Проповедь в неделю семнадцатую по Пятидесятнице

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

  • Праздник святых Жен-Мироносиц на Рогожском. 2017 г.
  • Приглашение на торжества, посвещенные Неделе свв. Жен-Мироносиц
  • Интервью митрополита Корнилия для телеканала Царьград

Дорогие братие и сестры!

Великое для нас благо молитва, исходящая из чистого сердца, соединенная с благодарностью к Творцу и Промыслителю, Который подает нам всегда полезное для нашего спасения, зная все наши нужды и печали. Нынешнее воскресное Евангелие повествует нам об исцелении Господом нашим Исусом Христом дочери хананеянки и учит нас тому, что молитва, соединенная с крепкой верой и глубоким смирением, может испросить у Бога великие и богатые милости.

Но не всегда наша молитва бывает услышана Господом, так как порой мы просим у Бога только житейских благ. Из истории святоотеческой Церкви мы знаем, что и святые не всегда были услышаны Богом, когда они просили им неполезное. Святой апостол Павел, столь много потрудившийся во благовестии Христовом, не получил просимого им от Господа, когда это было неполезно ему. Апостол Павел пишет: Три краты Господа молих, и рече ми: довлеет тебе благодать Моя (2 Кор. 12, 8). Не слышит нашей молитвы Господь, когда мы молимся, а сами продолжаем творить греховные дела. Господь сказал пророку Иеремии, когда он молился об отступниках и нечестивых: Не молися о людях сих, разве не видишь, что они творят: не оставили они своего нечестия, а ты о них молишься; не услышу я тебя (Иер. 7, 16).

Не слышит Господь нашей молитвы, когда мы молимся, чтобы Господь наказал наших обидчиков. Должно нам молиться, чтобы Господь не покарал их за дела против нас, как и Сам Христос молился за распинателей: Отче, прости им, не ведают бо, что творят (Лк. 23, 34).

Мы, христиане, должны никогда не оставлять молитвы и прославлять Бога по заповеди апостола: Аще ясте, аще пиете, аще ино что творите, вся во славу Божию творите (1 Кор. 10, 31), и добавляет апостол: Непрестанно молитесь. Некоторые, избегая молитвенных трудов и церковных бдений, просят священника или близких помолиться за них, а сами в это время занимаются своими житейскими делами, но Господь ждет от нас самих усердной сердечной молитвы, как об этом поучает нас в сегодняшнем евангельском повествовании.

В одно время, говорит Евангелист Матфей, вошел Господь в землю иноверного и иноплеменного народа, в страну Тирскую и Сидонскую. И вот к Нему приступила некая язычница хананеянка, которую постигло великое горе — дочь ее была одержима злым духом. Эта женщина услышала, что в Иудее явился дивный Чудотворец, Который исцеляет больных и даже воскрешает мертвых. Она немедленно поспешила к Тому, на Кого возложила всю свою надежду вымолить и выплакать исцеление своей несчастной дочери. С горячей верой она издали возгласила к Господу: «Помилуй меня, Господи, Сыне Давыдов, дочь моя жестоко беснуется».

Сами евреи в то время верили в единого Бога и не общались с язычниками. И вот эта язычница, узнавшая от иудеев о грядущем Мессии, но не знавшая пророчеств и псалмов Давыда, своим возгласом исповедала, что перед ней Спаситель — Сын Давыдов, то есть назвала Его Сыном Божиим, по плоти рожденным от корени Давыдова — от спасительной царской ветви. Своим чутким сердцем она уловила, что этот человек сжалился над ее горем. Ее слова «Сыне Давыдов» были исповедованием веры во Христа как Сына Божия, ее Спасителя.

Господь же ничего не ответил на эту просьбу и молча продолжал свой путь, тем самым как бы испытывая крепость ее веры, дабы она явила ее и для неверующих в Него иудеев, и для привлечения через эту веру язычников. Безмолвие Спасителя не оттолкнуло ее, она, напротив, еще настойчивее стала просить Господа о милости. Следуя в отдалении за Спасителем, она непрестанно продолжала взывать: «Помилуй мя, Господи, сыне Давыдов». Настойчивая просьба хананеянки заставила учеников обратиться к Спасителю. Ходатайствуя за нее, они сказали Христу: «Отпусти ее, потому что она кричит вслед нас». «Отпусти ее» не значит «прогони». Это значило — неужели Ты не пожалеешь ее? Горе язычников так же страшно и мучительно, как и любое человеческое горе. На это ходатайство последовал ответ Спасителя не в пользу несчастной матери: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева». Господь не презрел отпавших от отеческого благочестия и добродетели израильтян, но ради веры их отцов, живших благочестиво, желал их спасения.

Хананеянка, услышав этот ответ Спасителя, не пала духом, она просто верила, что Он ее пожалеет. Она не спорила, нет, она, поддержанная заступничеством апостолов, поспешила вперед и пала к ногам Спасителя, преградив Ему путь, и еще с большей силой стала взывать к Нему: «Господи, помоги мне».

И Христос испытывает еще раз ее веру, которую Он, конечно, знал, но ученикам, вероятно, надо было показать глубину веры, на которую была способна эта женщина. Он ей говорит: «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Эти слова такие строгие, суровые, беспощадные и резкие, как сильно они должны были бы ранить сердце матери! Кажется, услышав решительный отказ Господа помочь ей, она отойдет от Него с обидой. Но, видимо, она узрела лик Божественной Любви — внимательный, вдумчивый, сострадательный Его взор. Се очи Господни на боящихся Его, и уповающих на милость Его (Пс. 32). И она со смирением и как бы с улыбкой сказала Спасителю: «Да, Господи, но и псы едят от крупиц, падающих со стола их хозяев».

Большего смирения и большей веры невозможно было и требовать, и Спаситель вслух восхвалил ее веру: «О женщина, велика вера твоя, пусть будет по твоему желанию». И в тотже час дочь ее исцелилась. То есть Спаситель здесь, как и в других случаях (вспомним об исцелении отрока сотника), отозвался на веру Своей любовью, Своей властью исцелять и миловать.

Здесь мы видим, что нет предела и границ Божию состраданию, что Он не делит людей на своих и чужих. Для Него нет чужих — все свои. Но Господь ожидает и требует не легковерия, а истинной, глубокой веры, готовности пробиваться к Нему смирением и мольбой. Этому мы должны научиться от хананеянки. Так пламенная молитва, соединенная с безмерной надеждой, может нередко отвратить самые тяжкие болезни и скорби, ибо в счастии и несчастии нас не оставляет Господь по Своему благосердию и милости. Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Прит. 3, 34) — возвестил в Притчах Соломон. Хананеянка, услышав, что она язычница и приравнена к собаке, с презрением к себе смиренно сказала: «Так, Господи!», тем самым признав свое недостоинство Господней милости. «Научимся же у этого урока, — говорит святитель Григорий Палама, — как долженствует быть выдержанным в молитвах. С большим терпением, смирением и сокрушением мы обратимся к Богу, хотя бы были недостойны получить просимое в наших молитвах и отосланы ни с чем как загрязнившие себя грехами, однако не станем оставлять молитву, но, напротив, будем стойко держаться в смирении, прося из глубины души; и мы получим от Бога просимое нами, как получила хананеянка, желавшая получить крохи, падающие из милости со стола Господня. Смиренным Бог дает благодать (Притч. 3, 34); Смирися, — говорит Апостол, — и перед Господом обрящешь благодать (Иак. 3, 34). Но подобное смирение происходит от великой веры, ибо с верой во Христа всегда сочеталось и возрастало смирение, так и апостол Петр, когда поймал по слову Господа великое множество рыб, признал себя недостойным чуда (Лк. 5, 8).

Господь услышал молитву язычницы, оценил ее великую веру и сказал: «Да будет тебе по желанию твоему», и в тот же миг исцелилась дочь ее. Сама же эта женщина в этот миг прошла сквозь стену отчуждения от милости Господа. Особенно непреступной эта стена была в ветхозаветные времена, когда детьми Божиими были лишь потомки по плоти Авраама. Христос же призвал все народы в Царствие Небесное, но сегодня часто пришедший к церковной ограде видит пред собой непроходимую стену непонимания, чрезмерной высоты требований или прямой враждебности. Мы должны, как Христос, помочь преодолеть эту невидимую церковную ограду всем тем, кто хочет быть детьми Божиими, чтобы ищущим Господа не остаться вне ее никому ненужными и всеми презираемыми и не погубить свою душу, а войти в Церковь, которая есть путь в Царство Божие, потому что святые крохи там — дороже тленных сокровищ здесь.

Задумаемся, проверим себя — смогли бы мы выстоять в смирении и вере до конца как эта женщина? И если нет, то, может быть, нас еще не слышит Господь, хотя мы и находимся в церковной ограде. Мы говорим Богу: «Услыши, Господи!», — но сами порой не слышим ближнего и его просьбы к нам, не проявляем к нему милости.

А что есть молитва без милости? Это глас без силы. Милость сама собой молится за нас, и Бог смотрит не на частое повторение Его имени «Господи! Господи!», а на сердце незлобивое, сострадательное, милостивое. Бог есть милость и праведность, любит милость, творящего милость милует и отнимает праведно милость от того, кто сам не хочет миловать.

Итак, братие и сестры, будем смиренными и милостивыми, тогда наша молитва исполнится, и Господь нам подаст по Своему премудрому и всеблагому промыслу исцеление души и тела и утвердит нас на пути в Небесное Царство!