Главная » Митрополит » Выступления » Речь на Всемирном Конгрессе соотечественников

Речь на Всемирном Конгрессе соотечественников

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

История нашей страны сложилась так, что мы периодически, то достигаем государственного могущества и вершин мировой культуры, то в момент смут и помутнений общественного сознания оказываемся на краю пропасти. И каждый раз теряем значительную часть своего народа.

Современный мир — это мир с открытыми границами и перемешивающимися культурами. Мировое сообщество постепенно преобразуется в глобальную систему с одновременным размыванием национальных границ, дроблением крупных этнических объединений, разрушением традиционного религиозного сознания. Для русского народа, стремящегося сохранить свой особый исторический путь, помимо заботы о самосохранении в своих исторических границах необходима и забота о той части наших соотечественников, которая оказалась по другую сторону этих границ, и которая может выступить в последующем немаловажным фактором национального возрождения. Речь идет о русской диаспоре. О той части русских людей, которые в силу давних и не давних политических потрясений живут  теперь за пределами Российской Федерации.

Зарубежное пребывание для русских не является чем-то новым. Уже более трех веков успешно живут, храня веру отцов, в зарубежных поселениях русские старообрядцы, которые имеют крепкие, устойчивые и тесно связанные между собой общины в Европе, Северной и Южной Америке и в далекой  Австралии.

Нам полезно было бы изучить этот уникальный опыт длительного проживания наших соотечественников за пределами России.

Так кто же такие старообрядцы? Многие из присутствующих в этом зале знают из истории о Церковной реформе 17 века, которая посеяла смуту в русском государстве, начиная от царя и кончая простым крестьянином или казаком. Последствия той реформы сказываются до сих пор. Существует даже мнение, что многие беды, которые испытывал и продолжает испытывать русский народ, являются, в конечном счете, следствием этой реформы, по выражению А. И. Солженицына «великого церковного преступления с которого началась гибель России».

На протяжении более чем трех веков в нашем «образованном» обществе господствовала уверенность, что почти весь народ поддержал реформу и только малая полуграмотная и невежественная его часть, руководимая кучкой фанатиков, упрямо воспротивилась ей.

Но вот свидетельство современного историка, профессора Сорбоны:

«В оппозиции новой политике правительства оказались вовсе не противники просвещения, а просто наиболее целостные люди Московской Руси, почти все ее «книжные люди», интеллигенция, интеллектуальная и духовная элита того времени». (С.А. Зеньковский «Русское старообрядчество». М 2006 г. стр. 633)

Поэтому нет ничего удивительного в том, что старообрядчество сохранило осужденную на истребление «старую» книгу и усвоило все те богословские, исторические, канонические знания, которые в этой книге содержались. И эта книга, попав в частные дома и убогие хижины, способствовала чуть ли не поголовной грамотности старообрядцев. Кстати сказать, до революции старообрядчество насчитывало, по разным подсчетам, от 12 до 15 миллионов.

 О высокой книжной грамотности говорит такой факт. При широком анкетировании в 1908 г. старообрядческих хозяйств в России выяснилось, что, если основная масса крестьян тратила в то время на книги в среднем
1-1,5 коп. в год, то в  старообрядческих семьях эта цифра составила 61 копейку, то есть в 40-50 раз больше. Когда стал ощущаться недостаток в книгах, старообрядцы создали свои школы переписчиков, писавших особым стилем, известным под названием поморского и гуслицкого письма. Позже укрепившись в других странах завели там свои типографии и печатали книги по старым образцам. Грамотность старообрядцев способствовала и экономическому достатку: лучшие плательщики господского оброка, откупившиеся на волю, были, в большинстве случаев, старообрядцы.

Все это способствовало тому, что у старообрядцев выработался особый упругий характер, как в бытовой так и церковной и в общественной жизни. И в настоящее время, проживая в десятках стран мира, они показали себя как трудолюбивые, законопослушные, верные своему слову люди. Например, в Австралии при заключении подряда на строительство, при прочих равных условиях, предпочтение отдается русским – старообрядцам. А в Прибалтике, где русское население находится в стесненных условиях, тем не менее старообрядцы чувствуют себя вольно.

Эта же целостность и стойкость в отеческих преданиях сказывается и в характере старообрядцев. Они свой домашний религиозный и общественный быт умеют сочетать с современной цивилизацией не в ущерб вере.

Это свидетельствует об их духовной устойчивости. 

История старообрядчества есть собственно история русских традиций и обычаев, русской религиозной мысли, идущей из глубины веков.

Современные историки, занимающиеся проблемами старообрядчества, отмечают, что характерными условиями длительного существования старообрядческих обществ являются:

1.      религиозно-нравственный просвещенный консерватизм;

2.      религиозно-мистическое чувство своего призвания в мире;

3.      стойкая историческая память;

4.      грамотность, система домашнего и общинного образования; особое благоговейное отношение к книге, иконе, пению, храмовому строительству;

5.      деловая активность и нравственная честность, и, как следствие, высокая конкурентоспособность;

6.      принцип соборности при сохранении иерархичности и равноправия в общине: священник – церковный совет – члены общин.

Конечно, в современный исторический период, связанный с общеевропейской и всемирной глобализацией, обострением культурных, идеологических, социальных противоречий,  при  возрастающем влиянии СМИ в массовом сознании с их возможностью  быстро формировать общественное мнение, замкнутым традиционным сообществам приходится крепко хранить свои стереотипы поведения, искать новые пути исторического выживания. Одной из таких форм бытия рассеянного разделенного народа и является старообрядческая диаспора, которая позволяет сформировать полноценное (языковое, культурное, социальное, религиозное) существование отделенной  части народа, стремящейся сохранить свою самобытность и устойчивые связи с Отечеством.

Известно, что условием существования устойчивой русской диаспоры является сохранение на бытовом уровне чистоты русского языка, закрепленной традициями русской культуры, поддержание церковных приходов – как духовных и культурных центров диаспоры.

Диаспора – это активная (в социальном смысле) форма существования в  инородной среде, когда множество общин, групп выступают по некоторым важным вопросам с единым мнением, единой социальной силой. Поэтому некоторые недавно возникшие государства не заинтересованы в развитии на их территории мощных, значительных русско-православных  диаспор, соглашаясь на существование и даже поддерживая разделенные, вечно враждующие между собой и потому зависимые  от поддержки со стороны власти этногруппы,  презрительно называемые «нацменьшинствами». Одно дело сплоченная «часть разделенного народа», способная единым голосом вызывать поддержку у своего Отечества или выступить на его защиту, другое дело «нацменьшинство», всегда разрозненное, политически слабое и  зависимое.

С другой стороны в диаспоральной форме существования возможны и опасные процессы дерусификации, как культурные языковые, так и духовные. Не только в самой России, но особенно в ближнем зарубежье расплодилось множество различных, неведомо кем финансируемых сект. И они активно привлекают в свои сети наших русских, оставшихся в одиночестве и без опеки соотечественников.

Эмигрантам и беженцам первой и второй волн эмиграции начала и середины 20-го века так и не удалось сформировать устойчивой диаспоры и уже второе поколение их потомков в массе своей ассимилировалось в чужеродном окружении.

Примером этно-религиозной диаспоры иного типа могут рассматриваться русские старообрядцы. Здесь переход в другой этнос (и ассимиляция) затруднен не только языковым барьером, но и религиозным –твердым стоянием в своей вере.

На начальном этапе это были, территориальные, конфессионально-изолированные общины. Они характеризовались способностью к выборочному принятию элементов чужой культуры, к самозащите путём уединения, ухода. Для таких общин не было отечества земного, было только отечество Небесное. Сохраняя свою душу, они верили, что и Бог сохранит их в вечности!

На современном же этапе в старообрядчестве происходит переход к общинам открытого типа, с необходимостью сосуществования с инокультурами (в условиях городов) с одновременным созданием более тесных межобщинных связей, со стремлением принадлежать к единой старообрядческой Церкви. Изменяется и отношение к России: теперь уже не как к “царству зла” и мачехи-гонительницы, а как к родной матери, наследнице Святой Руси. Не изоляция и уход (уже некуда бежать!), а развитие способности успешного противостояния вызовам обезбоженной современности, через укрепление в вере, путем углубленного понимания Слова Божьего.

Политологи, занимающиеся проблемами глобалистики, говорят, что в современном мире самым эффективным субъектом международного права выступает не просто национальное государство, а национальное государство плюс сильная зарубежная (в идеале – всемирная) национальная диаспора, объединенные общим духовным стремлением.

Недавно мне довелось побывать в старообрядческих общинах на Украине и в Молдавии, которые являют собой показательный пример сохранения православно-русской культуры в условиях противодействия со стороны агрессивного западного влияния.

С целью поддержания русского языка и русской культуры в бывших республиках СССР делегация нашей митрополии совместно с фондом «Русское зарубежье», организованного Александром Исаевичем Солженицыным, в качестве благотворительной акции передали большую партию книг на русском языке в дар Черновицкому  Университету и Кишиневской городской библиотеке. Это мероприятие – одно из составляющих программы поддержки интереса к русской книге, которая будет осуществляться и в дальнейшем.

Сохранить русский язык на всей исторически сложившейся территории его бытования – безусловно, важная задача. Но не менее важно сохранить, не разрушить ту хрупкую межличностную связь (братское чувство), порожденную нашими предками, тот характер отношений к своему народу и к миру в целом, которые называются русской православной культурой, русским православным духом.

Наши братья старообрядцы, живущие за рубежом, ежедневно встречаясь с иноязычными, претерпевая иногда притеснения и унижения, приходят в  свои храмы, и, слушая за литургией сохраненное ими древнее пение, участвуя в нем, отходят душой, восстанавливают силы, наполняются духом любви и веры, надежды и просветления. Именно поэтому мы так обеспокоены состоянием наших храмов и приходов, их связью с нашей общей Отчизной, ибо они – тот духовный родник, то место нашего общего дела, место собрания в духе, которое сохраняет русского православного человека на земле.

Человек не только живой организм, но и живой дух. И как живой дух он должен быть свободным и ответственным. Только тогда он будет обладать достаточной силой для порыва к творчеству, а значит способным к саморазвитию. И тогда человек становится личностью, ответственной перед самим собой, своим народом и перед Богом.

Нет необходимости в  принудительно поголовной религиозности, но сегодня как никогда велика ценность искренне верующего человека, цельной личности с живым и трепетным духом. Русский человек обязательно православен, по мысли Ф. М. Достоевского, ибо верит не только в силу разума, но и в живую силу Русского Духа, предопределенного ему Богом.  Старообрядцам присуще чувство солидарности со своим народом, готовность к поддержке в критический момент, стремление к самоуправлению и инициативе. Во всей своей истории они собственным примером, стремлением к высшим идеалам, создавали одухотворяющий образ России в русскоязычной и инокультурной среде.

У старообрядцев есть своя Национальная Идея. Та идея, за которую наши предки шли на костёр и на дыбу. Она заключается в благословенном сочетании православности и русскости. Именно эта идея выработала тот национальный характер, о котором теперь много и положительно говорят. Мы желаем, чтобы эта идея стала основополагающей и для других общественных движений.

Старообрядцы не замыкаются только на себе, а сохраняют свою веру и культуру для всех, кто ищет пути спасения и духовного просвещения. Мы готовы нести в современный мир чувство национального единства, как это было в критические моменты нашей истории. Мы готовы сообща служить нашей Родине, создавая всей своей жизнью немеркнущий образ Православной России в русскоязычной и инокультурной среде всего мира.