Проповедь в Неделю о блудном сыне

Поиск

Предстоящие события

Видеозаписи

Дорогие братья и сестры!

Приближаются дни Великого поста — Четыредесятницы, в которые каждый христианин должен стремиться принести покаяние Богу.

Все мы грешники, и наш путь ко спасению лежит через покаяние, которое возвратит нас в отчий дом — Царство Небесное. Признавая себя грешниками, мы не должны винить в своих грехопадениях других и оправдывать себя тем, что «и все так делают». Грешник не становится менее виновным перед Богом от того, что его грех — общий для многих. Общие грехи, может быть, всего сильнее возбуждают гнев Божий, как это было при Ное, когда Господь истребил всех, делающих беззаконие.

Мы должны сокрушаться о своих грехах, проливать горькие слезы покаяния. Авва Пимен учил: «Кто хочет очиститься от грехов, пусть очищает их слезами. Кто здесь не плачет о себе, тот вечно будет плакать там. Итак, необходимо плакать или здесь — добровольно, или там — от мучений».

Ныне в первый раз в этом году мы услышали на утрене печальную песнь пленных израильтян «На реце Вавилонстей», в которой они воспоминают о своем потерянном отечестве и плачут о нем. И мы на земле, пока живы, лишены своего родного отечества — Царства Небесного, находимся в тяжком греховном плену и не можем иначе освободиться от плена и возвратиться в отечество, как оплакивая самыми горькими и искренними слезами свои грехи. Будем помнить, что Земля для нас ныне есть страна чужая, место временного пребывания, мы здесь в греховном плену терпим работу вражию. Для нас, пленников, неизбежны страдания. Но есть другой мир, где праведники будут жить вечно, где не будет ни бедствий, ни скорбей, ни воздыханий. И если мы будем освещать нашу жизнь светлой мыслию о Небесном Иерусалиме, то она сделается для нас менее тяжкой и горестной.

Господь в притчах говорит нам о сокровенных тайнах духовной жизни и путях обретения Царствия Небесного. Сегодня мы слышали Притчу о блудном сыне. Этой притче в святом Евангелии предшествуют притчи — о заблудшей овце и о потерянной драхме (Лк. 15). Фарисеи и книжники осуждали Господа за то, что Он принимает грешников и ест с ними (Лк. 15, 2). В ответ Господь рассказал им эти притчи, в которых изображается, сколь велика бывает радость на небесах, когда грешник, казавшийся уже погибшим, потерянным для Царствия Божия, кается. В этих притчах Господь говорит о естественном свойстве человеческого сердца — способности радоваться потерянной и вновь найденной вещи больше, чем тому, что не было потерянно, даже если последнее и было намного дороже.

Напомним кратко содержание сегодняшней Притчи о блудном сыне.

Отец имел двух сыновей. Младший из них потребовал от отца часть имения, причитающуюся ему по наследству. Удалившись в чужую страну, младший сын расточил имение, живя вольно и распутно. Обнищав, он нанялся к одному из местных жителей пасти свиней и желал насытится их пищей. Тогда он опомнился и стал размышлять: сколько наемников у отца моего живут в довольстве, а я гибну от голода. Пойду к отцу, покаюсь и скажу: согрешил я на небо и пред тобою и уже недостоин называться твоим сыном; возьми меня хотя бы одним из наемников. Младший сын отправился в дом отца своего. Отец, увидев сына еще издали, так как всегда ждал его, сжалился над ним, вышел навстречу, обнял, и, не дав ему договорить покаянных слов, сказал рабам своим: оденьте его в лучшую одежду, дайте ему перстень и сапоги, заколите тельца и сделаем радостное пиршество. Во время пира возвратился с поля старший сын и, услышав веселые голоса в доме и узнав причину пира, не хотел войти. Отец вышел и стал уговаривать старшего сына войти в дом, но тот укорил отца за то, что он, много лет работавший на отца, никогда не удостаивался такого пира, как младший, расточивший имение с развратными людьми. На это отец сказал: Сын мой! ты всегда со мною, и все мое — твое. Надобно порадоваться тому, что твой брат был мертв и ожил; погибал и нашелся.

Сегодняшнее Евангелие говорит нам не только о грехах и покаянии, но и о милости прощения, которое дается нам Богом. Человек некий, — говорит Господь, — име два сына, здесь, по толкованию святых отцев, под неким человеком, Господь подразумевает Самого себя. И тут нет ничего удивительного, так как Он ради нас сотворил видимый и невидимый мир, вложил в нас нравственную основу — совесть, чтобы через нее наставлять нас к добру. Господь как любящий нас Отец отдал Своего Сына на смерть ради нашего спасения. Его любовь к нам больше, чем у отцов к чадам по плоти и крови, поскольку ради нас Он принес жертву, чтобы возродить нас к вечной жизни, через Божественное крещение и благодать Святаго Духа.

Итак, говорит Евангелие, у некоторого человека было два сына. Два сына — это два типа людей, имеющих различный нрав и склонности ко греху или праведности. Под младшим сыном в притче изображен неразумный человек, живущий не по Божьей воле, а по своей. Приступив же юнейший и рече отцу, даждь ми достойную часть имения. Младшим, или юнейшим, сын именуется, потому что он юнейший умом, то есть проявляет легкомысленность и незрелость, выдвигая отцу свое безрассудное требование. Не со смирением сын попросил у отца наследство, а просто сказал и этим как бы потребовал, выставляя отца своим должником. Но о какой справедливости говорит сын, как может отец быть должником сына? Напротив, дети являются должниками родителей как принявшие от них жизнь. В этой просьбе младшего сына проявляется неуважение к отцу.

 Господь дает великий дар свободы Своим чадам — свободу выбора идти пространным путем или узким. Он как Творец не нуждается в наших дарах, так как ни в чем не испытывает недостатка, поэтому милосердно разделяет Свое имущество, чтобы каждый употреблял данное ему по своей воле.

Не по мнозех днех, собрав всё, меньший сын, отъиде на страну далече, идеже расточи имение свое, живыи блудно. Наше имение, прежде всего, это наша душа, наш ум и тело. Пока мы держимся Бога, наш ум сосредотачивается в Боге, но когда мы уходим от Него, то есть открываем двери страстям, услаждениям, похоти, то наша душа и ум становятся менее рассудительными, перестают видеть духовный мир, делаются глухими и слепыми к Господу, к голосу своей совести, перестают различать добро и зло. Кто не собирает со Мной, тот расточает (Лк. 11, 23), — говорит Господь. И действительно, наш ум без Господа, как бы сбросив узду, стремится к безрассудству, уподобляясь уму бессмысленных скотов, то есть расточает то, что является нашим истинным богатством — духовную и телесную силу, данную нам Богом. Легкомысленный человек нищает, приходит в убогое состояние, но все же в его памяти сохраняются воспоминания о той блаженной жизни, которая была в отцовском доме, так как «душа по природе христианка», то есть, как бы далеко мы ни ушли от Бога, наша душа сохраняет некое представление о блаженстве жизни с Богом, а в удалении от Него чувствует свою обездоленность, одиночество, отверженность и весьма страдает от этого.

Уйдя из дома отца и изживши все, говорится в притче, юнейший сын стал голодать, начат лишатися, и шед прилепися единому от житель тоя страны: и посла его на села своя пасти свиния. Когда человек удаляется от Бога в мир страстей, где Бога нет, он прилепляется к диаволу. Наши страсти подобны грязи или животным, которые любят грязь. Одно из таких животных свинья: она любит грязь, нечистоту, глаза ее всегда обращены вниз к корыту с кормом. Свинство может стать свойством души, когда человек имеет мерзкие нечистые помыслы, когда груб, самолюбив, невоздержан, чревоугодлив, когда он утучняет тело, тем умножая свои страсти. И более того, свинья, пресытившись, оставляет корыто, человек же в страстях не насыщается, так как невозможно насытиться грехом. Такая душа обречена на погибель. Се удаляющии ся от Тебе погибнут (Пс. 72). Тот, кто удаляется от Бога, принужден служить дьяволу, это доведение себя до самого унизительного состояния и есть расплата за грех.

Когда блудный сын увидел, в какое бедственное положение он попал, то горько оплакал себя, и это явилось началом его спасения. Сказано: Пришед в себя, то есть образумился, понял, что удалился от истинного пути, почувствовал свое бедственное состояние. Тогда он решительно сказал: Встану и пойду к Отцу моему и скажу: согрешил на небо и пред Тобою — это слова самоосуждения, смирения и покаяния. Сын говорит встану, то есть до этого он как бы лежал в грязи своего греха. Он верил в прощение и в милосердие, в ласку и приветливость своего Отца, верил, что Отец не отвернется и простит его.

В глубоком сознании своего недостоинства, что свидетельствует об искренности покаяния, сын хочет сказать отцу: «Теперь я недостоин называться сыном Твоим, прими меня как раба, то есть как нижайшего из Твоих слуг». Как только сын так решил, то пошел домой. Еще далеко он был от дома, но отец, который, вероятно, в надежде много раз выходил ему навстречу, всматриваясь в даль, уже увидел сына и по своему милосердию устремился навстречу ему, обнял, расцеловал и ввел его в дом. Ни упрека, ни одного гневного слова, ни даже напоминания о безрассудном поступке сына не слышим мы из уст отца, все покрыто благодатной любовью: Идеже умножися грех, там преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20), — говорит апостол.

О как беспредельна любовь Божия к кающемуся грешнику, безгранично милосердие к возвратившемуся из страны далече, где были страдания, одиночество, отверженность. Отец в великой радости устроил по случаю возвращения сына великий пир. Он повелел рабам принести сыну вместо лохмотьев его прежнюю одежду, перстень и сапоги. Отец возвращает те блага, которые сын утратил, покинув дом. Почему это сделал отец? Почему Он не стал сначала требовать доказательств, что сын покаялся? Потому, что понимал, что сын, преодолев стыд и страх, осознал себя виновным в своих грехах и уже никогда не уйдет из дома, где его простили и помиловали.

В это время вернулся домой старший сын, никогда не оставлявший дом своего отца. Когда он узнал, что в доме пир по случаю возвращения брата, то разгневался и не хотел войти в дом, тогда отец вышел из дома и умолял старшего сына войти. Негодование старшего сына вызвано состоянием его мнимой праведности, его завистью и гордостью. Не сыновний, а наемнический дух обнаруживает старший брат, осуждая прощенного и оправданного брата, выставляя как заслугу исполнение своих обязанностей и ожидая за это воздаяний. Таковы были фарисеи, которые осуждали Христа, негодуя на то, что Он приемлет грешников.

Так ли мы, братие и сестры, встречаем друг друга, когда видим, что возвращается наш близкий из далекой страны, куда порой его уносит грех. Часто ли мы устремляемся навстречу раскаявшемуся, чтобы, не ожидая от вернувшегося слов сожаления о грехах, самим утешить, приласкать, простить?

Не чаще ли мы ведем себя как старший сын, увидевший в блудном только согрешившего сына своего отца, которого братом он уже не может назвать, и в результате этого лишаем себя общей трапезы, которая символизирует Святое Причастие.

Подумаем над тем, как мы умеем прощать, потому что скоро наступит Прощеное воскресение. И если мы не умеем этого делать, то это может обратиться нам в суд и укорение, потому что тех, кого порой мы осуждаем, может быть, уже простил и принял Господь за их покаяние, страдания и слезы.

Дорогие братья и сестры!

В канун Великого поста мы слышим назидательную Притчу о блудном сыне. Мы видим из нее, что покаяние для нас всегда возможно, как бы глубоко мы ни пали, как бы ни удалились в своем грехе от Бога. Мы видим, с какой бесконечной любовью Отец Небесный готов всегда принять нас в Свои отеческие объятия. Поспешим же воспользоваться Его милосердием в наступающие дни поста, смирением и покаянием исправим нашу греховную жизнь, чтобы была радость в доме Отца нашего о сыне, некогда мертвом и ожившем, погибшем и обретшемся!