Главная Публикации Богословие и культура Понятие духовной жизни личности в христианской культуре

Темы публикаций

Понятие духовной жизни личности в христианской культуре

Образование человека как существа духовного, не сводимого только к его биологической природе и социальным функциям, предполагает его воспитание согласно духовному достоинству человеческой личности, обретение им опыта сознательной духовной жизни. Великий русский философ И.А. Ильин так писал о целях образования и воспитания личности: «Самое важное в воспитании — это духовно пробудить ребенка и указать ему перед лицом грядущих трудностей, подстерегающих его опасностей и искушений жизни — истинные силы и утешения в его собственной душе. Надо воспитать в его душе будущего победителя, который умел бы внутренне уважать самого себя и утверждать свое духовное достоинство и свою свободу — духовную личность, перед которой были бы бессильны все соблазны и искушения… современного сатанизма. [1]

Понятие духовной жизни личности в христианской культуре
Фото: Серафима Смирнова

Цель воспитания личности — раскрытие перед ней и в ней силы духа, которая не поддается давлению всех тех факторов жизни, которые смогут сломить человека, превратить его в объект воздействия внешних отношений и обстоятельств, существующий по принципу «приспособиться и выжить». Духовное становление человека есть не столько его воспитание как объекта педагогического воздействия, сколько самовоспитание в качестве субъекта своего духовного становления.

Процесс становления личности всегда опирается на определенные ценностно-мировоззренческие установки и принципы. Сознательные волевые усилия личности по возделыванию своей души предполагают наличие той или иной мировоззренческой модели человека, которая определяет направление и содержание этих усилий. Эта мировоззренческая философско-теоретическая модель человека, на которой строится духовное воспитание личности, обычно предполагает определенное понимание онтологических оснований сущности человека, включает представление о цели и высшем благе, т.е. смысле человеческой жизни, об идеале высшего духовно-нравственного совершенства человека, путях и способах его достижения. Ответы, которые дает на эти вопросы та или иная философско-мировоззренческая система, определяют параметры, в которых будет происходить становление личности, определяют идеалы и ценности, на которые будет ориентировано ее духовное творчество.

Очень важно, чтобы философско-теоретическая модель человека, в качестве мировоззренческого условия определяющая параметры становления духовной культуры человека, ее цели, задачи, идеалы, принципы, максимально полно и адекватно выражала содержание глубинной сущности человека, т.е. реальные онтологические, сущностные основания его личности, давала глубокое и ясное понятие духовной жизни человеческой личности.

Только в этом случае философско-теоретическое понимание человека как основание и условие его образования и воспитания может служить реализации основных задач его духовного развития: полного осознания, раскрытия и актуализации глубинной сущности человека, удовлетворение онтологических потребностей человека в полноте, постоянстве и устойчивости духовной жизни, творчестве, свободе, добре, правде, любви, красоте, общении, самопознании, самореализации и самовыражении.

Требованиям, предъявляемым теорией и практикой образования человека, задачами духовно-нравственного становления личности, всецело отвечает христианское и, в частности, православное понимание человека.

Христианское понимание человека позволяет целостно, глубоко и непротиворечиво осмыслить сущность человека, постичь тайну свободы его духа, максимально полно ответить на вопросы о смысле и задачах его жизни, о его главных сущностных силах, способностях и возможностях, об основных ценностях и целях его бытия. Христианское мировоззрение позволяет осознать и актуализировать содержание духовной жизни человеческой личности, максимально полно и глубоко удовлетворить потребность человека в свободе, полноте и устойчивости его духовной жизни, потребность в любви, в общении, понимании, самопознании и самовыражении.

Православное понимание предметного содержания и смысла понятия духовная жизнь обладает конкретной предметностью. В онтологическом плане оно осмысливается как вечная жизнь в Царстве Божием, жизнь в Боге и с Богом, жизнь в единении со Христом, как высший дар Бога человеку (и человека — Богу) — благодать Святого Духа, дар Божественной славы. Эту жизнь принес и открыл людям Богочеловек Исус Христос. Она есть главное содержание Откровения Бога-Троицы человеку, главный предмет христианской веры.

Сам Спаситель говорит о Себе как о Творце и Дарителе этой духовной жизни как силы и радости Божественной Славы: «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6, 38), «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6), «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10, 9–10), «Кто последует за Мною, тот… будет иметь свет жизни» (Ин. 8,1 2), «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня, имеет жизнь вечную. Ибо как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин. 5, 24, 26). Христос приносит, открывает людям свою жизнь как свободный, безусловный дар Божественной творческой славы. Обращаясь к Своему Отцу, Он говорит: «И славу, которую Ты дал мне, Я дал им» (Ин. 17, 22). Эту божественную живую силу творческой славы Спаситель дарит всем людям. Своим светом Он освещает их сердца и открывает им вечную жизнь, залог которой каждый человек носит в своем сердце. Видя свою душу в истинном свете, в свете славы Божией, человек может принять дар этой живой силы духа Божественной славы, уверовав в его Дарителя и захотев жить одной жизнью с Исусом Христом.

А апостол Павел поясняет: «Благовестие Христово есть сила Божия ко спасению всякому верующему» (Рим. 1, 16).

Сила Божия, или жизнь Христова, это основание и главная ценность Православной веры и, соответственно, православной и русской культуры. Духовная жизнь, или живая сила Святого Духа, является предметом и содержанием веры, религиозного чувства и религиозного духовного опыта богообщения и богопознания Православной Церкви.

Согласно православному вероучению, каждый человек в своей совести несет образ Бога, по которому он был создан Творцом. Этот образ указывает на присутствующий в сердце человека залог духовной жизни, или живой силы самобытной Божественной славы как смыслообразующего ядра личности. Как образ богоподобного совершенства этот образ совершенной целостной, неколебимой, нерушимой, вечной единой для всех людей духовной жизни дается человеку в его совестной интуиции и духовных чувствах. Искупительный подвиг Христа открывает перед каждым человеком реальную возможность и способность осознать в себе присутствие этой силы, приобщиться к ней, ее миру и радости через личное покаянное волевое усилие смирения и благодарения. Исусом Христом человеку дарована способность осознавать и раскрывать в своем сердце живую силу Божественной славы в ее свободе, полноте и вечности.

Результатом этой веры и этого хотения становится покаянное сознательное волевое усилие человека к смирению, к свободе дарения живой силы Божественной славы своему Творцу и другим людям. Это творческое напряжение воли человека к свободному прославлению Творца углубляет его духовно-онтологическое, абсолютное, сущностное осознание действия Святого Духа в его душе. Благодарение углубляет способность совестного видения человеком своего сердца, духовного осознания себя самого в свете свободы дара живой силы творческой славы, принимаемого от Создателя и приносимого Ему и Его Церкви. Эта способность творческого осознания абсолютного, безусловного, подлинно духовного содержания своей личности укрепляется в синергии свободного соединения воли человека с волей Божественной, открываемой человеку в его совести интуицией свободного, неколебимого действия живой силы Христовой славы.

Встреча воли человека с его совестью ведет к творческой синергии человеческой и божественной воли в свободном, бескорыстном, безусловном дарении человеком этой духовной живой силы Божественной славы своему Творцу и другим людям — благодарении. Благодарение — дар блага Божественной жизни, живой силы славы Божией — есть основа и сущность свободы и полноты, вечности духовной жизни личности, содержание духовности человека, тайна его личного духовного достоинства, тайна его любви и свободы.

Синергийное очищение сердца и укрепление духовной жизни личности основано на желании увидеть и построить свой душевный мир — волю, разум, чувства, сердце — в свете Истины Христова благодарения, в свете свободы славы жизни Христовой.

Каждый человек, по учению Православной Церкви, является носителем образа Бога, по которому он был создан Творцом. Поэтому он имеет в себе залог духовной жизни, или живой силы духа, несет в своей совести образ своего духовного совершенства как образ целостности, свободы, полноты и нерушимости живой силы божественной славы, а также возможность и реальную способность осознать в себе и принять эту силу Божественного Духа, приобщиться к ней. По своей сущности эта живая сила духа самобытна, свободна: как дар Божий человеку она не зависит от каких-либо причин и условий тварного, земного, естественно-природного порядка. Она принимается в Таинстве Крещения и открывается человеку и осознается им по его вере, покаянию, смирению перед волей Божией, свободному подчинению ей в свободном бескорыстном безусловном прославлении своего Творца.

Главным условием осознания и актуализации живой силы славы Божией является вера в невидимое глазами, но чувствуемое сердцем и совестью, т.е. духовным чувством, присутствие залога этой силы духовной жизни в сердце человека. Вера, разум, чувство и совесть лежат в основе свободного выбора, или самоопределения человеком своего духовного пути. Этот свободный выбор личности, или самоопределение себя к добру единой со Христом жизни, завершается покаянием — переменой, или возвышением, ума. В покаянии и через покаяние происходит осознание человеком присутствия в его сердце живой силы Святого Духа, ее свободного, самобытного, неотмирного характера. Покаяние реализуется в смирении — деятельности свободной воли человека. Свободная воля человека, подчиняясь воле Божественной, действует не из корыстных мотивов выгоды, пользы, удовольствия, не определяется какими-либо внешними причинами, обстоятельствами, соображениями, событиями, но руководствуется исключительно Божественным Логосом — смыслообразующим ядром духовной жизни, законом целостности и единства духовной жизни всех людей, который записан в сердце каждого человека, хранится его совестью.

Божественный закон сохранения полноты и нерушимости вечной жизни творческой славы, который записан в сердцах людей, в их совести и открыт человечеству Христом как Божественный Логос, Божественная воля, замысел Творца о человеке, направляет действие человеческой воли к исполнению воли Божией о человеке. Следуя, подчиняясь божественному закону, воля человека становится подлинно свободной. Свободная воля определяется лишь духовной сущностью, совестью и духовной жизнью человека, которая по замыслу Творца о них есть безусловное, беспредпосылочное, т.е. абсолютное, свободное прославление человеком Создателя по своему свободному хотению и Божественному замыслу о человеке.

Самобытная живая сила славы Божией и есть та духовная сущностная сила, или духовная жизнь, которая принимается человеком в евхаристическом благодарении по его вере, покаянию и смирению как конкретно-предметная нетварная энергия благодати Святого Духа и осознается им как живая сила абсолютного, или истинного добра. Действие этой живой духовной силы, или духовной жизни, с очевидностью осознается человеком в его чистой, свободной совести и обличается — становится основой и содержанием его личности, стержнем, ядром, движущей силой всех ее проявлений, мыслей, высказываний, действий, поступков.

Духовная жизнь как вечная жизнь благодати Святого Духа есть благодарение — свободное: безусловное, беспредпосылочное, бескорыстное дарение Славы Божией, раскрывающееся как любовь, которая «долготерпит, милосердствует … не завидует … не превозносится, не гордится, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла…» (1 Кор. 13), любовь, которая «изгоняет страх» (1 Ин. 4, 16–19).

Духовная жизнь христианина, таким образом, состоит в осуществлении и хранении ее первозданных целостности и единства, в обретении совершенной любви через изживание страха и страданий страстей, в освобождении от их пагубного, парализующего волю действия.

Осознание, раскрытие и выражение духовной жизни является целью и содержанием становления человеческой личности.

Одним из базисных принципов православной педагогики является признание особой близости души ребенка к Богу, соответствия естественных качеств души ребенка образу вечной жизни Царства Божия, присутствующему в его душе. В Евангелии не раз говорится: «Если не будете как дети не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3), «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне; ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19, 1) и «..кто не примет Царства Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Лк. 18, 17).

Однако становление духовной жизни человеческой личности, подготовка ее к самостоятельной жизнедеятельности является сложным, противоречивым, таинственным, часто драматическим и даже трагическим процессом. Философия, психология, педагогика знают, что в душе ребенка возможны процессы, которые не соответствуют его естественному благому началу, противоречат его духовной сущности, присутствию даров образа Божия в нем. Христианство знает, что эти процессы есть проявления действия первородного греха в душе человека. Первородный грех связан с утратой человеком ясного осознавания своего бессмертия, прямого, непосредственного видения неуничтожимости духовной жизни личности. Хотя первородный грех и прощается в Таинстве Крещения, но его действие сохраняется в душе человека практически на всех этапах его развития. Это действие первородного греха в душе человека состоит в его неспособности видеть грех как таковой, неспособности осознать грех как свободное уклонение человека от нормы своего бытия в единстве и общении с Творцом. Первородный грех также состоит в способности человека поддаваться действию испуга и неумении самостоятельно переживать, преодолевать испуг как естественную реакцию души, служащую сигналом опасности, угрозы здоровью и жизни человека. Не находя в себе силы пережить испуг, отреагировать его в действиях защиты или нападения, человек в момент его действия может испытывать страх как парализацию воли сильным испугом, угрозу возможности полного уничтожения, необратимого разрушения его бытия.

Одна из задач становления духовной жизни человека состоит в том, чтобы научиться неустрашимости, научиться преодолевать, перебарывать естественный испуг. Испытывая испуг, человек может сохранять целостность духовной жизни. Он должен научиться переживать его, не утрачивая первозданного духовного равновесия. Стремление и умение ребенка не поддаваться испугу ведет к сохранению целостности, укреплению его духовной жизни, развитию чувства могущества, уверенности в духовной силе, носителем которой он является.

Воспитание духовной жизни личности идет по двум направлениям. С одной стороны, это приобщение ее к вечной жизни Царства Божия, к вечной жизни со Христом и во Христе. С другой стороны, воспитание человека предполагает его социализацию. Он должен быть подготовлен к адекватной жизни в определенной общественной системе, усвоить ценностные ориентации данной системы. Как в одном, так и в другом случае каждый человек должен научиться следовать должным нормам поведения и уклоняться от недолжного, запретного. Проще говоря, воспитание ребенка как духовно-нравственное, так и социальное с необходимостью должно включать приобщение воспитуемого к закону, подчинение поступков и проявлений человеческого существа нормам, предписаниям, советам, запретам, диктуемым законом.

Одним из главных механизмов действенности устанавливаемых законом запретов и предписаний, наряду с личным примером воспитателя и поощрениями за исполнение предписаний закона, являются испуг и страх. Воспитатель может не только умело использовать естественную способность испуга и эмоциональную реакцию ребенка на него, но и специально устрашать ребенка, научать его пугаться и страшиться нежелательных с точки зрения закона и социальных требований, запретных вещей. Целенаправленное возбуждение испуга и удержание страха в душе ребенка в определенных ситуациях ведет к созданию устойчивых реакций парализации воли, угнетенного, болезненного, негативного, злобно-агрессивного, депрессивного реагирования на заданные предметы. Таким образом, в воспитательном процессе возможно угнетение первозданно целостной духовной жизни личности, подавление ее духовного естества, ущемление и расщепление личности. Использование страха как средства управления волей человека в приобщении его к нормам и запретам закона приводит к разрушению духовного здоровья, нарушению целостности, угнетению его духовной жизни, помрачению образа Бога и углублению греха в его душе. Такое болезненно-тягостное реагирование человека на недолжное, запретное, противоречащее нормам и заповедям закона, апостол Павел определяет как смерть его души.

В Послании римлянам он говорит, что благодаря знанию норм закона человек узнает запретное как недолжное, как грех. Когда человек узнает должное — закон, он одновременно узнает и недолжное, запретное, т.е. греховное, грех. Это знание греха, греховного через воспитание эмоционального отвращения к нему ведет к духовной смерти человека. Очевидно, знание своей греховности, видение греха в своей душе переживается человеком с внутренним смятением: стыдом, чувством вины, испугом, болезненным страхом, парализующим волю. «Когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер, — говорит апостол Павел. …И таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти… Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди» (см.: Рим. 7, 8–13).

Нарушение заповеди пресекается подавлением воли, наказывается страданием страха. Наряду с эмоциональным отвращением к недолжному, запретному, страх вызывает парализацию воли перед совершением запретных вещей. Это отвращение и парализация осознаются человеком как страдание, грех, влекущий смерть души.

По этой логике следует, что, если за преступление заповеди закона, грех, полагается наказание, то за ее исполнение полагается вознаграждение. Эта логика наказания и награды лежит в основе наемнически-фарисейского расщепления мира вещей и поступков на «хорошее», «доброе», заслуживающее награды Бога, и «плохое», «злое», заслуживающее Его наказания и порицания. Следствием такого расщепления становится комплекс неполной ценности и ожидание награды за исполнение воли Божией.

Утрата первозданной целостности, греховное расщепление духовной жизни на «положительное» и «отрицательное», эмоционально приятное и неприятное, преодолевается покаянным приобщением человека к неколебимой, вечной жизни благодати Божией, к Его благодарности и любви, освобождающими волю человека от власти страха, от расщепления духовной целостности личности. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх; потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (I Ин. 4, 16–18).

[1] Ильин И.А. Путь духовного обновления // Собр. соч.: В 10 т. Т.1. — М.: Русская книга, 1993. — С. 156–157.