Главная Публикации Наука и вера Духовная природа личности в русской философской мысли

Темы публикаций

Духовная природа личности в русской философской мысли

Одной из важнейших проблем современной гуманитарной науки выступает проблематика личности. Разнообразие подходов основывается на многочисленных концепциях и подходах к познанию человека, способах и целях развития личности. Осмысление проблемы становления концепции духовных основ личности, формирования её предпосылок сопряжено с исследованием социокультурных факторов.

Обращение к вопросам философского характера в Древней Руси происходило в рамках религиозного мировоззрения. В ходе дальнейшего развития философия отделяется от религиозного сознания. Данный процесс отмечается в «сборниках», которые издавались на Руси. Эти произведения содержали богословский материал, отрывки из философских построений отцов Церкви. Важную роль в процессе формирования предпосылок концепции духовных основ личности сыграли монастыри, которые являлись центрами духовной жизни в Древней Руси. Здесь получила свое развитие церковная культура, национальная идеология. Народ был убежден в том, что именно монастыри идут по пути «истинной жизни». Древнерусский народ любил «хождения по святым местам», которые приобщали к явленному на земле Царству Божию.

Одним из первых русских философов является митрополит Иларион, который был высокообразованным человеком для своего времени. Он стал первым русским митрополитом согласно желанию русского князя Ярослава Мудрого. До этого момента сохранялась традиция назначать митрополитов из Византии. Сам автор писал «Слово о Законе и Благодати» людям посвященным, следовательно, к тому времени уже сложилась определенная богословская аудитория. Закон выступает определенным правилом, обрядом. Именно обряд способен выразить душевное состояние, сформировать человеческое общество и самого человека. Определенные кодексы и правила, такие как «не убий», «не укради» воспитывают и формируют у человека определенные нравы и качества.

Под благодатью в труде Илариона подразумевается человеческая возможность к восприятию божественной силы, способной помогать ему духовно совершенствовать свою личность. Она открыла для человека свободу, совесть, желание добра. Иларионом в данном произведении создан образ Святой Руси.

В структуре «Слова о Законе и Благодати», можно выделить как богословские идеи, так философские рассуждения. Так, митрополит Илларион предполагал, что всемирная история есть путь человека к метаисторической «вечной жизни», утверждающей смену состояния «Закона» и «Благодати». Он выделяет гносеологические проблемы «богопознания». История русского народа — это часть всемирной истории, где главной целью является достижение людьми истины.
Особого внимания в процессе исследования предпосылок формирования концепции личности в Древней Руси заслуживают философские труды Иоанна Дамаскина «Диалектика», Иоанна Экзарха Болгарского «Шестоднев», Филиппа Пустынника «Диоптра» и др. Постепенно на Руси известность получают идеи античных учений о четырех стихиях как первоэлементах, геоцентрическое учение и т.д.
Одним из значимых произведений стал «Изборник 1076 года» князя Святослава Ярославовича, который был написан книжником Иоанном. В данном произведении, философско-эстетическом по своей сути, отражен процесс распространения христианства как религии. Интересным в этом отношении представляется и «Послание» митрополита Никифора к Владимиру Мономаху, написанное в XII в. В нем был поставлен вопрос о человеке, о местонахождении души, о разумах и чувствах как источниках человеческого познания.
В развернутой концептуальной форме раскрывается суть христианской веры в «Поучении» Владимира Мономаха. Основа нравственности, или «начало добра», согласно Мономаху, лежит в «страхе Божьем».

Особого внимания заслуживает не только «Поучение» В. Мономаха, но и сам образ князя, тип его поведения, отношения к миру. Данное произведение позволяет сформировать представление о том, каким должен быть положительный образ человека в целом. Как известно, В. Мономах знал Псалтырь практически наизусть. При этом он повествует о собственных молитвах, о чувстве покаяния, что позволяет говорить об исповедальной искренности «Поучения». Так, В. Мономах писал: «Сидя на санях, помыслил я в душе своей и воздал хвалу Богу, который меня до этих дней, грешного, сохранил» .
Формирование концепции личности в Древней Руси связано с творчеством Кирила Туровского. Главную тему его религиозно-философских воззрений составляют проблемы понимания сущностной природы человека и его взаимодействия с Богом . Он пишет: «Аз бых человек, да Богомъ человека сътворю… И кто ин Мене верней служай тобе? Тобе всю тварь, на работу створих; небо и земля тобе служита — оно влагою, а си плодомь. Тебе ради солнце светом и теплотою служить, и луна съ звездами нощь обеляеть!.. Тебе ради реки рыбы носять и пустыни звери питаеть!» . Отсюда следует, что человек, согласно мнению мыслителя, представляет собой Божие творение. С целью достижения духовной чистоты перед ним возникает необходимость к подавлению в себе всего земного, плотского, греховного.

Кирил Туровский в «Притче о человеческой душе и о теле» рассматривает особенности соотношения тела и души в человеке в символически-аллегорической форме. В этом же произведении мыслитель сумел ярко выразить проблему познания. Следует отметить, что это полностью соответствует церковной догматике.
Древнерусским источником XIII века, в котором содержатся предпосылки к формированию концепции личности, является «Моление Даниила Заточника». Следует выделить стремление автора данного произведения к обозначению и выявлению содержания разума, мудрости как высших человеческих добродетелей. «Моление Даниила Заточника» относится к числу тех трудов, которые оказали значительное влияние на формирование особенностей концепции личности в православной культуре. Необходимо выделить отличительные черты стилистики в трудах Даниила, которые заключаются в насыщенности примерами, пословицами, афоризмами, поясняющими мысли автора. Такая структура текста позволяет предположить, что «Моление» изначально было задумано как сборник нравоучений. Особого интереса заслуживают воззрения Даниила Заточника о личности, его своеобразное отношение к человеческой личности, выраженное в данном произведении.
Безусловно, здесь в полной мере проявилось личностное начало самого автора. Ирония над собой, хвала князю, шутовство выступают обличителями оскорбленного человеческого достоинства Даниила, поскольку им наиболее важной в жизни общества признавалась сила интеллекта. В этом отношении весьма примечательна мысль Даниила о том, что, несмотря на власть князя, его деятельность и поступки постоянно зависят от его окружения: «Не корабль топит человека, но ветер. Тако же и ты, княже, не сам владееши, в печаль введут тя думцы твои» . Князь окружает себя мудрейшими и преданными советниками. Даниил Заточник остро ощущал и обличал недуги современного ему общества.
Как показал анализ древнерусских произведений, самые первые исследования выявляли такие проблемы, как понятие о душе, о взаимодействии души и тела. Безусловно, с принятием и распространением христианства расширился круг мировоззренческих проблем, установились отношения с Византией. На Русь стали проникать идеи философского наследия античности, произведений Аристотеля, Платона, Демокрита и других.

При рассмотрении природы личности в древнерусской философии нельзя не остановиться на концепции «Москва — Третий Рим», сформулированной монахом Филофеем (ок. 1465–1542 гг.). Идея «Москва — Третий Рим» на протяжении длительного исторического периода являлась определяющей в истории Российского государства, выступала основой образования русского централизованного государства, поддерживала интеграционные процессы формирования русской государственности, была гарантом сохранения России как единой суверенной страны, способствовала созданию образа духовной державы.

В XIV–XVI вв. центром объединения русских земель становится Москва. Московское княжество превращается в мощную державу. Княжеская власть, трансформируясь в царскую власть, приобретает неограниченные полномочия. Все эти аспекты предполагают соответствующее идеологическое обоснование. Для укрепления авторитета московских правителей обширно используется религиозно-философское обоснование генезиса власти. Идеологическому оформлению сознания избранности Руси способствовала известная из византийских источников теория четырех царств (пророчество Даниила).

Как известно, в 1453 г. Константинополь пал под напором турок, и Константинопольская Церковь оказалась в государственной зависимости от мусульман. На Руси победу турок-мусульман над православной Византией связывали с принятием греками унии — союза с католиками. Утрата государственной независимости трактовалась как Божья кара, наказание за предательство православной веры. Освободившееся место византийского императора в сознании русских гипотетически начинает занимать русский государь, воспринимаемый по той же схеме, по какой традиционно воспринимался цезарь.

Монах Филофей в своем Послании разрабатывает целый комплекс идей. Он пишет: «Старого убо Рима Церковь падоша неверием Аполинариевой ереси, Второго Рима — Константинова града Церковь агаряне секирами и оскордами разсекоша. Сия же ныне Третьяго нового Рима державного твоего царствия святая соборная апостольская Церковь во всей поднебесной паче солнца светится» . «Третий Рим» осмысливается как последнее земное царство, поэтому Москва оканчивает собой человеческую историю и прямо предшествует осуществлению Царствия Небесного .
Таким образом, миссия русского народа и отдельной личности — открыться учению Мессии и устроить жизнь по Христу.
Следующий этап эволюции представлений о личности и её духовной природе связан с историей становления русского централизованного государства. Начиная с XV в. представления о личности в рамках православного учения претерпели некоторые изменения. К этому времени относится издание такого памятника 1551 г., как Стоглав. Он отразил изменения, которые происходили в обществе рассматриваемого периода. Прежде всего, следует выделить церковное объединение страны. Как известно, еще до Собора 1551 г. митрополит Макарий созвал еще два собора — в 1547 и в 1549 гг., когда на повестку дня был поставлен вопрос о канонизации русских святых. В результате местночтимые святые были признаны общерусскими. Кроме того, Стоглав поднимал проблемы, связанные с падением церковного авторитета, утратой благочестия среди церковных иерархов, рассматривал вопросы, связанные с земельным имуществом церкви, а также борьбой с еретическими течениями.
Стоглав представляет собой результат законодательства церковного (Стоглавого) Собора. Структура Стоглава содержит 100 глав, или статей. В них, вместе с важными положениями о церкви, содержались нормы уголовного и гражданского права, которые были призваны обеспечить усиление и защиту интересов духовенства. Это говорит о том, что заметно возрастало влияние светской традиции на православный уклад. Данное обстоятельство нашло отражение в представлениях о личности и её духовных основах в православной традиции.

Рассматривая дальнейшие пути развития понятия о духовных основах личности в истории русской православной традиции, следует обратиться к содержанию такого литературного документа XVI в., как «Домострой». Он представляет собой сборник правил, советов, наставлений во всех сферах человеческой жизни. Этот документ состоит из рассмотрения общественных, семейных, хозяйственных и духовных вопросов. Следует обратить внимание на то, что авторами данного документа являлись священнослужители, что наложило свой отпечаток на определение понятия личности в его содержании. Существует три редакции «Домостроя». Первая из них появилась на свет в Великом Новгороде и относится к концу XV — началу XVI вв. Вторая редакция была составлена в середине XVI века, в период правления Ивана IV Грозного. Историки полагают, что её автором является духовник царя Ивана Грозного Сильвестр. Автором третьей редакции «Домостроя» стал иеромонах московского Чудова монастыря Карион Истомин, который жил в XVII в.

Большое значение для развития понятий о личности и человеке, его духовной жизни имеет исследование структуры «Домостроя». Как известно, первая его часть носит название «О духовном строении». Здесь сказано и о том, «како веровати и како царя чтити» . Вторая часть документа «О мирском строении» посвящена описанию правил поведения с женой, детьми, слугами: «Како жити с женами, с детьми и с домочадцами (слугами)» . В третьей части содержится информация о ведении хозяйства — «О домовном строении».
Необходимо указать на то, что для «Домостроя» характерна традиционная для средневековой эпохи трехчастная структура, воспроизводящая такое построение человека: дух, душа и тело. Кроме того, можно выделить и ещё одну трехчастную композицию произведения, такую как небо, государство и дом — олицетворение Бога, царя и главы семьи.

Характеризуя особенности проявления православной концепции личности в «Домострое», важно выделить такие её составляющие, как вера и духовная жизнь человека. Так, вера, согласно содержанию «Домостроя», должна пронизывать всю человеческую жизнь. Любое дело должно начинаться с молитвы и заканчиваться молитвой. Также особое внимание уделялось службе, постам, духовному наставнику. При этом считалось, что человек должен служить Богу любыми своими делами, а не просто постом и молитвой. Одним из проявлений духовной жизни личности являлось, по «Домострою», особое отношение к царю. Характерно, что божественное устройство проецировалось на государство и семью. В связи с этим царя, равно как и Бога, принято было почитать, а также нести ему службу верой и правдой, оказывать повиновение, молиться о его здоровье. В «Домострое» поднимаются вопросы о воспитании, развитии нравственности.

Религиозная проблематика в понимании личности стала определяющей в процессе развития культуры XIX века в России. Первые её проявления отразились в философии славянофилов. Религиозно-философские воззрения славянофилов восходят к православно-русскому направлению общественной мысли, поэтому их учение сопряжено с исконно русскими идеями. Неслучайно в их трудах можно выявить элементы подражания древнерусским писателям, славянофилы признавали религию проявлением духа человека. Так, например, славянофилы считали веру истинным источником знаний и полагали, что русская философия должна быть продолжением святоотеческой . Как известно, многие из представителей славянофильства особое внимание уделяли учениям отцов Восточной Церкви, стремились объединить философию и православное богословие.

В учении славянофилов приоритетной стала идея о мессианской роли русского народа, они утверждали решающую роль православия в процессе развития мировой цивилизации, тем самым идеализируя его. Так, В.И. Киреевский являлся сторонником обязательного духовного общения для каждого христианина с Церковью. Идеалом общественного порядка в его учении выступает община, главное принцип — «соборность». Соборность является центральным понятием религиозно-философской системы славянофилов. Идеи о сочетании свободы и необходимости, индивидуального и церковного начал легли в основу его теории. Согласно воззрениям славянофилов, соборность может выступать как следствие взаимоотношения «свободы воли человека» и божественного начала, или «благодати». Причем доступна она исключительно православным людям, участвующим в церковных обрядах и обрядовых действиях.
Из философских и публицистических трудов А.С. Хомякова, И.В. Кириевского можно заключить, что они подчеркивали значимость веры в Бога для мировоззрения и жизни человека. Религия, вера должна быть основой для нравственной жизни личности, опорой и руководством.

Идеи, высказанные славянофилами, находят продолжение в философской системе В.С. Соловьева, а затем в трудах представителей русской религиозной философии первой половины XX в.
В плеяде знаменитых философов России XIX в. творчество В.С. Соловьева занимает особое место. Являясь продолжателем дела славянофилов, В.С. Соловьев внес свою специфику в понимание проблем личности и сформировал всеохватывающую систему религиозной философии.

В.С. Соловьев внес огромный вклад в концепцию личности, в частности в её православно-христианское мировоззрение, которое, по словам Н.О. Лосского, выявляет «богатое содержание и жизненную действенность главных догматов христианства, которые во многих умах превратились в омертвевшие формулы, оторванные от жизни и миропонимания» . Следует подчеркнуть, что мыслитель в этом плане пошел дальше славянофилов.

Для того чтобы определить специфику понимания личности в творчестве В.С. Соловьева, следует обратиться к исследованию основополагающих тем его философии. В структуре философской системы в качестве элементов мыслителя можно выделить метафизику, гносеологию, антропологию и этику, причем все они были направлены на создание новой формы христианского сознания.
У В. Соловьева жизненные цели были прочно связаны с христианством: «Дело в том, что христианство, хотя, безусловно, истинное само по себе, имело до сих пор вследствие исторических условий лишь весьма одностороннее и недостаточное выражение. За исключением только избранных умов, для большинства христианство было лишь делом простой полусознательной веры и неопределенного чувства, но ничего не говорило разуму, не входило в разум. Вследствие этого оно было заключено в не соответствующую ему, неразумную форму и загромождено всяким бессмысленным хламом. И разум человеческий, когда вырос и вырвался на волю из средневековых монастырей, с полным правом восстал против такого христианства и отверг его. Но теперь, когда разрушено христианство в ложной форме, пришло время восстановить истинное. Предстоит задача: ввести вечное содержание христианства в новую, соответствующую ему, т.е. разумную, безусловно, форму» . Отсюда следует, что выход из сложившейся ситуации мыслитель видел только в создании новой формы содержания христианства, которая бы была разумной и безусловной. Более того, он возлагал на себя решение этой задачи.

Как известно, исходным принципом христианства выступает всеохватывающая и преобразующая мир любовь, приводящая в Царство Божие, которое «есть полная реализация божественного в природно-человеческом через Богочеловека Христа, или, другими словами, — полнота естественной человеческой жизни, соединяемой через Христа с полнотою Божества». В. Соловьев указывает на то, что органическая связь мира с Богом способствует формированию христианского мировоззрения. Центральной идеей христианского мировоззрения мыслитель признавал идею о «несменном и нераздельном единстве Бога и человека, учение о Богочеловечестве» .
По мнению Н. Бердяева, именно В. Соловьеву впервые за всю историю развития удалось создать единый фундамент философии всеединства и христианского учения о Богочеловечестве. Гарант возможности реализации бессмертия, по Соловьеву, — Христос. Христос — провозвестник потенциального бессмертия, следовательно, человечество способно воплотить заложенную в себе возможность вечно существовать. Христос для философа является символом будущего возрожденного духовного человечества.
А.Ф. Лосев пишет: «В воскресении Христа Вл. Соловьев видел одновременно и ,,торжество разума в мире”, поскольку мировое зло только и можно мыслить при условии мирового добра, а мировое добро есть ,,решительная победа жизни над смертью”».

B.C. Соловьев утверждает, что преодолеть смерть может только Богочеловек или сверхчеловек. Сверхчеловек философа отличается от героя немецкого философа Ф. Ницше. Главным образом, это высоконравственный человек, жизнь которого глубоко связана с религиозной верой и любовью. Этическая характеристика делает человека, сверхчеловеком. Избавляясь от природной обусловленности, постигая духовный уровень в поведении, сверхчеловек избавляется от смерти, прекращает жить физиологическими страстями и побеждает смерть. B.C. Соловьев, принимая саму ницшеанскую идею о сверхчеловеке, совершенно по-другому видит ее суть. Сверхчеловек Ф. Ницше, понятый B.C. Соловьевым как прообраз Антихриста, противопоставляется Богочеловеку Исусу Христу. Сверхчеловек, созданный Ф. Ницше, по мнению русского мыслителя, опасен для христианской культуры. В философии B.C. Соловьева любовь выступает основным препятствием на пути смерти. Любовь осмысливается в качестве дара, данного человеку Богом.

Характеризуя православное учение о духовной природе личности в русской религиозной философии и светской культуре второй половины XIX – начала XX века, важно выделить персоналистические взгляды Л.П. Карсавина. В своих идеях мыслитель восходит к идеям Бердяева о единстве единичного и общего, а не их противопоставлении. Следовательно, Карсавин не просто выделяет онтологическую структуру личности человека, его духовный, душевный и телесный характер, связанность с инобытием, с Богом, но и отмечает общинное измерение личности. Мыслитель рассматривал личность в контексте церковного единства и её участия в таинствах. Кроме того, он обратил внимание на такой аспект личности, как воцерковлённость. В своей работе «О личности» Карсавин указывает на онтологическую структуру триединства-всеединства личности.
Л.П. Карсавин указывал на принцип любви, который реализуется одной личностью уникально и неповторимо по отношению к другой. Поступок в каждом конкретном случае рассматривается философом в качестве проявления свободы личности. Таким образом, согласно воззрениям Карсавина, личность следует рассматривать в контексте церковного единства и участия личности в таинствах.

Подведем итог: христианство явилось важным идейным и теоретическим фактором становления древнерусской концепции личности. В древнерусской святости оформился особенный русский религиозный тип, усиленный евангельским элементом — действенной любовью, служением людям, милосердием. Его вполне определенно можно признать христианским идеалом личности, которая гармонически сочетает в себе служение обществу и духовное самоуглубление.

В христианской традиции понимание духовной природы личности сопряжено с идеей спасения, построения «образа Божьего», возведение личностного начала в человеке в подобие Божие. Качества личностного бытия находят проявления в человеческой жизни. Понятие личности в ортодоксальной православной традиции отличается многомерностью. Концепция ее духовной природы может быть представлена как система свойств и характеристик личностного бытия: свобода, несводимость к природе, творчество, уникальность, любовь. До конца этими свойствами само определение понятия не исчерпывается.

Литература

  1. Бердяев Н.А. Речь на публичном заседании религиозно-философской академии, посвященном памяти Вл. Соловьева. // Путь. — 1926. — № 2.
  2. Домострой /Сост., вступ. ст., пер. и коммент. В.В. Колесова; Подгот. текстов В.В. Рождественской, В.В. Колесова и М.В. Пименовой. — М.: Сов. Россия, 1990.
  3. Лосский Н.О. Вл. Соловьев и его преемники. // Путь. — 1926. — №2.
  4. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. — М.: АСТ, 1991.
  5. Лосев А.Ф., Тахо-Годи А.А. Владимир Соловьев. От социально-исторического утопизма к апокалиптике // Контекст: Литературно-теоретические исследования. 1993. Т. 1992.
  6. Моление Даниила Заточника. // Памятники литературы Древней Руси. XII век. М.,1980.
  7. Мономах В. Поучение // Лихачев Д. С. Великое наследие / Избранные работы в трех томах / Т. 2. — Л.: Худож. лит., 1987.
  8. Очерки истории русской философии. — Свердловск, 1991.
  9. Панарин И.Н. Доктрина Руси: «Москва — Третий Рим». Электронный ресурс: http://www.panarin.com/doc/40
  10. Соловьев В. Неподвижно лишь солнце любви. / Сост. А. Носова. — М.: Просвещение, 1990.
  11. Соловьев В.С. Сочинения: В 2 т. Т. 2. Чтения о богочеловечестве. — М.: Правда, 1989.
  12. Туровский К. Повесть ο слепце и хромце // Еремин И.П. Литературное наследие Кирилла Туровского. т. XII. — М., Л.: ТОДРЛ, 1956.
  13. Туровский К. Слово ο расслабленном // Еремин И.П. Литературное наследие Кирилла Туровского. Т. XII. — М., Л.: ТОДРЛ, 1956.