Главная Публикации История старообрядчества Общины белокриницкой иерархии в Краснодарском крае в период от начала Великой Отечественной войны (1941 г.) до начала XXI века

Темы публикаций

Общины белокриницкой иерархии в Краснодарском крае в период от начала Великой Отечественной войны (1941 г.) до начала XXI века

К 1941 году, на территории Краснодарского края все храмы и молитвенные дома старообрядцев были закрыты. Возрождение церковной жизни старообрядческих общин начинается только в период оккупации Кубани и Северного Кавказа немецко-фашистскими и союзными им румынскими войсками. Именно в это время вновь стали проводиться богослужения в общинах хуторов Новонекрасовского и Новопокровского Приморско-Ахтарского района. В 1942 году возобновила свою деятельность и община в станице Ханской, однако, ввиду того, что здание церкви в период оккупации было разрушено, богослужения проходили в частном доме №55 по ул. Рабочей, принадлежавшем Феодосии Ивановне Трофимовой [6].

Общины белокриницкой иерархии в Краснодарском крае в период от начала Великой Отечественной войны (1941 г.) до начала XXI века

Наряду с общинами белокриницкого и беглопоповсеого согласий в период оккупации возобновили свою деятельность и общины старообрядцев-беспоповцев ст. Белореченской (с 1958 года г. Белореченска) [7], ст. Гиагинской [8] и ст. Тбилисской [9].

Продолжили свое существование все эти старообрядческие общины и после освобождения края от немецко-фашистских захватчиков. Более того, учитывая некоторое «потепление» в отношении религии и верующих в СССР, произошедшее в годы Великой Отечественной войны, создание Совета по делам религиозных культов (постановление СНК СССР №572 от 19 мая 1944 года) и известное постановление СНК СССР №1603 от 19 ноября 1944 года «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов», в 1945–1947 годах была произведена регистрация этих общин. Таким образом, в этот период в Краснодарском крае были зарегистрированы три общины старообрядческой Московской архиепископии Белокриницкой иерархии: в станицах Ханской (до 1991 г. Адыгейская автономная обл. Краснодарского края, после 1991 г. р-ка Адыгея) и Кавказской и на х. Новонекрасовском Приморско-Ахтарского района. В основном о них и пойдет здесь речь.

Станица Ханская

8 июня 1945 года Свято-Никольской общине старообрядцев Белокриницкой иерархии была выдана справка об открытии. Число верующих на момент выдачи справки указывается в количестве 150 человек [10]. Двадцатка общины была зарегистрирована в следующем составе:

  1. Арешкин Абрам Михайлович, 1872 г.р.
  2. Васильченко Кирей Михайлович, 1885 г.р.
  3. Дудинов Савелий Антипович, 1870 г.р.
  4. Дорохина Ирина Федоровна, 1897 г.р.
  5. Корякина Анна Ивановна, 1897 г.р.
  6. Левченко Егор Петрович, 1895 г.р.
  7. Сёмкин Никифор Тихонович, 1890 г.р.
  8. Скокова Прасковья Тимофеевна, 1890 г.р.
  9. Сёмкина Наталья Исаевна, 1908 г.р.
  10. Матушкина Прасковья Афанасьевна, 1908 г.р.
  11. Овчинникова Екатерина Ивановна, 1876 г.р.
  12. Пашкова Александра Дмитриевна, 1918 г.р.,
  13. Петрушин Ларион Иванович, 1882 г.р.
  14. Петрушина Татьяна Никитична, 1884 г.р.
  15. Петрушина Хавронья (так в тексте) Ивановна, 1888 г.р.
  16. Нихотина Прасковья Аремовна (так в тексте), 1877 г.р.
  17. Трофимов Петр Абрамович, 1893 г.р.
  18. Талалаев Лев Григорьевич, 1867 г.р.
  19. Лапин Михаил Иванович (год рождения не указан)
  20. Данильянц Евдокия Савельевна, 1914 г.
  21. Все уроженцы станицы Ханской [11].

18 марта 1946 года община получила справку о регистрации с предоставлением ей Майкопским райсоветом молитвенного помещения по ул. Школьной д. 2 (сторожки разрушенной во время войны старообрядческой церкви) [12]. Исполнительный орган общины был зарегистрирован в составе: Дудинов Савелий Антипович, Левченко Иван Андреевич и Алейникова Прасковья Осиповна. Ревизионная комиссия зарегистрирована в составе: Трофимов П.А., Талалаев Г.К., Васильченко К.М. [13].

Старообрядческую общину в ст. Ханской на протяжении многих лет преследовали проблемы с молитвенным помещением. Так, еще 16 августа 1950 года местная власть посчитала, что в 1946 году молитвенное здание (сторожка разрушенной в 1941 году церкви) было передано общине незаконно и забрала его у общины, поселив туда жильцов [14]. Виду сложившихся обстоятельств, 1 ноября 1950 года общиной был заключен договор аренды помещения по ул. Горелой, дом 36 с Петрухиной Феодосьей Никифоровной [15].

Начиная с 1951 года община много лет арендовала помещение у Клочковой Марфы Кузминичны по ул. Интернациональной, дом 66 [16]. Этот дом она 23 октября 1957 года и пожертвовала церкви в вечное пользование. Однако крайисполком счел акт дарения незаконным и 25 февраля 1959 года передал здание на баланс сельсовету, который, в свою очередь, передал его общине в аренду до 1978 года [17]. Но уже в августе 1969 года общине вновь пришлось подыскивать молитвенное помещение. На сей раз было арендовано помещение по ул. Рабочей, 18 [18]. Сегодня старообрядческая община ст. Ханской находится по адресу: ул. Рабочая, д. 30.

По данным уполномоченного Совета по делам религиозных культов (с 1956 г. – Совет по делам религий) списочная численность старообрядцев в станице Ханской в разные периоды времени колебалась в районе 150 (на 1945 год), 134 (на 01.01.1975), 108 (на 01.01.1980) человек [19]. Однако, на 1 января 1961 г. тот же уполномоченный указывает число членов общины 300 человек. Согласно его отчету, богослужения в старообрядческом храме в ст. Ханской посетило: в 1956 году на Рожество – 240 чел., на Пасху – 80 чел., в 1957 году на Рожество – 250 чел., на Пасху – 460 чел., в 1958 году на Рожество – 200 чел., на Пасху – 510 чел., в 1959 году на Рожество – 270 чел., на Пасху – 421 чел., в 1960 году на Рожество – 310 чел., на Пасху – 364 чел. [20].

27 декабря 1945 года священником в старообрядческую Белокриницкой иерархии церковь святителя Николы в станице Ханской старообрядческим архиепископом Московским и всея Руси Иринархом был определен протоиерей Карп Феофанович Фомин 1878 г.р., уроженец с. Федоровка Андреевского района Чкаловской области. Рукоположен в священнический сан он был еще в 1907 году епископом Уральским Арсением (Швецовым) на родное с. Федоровка, где он служил до 1926 года [21]. 5 июля 1948 года он ушел на покой по старости и болезни (по собственному прошению). Вместо него священником в Ханскую был рукоположен уроженец с. Воронок Черниговской области Василий Акимович Евтехов, 1883 г.р. До своего рукоположения он служил сторожем в ростовской старообрядческой общине, являлся членом двадцатки [22].

В 1950 году о. Василий Евтехов был переведен в приход станицы Калиновской Наурского района Грозненской области, а 6 марта 1951 года к служению в ст. Ханской был возвращен о. Карп Фомин [23]. 28 декабря 1953 года в храм свт. Николы ст. Ханской был рукоположен и 5 января 1954 года зарегистрирован уполномоченным Совета по делам религиозных культов о. Артамон Андреевич Иванов, которого 24 марта 1955 года сменил о. Иоанн Афанасьевич Лаптев, которого, в свою очередь, в 1962 году сменил Викул Иванович Митрохин. 17 июля 1967 года архиепископом Московским и всея Руси Иосифом (Моржаковым) было вынесено определение о назначении о. Викула Митрохина священником в ст. Ханскую временно, до «определения туда постоянного священника» [24]. 21 марта 1968 года священником в станицу Ханскую был определен о. Иоанн Анисимович Рыбаков [25]. О нем следует сказать особо.

Отец Иоанн Рыбаков

Родился Иван Анисимович Рыбаков 24 августа 1932 года в хуторе Сидоры Шауляйского уезда Литовской республики в семье старообрядца-беспоповца Анисима Рыбакова и супруги его Мавры, которая принадлежала к белокриницкому согласию. В 1926 году родители будущего о. Иоанна поженились, а в 1939-м священник Кирил Иванов присоединил Анисима Рыбакова к Церкви и, судя по всему, венчал супругов. С этого момента в доме Рыбаковых на хуторе Сидоры стала действовать домовая церковь.

С 1951 по 1954 годы Иван Рыбаков служил в рядах Советской армии, а в середине 1950-х годов семья Рыбаковых переехала на Кубань, сначала в Майкоп, а затем и в станицу Ханскую. В 1957 году Иоанн венчался с местной старообрядкой Натальей.

В 1959 году в станице Кавказской на праздник святого пророка Илии епископом Александром Чуниным Иоанн Рыбаков был рукоположен в сан иерея ко храму станицы Калиновской Чечено-Ингушской АССР (восстановлена в 1957 г.). Настоятелем этой общины, впрочем, ему суждено было пробыть недолго, так как прежний священник о. Василий Евтехов (переведенный сюда из ст. Ханской) вступил в конфликт с местными старообрядцами и те даже пожаловались на него местным властям. На фоне этого конфликта местные власти отказали в регистрации новому священнику, и о. Иоанн вынужден был уехать к себе в ст. Ханскую. Там он, уже будучи священником, семь лет работал на строительных работах, пока, наконец, в 1968 году не получил определение на должность настоятеля храма во имя Рожества Пресвятой Богородицы в станице Ханской. С тех пор он является бессменным настоятелем этой общины, на сегодняшний день являясь старейшим священником в Русской Православной Старообрядческой Церкви. На протяжении многих лет о. Иоанн также окормлял общины в Ростове-на-Дону (в 1974–1977 гг. и в 1986–2001гг.), в ст. Кавказской (1994–2007 гг.) и на х. Ново-Некрасовском (с 2005 по апрель 2015 г.). В 2007 году на день своего Ангела, 11 сентября, епископом Донским и Кавказским Зосимой отец Иоанн был возведен в сан протоиерея [26; 3].

Станица Кавказская

Сведения о старообрядческой общине станицы Кавказской в период после Великой Отечественной войны и до 1990-х годов, на удивление, более чем скудные. Известно, что зарегистрирована эта община была предположительно в 1945–1947 годах: регистраций религиозных общин после марта 1948 года в СССР не было [2] (исключениями были, например, общины возвратившихся в 1961 году на Родину из Турции некрасовцев), а на 1956 год община числится как зарегистрированная [20].

С 1933 по 1949 годы старообрядцы собирались на молитву в частном доме Гурова Тараса Евлампиевича. В 1949 году, ввиду тесноты помещения, общиной был приобретен большой дом по ул. Дзержинского, где был оборудован храм в честь святаго пророка Илии. В 1960-е, время преследований религии в годы правления Н.С. Хрущева, этот храм местные власти закрыли. Тогда в 1967 году Коновалова Екатерина Николаевна пожертвовала общине свой дом. В этом доме богослужения проводились до 2017 года, когда в ст. Кавказской был построен новый большой храм.

С 1949 по 1961 годы в станице Кавказской служил священник о. Викул Иванович Митрохин (06.02.1879 — 30.05.1968 гг.). После его смерти некоторое время службы проводились отцом Иоанном Рыбаковым. Затем настоятелем храма был назначен о. Анисим Григорьевич Рыбаков, который умер 16 августа 1995 года. После этого до 2007 года общину окормляли священники о. Иоанн Рыбаков и о. Петр Галанов. В 2007 году настоятелем храма св. пророка Илии в ст. Кавказской был назначен о. Валерий Кириченко, который является настоятелем этой общины и по настоящее время. За годы его служения община увеличилась численно, был построен новый храм, где богослужения проходят с Рожества Христова 2017 года [4: 5].

Хутор Новонекрасовский

Еще одна община старообрядческой Московской архиепископии Белокриницкой иерархии в Краснодарском крае – это община х. Новонекрасовского Приморско-Ахтарского района. В июле 1945 года эта община подала документы на регистрацию, однако регистрации не получила. Причиной тому было то, что священника в общине на тот момент не было, а настоятелем числился псаломщик Ивануткин Никифор Иванович 1874 г.р., уроженец с. Майнос в Турции. В то время как в общине, считающейся старообрядческой, приемлющей священство от Белокриницкой иерархии, «служителем культа» должен был быть священник, получивший назначение от старообрядческого архиепископа Московского и всея Руси Иринарха. После возвращения из Грузии служившего в общине до 1930-х годов священника о. Фомы Антошина община подала документы на регистрацию вновь. Зарегистрирована Новонекрасовская община была 17 декабря 1945 года [27].

Двадцатка общины была зарегистрирована в следующем составе:

  1. Королев Кирсан Перфилович, 1877 г.р., председатель совета общины
  2. Рабанин Евлампий Кирилович, 1871 г.р., староста
  3. Череватов Феонген (так в тексте) Алексеевич, 1865 г.р., член церковного совета
  4. Волков Павел Сергеевич, 1877 г.р., член церковного совета
  5. Мантаев Борис Тимофеевич, 1883 г.р., член церковного совета
  6. Пушечкин Иван Петрович, 1871 г.р., член церковного совета
  7. Зайцева Агафья Лукьяновна, 1875 г.р.
  8. Ивануткина Анна Ивановна, 1875 г.р.
  9. Рабанина Матрона Исидоровна, 1887 г.р.
  10. Лебедкова Анна Семеновна, 1887 г.р.
  11. Попикова Агафья Васильевна, 1886 г.р.
  12. Беликова Дарья Стефановна, 1884 г.р.
  13. Господарева Наталья Григорьевна, 1887 г.р.
  14. Волкова Марья Григорьевна, 1889 г.р.
  15. Абашкина Евдокия Андреевна, 1887 г.р.
  16. Абашкина Евдокия Федоровна, 1889 г.р.
  17. Галанов Иван Федорович, 1887 г.р.
  18. Галанова Анна Ивановна, 1888 г.р.
  19. Пушечкина Евдокия Родионовна, 1870 г.р.
  20. Ясфелова Степанида Ананьевна [28]

После смерти о. Фомы Антошина 21 мая 1949 года в Новонекрасовский храм был назначен священником о. Антипатр Григорьевич Скачедуб. Родился он на х. Денисове Штейнгартовского района Краснодарского края. Был рукоположен в сан священника в 1914 г. До 1949 г. служил на х. Гудко-Лиманском (так назывался х. Денисов с 1921 г.) Краснодарского края [29].

О. Антипатра Скачедуба в марте 1953 года сменил священник о. Варфоломей Иванович Воропаев, 1897 г.р., уроженец с. Кросиновка Ивановского района Киевской области. Священником он служил с 1930 г. В 1927 г. окончил богословские курсы. В 1937 г. был осужден на 5 лет [30].

В феврале 1956 года его сменил священник о. Артемон Андреевич Иванов (уроженец с. Журиловка Тульчинской обл. в Румынии, переселившийся в СССР в 1947 г., 1954 – рукоположен священником в ст. Ханская, 1955 – направлен в г. Калач-на-Дону). Однако и он не ужился с местными некрасовцами [30]. 17 марта 1958 года о. Артамон Андреев оставил служение на х. Новонекрасовском, и на его место временно был направлен священник о. Василий Петрович Пневин (? фамилия неразборчиво), которого сменил уже служивший ранее в Новонекрасовском о. Варфоломей Воропаев [31]. В этот раз о. Варфоломей служил на х. Новонекрасовском относительно долго.

В соответствии с требованиями государственных органов (уполномоченного Совета по делам религий) о. Варфоломей (как, впрочем, многие священники того времени) предоставлял отчеты, которые имеют теперь определенную историческую ценность. Так, он упоминает об обычае «Христаславления», совершаемом в Новонекрасовском по просьбе верующих в их домах священником и членами церковного клира. При этом он сообщает, что «колядки» под Новый год и Рождество на х. Новонекрасовском не совершаются и не приняты.

Он сообщает, что в 1960 году храм посетило: на Рожество – 132 чел., на Крещение – 185 чел., на Пасху – 162 чел. Среднее число верующих он оценивает в 110 человек [32]. В 110 человек на 1 января 1961 года численность верующих нав х. Новонекрасовском Приморско-Ахтарского района оценивает и уполномоченный Совета по делам религий [33]. После смерти о. Варфоломея Воропаева для окормления новонекрасовцев по назначению епископа Донского и Кавказского Анастасия (Кононова) приезжал из станицы Кавказской священник о. Анисим Григорьевич Рыбаков. В отсутствие священника богослужения в этот период вел уставщик Пушечкин Иван Петрович. 9 мая 1976 года священником на х. Новонекрасовский был направлен протоиерей о. Виктор Феопентович Зюзин, который также служил здесь недолго [34]. Следует сказать, что частая смена священников в 1950–1970-х годах была «болезнью» Новонекрасовского прихода, которую он смог пережить только с рукоположением в священный сан в январе 1979 года местного жителя, выходца из своей среды, бывшего рыбака Галанова Петра Ивановича.

В начале 1979 года списочный состав членов общества х. Новонекрасовского выглядел следующим образом: Галановы, Корнеевы, Комарковы, Лавреновы, Анисимовы, Гусевы, Тумины, Пушечкины, Мелиховы, Парфеновы, Марчихины, Черевановы, Скачедубы, Шкодрины, Астаховы, Зайцевы, Волковы, Власовы, Недосейкины, Шараевы, Рузьковы, Лукьяновы, Ремезовы, Игнатовы, Ястребовы, Ивануткины, Красниковы, Винтовкины (?), Щербаковы, Суворовы, Костюк, Малкины, Беликовы, Мантаевы, Мартыновы, Логвиновы, Давыдюк, Гулкины, Парняковы, Голубовы, Чижиковы. Всего 63 чел.: 17 мужчин, 46 женщин. Образование начальное – 63 человека. Возраст: за 50 лет – 9 чел., за 60 – 17 чел., за 70 – 19 чел., за 80 – 13 чел., свыше 80 – 5 чел. [35].

Таким образом, в приведенном списке мы видим, как фамилии собственно «некрасовские» (например, Тумины, Пушечкины, Ивануткины, Чижиковы и пр.), так и переселившихся на х. Новонекрасовский позже. Например, Скачедубы – это семья священника отца Антипатра Скачедуба. Анна Тимофеевна Фатула (в девичестве Четикова) сообщает о переезде на х. Новонекрасовский их семьи из Астраханской области в 1947 году, куда они, в числе других русских липованских семей, в том же году переселились из с. Сарикей в Румынии [36]. Мелиховы – это еще одни переселенцы из Румынии из с. Журиловка. Только переселились в Россию они еще до 1917 года сначала на Дальний Восток, в район города Благовещенска, затем оттуда в Головинк, и, наконец, в 1930-х годах (не ранее 1935 г.) на х. Новопокровский [37].

В домохозяйстве у Мелиховых, в отдельно устроенной келье, проживал и бывший насельник Ольгинской старообрядческой обители священноинок Нифонт (Бочаров), ведший в 1949 году переписку с архиепископом Иринархом [1]. Священноинок Нифонт переселился на х. Новопокровский в 1940-х годах (после Великой Отечественной войны). Жил на х. Новопокровском у Мелиховых, посещал храм на х. Новонекрасовком. Отец Нифонт занимался рукоделием, так как был искусен в токарном ремесле и имел токарный станок. Этот токарный станок, в конечном счете, был реквизирован властями под предлогом того, что о. Нифонт занимается незаконной трудовой деятельностью и имеет незаконный доход. Со временем о. Нифонт потерял зрение (ослеп) и в 1960-х годах переселился из х. Новопокровского к родственникам [37].

О. Петр Галанов, как уже говорилось выше, до своего рукоположения был рыбаком. И именно его малограмотность и недостаточное прилежание к выполнению священнических обязанностей ставились ему в укор его прихожанами-односельчанами [36; 37; 38]. Период служения в Новонекрасовском о. Петра Галанова также сопровождался волнениями в приходе. Прихожане и церковный актив неоднократно писали и архиепископу (с 1988 г. митрополиту) Московскому и всея Руси Алимпию (Гусеву), и уполномоченному Совета, и в Приморско-Ахтарский райисполком жалобы на своего настоятеля, обвиняя его в грубом поведении, нерегулярном проведении богослужений, присвоении денежных средств и т.д. О. Петр Галанов на некоторое время (несколько месяцев в 1986 году) запрещался архиепископом Алимпием в служении, неоднократно вызывался для проведения «воспитательной» беседы в райисполком и к уполномоченному Совета, однако служил на х. Новонекрасовском до своей смерти в 2008 году [39]. После него постоянных священников до апреля 2015 г. на х. Новонекрасовском не было. В апреле 2015 года в храм св. великомученика Димитрия х. Новонекрасовского был назначен о. Глеб Бобков.

Надо сказать, что х. Новонекрасовский, как и соседний с ним х. Новопокровский не были обделены вниманием «внешних». Несомненно, местных старообрядцев в полной мере коснулись преследования религии и в 1930-х, и в 1960-х годах. Здесь также были закрыты оба храма. Обе общины легально действовали только до 17 декабря 1945 года (Новонекрасовская) и 1 марта 1946 года (Новопокровская). Однако неоднократно властям приходилось считаться с религиозностью жителей хуторов, учитывать, что чрезмерное давление «настроит их против власти, и они могут даже прекратить работу в колхозе» [40].

Привлекали хутора Новонекрасовский и Новопокровский и внимание исследователей фольклора, этнографов, историков. Вероятно, первым в списке исследователей фольклора некрасовцев стоит кандидат филологических наук (с 1946 г.), доцент, лауреат премии Всесоюзного конкурса фольклористов член Союза писателей СССР (с 1963 г.) Виктор Федорович Тумилевич. Перу В. Тумилевича принадлежит целый ряд книг и статей, посвященных устному творчеству казаков-некрасовцев: «Сказки казаков-некрасовцев» (1945), «Песни и сказки» (фольклор казаков-некрасовцев о Великой Отечественной войне) (1947), «Песни казаков-некрасовцев» (1947), «Фольклор казаков-некрасовцев» (1958), «Русские народные сказки казаков-некрасовцев» (1958), «Сказки и предания казаков-некрасовцев» (1961). В 1947 году некрасовцы приняли Тумилевича в почетные казаки [41]. Ему было передано некрасовское знамя, которое теперь хранится в Ростовском краеведческом музее [38]. Среди других известных в науке имен исследователей, касавшихся в своих работах темы старообрядцев хуторов Новопокровского и Новонекрасовского, необходимо упомянуть Елену Александровну Агееву и Ирину Васильевну Поздееву. Впрочем, именами этих исследователей список изучавших и посвятивших себя изучению этой темы не ограничивается.

Говоря о старообрядческой общине х. Новонекрасовского, необходимо, хотя это и немного выходит за рамки указанной в наименовании темы, сказать о соседях новонекрасовцев – старообрядческой общине х. Новопокровского. Без этого наш рассказ будет неполным.

Хутор Новопокровский

Итак, хутор Новопокровский был основан в 1921 году переселившимися из Бабук-Аула и Головинки, а ранее туда из Хамидие староверами-«беглопоповцами». В 1926-м он «прирос» хутором Потемкинским [42], а в 1946–1947 значительно увеличился за счет старообрядцев-липован прибывших из Румынии (из сел Слава Русская и Сарикей) и из Болгарии [43; 44].

25 февраля 1957 года священником в храм Покрова Пресвятой Богородицы х. Новопокровского архиепископом Куйбышевским и всея Руси Епифанием был рукоположен о. Полиект Григорьевич Ефимов [45], Будучи уроженцем села Сарикёй в Румынии, он вместе с другими липованами румынских сел Сарикей и Камень в 1947 году был переселен в Астраханскую область, откуда вместе со своей семьей самовольно тайно переселился в хутор Новопокровский [46].

По официальным данным, на хуторе Новопокровском в тот период времени число верующих-старообрядцев составляло порядка 110–120 человек. Например, в 1960-м в отчете уполномоченного число верующих показано примерно 110 человек. При этом отмечается, что на Сретение в храме присутствовало 60 человек, на Пасху – 170, на Преображение – 165, на Покров – 120 [47]. В аналогичных отчетах за 1980 год число верующих на х. Новопокровском обозначается в 121 человек [48]. Под термином «верующие» в данных отчетах нужно понимать лиц, активно посещающих храм и принимающих участие в богослужениях, в то время как число старообрядцев х. Новопокровского почти полностью соответствовало числу жителей хутора (за исключением приезжих учителей и прочих присланных специалистов). Окормлять такую немалочисленную паству в трудные годы новых гонений на религию при Н.С. Хрущеве (когда власти запрещали крестить детей, совершать браковенчания) и в последующий период выпало на долю о. Полиекта Ефимова, который с вверенной ему Богом и священноначалием Древлеправославной Церкви задачей справился самым достойным образом. Во второй половине XX века хутор Новопокровский превратился в один из центров старообрядчества всесоюзного и всероссийского масштаба и стал кузницей кадров для Древлеправославной Церкви («беглопоповской» иерерхии): только в период с 1969 по 1987 годы из числа старообрядцев-покровчан было рукоположено 7 священнослужителей, а с 1988 года по настоящее время эта цифра утроилась.

Хутор Новопокровский смело можно назвать колыбелью и основанием Централизованной религиозной организации Древлеправославная Церковь (Древлеправославная Архиепископия). Именно на х. Новопокровском на Освященном Соборе в мае 2017 года было принято следующее решение:
«Стремясь к любви и единению между древлеправославными христианами-старообрядцами и преодолению многолетнего раздора между Древлеправославной Церковью («беглопоповским согласием») и Старообрядческой Церковью («белокриницким согласием»), рассмотрев многочисленные прецеденты из истории Церкви и результаты деятельности совместных комиссий, Собор постановил:

  • Признать и принять Апостольскую преемственность архиерейских хиротоний белокриницкого согласия.
  • Упразднить чин довершения старообрядцев белокриницкого согласия и не вводить иной чиноприем в отношении оных.
  • Обе иерархии сохраняют свою каноническую и юридическую самостоятельность и установившиеся обычаи.

Собор заявляет о готовности восстановления евхаристического и молитвенного общения Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии) и «Белокриницкой иерархии», которое будет утверждено совместной Грамотой».

В октябре того же года здесь же в храме Покрова Пресвятой Богородицы х. Новопокровского на следующем Освященном Соборе Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии) были приняты решения о направлении делегации Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии) на Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви и о подписании совместной Согласительной грамоты. Утвержденный Собором Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии) первоначальный текст проекта грамоты выглядел следующим образом:
«Стремясь к любви и единению между древлеправославными христианами-старообрядцами и преодолению 170-летнего раздора между Древлеправославной Церковью («беглопоповским согласием») и Русской Православной Старообрядческой Церковью («белокриницким согласием»), рассмотрев многочисленные прецеденты из истории Церкви и результаты деятельности совместных комиссий, мы, предстоятели Русской Православной Старообрядческой Церкви и Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии), в согласии и по одобрению наших клириков и мирян и руководствуясь решениями наших Соборов, постановляем и провозглашаем:

  • Признать и принять Апостольскую преемственность архиерейских хиротоний белокриницкой и беглопоповской иерархий.
  • Обе иерархии сохраняют свою каноническую и юридическую самостоятельность и установившиеся обычаи.
  • Духовенство и мирян призываем без всякого сомнения посещать храмы Русской Православной Старообрядческой Церкви и Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии) для евхаристического общения, совместного совершения богослужений и исполнения таинств и треб.
  • Преодолевая многолетнее разделение, уничтожаем всякое злое порицание, высказывание, сомнения и упреки в адрес друг друга, выражающиеся в устной или письменной форме, наставляя и в будущем не повторять сих.
  • Нарушения положений настоящей Согласительной грамоты разрешать совместно».

Мирная грамота, как известно, была подписана митрополитом Корнилием (Титовым) и епископом Никодимом (Елякиным) 17 октября 2017 года на Освященном Соборе Русской Православной Старообрядческой Церкви в Москве.

Выше, в связи о. Артамоном Ивановым и о. Полиектом Ефимовым, уже говорилось о переселении липован на историческую Родину в 1946 и 1947 годах. Один из трех крупных переселенческих потоков из Румынии в СССР прибыл в сентябре 1947 года в Краснодарский край. Пароходы с переселенцами и их багажом прибывали в порт г. Ейска с 14 по 19 сентября 1947 года. Первых прибывших в Ейск ночью 14 сентября встречали представители местных партийных и советских организаций, представитель Краснодарского крайисполкома [49]. Всего, согласно спискам, в г. Ейск прибыло из с. Журиловка 1230 человек [50] и из с. Гендерешти — 306 человек [51]. Примечательно, что если среди переселившихся из Румынии из села Сарикей в Астраханскую область и из села Слава Русская под Мариуполь были и «беглопоповцы» и «белокриницкие», то все прибывшие в Ейск принадлежали в «белокриницкому» согласию.

Кроме различных домашних вещей, прибывшие привезли с собой лошадей, коров, овец, свиней, ослов (в тексте – ишаков), лодки, телеги, плуги, бороны, рыболовные сети [52]. Вероятно, скот частично или полностью был сдан в колхоз.

Переселенцы первоначально были поселены в селах Воронцовка и Кухаревка Ейского района Краснодарского края. В крайисполком было отрапортовано, что в селе Воронцовка для переселившихся было выделено 50 га колхозной земли под усадебные участки, огороды и выпас скота. Спустя три-четыре дня по прибытии была начата выдача денежных ссуд для хлебозаведения, были проведены беседы на темы бытового устройства и Советской Конституции [53]. На деле же в Воронцовке переселенцы были поселены в полуразрушенные дома, для 20 семей квартиры вообще не были выделены. Имелся недостаток топлива и питьевой воды [54]. Прибывшая из Краснодара специально созданная Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия отмечала крайнюю скученность в квартирах, запущенность жилья, отсутствие стекол, недостаток топлива, антисанитарные условия [55].

449 человек из этой партии переселенцев были размещены в Темрюкском районе, в поселке За Родину. Эти переселенцы прибыли в СССР из села Журиловка в Румынии [56]. Условия, в которых была размещена эта партия переселенцев, были несколько лучше, чем в Ейском района. Имелись светлые, побеленные помещения. Однако также имелся и недостаток топлива и воды. В некоторых комнатах совсем отсутствовали плиты для приготовления пищи и обогрева [57].
Ни в одном из двух мест переселения в Краснодарском крае в тот момент липоване-переселенцы зарегистрированных общин не создали, храмы, обещанные советскими уполномоченными переселяющимся из Румынии, естественно, построены не были. Старообрядцы, проживавшие в Воронцовке и За Родину, окормлялись священнослужителями из других ближайших старообрядцеских приходов. Старообрядцев в поселке За Родину, например, окормляли до сих пор окормляет о. Иоанн Рыбаков из ст. Ханской. Молитвенное помещение община поселка За Родину Темрюкского района Краснодарского края получила только в первом десятилетии XXI века. Именно в это время трудами и попечением всех христиан поселка За Родину, а особенно Надежды Любенко, на поселковом кладбище была построена часовня во имя Владимирского образа Пресвятой Богородицы. С тех пор здесь наладилось регулярное богослужение не только по праздничным, но и по воскресным дням. Государственной регистрации общины в Воронцовке и поселке За Родину пока не имеют.

Единственной общиной Белокриницкой иерархии (Русской Православной Старообрядческой Церкви), получившей государственную регистрацию в постсоветский период, является община города Краснодара. В настоящее время община строит храм.

Список источников

  1. «Все мы на земле временные гости, ибо отечество наше на небесах». Тринадцать писем архиепископа Иринарха (письмо свяшенноиноку Нифонту (Бочарову))// Во время оно. История старообрядчества в свидетельствах и документах. Приложение к журналу «Церковь». Вып. 3. М., 2006. С. 201.
  2. Дупленская Е.Н. Совет по делам религиозных культов при СМ СССР: история создания, основные направления деятельности // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Сборник докладов и материалов межрегиональных научно-практических семинаров и конференций. 2002–2004 гг. М., 2004. С. 612.
  3. Иоанн Анисимович Рыбаков, протоиерей. — URL: https://ruvera.ru/people/rybakov (дата обращения: 07.06. 2020).
  4. Кавказские старообрядцы строят храм. — URL: https://ruvera.ru/news/kavkazskie_staroobryadcy (дата обращения: 07.06.2020).
  5. Строительство храма в станице Кавказская Краснодарского края. — URL: http://ocherkistaroobryad.blogspot.com/2016/03/blog-post_24.html (дата обращения: 07.06. 2020)
  6. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 452. Л. 7, 8, 14.
  7. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 415. Л. 13.
  8. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 420. Л. 1.
  9. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 1. Д. 38. Л. 5.
  10. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 452. Л. 6.
  11. Там же. Л. 5.
  12. Там же. Л. 12.
  13. Там же. Л. 11.
  14. Там же. Л. 43.
  15. Там же. Л. 46.
  16. Там же. Л. 61.
  17. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 452. Л. 68, 75, 88, 112, 113, 117.
  18. Там же. Л. 144.
  19. Там же. Л.160–164, 169–171.
  20. ГАКК. Ф.Р. Р-687. Оп. 3. Д. 1507. Л. 12, 17.
  21. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 452. Л. 10, 14, 16, 20–20 об.
  22. Там же. Л. 28, 30, 31, 33.
  23. Там же. Л. 39, 52.
  24. Там же. Л. 74, 92, 126, 135, 138.
  25. Там же. Л. 141.
  26. Там же. Л. 147.
  27. Там же. Д. 465. Л.5, 12, 13, 16, 22.
  28. Там же. Д. 465. Л.11.
  29. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 465. Л. 28, 33.
  30. Там же. Л. 38–41.
  31. Там же. Л. 53, 56.
  32. Там же. Л. 89, 92, 95–97.
  33. ГАКК. Ф.Р. Р-687. Оп. 3. Д. 1507. Л. 17.
  34. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 465. Л. 100, 103.
  35. Там же. Л.106–108.
  36. Запись из личного архива о. А. Шамова. Информатор Фатула (Четикова) Анна Тимофеевна, х. Новонекрасовский, Приморско-Ахтарский район Краснодарского края, 08.02.2013 г.
  37. Запись из личного архива о. А. Шамова. Информатор Мелихов Тимофей, х. Новопокровский, Приморско-Ахтарский район Краснодарского края, 08.02.2013 г.
  38. Запись из личного архива о. А. Шамова. Информатор Тумин Иван Леонтьевич, х. Новонекрасовский, Приморско-Ахтарский район Краснодарского края, 08.02.2013 г.
  39. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 465. Л. 109–133.
  40. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 466. Л. 1 – 1 оборот, 13.
  41. Tumilevich.ru — URL: http://www.tumilevich.ru/index.php (дата обращения: 16.06. 2020).
  42. ГАКК. Ф.Р. 577. Оп. 1. Д. 396. Л. 121–122.
  43. Запись из личного архива о. А. Шамова. Информатор Игрушкина (Изотова) Прасковья Терентьевна, х. Новопокровский, Приморско-Ахтарский район Краснодарского края, 08.02.2013 г.
  44. Запись из личного архива о. А. Шамова. Информатор Лагерева (Мартынова) Зинаида, х. Новопокровский, Приморско-Ахтарский район Краснодарского края, 05.02.2013 г.
  45. ГАКК. Ф.Р. 1519. Оп. 2. Д. 466. Л.55.
  46. Там же. Л. 55, 57.
  47. Там же. Л. 69.
  48. Там же. Л. 93.
  49. ГАКК. Ф.Р.1539. Оп. 1. Д. 11а. Л. 2.
  50. Там же. Л. 5–40.
  51. Там же. Л. 43–53.
  52. Там же. Л. 2, 41.
  53. Там же. Л. 2.
  54. Там же. Л. 59–60.
  55. Там же. Л. 56.
  56. Там же. Л. 121–130.
  57. Там же. Л. 59–60.
  58. Старообрядцы За Родину — URL: https://izdrevle.ru/staroobryadtsy_za_rodinu (дата обращения: 16.06. 2020).