Главная Новости Культура, наука, искусство Второй день Аввакумовских чтений в Санкт-Петербурге

Новости по темам

Второй день Аввакумовских чтений в Санкт-Петербурге

29 сентября в Институте русской литературы РАН (Пушкинский дом) продолжились ежегодные Малышевские чтения. По случаю празднования в 2020 году 400-летия со дня рождения протопопа Аввакума чтения посвящены священномученику и переименованы в Аввакумовские.

Второй день Аввакумовских чтений в Санкт-Петербурге

Первым докладчиком второго дня стал автор более 550 работ по истории древнерусской литературы доктор филологических наук профессор А.М. Ранчин. Он выступил с докладом «К вопросу о поэтике времени в Житии протопопа Аввакума». Андрей Михайлович сосредоточился на изобразительной функции формы «настоящее историческое» в Житии Аввакума. Данная форма позволяет автору  рассказать про уже прошедшее событие, при этом используя глаголы настоящего времени, что усиливает «эффект присутствия» и повышает степень наглядности описываемых событий: «И егда шел путем, наскочил на меня он же паки со двема малыми пищальми, и, близ меня быв, запалил из пистоли, и Божиею волею на полке порох пыхнул, а пищаль не стрелила. Он же бросил ея на землю и из другия паки запалил так же, — и та пищаль не стрелила. Аз же прилежно, идучи, молюсь Богу, единою рукою осенил его и поклонился ему». «Вскочил с перины Евфимей, пал пред ногама моима, вопит неизреченно: ,,Прости, государь, согрешил пред Богом и тобою!» А сам дрожит весь».

Далее выступил заведующий древлехранилищем Пушкинского дома В.П. Бударагин с докладом «Рисунки протопопа Аввакума в Пустозерском сборнике И.Н. Заволоко». Авторство широко известного рисунка из книги «Пустозерский сборник. Автографы сочинений Аввакума и Епифания», как и существование других рисунков протопопа, долгое время оставались гипотезой. В 1912 г. В.Г. Дружинин приобрел сборник сочинений пустозерских узников XVII в. — рукопись оказалась собранием их автографов. После статьи Дружинина за рукописью закрепилось название «Пустозерский сборник». В 1966 г. И.Н. Заволоко получил в свое распоряжение рукописную книгу, которая оказалась также подлинной рукописью Аввакума и Епифания, содержащей автографы их житий и других сочинений, причем в иных редакциях, нежели в Пустозерском сборнике В.Г. Дружинина. Новый автограф Аввакума и Епифания раскрывает подлинный авторский текст особых редакций их важнейших сочинений, текст, свободный от ошибок писцов и вмешательства самозванных редакторов; он позволяет восстановить историю создания совместного цикла сочинений Аввакума и Епифания, определить композицию Жития протопопа Аввакума, дает обильный материал для суждения о творческой взаимосвязи Аввакума и Епифания.

Поблагодарив Владимира Павловича за труды, модератор второго дня доктор филологических наук ведущий научный сотрудник Пушкинского дома А.В. Пигин предоставил слово Таданобу Аояма. Доклад «О правке авторского текста Жития протопопа Аввакума в Пустозерском сборнике из собрания В.Г. Дружинина» прозвучал по телемосту из Японии. Исследователь отметил написание Пустозерского сборника В.Г. Дружинина тремя писцами: «Писец первой половины» (Ответ православных, Пятая челобитная Аввакума и др.), протопоп Аввакум (Житие Аввакума), инок Епифаний (Житие Епифания). Таданобу Аояма высказал гипотезу, что в автографе Жития протопопа Аввакума Пустозерского сборника Дружинина есть исправления не только инока Епифания, но и другого человека, скорее всего писца первой половины сборника. Также Таданобу предположил, что протопоп Аввакум на определенном этапе написания своего Жития послал свою рукопись третьему лицу, а после возвращения с правкой этого лица священномученик снова взялся писать продолжение Жития. Касаемо «писца первой половины» следует заметить, что тем же почерком была написана еще одна пустозерская рукопись «Книга толкований и нравоучений протопопа Аввакума», найденная В.И. Малышевым. Потому нет ничего удивительного в том, что этот писец, который так энергично переписывал жития узников, сыграл роль корректора Жития протопопа Аввакума.

Несмотря на отсутствие спектрального анализа, я восхищена скрупулёзностью, тщательностью, убедительностью проделанной Вами, Таданобу-сан, работой. Поразительно, что, занимаясь редакциями Жития и списками автографов, мы не дошли до этого этапа исследований. Теперь мы видим, что был отдельный справщик, что шло литературное редактирование текста, — восхитилась Н.В. Понырко.

Доктор филологических наук главный научный сотрудник Отдела рукописей и старопечатных книг Государственного исторического музея Е.М. Юхименко в своем докладе «Даритель Пустозерского сборника Иван Никифорович Заволоко» рассказала основные этапы жизни Ивана Никифоровича.  

После перерыва во второй день Аввакумовских чтений слово было предоставлено доктору филологических наук профессору В.В. Калугину с докладом «Ищу человека (Ветхозаветные пророки в творчестве протопопа Аввакума)». Он отметил:

Эпические фигуры Ветхозаветных пророков были образцами социального поведения у протопопа Аввакума и его единомышленников. В Пустозерской тюрьме Аввакум видел пример для подражания в пророках-узниках, безвинно пострадавших от царей, чаще всего в Данииле, брошенном в ров со львами, и в Иеремии, посаженном в зловонную яму. При этом писатель в своем Житии подчеркнуто отвергает какие-либо аналогии между собой и библейским пророком Аввакумом, но прием отстранения только укрепляет факт сходства.

Также Василий Васильевич отметил, что в последней редакции Жития протопоп Аввакум дважды называет себя пророком, но делает это, чтобы осудить свою гордыню и подчеркнуть собственную немощность. Аввакум хранил в памяти великое множество Библейских текстов, свободно и почти дословно цитировал, зачастую комментируя самостоятельно и не обращаясь к редакции «Толковых пророчеств».

Научная часть мероприятия продолжилась докладом доктора филологических наук профессора В.И. Охотниковой «Протопоп Аввакум в современной литературе». Ацуо Накадзава (Тояма) с докладом «Что нам понятно и непонятно в языке Аввакума? (из опыта перевода Жития протопопа Аввакума на японский язык)» не смог выйти на связь, потому его доклад не был зачитан.

 Следующим на кафедру вышел иерей Алексей Лопатин с докладом «Братство протопопа Аввакума» («Богословские курсы, как одно из направлений деятельности старообрядческого братства имени протопопа Аввакума в Ленинграде в 1920-х годах»).  Братство было создано по инициативе епископа Геронтия Лакомкина. Создание подобных братств имело свою традицию, поскольку в 1874 г. в Москве возникло братство Честнаго Креста в попытке старообрядцев наладить свою книгоиздательскую деятельность. За двадцать с лишним лет работы братства было выпущено 75 различных сочинений церковной тематики, распространялась нелегальная газета «Слово правды» (редактор Ф.Е. Мельников). После 1905 г. братство было официально зарегистрировано в соответствии с требованиями для общественных организаций и выпускало церковный календарь. Ленинградское братство продолжило эти традиции и ставило перед собой несколько целей: просветительскую, воспитательную (организация бесед на религиозные темы, обсуждение докладов), учебную (богословско-пастырские курсы), издательскую.

Братство имени протопопа Аввакума было создано в Петрограде в марте 1922 г., официально зарегистрировано в октябре 1923 г., — рассказывает о. Алексей. — Инициаторами выступили бывшие ученики начальной школы при Чубыкинской богадельне: Лакомкин, Кирпичев, Чунин,  Харитонов, Космачев. С ноября 1923 г. по июнь 1926 г. было проведено порядка двухсот собраний, заслушано порядка 250 докладов, организовано три вечера памяти протопопа Аввакума.

В 1917 г. на Освященном Соборе на Рогожском обсуждался доклад епископа Амфилохия на тему прославления старообрядческих мучеников: епископа Павла Коломенского, протопопа Аввакума, диакона Федора, княгини Урусовой, боярыни Морозовой и других пострадавших от никониан за древлее благочестие. Собор постановил мучеников прославить, описать их жития и составить каждому церковную службу. 1 марта 1924 г. братство имени протопопа Аввакума, подготовив канон священномученику, обратилось к епископу Геронтию обсудить на следующем Соборе предложенную службу. Но на Соборе 1925 г. данный вопрос не выносился на повестку дня.

Одним из важнейших направлений братства было создание и работа богословских курсов. В ноябре 1924 г. братство протопопа Аввакума выступило с ходатайством перед Освященным Собором о вынесении определения об обязательном обучении всех верующих церковнославянскому языку и древнему пению. Преподавание осуществлять посредством чтения и собеседований по религиозным вопросам и строгой наказуемости небрежного и неблагоговейного отношения к церковным богослужениям и таинствам. Лучшим решением, по мнению братства протопопа Аввакума, было организация братств, которые занимались бы духовно-просветительской работой в приходах. В 1925 г. Собор одобрил создание братств. Первые курсы были зарегистрированы в Ленинграде под руководством П.М. Харитонова 28 сентября 1925 г. В состав учредителей вошли: Харитонов, Чернов, Кирпичев, Лакомкин, Анкутдинов, Чернов, Марков, Пинаев, Литвинова, Космачев. В совет курсов вошли священники Василий Космачев и Самуил Фомичев, протодиакон Харлампий Марков, начетчики Селезнев, Чунин и др.

На первые курсы 12 декабря 1925 г. прибыло порядка 35 человек. Слушатели курсов участвовали в  лекциях, чтениях и докладах. Курсы содержались за счет отчислений от приходов всех российских епархий. На курсах изучались Священное Писание, патристика, история церкви, пастырское богословие, христианская апологетика, церковный устав, одиночное и хоровое пение, проповедничество. В апреле (июне) 1927 г. по независящим от Громовской общины причинам курсы были закрыты.

Далее выступили Максим Сергеевич Бывшев и Юрий Сергеевич Белянкин с докладом «Москвичи братья Леоненко — собиратели и продолжатели древнерусской книжной традиции», Максим Александрович Максимов с докладом «Сибирские рукописи на бересте в собрании М.А. Максимова». Завершила научную программу второго дня доктор филологических наук ведущий научный сотрудник Пушкинского дома Н.В. Савельева с докладом «Вопрос о единогласии в пении и московское издание Октоиха 1649 г.».