый пункт, а при том и сказать должны, Ваше Преосвященст­во, как на показания патриарха Константи­наполъскаго вы отвечать намерены? К чему и замечаю вам еще, что вы в Буковину больше возвратиться не можете. Ваше письменное изъяснение должны, Ваше Преосвященство, мне не дальше как в восемь дней представить в Вене. Генваря 30-го, 1848 года.

На подлинном подписано:
Высочайший канцлер Карл граф Инцаги.

Запрос от патриарха цареградскаго митро­политу Амвросию, данный чрез министерст­во, с пунктами русскаго двора в одно время:

Анфим, Божиею милостию архиепископ Константинопольский, Новаго Рима, и все­ленский патриарх. Преосвященному прежде бывшему Босанскому митрополиту, по Духу Святому возлюбленному брату, и сослужи­телю нашея мерности господину Амвросию, благодать буди твоему преосвященству и мир от Бога. Не разсудное и безсловесное твое бегство и противное священным зако­нам от церкве отлучение, в которое вдался и от которой быв благодетельствован и поч­тен, отяготило есть столько твое прегрешение, сколько представляет тя повинна ду­ховному греху самая твоя дерзость, с кото­рою занимаешься архиерейским действом и совершавши хиротонию лиц су мнительных в благочестии и христианских обычаях. Цер­ковь, известившись сначала в тыя страны о твоем прибежище, и благорасположена буду­чи к твоему преосвященству, и имея на то и другия нижеследующия благословныя вины, писала дважды тогда преосвященному ми­трополиту Карловецкому, возлюбленному на­шему о Христе брату господину Иосифу. Из­ложив к нему твое отсюду удаление и бегст­во, и дала позволение его преосвященству воспретить тебе всякое священнодействие как то прегрешительно по правилам, и убедить тебя возвратиться сюда к церкви. Но каковаго не видели от твоея страны обращения  и послушания на написанная нами и дающая тя, но паче священнодейству прощено и возлагавши руки, рукополагая незнаемыя и неиспытанныя  лица, во зло употребляя архиерейское звание и попирая священныя правила без обличения своей совести. Которое дело возмутило нас не мало, ибо священное 15 апостольское правило говорит «Если кто презвитер, или диакон, или от всего ряда клирическаго, оставит свое место и в другое пойдет и совсем удалится от своего епископа, останется в другом, и аще призывающу его епископу прийти не послушает тому больше не литургисатъ, аще же не возвратится покаявся, но пребудет в аковом безчинии, да извержется от сана, пребывая, яко мирский, да причащается. Также правило 35 повелевает епископу не дерзать вне своего предела совершать  хиротонию в неподчиненных ему градех и . если обличится сотворивый, то без ивестия держащих грады оные и места, да извержется сам и их же рукоположил, что и от соборов святых отец явствует, как IV Вселенский собор в 13 правиле говорит: «Что странным клириком и чтецем в другом граде без свидетельствованных грамот своего епископа нигде не литургисатъ». И другие правила святых апостол и соборов, как то не знаеши и сам, подчиняют тебя и дерзостных действий твоих рукоположений прегрешению и тяжчайшему запрещению. При всем этом церковь, человеколюбствуя и к ти умиление покаяния и исправления, реченному собрату митрополиту Карловецкому, чтоб он по изъяснению представленных слов и священных правил убедил тебя приити и возвратиться сюда к церкви, престав таких о благочестии погрешных злоупопотреблениях и удалениях. Сие все делается делается промыслительно и не предосужденно, и настоящее нарочно посылается к преосвященству твоему управительное церковное послание, которым предувещаваем и завещаем тебе разсудить всеопасне, и разумев, дойдеши в себя, и послущав призывающему тя церковном  гласу, востаиешъ и возвратишься сюда к нему. Которая, виде твое о дерзновенных покаяние, не только удостоит тебя проще­ния и оставления, но и промыгиление имети будет о тебе обыкновенного своею любовию и расположением, которыя искусством прежде познал еси, то есть другую епархию, лучшую. В противном же случае, если окажешься не послушлив и противен, и пребывая в против­ном священном правилам жительстве, знай верно, что издано будет извержение твоего архиерейства, согласно божественным и священным правилам и законам, которые дерзнул попрать. И не точию сам подчинен будеши строгому и праведному церковному наказанию, но навлечеши то же запрещение и на всех, которых дерзостно рукоположил, как то осужденных, незнаемых и не священных, согласно смыслу и решению священных пра­вил. Разсудив убо себе полезнейше, сотвори, как то пишем тебе, увещавая тя, чтоб была и благодать Божия с твоим преосвященст­вом. 1847 года, августа 8 дня.

На подлинном подписано:
Анфим, патриарх Константинопольский, о Христе брат твой.

Таковы неосновательные наношения и клеветы, сообщенныя от русскаго двора, и угрожающее крайним стеснением (в случае неповиновения) послание Константинопольскаго патриарха, происшедшия единственно по ненависти ко угнетаемым от них издавна, под разными предлогами, староверцам. По­лучив их, митрополит Амвросий, и не видя за собой никакой в том вины, представил ко оправданию своему министру графу Инцаги следующее объяснение:

Ваше Высокопревосходительство! На Ваши мне в высоком Вашем предписании от 30 генваря 1848 года представленные во­просы честь имею отвечать следующим. На 1-й пункт: я никогда никому не хвалился, и не говорил, и самому императору не объяснил, что от патриарха в Буковину послан, против чего меня и никто обличить не может. Но я, представя грамоты, уверял токмо о своем сане, что не запрещен, но свободен. Вероятно, что меня в том и справки посланныя в Царь-град к патриарху оправдали, почему и е под­данство уже принят есмь. На 2, 3, 4 и 5 пунк­ты: при существовании моем в Белокринииком монастыре из русских подданников ни один человек не находится во оном принятым. Не. 6-й пункт: настоятель поехал в Россию дей­ствительно для покупки потребных мона­стырю церковной утвари вещей. Как уже прежде монастырь дал прошение к высокому правительству для неплачения пошлины, о чем и решение получено, а не для какого духовнаго действия. Один только раз при моем существовании, под каким характером он взял пас­порт во Львове, мне не известно, ибо он из Львова в монастырь не возвращался. На 7-й пункт: от монастыря проповедники в Россию отнюд никогда посылаемы не были. На 8-й пункт: я никогда не разширял власти моей в России и никогда даже об том ничего и не пи­сал во оную, а только было мое старание об находящемся народе в Буковине староверче­ских обществ. На 9-й пункт: я посвящал во священство жителей монастыря и избранных лиц староверческих обществ, добродетелию и ревностию к благочестию от того же народа засвидетельствованных, но не в Россию и не подданников русских. А на письмо патриарха Константинопольскаго от 8-го августа 1847 года могу отвечать следующее: 1) в 1841 году, сентября 12 дня, после пятилетней моей па­ствы, сменили меня с моей законной Босанской епархии без всякой объявленной мне причины, как то и сам нынешний патриарх знает, ко­торый тогда был мой агент. Далее, отпра­вившись я из Босании и приехавши в Ибраил, писал моему приятелю в Царьград, допросить у патриарха причины, за что меня сменили. Приятель мой по совету некоторых особ ос­мелился дойти и до русскаго посланника госпо­дина министра Титова и просить для меня ходатайства. Господин Титов, видя сделан­ную мне несправедливость, послал тогдашне­му патриарху Анфиму второму (умершему 1842 года, июня 12) у котораго спросил, со­грешил ли я против веры православной. Он отвечал: «Нет». «А согрешил ли против церкви и власти своего патриарха?» И на то отвечал: «Нет». «А для чего сменили?» — был дальше вопрошен, на который вопрос патриарх отве­чал: «По клевете начальников турецких босанских». Потому и надеялся я, что прибывшу мне в Константинополь, определит меня цер­ковь и патриарх в другую епархию. Однако не только в животе своем Анфим патриарх за­был, когда хотел меня помиловать, но даже и другие два последующие на престол патриар­хи, Герман и Мелетий, через целых пять годов не показали ко мне никакого знака человеколю­бия и братолюбия, но оставили меня только на малой пенсии при патриархии еще далее во ожидании вакансии; 2) что писал нынешний патриарх Анфим третий, бывший, как выше сказано, мой некогда агент, зная все мое несча­стие и страдание, а притом еще даже и са­мую невинность в случившемся мне непредви­денном последовании, вступил на престол патриаршества и не обратил очей своих на меня, определить меня, по крайней мере, в ма­лейшую некую епархию, которыя уже тогда были вдовствующая, как то Марония и Гонохора, но поставил во оныя епархии своих лю­бимцев, молодых и вовсе не искусных диаконов, а не меня или подобных мне страдальцев, ко­торых в Царьграде есть довольно, и как не имея никакой силы или средств, терпят и страждут до сих пор; 3) Однако мне по благо­дати Божией явилась луча из царства Австрийскаго, которая посредством всевысочайшаго указа подала произволение почти осиро­тевшему народу искать и привести себе ар­хиерея из-за границы; я принял такое извес­тие за единственный промысл Божий и отважился прибыть в Буковину не бродяжества ради, но, во-первых, для моего спасения и спо­койствия, а во-вторых, не пренебречь такое доброе дело для упасения лишенных пастыря овец, которых я не украл и ни от кого не от­нял, но, последуя примерам апостольским, пришел защитить их и быть им во отца и пастыря и утешителя, не мешаясь во овцы чуждыя, имущие своих других пастырей, как то и правила апостольские и соборы не по­зволяют; которыя правила я не опровергаю, по с подтверждением признаю. Однако оныя наводимыя правила, как-то: апостольское 15 и 35-е и Четвертаго Вселенскаго собора 13-е, отнюд ко мне не применимы и меня осудить не могут, неправедно бо возжженному светильнику под спудом стояти. И я единожды сию религию принял и уже вспять возвратитися отнюд не желаю, потому что я, как выше сказал, не влез в чужое стадо, ниже в чужую епархию, но, словом сказать, Божиим благоволением и по царской милости и пра­вом, данным староверческому народу в Бу­ковине, на звание и просьбу того же народа чрез их депутатов пришел я по ревности евангельской ко овцам, не имущим пастыря, не на уничтожение, но на увеличение славы Божией, где останки старых моих лет поло­жить и самую жизнь скончать желаю, благо­даря Бога, его ексенции покорный слуга.

На подлинном подписано:
Митрополит Амвросий.
Вена. Февраля 7-го дня 1848 года.

По представлении сего обстоятельства господину министру митрополит Амвросий, пребывая в Вене во ожидании надлежащаго решения, получил второе предписание от того же министра, графа Инцаги, следующаго содержания:

Объяснение Вашего Преосвященства от 7 числа сего месяца Его Императорскому Ве­личеству представлено. Его Величество, по всевысочайшему решению от 22 числа сего текущаго месяца, вашему прошению, чтоб возвратиться в Белокриницкий монастырь не соизволяет, но благоизволил повелеть, чтобы вас уведомить, что ваше возвращение в Буковину не может больше места иметь, после сего высочайшаго повеления о вашей на дальное время деятельности для липованов в Буковине не может быть больше ни слова. Я на это за нужное поставляю Ваше Преос­вященство понудить изразить свою реши­мость возвратиться к патриарху, или на заточение, и мне таковое во осмь дней пред­ставить. К чему я еще замечаю, что Ваше Преосвященство только до моего отдания в Вене пробыть можете. Вена, 24 февраля 1848 года.

На подлинном подписано:
Высочайший канцлер Инцаги

На таковое министерского предписания требование решительнаго от митрополита Амвросия ответа о соизволении его на воз­вращение к патриарху, или на вечное зато­чение, представлено было митрополитом Амвросием ему же, господину министру Инцаги, нижеследующее показание:

Ваше Высокопревосходительство!

Из высокаго вашего предписания от 24-го прошедшаго февраля увидел я всевысочайшее императорское решение, что Его Величество благоизволил повелеть не возвращаться мне более в Буковину, в монастырь Белокриницу. И вследствие сего всевысочайшаго повеления о деятельности моей для липован в Буковине не было больше ни слова, для чего я с глубо­чайшим страхопочитанием принял всевысо­чайшее императорское о сем повеление, и, не противляясь высокой Его Величества воли, повинуюсь царской его власти, как то я и всегда был повинен и послушен высшему на­чальству, которое дано нам от Бога к обще­му нашему спасению и пользе. Однако об изы­ску емом от меня чрез высокое ваше предпи­сание о сем изражении со ужасом и трепе­том сердца отвечаю вам, что я по нечаянном таковом несчастии никак не в состоянии ре­шительно что для себя сказать, ибо намере­ние мое с самаго начала было под щитом царско-императорской милости, которую Его Величество благоизволил подать староверче­скому народу в Буковине, найти для моего спасения, и в старости моей желаемое спо­койствие дойти в тихое пристанище. Для чего я, видя еще в Константинополе всевысо­чайшее императорское позволение в руках депутатов, сущаго в Буковине староверческаго общества, и удостоверяясь о таковом всевысочайшем позволении, для приведения себе из-за границы архиерея, решился и при­шел, утвержаем на том основании, чтоб жить в недрах счастливейшей император­ской державы, как то верный подданник, в которой уже по высочайшей царской мило­сти и по сердечному моему желанию и при­числен во австрийское подданство до самаго последняго издыхания. Моляся Всевышнему о здравии и долголетней жизни всемилостивейшаго нашего императора и держав отца, чего ради и настоящее мое несчастие бывает столь мне горчайшее, сколько была и слад­чайшая моего благополучия надежда. Я не плачу о лишении моей прежней митрополии Босанской, тамо бо виновны мусульмане, враги Креста Христова, но всего прискорб­нее, что ныне уже и под скипетром христианскаго императора второе, новое невинно подьемлю наказание, в лишении нововрученной мне паствы и новоучрежденнаго архиерейскаго престола в Белокринице, да еще над всем тем вовсе против совести моей: ово убеждением, ово угрожением, или отступить вспять и возвратиться к патриарху, или вкусить вечнаго заточения. Потому я ныне нахожусь на краю самой страшнейшей про­пасти, лишен своей епархии, лишен чести доверия, лишен даже и самых нужнейших средств, чтоб мог жить где-нибудь, сораз­мерно моему званию, спокойствием. Для чего и не достает мне иная надежда, и не могу изразиться Вашему Высокопревосходитель­ству, каким иным решением, разве таким, что я как то верный кесарокоролевский под­данник, к ногам Его Императорскаго Величе­ства раболепно припадаю, и мою седую главу прахом посыпаю, и царской милости прошу, которая не завистно и богато изливается на всех верных подданников благополучнейшей сей державы. Милости говорю, в прилунив­шемся мне настоящем несчастии и милости моей старости, и последним дням многопла­чевной моей жизни, если так судило быть Его Величество, то прошу, чтоб далось мне вре­мя, во-первых, для переведения из Буковины в Вену сына моего с его семейством, и при мне находился бы для призрения и утехи моей старости по смерть мою. Во-вторых же, чтобы всевысочайшим промышлением цар­ским назначилось, откуда мне принимать ежегодное и званию моему соразмерное и до­вольное содержание на мои руки, а не из-под аресту. Посих предаю себя благоутробию и милости человеколюбивейшаго нашего импе­ратора, который, по данной ему от Бога благости, воистину сожалеет о моей ста­рости и оставит меня жить свободно в цар­ской его державе, в таком месте, где бы я не был угнетаем от завистников моих, а не вы­давать меня в Турцию к патриарху, ибо я жив туда возвратиться уже не имею ни сил ни духа. Сим могу изразиться в горьком моем настоящем несчастий, прося Ваше Превосхо­дительство ходатайствовать о мне у Его Императорскаго Величества царское пред­ставительство, покровительство и милость, которой и с подобающим страхопочитанием есть Вашего Превосходительства нижайший слуга.

На подлинном подписано:
Митрополит Амвросий.
Вена, марта 3 дня, 1848 года.

Представив таковое решительное о наме­рении своем изъяснение господину минист­ру, митрополит Амвросий, соизволяя лучше итти на вечное заточение, нежели обратить­ся в прежнюю греческую религию, пребываше еще в Вене, и, возложив всю надежду своего спасения на Промысл Божий, в спо­койствии духа ожидаше последняго реше­ния, которое последовало чрез министерство внутренних дел, следующаго содержания:

Преосвященному Амвросию, бывшему митрополиту.

Сие решение строжайшим подтверждени­ем дается вам, дабы вы отнюд не имели ни­какого с липованами союза, но с получения сего немедленно отправились в назначенное вам место пребывания, в город Цылль, и там будете находиться по смерть вашу, с тем замечанием, что выезд из города никуда не дозволяется вам отлучаться, без особаго дозволения от тамошняго господина губер­натора. Два переданныя мне министерская повеления при сем же вам прилагаю с тем означением, что для проезда вашего в Цилль и для содержания вашего там на первый раз назначено вам получить триста левов сереб­ром. А на дальнейшее жительства вашего в Цилли определенное царством содержание там получать будете, как есть сообщено тамошнему губернатору. Кондиция же вам сделана подпорою царства, дабы вы удержа­ны были всякаго содействия и влияния и даже сношения с липованами внутренними, равно и заграничными. В противном же случае какого вашего не исполнительнаго поступка, при­шлете тяжчайшее воспрещение. Вена 26 ию­ня 1848 года».

На подлинном подписано:
Министр внутренних дел Добльгов.

И так господин митрополит Амвросий послан был из Вены в город Цилль на вечное заточение. И как в происшествии горестнаго приключения, все искушения, скорби и на­пасти, перенес мужественно и непоколеби­мо, так на месте заточения пребыл до самой кончины своей, в неизменном древлеправославном благочестии, великодушие претерпе вечное заточение за самый спасительный Крест Христов и последование стопам Его, во спасение души своей и получение Небеснаго Царствия.

По кончине митрополита Амвросия, последовавшей 30 октября 1863 года, его тело было погребено на ближайшем греческом кладбище в г. Триесте (ныне Италия), так как за­хоронение в Белой Кринице было в то время невозможным, а в г. Цилли было только католическое кладбище. Чин святительского погребения владыки Амвросия был заочно совершен в Белокриницком монастыре митрополитом Кирилом.

 

Примечания:

1 Это утверждение содержится в книге Димитрия Ростовского «Розыск о раскольнической брынской вере…», изданной Синодом в 1713 г. Вот более раз­вернутая цитата из этой книги: «…раскольщики, в две токмо силлабы глаголюще ИСУС, не исповеду­ют Спасителя и Исцелителя душ наших. И вправ­ду, в них ин ИСУС: не истиннаго бо ИИСУСА, Спасителя и Исцелителя исповедуют, но некоего Исуса равноухаго» (л. 25 издания 1877 года, выпу­щенного также по благословению «Святейшаго Правительствующаго Всероссийскаго Синода»),

2 Отмена ряда постановлений Стоглавого собора 1551 года и Собора 1621 года была совершена на соборах 1666-1667 годов одновременно с прокля­тием приверженцев древних православных обря­дов. Эти клятвы были формально отменены поста­новлением поместного собора Московского патри­архата в 1971 году.

3 Истинный Крест Христов есть трисоставный (осьмиконечный); под его сенью (тенью) подразу­мевается крест четвероконечный.

4 Херосложение, иначе именословное сложение перстов для священнического и архиерейского благословения, появилось в Греции в начале XVII века и было введено в русский церковный обиход патриархом Никоном и его последователями.

5 Это событие произошло в 1735 году и повлекло за собой разорение ветковских монастырей рос­сийскими войсками. Епископ Епифаний был схва­чен и скончался в заточении. Об этом см. «Старо­обрядческий церковный календарь» на 1994 год, стр.73.

6 Имеются в виду соборы 1666 и 1667 годов, ут­вердившие реформы Никона и подвергшие про­клятиям старообрядцев.

7 Парохия (греч.) — приход.

8 Сочинение Санкт-Петербургского митрополита Феофана Прокоповича,

9 Имеется в виду постановление московского собо­ра 1621 года, напечатанное в 1624 году в книге Большой Потребник, листы 570-574

10 Эти события происходили в 1453 году.

11 Филаретом Дроздовым

12 Единоличное рукоположение владыкой Амвросием епископа Кирила до сих пор вызывает у некоторых соблазн, так как здесь усматривается нарушение ряда канонических постановлений, повелевающих совершать архиерейские хиротонии не менее чем двум епископам. Тем не менее в церковной истории имеются многие примеры, когда православные древ­ние отцы (например, св. Иоанн Златоуст, св. Евсевий Никомидийский, св. священномученик Автоном и ряд других) совершали единолично рукоположе­ния епископов в условиях гонений или в иных «нуждных» обстоятельствах. Более подробные вы­держки из церковно-исторических сочинений по данному вопросу помещены на других страницах настоящего календаря.

13 Липоване — прозвище старообрядцев в ряде стран Юго-Восточной Европы.

14 Т.е. по подложным документам