Проповедь в неделю четырнадцатую по Пятидесятнице

Поиск

Предстоящие события

Дорогие братие и сестры!

Мы все призваны в Царствие Небесное. Царствие Небесное, по слову Спасителя, подобно брачному пиру. В Евангелии говорится: Уподобися Царствие Небесное человеку царю, иже сотвори браки, то есть брачный пир сыну своему. Царь послал своих рабов созвать гостей на этот пир, однако все званные отказались. Царь вновь послал других рабов, однако званные вновь отказались под различными предлогами. Услышав это, царь весьма прогневался и приказал своим воинам наказать не пришедших на пир, а затем выйти на все пути и дороги и звать на брак всех, кого найдут. Рабы собрали всех, кого нашли — и худых, и добрых. Таким образом дом наполнился гостями. По обычаю того времени все приходящие на брачный пир должны были быть одеты в красивую брачную одежду. Увидев человека, пришедшего не в брачной одежде, хозяин пира сказал ему: «Друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде?» Он же смолчал, ничего не ответив. Тогда Царь сказал слугам: «Свяжите ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму кромешную, где будут плач и скрежет зубов; ибо много званных, но мало избранных» (Мф. 22, 2).

Сказание в сегодняшнем Евангелии называется притчей, то есть образным иносказанием. Царь, сделавший пир для своего сына, — это Бог Отец, Творец неба и земли и Царь всего Им созданного. Царский сын — это Единородный Его Сын Исус Христос, а невеста — Церковь, объединяющая души верующих. Апостол Павел говорит: Я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою (2 Кор. 11, 2). Под брачным пиром разумеется Царствие Небесное, в котором верующие соединятся навсегда с Господом Исусом.

На этот брак, или в Царство Небесное, прежде всего, приглашены были через пророков и апостолов иудеи, но они отказались от приглашения, мало того, даже оскорбили и убили посланников Божиих. За это Бог наказал иудейский народ истреблением и разрушением их городов и храмов. Вместо званных иудеев Бог через пророков и апостолов призвал на брак, или в Церковь Христову, языческие народы, в том числе и славянские.

Но и христиане, при крещении получающие брачную одежду, то есть чистоту души, далеко не все войдут в Царство Небесное, а лишь те из них, которые в своей жизни сохранили истинную веру, в чистоте сохранили светлые брачные одежды души и в покаянии и целомудрии стремились к святости и истине. Вот такое толкование может быть у притчи «О браках». Но может быть и другое, подобное, толкование.

Избавитель наш Исус Христос взывает к нам: Приимите и ядите; се есть Тело Мое, и далее: Пийте от Нея вси, се есть Кровь Моя Нового Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов (Мф. 26, 26).

Какое может быть большее человеколюбие, чем питать Своим Телом и Кровию своих овец, как пастырь Христос. Хорошо об этом говорит Святой Иоанн Златоуст: «Многие матери после рождения другим кормилицам детей своих отдали, чего Он сделать не восхотел, но собственным Телом нас питает и Себе присоединяет, и с Собою соединяет».

Вот брак Царского Сына — соединение христианских душ со Христом в таинстве Причащения! Вот божественный, святейший, небесный пир — вкушение Его плоти и крови!

Но многие ли ныне спешат на этот божественный пир? Не уклоняемся ли мы по нерадению и лености от присутствия на этой небесной вечери по разным житейским расчетам и маловерию? Многие ослепленные неверием и греховностью мира отметают и презирают путь спасения. Чрезмерная любовь к вещам временным, умножение похоти и беззакония препятствуют людям любить бесценное богатство небесное: И возлюбиша человецы тьму паче, нежели свет и не яша веры словеси Его (Пс. 105).

Бог же всем хощет спастися и в разум истинныи приити (1 Тим. 2, 4). Всех нас Христос призывает в Царство Небесное. Одних Он склоняет к нему Своими дарами и благами; другим через нужду и испытания дает увидеть нашу зависимость от Себя. Иным людям попускает впасть в грех, чтобы убедить их в личной слабости, дабы сделать их смиренными и снисходительными к другим согрешающим.

Слова много званных означают, что Господь через Евангелие призывает в Царство Небесное поистине весь мир. Священное писание ныне переведено на все языки мира, так что любой может познакомиться с теми словами, которыми Господь призывает в Царствие Небесное, но далеко не каждый откликается на этот призыв, даже не каждый верующий. Сегодня мы только из книг по истории Церкви можем судить о полноте духовной жизни первых христиан. Если святые апостолы и их ученики причащались ежедневно, то уже по прошествии нескольких десятков лет христиане стали причащаться раз в неделю. А потом еще реже. Во времена святаго Иоанна Златоуста, то есть в IV-V веках, появились христиане, которые причащались раз в году. А теперь есть такие, которые годами не причащаются, то есть собственно становятся как бы отпавшими от Христа.

Господь нам заповедует: Если не ядите Плоти Сына человеческого, не пиете Крови Его, живота не имате в себе. Ядыи Мою Плоть и пияи Мою Кровь, имать живот вечныи и Аз воскрешу его в последний день (Ин. зач. 23).

В Церкви есть канон: если христианин три воскресения без уважительных причин не был в храме, то он как бы сам себя отлучил от церковного общения (80 пр. VI Всел. Собора). Церковное общение есть средоточие всей христианской жизни, а Евхаристия — это краеугольный камень нашей веры, нашего стремления к Богу. И сегодня мы отлучаемся от постоянного Причастия только по нашей греховности. Конечно, стремясь к чаше с Причастием, нужно сознавать свое недостоинство. Нужно глубоко раскаяться, начать новую жизнь, то есть принести плоды покаяния. Если мы видим в себе какие-нибудь несовершенства, нужно поступить с собой порой очень жестко, отвергнуть соблазны, переломить себя, искоренить в себе грех. В последовании ко Святому Причащению говорится: В причастии Святынь Твоих како дерзну окаянный? Аще бо дерзну к Тебе приступити с достойными, одежда мя обличает, яко несть брачна, и осуждение исходатайствую многогрешной души моей. Нужно много потрудиться, чтобы прийти на сей Пир в брачной одежде.

Таинство Причащения не должно быть простой формальностью. Да, наша духовная жизнь должна быть всегда устремлена к Чаше Христовой, но для этого надо изо всех сил трудиться над своей душой, очищать её от греха, насколько это возможно для нас, чтобы приятие Святых Христовых Таин было нам во здравие, душевное и телесное, и во спасение души, а не в осуждение.

Апостол Павел утверждает, что тот, кто в Причастии ест Хлеб Господень и пьет Чашу Господню, будучи недостойным, не оставив грехов и не очистившись  покаянием, повинен будет Телу и Крови Господни. Да искушает же человек себя… Ядыи бо и пия недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая Тела Господня (Кор. зач. 149). По этой причине, говорит апостол, многие заболевают и даже умирают.

Вот мы пришли в храм Божий, где совершается страшная небесная бескровная Жертва. В брачной ли мы одежде здесь находимся, то есть в чистоте ли и бесстрастии душевном? Увы, часто у нас нет достойной одежды — благоговейных помыслов, стремления к покаянию, и во святую церковь мы входим в нечистом рубище страстей и пороков. Наш наружный вид благочестия должен быть соединен с внутренней чистотой души, так как Бог, с которым мы хотим соединиться, по Своему существу совершенно чист. Для Сердцеведца Бога оскорбительна наша одежда, оскверненная жестосердием, завистью, ненавистью, отсутствием любви и прощения ближних, лицемерием и фарисейством. Как чистейшему Богу можно соединиться с душой, исполненной греховных нечистот? Какое общение свету ко тьме? — вопрошает апостол (2 Кор. 6, 14).

Душа христианина — это Христова невеста, которая должна иметь качества, какие имеет Христос — Жених её. Он есть любовь, смирение, кротость, долготерпение, прощение. Все эти добродетели должны составлять одежду души христианина, одежду чистоты и святости, о которой говорит пророк Исаия: Да возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения и одеждею веселия обложи мя.

Святой Григорий Палама пишет: «Если же одеянием всякой души является сочетанное с нею тело, то не сохранивший его в чистоте или не очистивший здесь (в этой жизни) воздержанием, непорочностью и целомудрием, найдет его тогда непотребным и недостойным нетленного сего брачного чертога и заслуженно будет извержен оттуда». Далее он пишет: «Есть нечестивые, которые находятся в числе званных и пришедших, и крещеных, и, однако, не изменившие свою жизнь на лучшее и не снявшие с себя, путем покаяния, скверну, явившуюся следствием дурных услаждений и страстей». Но мы, братие, снимем с себя разорвавшийся  вследствие пьянства, пресыщения желудка и вследствие неумеренности плоти замаранный хитон и облечемся, как говорит Исаия, в ризу спасения и одежду веселия (Ис. 61, 10). Совлечемся ветхого человека, истлевшего в обольстительных похотях, и облечемся в нового человека, созданного по Богу в святости и праведности (Еф. 4, 22).    

Нам дана свобода выбора: быть либо с Богом на брачном пире Его Сына в светлой одежде добродетелей, в радости, в палатах Небесного Царя, либо за пределами жизни и радости, где тьма кромешная, где плач и скрежет зубов, где псы и чародеи, любодеи и убийцы, идолослужители и всякие любящие и делающие неправду (Откр. 22, 15). Третьего не дано.

Сделаем же, братие и сестры, единственно правильный выбор и, устремив очи сердца нашего к Богу, потрудимся в сей временной жизни облечься в брачные одежды, чтобы достойно прийти на пир вечной жизни и войти в радость Господа нашего Исуса Христа!